"Лунная дорога" Глава четырнадцатая "Хотите мою тайну? Но только, прошу, ни слова!"

"Лунная дорога" Глава четырнадцатая "Хотите мою тайну? Но только, прошу, ни слова!"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Юмор

Эдвин

Я проснулся от того, что рядом со мной чего-то не хватало. Точнее, кого-то. Спавший поблизости  Дик куда-то исчез. Да и Волка с Микаэлой нигде не было видно.
Я вскочил и рванул на поиски. Принц обнаружился за кустами на соседней полянке. Мальчишка с довольным видом поедал что-то из котелка.

- Извини, что я исчез. Просто очень есть захотелось… 

- Предупреждать надо! – рявкнул я.

   Он пожал плечами:

- Я тебя будить не хотел. Да и выполз сначала в «кустики», потом унюхал, что завтрак готов – и не смог мимо пройти.

- А где остальные?

- Не знаю. Когда я подошел к костру, тут никого не было. Может, тоже куда отскочили?

- Вдвоем??? Хотя  барышня нашу «нечисть» боится. И по кустам одна ходить не решается. Ладно, подождем.

Ждать долго не пришлось. На тропинке, ведущей к озеру, послышались голоса. И Микки с Джонатаном, жутко ругаясь, возникли на горизонте.

- Ну, и что тебе не нравится в моем плане? – горячилась девушка.

- То, что ты собой рискуешь!!! – орал Волк.

- Ага. Давай будем рисковать принцем! Включи голову – он же ребенок! А я – взрослая … женщина. Ну, почти взрослая!

  Микки слегка запнулась на слове «женщина». Оборотень вполне конкретно запнулся о корень, его услышав. И едва не выронил фляжки с водой.

Дик отвлекся от завтрака и тихонько присвистнул. И только меня оно ни разу не удивило. Судя по песенкам, нравы в Грядущем - своеобразные…

- По какому поводу спор? – просто поинтересовался я.

- Понимаешь, Эдвин, я предложила отдать свой защитный костюм Дику. Его же можно и по фигуре подогнать. И изобразить – все, что угодно. Ведь  если принца в столице ищут, то ищут-то – мальчика. А мы его в девочку можем переодеть! Кроме того, на костюме можно включить защиту – и он будет экранировать все негативные поля, если таковые случатся. Мы ж не знаем – что там у министра за технические изыски. И чем они нам грозят. А Волк вопит, как атомоход в тумане, что я не должна этого делать. Потому, что к вашему волшебному миру не приспособлена. И  поэтому со мной непременно что-нибудь плохое случится. Но ведь вы же – рядом. Спасете, если что…

- А, если нас рядом не окажется? – сердито возразил Джонатан.

  Микки беспечно пожала плечами.

- Да куда вы денетесь с подводной лодки?

Дик даже есть перестал и с интересом слушал разговор, полный непонятных ему словечек. На предложение «переодеть его девочкой», он, похоже, не среагировал. Ну, или оно его совсем не удивило.

- А что за костюмчик-то? – только и спросил мальчик.

- Видишь ли, приятель, – сказала Микки и улыбнулась. – Я в вашем времени оказалась случайно. Мой звездный корабль утоп в болоте. Но одежонка на мне, по счастью, не пострадала. Если нажать на вот эти кнопки, можно переделать ее во что угодно: хоть в камзол, хоть в платье, хоть в сутану, хоть в плащ звездочета. При этом размер одежды будет соответствовать засунутому в него телу. Так что, хорош лопать – пошли переодеваться!

- А во что ты переоденешься? – недовольно спросил Оборотень.

- Ну, найдете мне в своих закромах какие-нибудь штаны – сказал мой бывший паж. – А рубашку я с Дика сниму. По идее – должна в нее влезть. Сделаем вид, что Эдвин едет в столицу с сестрой. А я прикинусь чьим–нибудь слугой.  Принца  посадим – к менестрелю на Йорика. Я – на своем лохматике поеду.  И все будет тип- топ!

Я порылся в  дорожном мешке, вытащил оттуда  штаны до колен, отыскал к ним пояс и протянул все Микки. Девушка сгребла одежду в кучу, потом оторвала его высочества от котелка и они отправились менять свой облик. А мы с Оборотнем принялись завтракать. Впрочем, Джонатан не столько ел, сколько задумчиво оглядывался по сторонам. Но вокруг все было тихо и мирно. По крайней мере, на первый взгляд.

Из кустов, куда удалились Микки с Диком, периодически раздавалось веселое хихиканье вперемешку с гомерическим хохотом. Эти двое, судя по всему, развлекались по полной.
Наконец, это им надоело – или Микки просто вспомнила, что не позавтракала, и молодежь вернулась к костру. Девушка  смотрелась симпатичным деревенским мальчишкой. Мои штаны оказались ей почти впору – благо широк я был только в плечах. А рубашка Дика была слегка маловата. Поэтому пришлось выдать Микки еще и жилетку – дабы никакие женские прелести в глаза не лезли. Правда, с этим нарядом немного странно смотрелись ее серебряные башмаки, но Джонатан посоветовал слегка потереть их грязью – и костюмчик пришел в полное соответствие.
А принц прелестно выглядел в том самом платье с фестончиками. Да еще и строил нам глазки – как и положено юной красавице, первый раз попавшей в мужское общество.

- Ну вот, – улыбнулась Микки, усаживаясь поближе к костру и заглядывая в почти пустой котелок. – Получите свою графиню! Не знаю, правда, как ее зовут, но девочка получилась замечательная!

- Меня зовут … Алиса, – томным голосом произнес бывший принц. – Но ты, чудовище, должен звать меня госпожой!

  Мы с Джонатаном так и покатились со смеху. А Микки, рухнув на одно колено, не менее томно простонала:

- О, сиятельная госпожа! Не велите казнить вашего бедного слугу. Только позвольте ему дать вам один маленький совет: задницей вертите скромненько  и глазки опускайте, когда с мужчинами говорите. Вы же все-таки графиня, а не маркитантка какая и не трактирная служанка!

- А я и, правда, в пьесе Томаса играл служанку из таверны, – улыбнулся Дик.

- И как тебя только маменька не выдрала за эту пьесу?

- А ей тогда уже не до меня стало, – вздохнул мальчик. – А нам с Томасом было скучно. Ладно, учту все замечания.

 

  После завтрака мы оседлали лошадей, готовясь в путь. Пока я проверял упряжь, Грейстар подошел ко мне и негромко сказал.

- Мне все-таки не нравится, что Микки осталась, практически, без защиты.  При ее кипучей энергии и способности влипать в самые разные ситуации, это может оказаться просто опасным.

- Мне тоже не нравится, – вздохнул я. – Но надежду переубедить в чем-то Микаэлу  я оставил еще, когда она была моим пажом.

- Обещай мне, Эдвин! – тихо и напряженно произнес  Оборотень. – Если со мной  что-то случится, ты не бросишь Микки и Дика!

- Слово чести! Да и как я могу оставить их в беде? За кого ты меня, принимаешь, Джонатан?!

- Извини. Просто со вчерашнего дня меня терзает беспокойство.

Четко видеть будущее Братья Луны не умеют. А вот нюх на грядущие неприятности у них отменный.

- Да, я понимаю, что неприятностей не избежать - раз уж мы взялись за такое опасное дело, как распутывание дворцового заговора.

- Кстати, о дворце. Что мы будем делать, когда попадем в столицу? У тебя уже есть какой-то план?

  Я задумчиво почесал в затылке.

- Ну, прежде всего, нам надо добиться аудиенции у ее величества. К счастью, в столице живет боевой товарищ  моего отца – сэр Роджер Гласстон. Он не раз навещал нас с матушкой в замке, когда я был еще малышом. Когда попадем в Эдельстар, спросим у местных жителей, где дом  этого  старого  воина. Матушка, помнится, говорила, что сэр Гласстон, как герой последней войны, пользуется уважением у королевы. Попросим его помочь нам попасть во дворец.

- Только на аудиенцию, Эдвин, придется идти тебе. Мне в столице лучше не раскрывать себя. С учетом того, как испортились отношения между нашими народами. Микки и Дику в логово врага тоже лучше пока не лезть.

- Договорились. А как ты войдешь в ворота города?

- Обыкновенно. – Оборотень хмыкнул. – На двух ногах. Сущность мою способен распознать далеко не каждый. В столицу мы прибудем порознь и встретимся уже возле дома товарища твоего отца. Имя я запомнил.

  С этими словами Волк, как всегда бесшумно, шагнул в сторону и исчез.  Только еле заметная серая тень мелькнула за стеной кустарника.

Мы двинулись в путь. Дик, не выходя из образа, продолжал изображать нежную графиню, терзаемую тяготами верховой езды. При этом он, не переставая, сыпал дурацкими цитатами, взятыми, видимо, из сыгранных комедий:

- О-о-о-й! Мне б чичас, братец... Mне бы дома на диванчике бы очутиться... Или... хотя б на травке... Hу, можно на земельке тоже! Эдвин! Вези обратно-оо! Куда ж ты, скачешь, мальчик, кой черт тебя несет?!!  Попридержи коня, поговорим! Как это о чем поговорим? О жизни! Но, что-то конь тебе попался привередливый…

  Микки, слушая все это, чуть не валилась от смеха со своего пони. Да и я временами, почти бросал поводья, чтобы всласть прохихикаться. Однако, через какое-то время этот фонтан красноречия иссяк. Дик задремал, привалившись к моему плечу.

А я, радуясь наступившей тишине, подумал, что сейчас наступило самое безумное и  счастливое время в моей жизни! Впрочем, я еще вчера сказал об этом Микаэле. Друзья, дорога, приключения…

И любовь. Образ Сильвии не отпускал меня.  Как только я вспоминал о ней, приходили строки стихов и отголоски мелодий. И я, забывая обо всем, хватался за карандаш или лютню и пытался воплотить в слове или в звуке всю бурю чувств, которая охватывала меня. А в результате, каша пригорала, соль валилась в котел полными пригоршнями… Бедные Микки и Джонатан! Быть в одном походе с влюбленным поэтом – тяжкое испытание!

Кстати, о Джонатане. Я прекрасно вижу, что с ним творится, когда он смотрит на  Микаэлу. Тут уж мы собратья по несчастью… или  отсутствию разума.

Ох, как я понимаю Оборотня!

Ему хочется оградить девушку от любой беды, а пламенный характер Микаэлы заставляет ее кидаться в самое пекло событий! Что ж буду по мере сил защищать своих друзей. И надеяться на встречу со своей Лунной Мечтой.

Возвышенный настрой моих мыслей опять сбил наш неугомонный принц.

Внезапно проснувшись, он завопил:

- На старой кобыле с ослом в поводу я, доблестный рыцарь, в столицу войду! С похмелья я грустный – башка, как котел, в котором три ведьмы варили рассол!

- Ни за что не поверю, что этому тебя, твой учитель, господин Блэкнар научил! – после очередного приступа хохота сказал я.

- Не-ет, это я сам! Я иногда сочиняю на досуге дурацкие куплеты. Когда я был совсем маленьким, то вообще мечтал быть шутом, а не принцем.

Дик расплылся в улыбке, но вдруг посерьезнел.

– Эдвин, как ты думаешь, Томас жив? Я очень за него волнуюсь.

- Будем надеяться на лучшее, мальчик, то есть … сестрица Алиса.

 

  Золотые шпили башен Эдельстара показались на горизонте.

- Расскажи-ка, дорогой хозяин – что у вас в городе за порядки? И вообще – что такое средневековый город? – попросила Микки. – Чтобы мне впросак не попасть.
Я пожал плечами.
- Ну, город, как город. Я и сам про нашу столицу мало знаю. Только то, что в книгах прочитал.  Для защиты от врагов Эдельстар окружен глубоким рвом, через который перекинут цепной мост. На ночь мост поднимается. В городе имеются две большие площади: одна базарная, в квартале купцов и ремесленников, вторая – дворцовая, на вершине городского холма. Дома поднимаются от подножия холма к вершине уступами. Внизу ютится беднота, а кварталы аристократов расположены  вблизи королевского дворца. Там нам и надо искать дом сэра Гласстона.
И больше я ничего о нашей столице не знаю. Да, вот еще!  Возле дворцовой площади стоит большой собор, а на окраине Эдельстара – маленький монастырь.Это все, что мне известно.

  Про дворец лучше спросить у Дика. А вот в нравах и обычаях я и сам не силен. Потому как в замке столько лет отсиживался. Поэтому, советую тебе, Микки, изображать из себя немого – чтобы чего лишнего не ляпнуть. И тебе, дорогая сестренка, тоже лучше вести себя, как можно более незаметно…

 



Весёлые сны теперь будут про переодевания:))
00:45
Стихия карнавала! Нам в сказках без нее — никуда!)))
Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru