"Следы невиданных зверей". Глава 16. "Но, слава Богу, есть друзья!"

Изображение:
"Следы невиданных зверей". Глава 16. "Но, слава Богу, есть друзья!"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Проснулась я от того, что упавший с неба солнечный лучик весело пощекотал  немного замерзший нос. Я сморщилась, чихнула, потом потянулась и огляделась по сторонам. Том и Бэкки, уже принявшие  человеческий облик, еще спали, по-прежнему привалившись ко мне с двух сторон. Я осторожно пошевелилась, и девочка тут же открыла глаза. Неуверенно улыбнулась мне и прошептала:
- Доброе утро, Лисси!
- Доброе утро, незваные гости!

  Я старалась говорить самым строгим учительским тоном, но  получалось, кажется, неубедительно. Уж больно трогательными выглядели растрепанные со сна и немного смущенные Волчата.
- Спасибо, конечно, что помогли мне пережить эту холодную ночь. Но ради всех сил небесных, ответьте немедленно, чудища лохматые, зачем вы кинулись по моим следам? И как вы узнали, что я не отправилась домой в дилижансе, а пошла пешком вверх по течению Эстеллы?
- Как узнали? – усмехнулся  Том. - Одна маленькая птич – чка начи - чирикала.
- Чарли растрепал?! Ну, чучело пернатое, не ожидала я от него такого!
- Не сердись на Воробышка, Лисси, - вмешалась Бэкки. – Он, правда, за тебя очень волновался. И попросил нас сопровождать тебя в пути.
- Так что мы теперь твои попутчи – чики, хоче – чешь ты того или нет, – подытожил мальчишка.
  Я хмыкнула. Долго сердиться на близнецов было невозможно. Особенно, слушая упоенно чирикающего Волчонка. Но все же следовало приструнить  неуемных искателей приключений на … пушистую «пятую» точку.

И я сказала очень серьезным тоном:
- Приятно, конечно, путешествовать в компании друзей.  А что скажет на это Джонатан? И тетушка Сова, и ваша мама? Ей ведь вообще вредно волноваться в ее-то положении!  И, кстати! Сова обещала Джонатану беречь вас от любой беды. Мда, представляю, каково ей сейчас…

- Да никакой беды не произошло! – тут же пылко возразил Том. - Нам просто стало скучно у Тетушки. С нашествием редких зверей мы разобрались, а больше там делать нечего.
- И мы написали Сове записку, - поддержала брата Бэкки. - В которой рассказали, куда отправились и зачем. А папе с мамой Тетушка ничего не  расскажет. Она же умная, понимает, что их незачем сейчас беспокоить.
- А еще мы попросили Чиппера остаться пока с Совой и успокоить ее, если Тетушка сильно разволнуется.
- Так вот  почему он до сих пор не догнал меня.  Да-а, хотела бы я посмотреть на этот процесс «успокоения». Надеюсь все ограничится очередной порцией гекзаметра и куче- чей комплиментов от пернатого хитреца.
- Чарли умеет беседовать с дамоч -чками - я заметил, - подмигнул мне Том.
  А потом сказал уже  более серьезным тоном:
- Мы, правда, хотим помочь тебе, Лисси. Волки своих не бросают. А ты – наш друг. На большой дороге может случиться всякое. И тебе может понадобиться помощь верного товарища. Который станет рядом в минуту опасности плечом к плечу. Спасет от беды, прикроет спину.
  Произнося эти слова, мальчик, словно бы повзрослел на несколько лет. И я вдруг заметила, как он, оказывается, похож на Джонатана! Тот же прямой твердый взгляд, та же отвага и спокойная уверенность в  голосе.
- Отец мог бы тобой гордиться, Том, услышь он тебя сейчас, - подумала я.

  Но вслух сказать ничего не успела. Потому что в разговор опять вмешалась Бэкки. Грустно покачав головой, девочка произнесла:
- Да, и вообще! Папа и Тетушка считают нас глупыми малышами. А мы уже выросли! Мы – почти взрослые. И хотим  делать что-то важное и нужное. Но никто в нас не верит!  А отец  так и вовсе не замечает. Он сейчас думает только о маме и своих будущих детях!
  Последние слова девочки просто обожгли меня!  Я сразу вспомнила наш с Джонатаном «взрослый» разговор. А еще невыносимую боль и тревогу в глазах Волка, когда он говорил о своей жене.
И я тихо сказала этим «выросшим  людям»:
- А вы знаете, почему  отец  так заботится о вашей маме?
  И так же спокойно, сдерживая кипящие чувства, пересказала близнецам  беседу с их отцом.
- Джонатан сказал мне тогда: «Я просто пытаюсь не потерять жену. Хотя в чем-то, наверно, теряю при этом детей». Вашему отцу сейчас приходится  очень тяжело, поймите же это, наконец! Но он любит вас! Всех! Всю свою семью, включая малышей, которые скоро должны появиться на свет. Ну, вот так в нашем мире любовь смешана с тревогой за любимого! И  никто в этом не не виноват.
  Я украдкой посмотрела на Волчат. Они потрясенно молчали. Кажется, их мир немного пошатнулся. Надеюсь, что не рухнул совсем. Потому, что ребенок считает, что родители всегда будут рядом. И всегда будут подарки на день рожденья, и ласковая рука на горячий лоб, если ты болен, и поцелуй перед сном.

И всегда можно будет забраться на колени и рассказать, какой чудесный был день или наоборот пожаловаться на синяки и ссадины. И мама пожалеет.

И поцелует. И все ранки тут же зарастут, и  душевные тоже.
И ТАК БУДЕТ ВСЕГДА!
Нет… не всегда. Взрослеешь, когда теряешь. Самых близких людей в том числе. Остается  только надеяться и просить у Неба, чтобы ребята не испытали того, что довелось перенести мне.
  Бэкки всхлипнула и вытерла слезы:
- Я за маму теперь боюсь, - жалобно прошептала она. – Вдруг с ней что-нибудь случится?
  Том ничего не сказал, только кивнул со вздохом.
Черт! Может, не стоило им всего этого говорить? Вот ведь недаром  Джонатан боялся  беседовать с  детьми о любви и смерти. Но с другой стороны,   Волчата так и думали бы несправедливо  о своих  родителях…
  Я решительно сказала:
- Ничего плохого с вашей мамой не случится! Джонатан скорей всего уже вернулся домой, а он для нее – самая надежная защита и опора.

И вообще! Скоро у вас появятся два братика или две сестрички. И тогда Стая подарит Микаэле бессмертие. И ваша мама никогда уже вас не покинет. Так что вытрем слезы  и посмотрим, что приготовил нам новый день.

 

- Не знаю, что там день приготовил, а вот завтрак нам придется готовить самим, - размышляла я, с невеселым видом разглядывая  оставшиеся пирожки. – Весь вопрос – из чего? У Волчат здоровый детский аппетит, а этих печеных изделий для троих явно недостаточно. Главное, река рядом, рыбы там полно, а удочки нет. Да и костер разжечь нечем. Вот ведь положеньице какое паршивое! Чем же мне детей кормить?
  Пока я предавалась тяжким раздумьям, Волчата неожиданно начали действовать. Умылись в речке, о чем-то пошушукались, и Том резво ускакал в ближайший прибрежный кустарник. Вернулся через пару минут, неся в руке  небольшой, но увесистый камешек.
- Это что у тебя такое? – удивилась я.
- Это? Кремень! – ответил мальчишка с такой гордостью, как будто принес мне, по меньшей мере, алмаз в десять каратов.
- Ну и зачем он нужен?
- А вот сейчас увидишь! Бэкки, неси камыш!
  Девочка тут же прибежала с длинной веткой. Быстренько распотрошила темную головку камыша. Том сложил пух в кучку. Вынул  довольно большой для десятилетнего мальчика нож, висевший у него на поясе.

- Наверное, подарок отца, - подумала я.

Мальчик ударил стальным лезвием по кремню. Дождем посыпались искры, и пух слабо задымился. Тут уже и я кинулась к ребятам – раздувать легкое пламя. И спустя недолгое время у реки ярко вспыхнул костер.
- Ловись-ловись рыбка, большая и маленькая!- подмигнул мне Том, срезая длинный прут у ближайшего орешника.

  А Бэкки уже выдергивали длинную нитку из подкладки своей курточки.
- Лисси, у тебя какая-нибудь заколка есть? Или булавка?
  Я торопливо пошарила по карманам. И, к счастью, обнаружила нужный предмет. Кусочек того же камыша пошел на поплавок, а первый попавшийся камушек  стал грузилом. Том довольно ловко закинул удочку в воду. Вскоре на песке забились три довольно упитанные форельки.
- Кажется, я зря паниковала, что мне нечем будет кормить малышей, - улыбнулась  я про себя, помогая Бэкки почистить рыбу. – Эти дети сами, кого хочешь,  накормят. Да-а, похоже, мне здорово повезло, что близнецы увязались вслед за мной.
  Последнюю фразу я произнесла вслух, еле слышно. Но  у Волчат же слух намного  тоньше человеческого. И парочка нахально подмигнула мне, разразившись ответным хихиканьем.
- Все это прекрасно, друзья мои, - задумчиво произнесла я, закончив возню с рыбой. – Но у нас нет никакой посуды, чтобы  приготовить еду. Даже захудалого глиняного горшочка не наблюдается.
- Как это – нет?! – весело удивилась Бэкки, мастеря что-то из березовой коры. – Смотри, какая хорошенькая кастрюлька  получилась!
  Из квадратного куска бересты девочка сделала что-то вроде небольшого ящика, края которого скрепила колючками терновника. А потом вымазала его снаружи тонким слоем глины. Импровизированная «кастрюлька» закипела на огне. Том бросил в воду пойманных рыбок.
- Послушайте, ребята, а кто научил вас всем этим премудростям выживания в дикой природе? – спросила я, предчувствуя, впрочем, ответ.
- Папа, - улыбнулся Том. – А еще дядюшка Фердинанд, оруженосец Эдвина. Вместе мы часто ходили в походы в Визардский лес.
- Вот можете же направлять свою кипучую энергию в мирных целях! -  наставительно сказала я, старательно копируя скрипучий голос Тетушки Совы.   Ребята расхохотались. А я добавила, глядя на готовящееся блюдо.
- Эх, сейчас бы хоть щепотку соли! И лучок тоже не помешал бы!

Хотя здесь же много чего может самосейкой расти. Сбегаю-ка я в кусты, поищу хоть какую-нибудь приправу.
  Мои поиски в зарослях увенчались успехом. И вскоре я, гордая тем, что тоже могу внести свою  лепту в приготовление завтрака, уже тащила к костру целый пук трав, где были дикий чеснок, укроп, тмин и даже лавровый лист.
- Вот сколько трав! И все – полезные.
  Тут Том почему-то залился громким смехом и даже повалился на песок, размахивая руками.
- Что я такого смешного сказала? – притворно строго буркнула я, кроша приправу в уху.
- Лисси, не сердись, – мальчишка вытер набежавшие от смеха слезы. – Просто я сразу вспомнил один разговор, который случайно услышал на городском базаре. Там молодой ученик  алхимика продавал пучки лекарственных трав. 

А к нему подходит старушка и спрашивает:
- И что, сынок, помогает твоя травка?
- Эх, помогает, бабуль! Еще как помогает! Я вот тут неделю постоял – мантию себе новую купил. Месяц постоял – приобрел доброго коня. Теперь вот на собственный домик  зарабатываю.
  Весело хихикая, мы уплетали вкусное варево, хлебая его черпачками из той же коры, умело вырезанными Томом.
После завтрака Бэкки спросила меня:
- Куда  теперь направимся. Лисси?
- Да все так же, вверх по реке, - пожала я плечами. - Вчера пока я скакала по каньону, успела заметить несколько вертунчиков, летящих вдоль берега. И, по-моему, в зарослях ворочался очередной камнеед. Значит, миграция зверей продолжается. И выяснить ее причины можно только добравшись до истока Эстеллы.

  Пока я носилась по берегу и прибрежным кустам, одежки на мне благополучно досохли. Вот только башмаки все еще оставались сырыми. Но Том взялся досушить их у костра. Предоставив ему возможность заниматься этим сложным процессом, мы с Бэкки прогулялись вдоль берега. Обнаружив на песке странные следы чьих-то больших лап.
- Как ты думаешь, Лисси, - задумчиво спросила девочка. – Драконы еще существуют?

- Не знаю. В древних легендах написано, что когда-то они были таким же обычным явлением, как рассвет и закат. Но теперь, если честно, я бы их появлению не обрадовалась.

- Почему? – удивилась она.

- Потому, что в чужую голову заглянуть нельзя! А кто знает – что  у него на уме? Меня вон от встречи с брондуляком до сих подтряхивает! Если бы вас не оказалось рядом, и вы не были … Оборотнями, то моя экспедиция закончилась бы весьма печально.

- Ага, – сказал Том, неслышно появляясь у нас за спиной  и протягивая мне подсохшие башмаки.

– Как поют в Грядущем: «и никто не узнает, где могилка моя». Вот теперь ты понимаешь – зачем  мы за тобой увязались?

- Теперь понимаю.

- Ну вот! От маленьких человечков тоже большая польза есть!!!

  Том на минутку задумался, будто припоминая, а потом выдал:

- Когда-то очень-очень ­давно один маленький ­человек с очень-очень­ большим сердцем захо­тел сделать так, чтоб­ы каждый в трудную ми­нуту мог увидеть, что­ даже в самом центре ­самой глубокой темнот­ы есть крохотный лучи­к света. Тогда этот м­аленький человек с оч­ень-очень большим сер­дцем построил самый п­ервый в мире маяк… а ­потом второй и третий­…

Так на одиноких кам­енистых утесах, откры­тых всем ветрам и бур­ям, выросли сотки мая­ков. Теперь они связ­ывали далекие контине­нты тонкой, едва заме­тной, пунктирной лини­ей робкого света. Но ­порой даже такого кро­хотного огонька доста­точно, чтобы отыскать­ верный путь…

- Ой! Я тоже читала эту книжку – встрепенулась Бэкки. – Там еще написано было: «хорошо, когда в минут­ы жизненных бурь на т­воем пути появляется ­вот такой человек-мая­к, который заставляет­ верить и идти вперед­, несмотря на сгустив­шуюся темноту»…
- А бывает, что ты сам ­неожиданно обнаружива­ешь у себя в груди оч­ень-очень большое сер­дце – улыбнулась я. - И тогда, единств­енное, что ты можешь ­сделать – это отправи­ться строить новый ма­як…

  Но к морю мы с вами пока не пойдем. А отправимся вон к тем скалам.

И попробуем с них увидеть что-нибудь интересное.

- Угу! – усмехнулся  Том. – Как там мама любит петь?  «Мне сверху видно все, ты так и знай!»

  Вот на этой веселой ноте мы засыпали песком костер, убрали в котомку одеяло и двинулись в путь.





****************************************************************************************************************************************************************
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...




Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru