"Лунная дорога" Глава восемнадцатая "Вот я - настоящая. Из колдовских легенд..."

"Лунная дорога" Глава восемнадцатая "Вот я - настоящая. Из колдовских легенд..."
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Юмор


Микаэла

- Не нравится мне все это! – сказал Джонатан и резко встал из-за стола.

  Я подняла голову от книги, которую скорее держала перед собой, нежели читала, и вопросительно на него посмотрела.

- Цепочка слишком проста! Если Эдвина повязали во дворце, то за остальными придут именно сюда. Черт! Я же говорил мальчишке, чтобы он не ходил  к королеве.  Возможно,  он уже оказался в тюремных застенках, и мы пока ничем не можем ему помочь. А враги будут рассуждать так:  раз Роджер устроил эту дурацкую аудиенцию, то, ясное дело, что он – в курсе событий. Сейчас я поднимусь к сэру Гласстону и скажу, чтобы он срочно уезжал. Да и ты с Диком приготовься на выход.

  Я пожала плечами.

- Бедному собраться – только подпоясаться. Дик, принеси из спальни плащ и лютню. Мешок Эдвина и лошадей оставим здесь. В общем, если кто тут и был, то на минутку вышел. Пусть нас сперва подождут, а потом уже ищут.

- Лохматика жалко, – вздохнул мальчик. – Давай, его отпустим. Тогда станет непонятно – сколько нас здесь было?

- Разберемся. Беги за лютней! Встретимся на конюшне.

  Минут через десять Оборотень и Роджер торопливо спустились вниз. Наскоро простившись, мы разошлись в разные стороны. Роджер со слугой отправились куда-то в центр города, а мы поспешили на окраину.

Волк нашел на пустыре полуразвалившийся сарай, толкнул нас с Диком внутрь. Велел ждать – и, забрав пони, тоже исчез. Мы спрятались за старую бочку и притаились.

- Как ты думаешь – шепотом спросил Дик. – Эдвин вернется?

- Сомнительно. Хотя, кто знает? Будем надеяться на лучшее.

- А Джонатан?

- Этот точно вернется!

- Ну да. Что я спрашиваю? Ты же ему нравишься…

- Дик! Не лез бы ты в наши отношения! Мне до сих пор стыдно за то, как я с ним утром говорила! Но, понимаешь, в моем времени мужчина женщиной уже не командует. И потом, я выросла в … приюте. И мне еще там до чертиков надоело делать то, что «велят». Джонатан не виноват в том, что он этого не знает. Но, тем не менее, он меня разозлил! Не люблю, когда на меня рычат!

- Конечно! Целоваться – куда приятнее, – грустно вздохнул принц.

  Я вытаращилась на него в полном изумлении.

- Господи! Ты-то откуда это знаешь, деточка?!!

  Треснуть бы  паршивца по затылку! Тоже мне – выискался   специалист в делах любовных!
Но Дик был настолько печален и напуган, что я просто похлопала  мальчишку  по плечу и усадила рядом.

- Ладно, сменим тему. Хочешь, я расскажу тебе про другие Галактики?

Мы настолько увлеклись разговором, что перестали время от времени поглядывать на дверь. И, когда она внезапно распахнулась, я так дернулась с перепугу, что шарахнулась головой о бочку.

- Свои. Не бойтесь! – сказал Оборотень, бросая на земляной пол какой-то пакет. – Я тут принес кое- что. Давайте переодевайтесь, быстро.

  «Кое-что» оказалось девичьим нарядом для Дика. Скромная юбка с кофтой.  И прочие чулки с фартуком и чепцом.

- Но – зачем?!!

- Затем, что тебе, Микаэла, скорее всего, придется  менять наряды.

А это проще сделать с помощью волшебных кнопок.  Чем носиться по городу в поисках  одежды и привлекать к себе внимание.  А Дика мы пока спрячем в женском монастыре. С сестрами я уже договорился.

  Принц насупился. Потом вздохнул и начал расстегивать платье.

- Простите, ваше высочество! – ласково, но твердо сказал ему Джонатан –  Я понимаю, что вам это не по нраву. Но ничего другого предложить пока не могу. Поживете несколько дней в приюте, пока мы разберемся с обстановкой. Заодно свои актерские способности потренируете.

  Я забрала у мальчика свой «трансформер» и пошла переодеваться в самый темный угол. Минут десять нажимала кнопки, пока подобрала, наконец, что-то среднее между костюмом пажа и поваренка. Слуга должен быть одет опрятно, но без изысков: дабы чужому глазу не за что было зацепиться.

К тому времени, когда я вернулась к нашей поредевшей компании, мужчины о чем-то шептались и весело усмехались.

- Так ты понял, Дик?  Самые дурацкие куплеты, какие только сможешь придумать. О том, что творится во дворце,  никто лучше тебя не знает  и не напишет! Через пару дней я тебя навещу – так что соображай быстрее. Кстати!  
- Тут Оборотень улыбнулся.
– Пони я тоже пристроил в монастырь. Вместе вам будет веселей!

Микаэла! Жди меня здесь и никуда не уходи. Я отведу … Алису, взгляну на дом Роджера и вернусь.

- Да, хозяин, – кивнула я головой. И забубнила, входя в роль:

– Микки – послушный слуга. Он никуда не уйдет. И будет ждать своего господина…

Оборотень только рукой махнул на этот цирк. И вместе с Диком исчез в дверном проеме. А я набросила на плечи плащ Эдвина, взяла в руки лютню и, чтобы чем-то пока себя занять,  стала подбирать аккорды.

 

 

 

 

А возраст мужчины не так уж и важен,
Года дураку не добавят мозгов.
Трусливый с годами не станет отважен,
И щедрым не будет никто из жлобов. 
Мужчина иль нет – не во времени дело.
В сединах, поверьте, критериев нет.
Мужчиной отважным, уверенным, смелым
И мальчик быть может и старенький дед.
Мужчина - не в признаках пола первичных,
Не в бицепсах и не в щетине секрет.
Мужчина - в поступках и мне безразлично
Наличие мышц и количество лет…

 

  Я спела песенку, порадовалась складно получившейся мелодии и стихам. А потом начала ждать Джонатана.
Шло время. Минуты складывались в часы, а Волк все еще не возвращался.
И тут, первый раз с начала моего дурацкого путешествия, мне по-настоящему стало страшно. Даже, когда я тонула в болоте, и то – не успела толком испугаться. А сейчас я осталась в полном одиночестве и таком же неведении – что же дальше? Вернулся ли Эдвин из дворца? Что с Роджером и его слугой? Не раскусят ли сестры в монастыре, что перед ними – совсем не Алиса?

И вернется ли Джонатан? У меня, кроме плаща и лютни, ничего нет.

Ни куска хлеба, ни паршивой монетки. Что мне делать, если все пропадут? Застрять тут навечно почему-то совсем не хочется! Впрочем, пропасть самой – не самое большое горе. КАК им всем помочь – вот вопрос! Ладно, подожду истерику закатывать, тем более, что зрителей все равно нет.

Я отложила в сторону лютню, плотно завернулась в плащ. И попыталась заснуть.

К тому времени, как Оборотень вернулся, я успела уже и выспаться, и поплакать. Не могу назвать себя трусихой, но в этом сарае я чувствовала себя  крайне неуютно. И уже готова была уйти из него куда угодно, невзирая на данное мной обещание. В конце концов, инструмент у меня с собой, так что на ночлег и ужин в какой-нибудь таверне заработать всегда могу!
С этими мыслями я встала и пошла к двери. И тут же попала в Волчьи лапы.

- И куда это мы собрались? – сердито спросил Оборотень, сгребая меня в охапку.

  Я для порядка дернулась. Но объясняться не пожелала. А он и так все понял, потому, что я не успела вытереть с лица слезы. И сразу  начал говорить ласковые слова, успокаивая меня, а потом мы стали целоваться.
Наверное, это было не самое правильное решение, учитывая время, место и количество свалившихся на нас проблем. Но, черт побери, не отказывать же себе в удовольствии? Тем более, что удобного случая может больше и не представиться…

Наконец, я все-таки выбралась из его объятий, потому что поняла:  еще немного – и я совсем голову потеряю.

- Рассказывай! Что там у нас плохого?

- Эдвин так и не вернулся. А в доме – засада. Но, как ты правильно заметила, они пока ждут и никого не ищут.

  Я пожала плечами.

- Так они и не знают – кого искать?

- Вот и хорошо. Мы с тобой можем спокойно где-нибудь поужинать и переночевать. А заодно – придумать, что нам делать дальше? Вернее, я уже придумал. Теперь надо только доработать детали. Так что вытирай слезы, забирай лютню – и пошли.

- А у нас есть деньги на ужин?

- Нет. Но у нас есть ты. И твои песенки.

- Мда! - подумала я. – Прямо, как в пошлом анекдоте: «Блондинка собирается в турпоход : «Надо взять стринги, так, что еще? А, стринги. А еще? Да, стринги». Мама ей говорит: « Дочка, ну ты палатку хотя бы взяла!  «Мама, будут стринги – будет и палатка, и спальник -  все будет!»

Так и у Джонатана – главное взять с собой Микки и лютню!
Тут я внезапно вспомнила – ЧТО на мне надето в качестве белья – и вывалилась из сарая с гомерическим хохотом.

- С тобой все в порядке? – растерянно спросил Волк и поспешил следом.

 

  Расчет оказался правильным. Я попела народу в уютной таверне  веселых «дурок», и нам предложили лучшую комнату на первом этаже. И ужин в придачу. Но Джонатан сослался на усталость и попросил проводить нас в мансарду. Правда, в каморке под самой крышей стояла всего одна кровать и убогий столик, но зато там было тихо, а окно выходило на задний двор. К тому же лестница страшно скрипела, и мы могли контролировать ситуацию. И удачно смыться через крышу в случае опасности.

Я сбросила башмаки, сунула под спину подушку и удобно устроилась на кровати в ожидании ужина. Оборотень подал мне тарелку и тоже приткнулся со своей на краешке постели. Когда с едой было покончено, я «наколдовала» себе ночную рубашку и нырнула под одеяло.

- А теперь – изложи свой план!

- Видишь ли, детка, наши средневековые нравы предполагают наличие не только войн и прочих неприятных вещей. Есть вещи и приятные: это шуты и карнавалы.

- Я помню про шутов. Эдвин говорил, что существует целая гильдия этих пересмешников.

- Именно!  До меня дошли сведения, что шуты уже подали Совету министров стихотворное прошение о проведении традиционного летнего карнавала. А значит, в назначенный  день и час улицы столицы вспыхнут яркими огнями, весело заиграют на лютнях и волынках уличные музыканты, и  толпа шутов в пестрых нарядах двинется по направлению к Дворцовой площади, распевая на ходу озорные куплеты и высмеивая все пороки и нелепости, происходящие  в нашем городе.
Торговцы гнилым товаром, судьи, в честности которых можно  усомниться, священники, грешащие пьянством и обжорством, расточительные дети, скупые отцы, спесивые дворяне – все попадут под острые стрелы обличительных песен шутов.
А эпилогом всего этого шутовского действа станет большое выступление пересмешников  на площади перед Дворцом. Причем по древней традиции Королева обязательно должна на нем присутствовать. Ее величество, в сопровождении стражи и министров,  пешком, а не в карете (этого тоже требует традицию карнавала, уравнивающая в правах шута и короля!) прибудет на площадь и милостиво выслушает все насмешливые и острые слова в адрес своего правления.  
Конечно, саму королеву высмеивать нельзя. Но что  мешает нам  прикинуться шутами  и пройтись по первому министру? Как тебе мой план?

- Ничего не мешает! ШЕДЕВРАЛЬНО! Так вот про какие «дурацкие куплеты» ты шептался с Диком? Джонатан, да ты просто гений! И я готова поцеловать тебя в куда покажешь!

И с этими словами я бросилась Оборотню на шею.

 Он слегка обалдел от происходящего, а потом улыбнулся, обнял меня и спросил:
- Ты больше не сердишься?

- Нет. Ты же не виноват в том, что Прошлое и Будущее так различно.

И нравы у нас в них – ни разу не одинаковые. В общем, не уходи никуда, ладно?

И облик менять – тоже не торопись…



В следующей главе двигаем на карнавал?
19:29
Карнавал, конечно, будет, но намного позже. Пока нашей сказке далеко до развязки))
Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru