"Следы невиданных зверей". Глава 15. "Вверх по Эстелле, по великой реке"

"Следы невиданных зверей". Глава 15. "Вверх по Эстелле, по великой реке"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Для начала мне пришлось  перебрать  котомку. Как-то я погорячилась, прихватив с собой кучу лишних вещей. На самом деле мне требуется только куртка и  старое детское одеяло. Дневник наблюдений в кожаной обложке – это само собой!

Ну, и неплохо бы взять в дорогу какой-нибудь еды. Тетушка Сова, конечно, напекла мне пирожков, но, как показывает практика, я успешно «заточу» их еще в дилижансе. Поэтому придется похитить некоторое количество сухарей.

И, пожалуй, стоит прихватить маленькую баночку малинового варенья.

Я, конечно, не двузуб – сладкоежка, но лучшего лекарственного средства при простуде не найти. Мало ли какая погода будет? Все-таки еще не лето. Джонатан оставил мне немного денег – это тоже кстати. Так, еще не забыть фляжку. Хотя, если идти вдоль реки – то она  предмет не первой необходимости.
Я сложила все лишние вещи в большой платок, завязала его  и затолкала  под кровать. Потому  как глупо оставлять вещички  там, куда ты не собираешься возвращаться. С другой стороны – я ж, вроде бы, домой еду?

А там у меня все есть.

 

Возница осадил лошадей, и я вышла из полупустого дилижанса на лесной поляне, густо заросшей цветущим шиповником. Мужчина на козлах бросил на меня подозрительный взгляд. В самом деле – девочка в мужской одежде просит остановить экипаж посреди чащи  и лезет куда-то в заросли.

Я торопливо пробормотала что-то насчет «дядюшки лесничего».

На этот раз моя случайная ложь сработала. Возница приветливо кивнул  на прощание, щелкнул кнутом, и дилижанс поехал дальше по лесной дороге.

А я пошла в противоположную сторону, предварительно сверившись с картой.

 

Тропинка, вилявшая среди густых зарослей, круто поднималась вверх.

Я остановилась передохнуть на вершине холма возле столетнего дуба.

Потом начала осторожно спускаться вниз, цепляясь за ветки кустарника и слегка вздрагивая, когда из-под ног с шуршанием выскакивали мелкие камушки и катились куда-то за край обрыва. Вскоре я услышала звонкое журчание и плеск воды.
Тропинка сделала крутой поворот, и я оказалась на берегу Эстеллы. Впрочем, назвать  это место берегом  можно было лишь с большой натяжкой. Горная река образовала здесь целый каньон, то есть глубокое ущелье с обрывистыми склонами, проточенными ее бурными водами. И теперь я стояла у края глубокой узкой расселины, по дну которой, звеня на перекатах, весело несся серебристо - голубой поток, огибая запрудившие русло огромные валуны.
Я невольно присвистнула. Прогулка по такой живописной местности обещала, конечно, много интересного. Но вот легким мой путь точно не окажется. Впрочем, отступать некуда!
И я сделала первый шаг по мокрым камням, разбросанным между стеной каньона и бегущей рекой. Попутно  вздохнув, что со мной нет сейчас Чиппера. Верного друга и разговорчивого попутчи – чика. Воробышек сказал, что должен пока «закончи – чить с тетушкой Совой один интересный разговорчи – чик о тайнах Мирозданья». И остался дома, хотя обещал нагнать меня.
Путь по дну каньона, как я и предполагала, оказался нелегким. Мокрые камни норовили выскользнуть из-под ног. Время от времени ненадежная тропинка прерывалась, и мне приходилось перепрыгивать через холодные струи. Или перелезать через большие валуны, похожие на огромных черепах, прилегших отдохнуть в прохладной водичке. А иногда дорожка вообще исчезала, и я оказывалась прямо перед бурно несущимися водами горной реки. Тогда, чтобы не лезть в пенистый поток, и не рисковать быть сбитой с ног сильным течением, я обходила это место, вскарабкавшись на стену каньона. И осторожно передвигалась в полуметре над водой, цепляясь обеими руками за жилистые корни кустарников, торчащие из стены,  и крепкие плети горного плюща. В общем, такой непростой, но увлекательный способ передвижения отвлекал на себя все  внимание. И я пока не вспоминала о новых друзьях, с которыми тепло попрощалась этим утром. Не спрашивала себя, что еще могут задумать в мое отсутствие эти юные «экспериментаторы»? Как оказалось – напрасно!

 

  В тот час, когда я ступила на камни каньона, Бэкки вбежала в спальню и сердито воскликнула:
- Том, куда ты дел нашего камнееда? Опять на речку тащишь, чтоб проверить насколько он хорошо плавает?! Отпусти бедного зверика сейчас же! Он от тебя уже шарахается.
- Никуда я камнееда не тащу, - буркнул мальчишка, показавшись в дверях. - Сам его найти  не могу с утра. Может, он просто под кровать залез и там дрыхнет?
  С этими словами Волчонок опустился на пол и нырнул под кровать. Поворочался там, а потом удивленно воскликнул:
- Бэкки, ты глянь, что тут валяется!
  Девочка присела рядом. Повертела в руках увесистый узел. Задумчиво сказала:
- Странно. Это же платок Лисси. Почему она не взяла с собой все  свои вещи?
- Наверное, чтобы ноша в пути не была тяжелой…

Том понимающе кивнул, серые глаза блеснули золотом.
- В каком  пути? – изумилась Бэкки. – Она же на дилижансе домой поехала.
- Домой? Ага!  Щаз! Выходит, мне не померещилось, что Лисси за завтраком себе под нос бормотала: «Только вот дома окажусь не скоро. Мне бы Ивара в Алэйзии найти»
- Вот, значит, как! Лисси путешествовать пустилась. А нас  с собой не взяла, – обиженно протянула девочка.
- Ну, может, решила, что путь долгий, а мы еще маленькие. Устанем, ныть начнем, домой попросимся. Старшие всегда так рассуждают.
- Ну и глупо! – рассердилась Бэкки. – Это ей одной в дороге трудно придется. А мы бы помогали друг другу в пути.
- Точ – чно! Хороший попутчи – чик каждому нужен!  Я волнуюсь за нашу девоч – чку, что она бросилась в путь одна. 

  Чарли влетел в приоткрытое окно и сел на спинку кровати.

– Кстати, Лисси пока что недалеко уехала. Вы успеете ее догнать.
- А как же тетушка Сова? – в зеленых глазахБэкки тоже замерцали золотые искры, но девочка еще немного колебалась.  – Она же волноваться будет -  куда мы пропали?
- А мы ей записку оставим! – Том схватил с пола какой-то листок и быстро набросал на нем несколько строчек.
- Вот! «Дорогая Тетушка Сова. Мы тебя очень любим. Но и приключения мы любим тоже. Поэтому  убегаем вслед за Лисси и начинаем новое путешествие. Пожалуйста, не сообщай ничего папе и маме.

А то они будут волноваться, а маме это вредно. Мы скоро вернемся и все тебе расскажем. Твои любящие племянники  - Том и Бэкки»
- Записка – это ты здорово придумал! – обрадовалась Бэкки. – Теперь Тетушка Сова будет за нас спокойна… Ну, или почти спокойна.
- Ага! – мальчик положил записку на стол и придавил ее узлом Лисси.

– А теперь быстренько ОБРАЩАЕМСЯ, пока Тетушка в своем огороде копается, и – бежи-и-им!!! Кстати, Чиппер, ты знаешь, куда Лисси направилась?
- Вверх по тече – чению реки. Я вас провожу.

  Воробей выпорхнул из комнаты. С улицы донеслось его восторженное чириканье.

- Что за жизнь чу – чудесная пошла! Приключе – чения продолжаются!
- Нет, дорогуша!  – осадил его Том. – Лисси мы, пожалуй, и сами найдем! А ты пока что задержись! Нельзя, чтобы мы все хором исчезли: тетушка Сова расстроится. Ты лучше с ней проведешь разъяснительную работу – о пользе путешествий и смены обстановки. А потом нас догонишь.

  Чиппер повесил клюв и грустно пробормотал:

- Вот так всегда! Только размечтаешься о кренделях небесных…

А тут тебе – бац! И скажут: «А вас, Штирлиц, я попрошу остаться»…

  В общем, к тому времени, как я прошла этот бесконечный  каньон, на мне и нитки сухой не осталось. Во-первых, отовсюду летели брызги. Во-вторых, идти босиком по скользким камням я не рискнула. В итоге башмаки промокли насмерть. Если к послезавтрашнему дню  высохнут – будет счастье.

Хорошо, что хоть куртка в котомке уцелела. И запасное бельишко я в последний момент не выложила. В общем, пришлось забиться в прибрежные кусты, снять с себя все сырое, надеть сухое  и набросить сверху куртку. Снятые вещи я разложила на камнях, в надежде, что вечернее солнышко их высушит. Или ветер лишнюю воду выдует. Мда! Вот так история! Ни костра, ни укрытия – одни мокрые лапки…

Я с некоторой тоской подумала о большом шерстяном платке, оставленном в домике тетушки Совы. Но потом тряхнула головой и решила, что все не так уж плохо. Ночь я как-нибудь переживу – благо куртка и одеяло у меня есть.  А утром натяну одежонку – и буду сушить ее на себе в процессе передвижения по местности.
Песчаный берег, насколько хватало взгляда, был достаточно пологий и относительно сухой. Изредка попадавшиеся на нем серые валуны казались великанами, попавшими в плен к каким-нибудь сказочным существам. А, может быть, им просто надоело торчать на далеких скалах – и они отправились путешествовать? Но быстро устали и прилегли отдохнуть?Вот и мне надо бы последовать их примеру.
По счастью неподалеку нашлись три больших камня, стоявшие рядом неким подобием треугольника. А между ними – достаточно места для того, чтобы постелить одеяло или положить куртку. Как бы лучше все «смонтировать», как любят говорить близнецы? Ладно, потом разберусь. Я перетащила мокрые вещички  поближе к своему импровизированному «жилищу», еще раз их отжала и разложила на валунах, прижав камешками поменьше – дабы ветром не унесло. Достала из котомки одеяло, плюхнулась на него и решила подкрепиться тетушкиными пирожками.

В дилижансе я честно постаралась забыть, что они у меня есть. В каньоне – было явно не до них. И сейчас я поняла, что голодна, как какой-нибудь людоедский великан или великанский людоед. Вот правильно говорят, что только самые простые вещи никогда не разочаровывают. Например, еда!

А еще, когда человек расстроен, он ест конфеты. 

Наверное, ими он затыкает дырки в себе. Я, наконец-то поняла, почему конфеты в коробках бывают и круглые, и квадратные, и треугольные. Просто никто не знает заранее, какой формы будет его грустная дырка. Ну, конфет у меня с собой сейчас нет – зато есть пирожки – с вареньем, с капустой, с мясом. Вот интересно, от чего помогают сладкие пирожки? Я быстренько «заточила» парочку и внимательно к себе прислушалась. В голову полезла всякая «мелкая философия на глубоких местах».

- Пожалуй, важно быть благодарным за всё, что было – подумала я. - Верить в завтра наперекор всему и быть благодарным за вчера — это самое главное. Вот у меня, например, с тех пор, как я сбежала из дома,  хорошего в жизни случилось гораздо больше, чем плохого. Так что  надо радоваться жизни и просто жить! Баловать себя вкусным, уезжать в другие страны, читать красивые книги, ходить босиком по весенней траве, собирать полевые цветы  и временами поворачиваться задом к мнению светского общества.

Последняя фраза в моем внутреннем монологе мне особенно понравилась, и я даже повторила ее про себя несколько раз. Потом дожевала вкуснющий пирожок, запила скромный ужин водичкой из реки и, свернувшись клубочком, прилегла у ближайшего камня, закутавшись, как следует, в одеяло. За стеной деревьев уже полыхали алым и золотым краски заката. Журчанье реки убаюкивало.
Я положила голову на скрещенные руки и сладко зевнула. Видели бы меня сейчас флорестанские придворные! Наследница престола ночует на берегу под открытым небом, как какая-нибудь бродяжка. Розалия точно в обморок грохнулась бы! А вот отец…

Вообще-то, однажды он рассказывал мне, как ездил в юности в соседнюю  Эвзебию с дипломатической миссией. Но в пути отстал от своих спутников, немного заблудился и заночевал в лесу. Прямо, как я сейчас! И когда папа вспоминал это происшествие, вид у него всегда был невероятно счастливый. Наверное, каждому взрослому, и не только властителю, приятно хоть раз в жизни устроить себе такие каникулы. Снова почувствовать себя беззаботным мальчишкой или девчонкой, не думать о скучных повседневных делах…Широко открытыми глазами смотреть на мир, впитывая красоту вечернего леса, воображать себя героем любимой книги, посреди захватывающего приключения.
Я вздохнула. Может, когда я вернусь домой, мы поговорим обо всем этом с отцом? Долго и хорошо, как в былые времена. Чиппер ведь сказал, что папа скучает обо мне.

Тем временем, закат погас, и на лес опустилась плотная, серая пелена сумерек. И что самое печальное – от воды на берег сразу потянулись белые струи сырого холодного тумана.  Мне тут же захотелось поежиться, нахохлиться, как мой друг воробушек, и зарыться   в  куртку  по самую  рыжую макушку.
Но – увы! Все проделанные манипуляции мало мне помогли! Туман  окутал весь берег, одеяло и одежда начали отсыревать. Съежившись и завернувшись с головой, я кое-как погрузилась в тревожный, неглубокий сон. Попутно успев подумать, что после такой ночевки малиновое варенье мне понадобится скорее, чем мне казалось. И почему я не взяла с собой огниво?
 Во сне я долго блуждала по какой-то темной и сырой пещере. Вздрагивая от холода, когда прикасалась к ее скользким, мокрым стенам. Внезапно стены пещеры исчезли, я увидела яркий свет и подбежала к огням, горевшим  посреди поляны. Села между двух костров, с блаженством чувствуя, что каждая клеточка промерзшего тела наполняется живительным теплом.

Я протянула руку к огню и ощутила под пальцами…мягкую шерсть.
Тут сон окончательно покинул меня. Я открыла глаза. И потрясенно ахнула!
Два Волчонка, тесно прижавшись ко мне с двух сторон, мирно дрыхли и, кажется, даже похрапывали во сне. А от их пушистых маленьких тел струился ровный и сильный жар, прогоняющий стылый холод  неуютной ночи.
- Томас и Ребекка Грейстар!  - прошептала я, не зная, плакать мне от радости, ругаться или расцеловать этих обормотов, когда они проснутся.

– Кажется, вы спасаете меня в очередной раз. Вот только не представляю, что мне с вами делать дальше?!  И как потом оправдаться перед Джонатаном и Тетушкой Совой? Ладно, утра вечера мудренее. А пока что ясно одно: я в ответе за вас. И постараюсь отплатить вам добром за добро, мои несносные маленькие друзья!



Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru