"Лунная дорога" Глава двадцатая "Склей обломки моей Вселенной"

"Лунная дорога" Глава двадцатая "Склей обломки моей Вселенной"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Юмор

Микаэла

- Не менять облик – хмыкнул Оборотень. – А как я тогда смогу тебя защитить? Я, конечно, рыцарь «плаща и кинжала» – как любит говорить наш принц, но клыки все-таки надежнее! Так что я пока не очень понимаю – что тебя не устраивает?

- А вдруг у меня аллергия на волчью шерсть? – заныла я. – А, если мне тут холодно и одиноко? Камин в комнате не горит, окно закрывать ты не позволяешь… А одеяло тонкое и дырявое! Да я нипочем тут одна не засну…

  Джонатан внимательно на меня посмотрел. В глазах его вспыхнули знакомые золотые искры. И тут до меня, наконец, начал доходить смысл сказанного.

- Эээ… ну, то есть ты не думай, что я имею на тебя какие-то виды…  Сейчас мне просто очень холодно.

  И в подтверждении своих слов, я дотронулась своей ледяной лапкой до его теплой руки. Конечно, можно было решить эту проблему чисто технически: ведь в моем «трансформере» существует функция «обогрев», но мне вдруг до чертиков захотелось, человеческого тепла. Иногда, когда тебе плохо, требуется просто прижаться к  чьему-то доброму, надежному плечу.

- Ну, хорошо, хорошо. Только не лезь драться, если во сне я нечаянно тебя обниму.

- Конечно, конечно! – согласилась я и быстренько нырнула к нему «под крыло».

Успев улыбнуться этому дивному сочетанию: крылатый волк – это что-то новенькое! Но, заснуть так и не получилось. Мысли начали перепрыгивать с Прошлого на Грядущее и обратно.

Как я жила там, в будущем? Наверно, как все девчонки моего возраста. Учеба в Космоакадемии, общение с друзьями, шумные вечеринки, легкий, ни к чему не обязывающий флирт. Мы казались себе такими взрослыми, ироничными, умудренными жизнью. Вот только того, что первый признак взросления – это умение брать на себя ответственность за свои поступки мы не знали. Как и понятия не имели о том, что значит нести ответственность за чужую жизнь. К примеру, моим   «кавалерам» и в голову даже  не приходило начать беспокоиться за меня, если я вдруг надолго задерживалась в лаборатории и поздно приходила домой. Нет,  все мои бывшие были умны и достаточно привлекательны. Умели поддержать в компании интеллектуальный разговор, сделать девушке красивый комплимент. Но если я вдруг заболевала или просто начинала жаловаться   на какие-то свои проблемы, их почему-то  сразу словно сдувало ветром. Это в лучшем случае. А в худшем случае, как с Алексом, я удостаивалась гримасы легкой скуки и досадливого: «Не грузи меня!» 
А модные издания и популярные психологи в разных телешоу наперебой твердили, что «Основа современных отношений между мужчиной и женщиной – легкость! Умение жить вместе, не напрягая друг друга  и не озабочиваясь проблемами партнера».
«Партнера!» Тьфу, слово какое-то мерзкое и холодное! Партнеры бывают в бизнесе, а в любви…  Как же это сказать? Наверно, «близкие люди, родные, самые дорогие твоему сердцу». Но ведь если человек дорог тебе, ты захочешь разделить с ним не только веселые и приятные моменты жизни, но и все горести, трудности, несчастья… Правда, это я поняла только сейчас.
Так вот, близким, а тем более «родным» я никого из своих многочисленных поклонников назвать не могла. Но живя в мире таких вот «легких» отношений, нисколько о том не грустила. Потому что не знала, что может быть иначе.
Пока не попала в Прошлое. Здесь все – настоящее! Жизнь, смертельная опасность, любовь…  Да, и любовь тоже. Я пока не знаю, как сложатся наши отношения с Джонатаном. Просто чувствую, как этот сурово-спокойный и чуть насмешливый мужчина с каждым часом становится все ближе моему сердцу. Он не умеет говорить долго и красиво, но рядом с ним мне светло и хорошо. И я чувствую себя защищенной от всех бед этого безжалостного, как железо, мира.


Я поднялась на локте и украдкой посмотрела на Оборотня. Он, кажется, задремал. Дышал ровно и спокойно.   А брови были чуть нахмурены, словно и во сне Волк ощущал какую-то тревогу. Я  протянула руку и осторожно погладила густую, спутанную гриву черных волос.  Джонатан улыбнулся  и открыл блеснувшие золотом глаза.  Я  смутилась, убрала  руку.  Почему-то меня сразу бросило в жар. Я отбросила край одеяла и села на кровати, подтянув коленки к груди.
Пора подумать о настоящем. Куда, к примеру, пропал Эдвин, и чем мы можем ему помочь?
- Не спится? – спросил Оборотень, вежливо отодвигаясь на край постели.
Я помотала головой.
- Мысли разные расслабиться не дают. Тут мне одна идея вдруг в голову пришла.  Карнавал с куплетами – это шикарная идея, но случится он все-таки не завтра. А вот свернуть Эдвину шею могут в любой момент. И тут уже времени терять нельзя!

- И, что ты предлагаешь?

- Давай я утром опять превращу комбинезон в платье, прикинусь служанкой и пойду к Роджеру

- С ума сошла?! Тебя же там схватят!

- И что? Убить меня никто не убьет, в тюрьму меня тащить тоже не за что.  А вот во дворец могут и отвести. А уж там, на месте, я и разберусь – что, где почем? Может, заодно, и про менестреля нашего чего узнаю.

- А если ты там застрянешь?

- Во-первых, ты всегда сможешь меня оттуда вытащить. Во-вторых, на карнавале я вам особо и не нужна. Возьмешь с собой Дика – из него не то, что шут, КОРОЛЬ шутов получится! Кстати, а народ знает принца в лицо?

- Как тебе сказать? Раньше его портреты во всех лавках висели. А теперь там везде исключительно морда первого министра. Но, думаю, что забыть совсем его еще не успели. А что? Мы же будем в масках!

- А то, что никто не знает, как там у вас все сложится. Так что в случае опасности маску с мальчика можно снять. И предъявить принца народу.

Толпа его прикроет, я надеюсь.

- Интересная мысль!

- Это ты про маску? Или про служанку?

- Пока про маску. Идея с твоим визитом в нехорошую квартиру мне нравится гораздо меньше. Как ты туда пойдешь – одна и без оружия?

- Ну, оружие тут брать нельзя ни в коем случае. И пойду я не одна. Ты меня проводишь. А там уже по факту на месте разберемся. Да и не забывай про то, что мой «костюмчик» может защитить меня от ножа и пули. А уж из пушки в меня вряд ли стрелять надумают…
- Я подумаю над твоим предложением. Но не могу обещать, что соглашусь. Мало того, что оно совершенно безумное и достаточно опасное, так еще и относится к категории –  «без бутылки не разберешься»…

- Кстати о бутылке. У нас в ней не осталось пары глоточков?

А то я бы выпила немного – в качестве снотворного. Тебе тоже – рекомендую.

  Джонатан поднял на меня глаза и грустно покачал головой.

- Задача «заснуть» передо мной не стоит. Я при исполнении.

- Ну да, – подумала я. – Судя по золотым искрам в глазах, у бедного Волка задача – не приставать к девушке со своими ухаживаниями.

- Это называется – «не согрешить»! – тут же сказал зловредный Оборотень.

- Господи! Ты еще и мысли читать умеешь?!!

- Не совсем. И очень  иногда. Просто сейчас мы думаем об одном и том же… Давай-ка я принесу тебе твое «снотворное», а потом, как и положено охраннику, отправлюсь поближе к двери. Кажется, тебе уже стало жарко…

  Он встал с постели, подошел к раскрытому окну, пробежался взглядом по двору и ближайшим крышам. И притих, предоставив холодному ночному ветру возможность хоть немного остудить горячие мысли. Я выскользнула из-под одеяла, встала рядом и прижалась головой к его плечу.

- Прости меня, пожалуйста! Я вовсе не хотела тебя дразнить! Просто мне пока трудно разобраться в своих чувствах. Точнее, я немного боюсь моих чувств  к тебе.

- Это потому, что я – Волк?

- Это потому, что я – дура! Которую никак не отпустит ее дурацкое прошлое…

  Он чуть помолчал, а потом спросил:

- У тебя кто-то есть в твоем Грядущем?

- Никого. Родители погибли, а кавалеры как-то сами разбежались. Так что прежде, чем натворить глупостей, советую тебе хорошенько подумать – а надо ли? А то вдруг потом тоже бежать придется…
 Джонатан повернулся и весело сверкнул глазами.

- То есть ты хочешь сказать, что конкурентов у меня нет? И возвращаться тебе совсем не обязательно?

- Конкурентов нет. А вернуться, кажется, нереально. Да я и не знаю теперь – хочу ли этого?

- Вот и славно!

- Трам-пам-пам! – закончила я фразу. – Не обращай внимания – это из меня, как из принца, все время лезут какие-то  цитаты. Ладно, я – спать, ты – сторожить. С личной жизнью потом разберемся. Утро вечера, говорят, мудренее.

Когда я проснулась, солнышко уже встало, а Джонатан вернулся в человеческое обличье. Он сидел у окна и, тихо мурлыкая какую-то песенку, зашивал свой камзол.

- А ты у нас, оказывается, на все руки мастер! – улыбнулась я, сладко потягиваясь.

- Не такой уж я мастер. Шитье терпеть не могу! Просто случайно обнаружил в драной подкладке целый золотой. Мы теперь можем позволить себе завтрак, не утруждаясь пением песенок. Чего у нас юная леди желает?

  Я вздохнула.

- Леди желает чашечку кофе с парой ложек коньяка. Но кофе появится здесь только через полторы сотни лет. А коньяк – и вовсе через две.

Так что просто принеси нам пива и чего-нибудь поесть. А я пока превращу ночную рубашку в наряд служанки.

- Ты все-таки пойдешь к Роджеру?

- А есть варианты?  Кто-то должен стать разведчиком, чтобы выяснить все подробности о судьбе Эдвина. Нужно только раздобыть какое-нибудь ведро и тряпки. Типа, меня позвали окна в доме помыть.

- Моя роль в этой пьесе?

- Быть поблизости. А лучше – за соседским забором. Тогда я смогу попросить тебя подтвердить, что в дом старого вояки я пришла не в первый раз. И страже не придет в голову связать мое появление с именем Эдвина.

- А если тебя просто обругают   и выставят за забор?

- Не выставят. В засаде сидят по принципу: всех – впускать и никого не выпускать. Тем более, что информации по менестрелю у них – ноль. Даже, если его били, Эдвин не из тех, кто выдает секреты!

- Лишь бы уже не убили, – вздохнул Оборотень.

- Не думаю, что все настолько плохо. Если юноша успел помянуть Дика, то его будут держать в тюрьме до тех пор, пока не раскрутят на признание. Будем надеяться, что у него получится ничего лишнего не сказать.

- Эдвин не скажет!  Он будет молчать до последнего, насколько я знаю его характер, – Джонатан скрипнул зубами. – Тяжко думать, что пока мы здесь болтаем, нашего друга, возможно, уже притащили  в пыточную камеру на допрос.
- Вот поэтому я и иду во дворец, чтобы просчитать, каковы наши шансы вытащить его из застенков. Спасибо, хоть принц пока в безопасности. 

 Тетки твои Дика не сдадут?

- Нет. Во-первых, выглядит он, как обычная девчонка. А во-вторых, я сказал, что он не вполне здоров. И его засунули в какую-то отдельную комнатушку. Заразы у нас боятся больше, чем королевской стражи.

- А бациллоносителя нашего они на улицу не выставят?

- Не должны. Я им в качестве оплаты перстень свой отдал. На него весь приют с монастырем вместе купить можно.

- Понятно, классика жанра – «я продал перстень, деньги есть»! Ну, генерал Хлудов, то есть сэр Джонатан, идите уже за завтраком! А мне переодеться нужно срочно.

  «Срочно» мне нужно было не только переодеться. Поэтому я еле дождалась, пока мой кавалер свалит за дверь.

Мы молча позавтракали. Потом набросили на себя плащи и спустились вниз. Оставили хозяину таверны мою лютню, забрали у него какую-то помесь горшка и корыта в качестве хозяйственной посуды и отправились навестить стражу.

 

Все прошло, как по маслу. Оборотень изобразил заспанного соседа, подтвердил, что я пришла по делу, и даже глазом не моргнул, когда меня обозвали «мелкой шлюшкой». Я повозмущалась для приличия и дала увести себя в дом. Оказавшись в компании прачки и булочника, которые тоже влипли в историю, как обычно, но весьма некстати появившись у Рождера.

Ближе к обеду нас троих засунули в Черную карету и отвезли во дворец.

Долго водили по коридорам, пока не привели в какую-то странную комнату, похожую скорее на кабинет чернокнижника, чем королевские апартаменты.

Или механика? Я готова была поклясться, что вижу на столе ГАЕЧНЫЙ КЛЮЧ!

Чучела животных перемежались в комнате с какими-то африканскими масками, а в воздухе носились странные, но до боли знакомые запахи.

- Арестанты доставлены! – доложил начальник стражи и вышел вон.

Высокий блондин  в черном, стоявший у камина, наконец, повернулся к нам.
И я чуть не выругалась вслух.
- Ёперный театр!!! – да это же…. ВОВКА - ПРЫЩ!!!
Тот самый студент Космоакадемии, имя которого я безуспешно пыталась вспомнить, когда мы с Оборотнем и Эдвином ехали в родовое имение Грейстаров.
Себя этот тип, представляясь, пафосно величал Вольдемаром.

 Двоечник  и одновременно подлый интриган, вечно боровшийся за лидерство на курсе самыми грязными способами. Вплоть до прямой клеветы и стравливания однокурсников друг с другом. А еще он любил писать анонимные доносы ректору на преподавателей, которые  безжалостно заваливали этого злобного дурака  на сессиях.
Я начала быстренько подсчитывать на пальцах.
- Значит так, Джонатан сказал, что гонения на его народ начались примерно пять лет назад. В Академии учатся семь лет.  А урода этого выперли со второго курса за то, что он, разобрал на запчасти уникальный экземпляр боевого робота и кому-то их загнал за хорошее вознаграждение. То есть теперь получается, что не загнал,  а СЕБЕ ОСТАВИЛ?!  Так вот о каком ГОЛЕМЕ говорил принц!!

Так, стоп, а сюда-то он КАК попал? Впрочем, это не важно… Наверно, свалил с Земли, опасаясь преследования галактической полиции. И как я, в спешке перепутал время и скорость на компе космического корабля, рассчитывая курс своего бегства.

Вовка-Вольдемар что-то спрашивал у стражника, презрительно морщась и цедя слова.
 А мысли в моей голове продолжали нестись в стремительном беге.
- Уж не знаю, куда он дел корабль и при каких обстоятельствах познакомился с королевой, но свое поганое обаяние он перед ней, видимо, развернул во всей красе.  Да уж! Что-что, а красиво ухаживать наш Вовчик умел всегда. Пока учился, успел разбить сердце не одной первокурснице. Цветы, конфеты, букеты, вовремя сказанные цитаты из классики… Ну, и умением ловко прикинуться этаким мачо Вовка-Вольдемар владел  в совершенстве. В общем, недаром про него на курсе эпиграмму сочинили:
«Дурак и хам. Красавец и атлет.
Удачливый самец в расцвете лет».

 А тут понятно – ее величество - одинокая женщина, боится интриг и переворотов, пацан-наследник на руках. И этот гад, наверняка, изобразил, что предан ей. Что со своим «Големом» сможет защитить ее от любой напасти.  Мне даже кажется, что этот упырь читал ей стихи о любви, перевирая классику, и выдавая за свое, а она млела. Понятное дело, что дамочка втюрилась в  Вовчика, как те несчастные первокурсницы. И наш записной подлец и бабник мигом получил все привилегии, причитающиеся при дворе первому фавориту королевы.
Вот только при таком раскладе принц ему на фиг не нужен.

И план прост, как три копейки! Убить мальчишку, утешить мамашу, стать королем, а потом нечаянно ее похоронить.  И под шумок извести всех, кто опасен.
 А опасны ему, прежде всего, Братья Луны. Которые  магией владеют, плюс  сила   и скорость  реакции у них превышают возможности любого человека.  А главное – Волков невозможно подкупить или запугать. Конечно, тут Вовчик применил свой незабвенный прием: клевета и наветы.
Черт, как мне все это напоминает историю нашего земного двадцатого века! Найди врага и ткни народу в его сторону: ребята, это из-за них вы так плохо живете! Посмотрите, они же не такие, как мы! У них другой язык, другие привычки и обычаи. Значит, они плохие, злобные, вредят людям и вообще, давайте пойдем,  всех их убьем, отберем их земли и богатство, и вот тогда заживем счастливо! 
Поэтому этот гад войну и затеял. Двух, нет - трех зайцев одним ударом :  и от Волков избавиться, и народ «маленькой победоносной войной» от их бедной жизни отвлечь, чтоб не роптал, а заодно и  прибыль в казну получить.
Меня колотило крупной дрожью. И ЧТО теперь со всем этим делать???



Неожиданный поворот с Вовкой :)
Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru