"Следы невиданных зверей". Глава 17. "Мои рыжие волосы все еще пахнут костром..."

Изображение:
"Следы невиданных зверей". Глава 17.  "Мои рыжие волосы все еще пахнут костром..."
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Мы медленно тащились по заросшей травой дорожке, плавно поднимающейся в гору. Солнышко светило, ручеек, текущий вдоль дороги, весело журчал. В зарослях лопуха копошилась совершенно безвредная стайка воробьев. День обещал быть теплым, а путешествие – не слишком утомительным.
Ближе к обеду нам стали попадаться каменистые пригорки, покрытые цветущим шиповником. Справа от дороги потихоньку начали вырастать скалистые утесы, сплошь заросшие кизилом и лощиной, напомнившие мне злополучный каньон. Потом показалась стена древнего монастыря. Точнее сказать, не стена, а он сам. Монастырь был выдолблен в скале. И к нему от дорожки вела совсем заброшенная деревянная лестница.

- А что – спросил Том. – Монахи тоже убежали? Как камнееды?

- Судя по всему, – кивнула я. – Признаков жизни не наблюдается. Зато я вижу площадку возле ручья. Мне кажется, что там – родник. Пить будем?

  Дети радостно закивали и наперегонки умчались в указанном направлении.

- Хорошо, что тут родник, а не колодец, – подумала я. – Пить сырую воду из заросшего ручья почему-то не хочется. А из колодца мы бы без ведра ничего не достали.

  Мы спустились чуть ниже текущей воды, вымыли руки, умылись холодной водичкой, и только тогда снова поднялись к роднику – пить! Мда! Фляжку-то все-таки стоило прихватить с собой! Тем более, что котомку все равно тащу не я, а Том. Он у меня ее еще на берегу отобрал – рыцарь малолетний. Или паж?

Ну, в общем, наш единственный мужчина…

Мы повалялись в тенечке, размышляя – подняться ли по лестнице к древнему монастырю  или благоразумно пройти мимо? И решили судьбу не искушать. Мало ли какие змеи там богатства бывшие охраняют? Зато, когда слева показался не менее древний Песчаный Город, мы дружно рванули  в его сторону. Благо мостик через ручей вполне годился для переправы на другой берег.

Да-а-а….Из долины нам открылось захватывающее зрелище. На крутом обрыве виднелись  стены древних зданий, готовых, кажется, в любой момент сорваться вниз.
- Говорят, - пояснила я Волчатам, - что в прежние временя все ворота, стены и даже калитки были украшены драгоценными камнями.
- Тут и так красиво,  без всяких камней, - вздохнула Бэкки.

Вид  горы был удивителен с любой точки зрения: издали - с плато  она казалась  островом,  поднимающимся  из туманно-сиреневой дали. А  вблизи яркое  сочетание покрытых лесом склонов и изрытых пещерами отвесных скал будили  фантазию и воображение. Сразу начинали мерещиться призраки таинственных обитателей Древнего Города.

- Это, правда, Город? – спросил Том, карабкаясь наверх, и не забывая, впрочем, подавать нам руки в особенно крутых местах.

- Да. Город. В наших летописях он прославлен, как первобытное жилище человека, как крепость, устроенная природою, и доведенная людьми до совершенства. Точное время основания города-крепости не выяснено, но некоторые ученые считают, что  это пятый  век нашей эры. А другие с ними спорят! И утверждают, что он может быть древнее на несколько столетий.

- Разве ты не видишь? – добавила Бэкки. – Вон же в скалах домики! Ну, то есть, окна и двери! Хотя, они скорее похожи на пчелиные соты!

- Лишь бы в них не жили звери! – мысленно пробормотала я.

  Опасаясь произнести эти слова вслух. Не хотелось выглядеть в глазах ребят трусихой. Ох, что-то поубавилось у меня этого, как его? – Энтузиазма…

  Мы, наконец, влезли наверх, и подошли вплотную к известняковым стенам.

- В книгах про него написано: «Город – воздушный! А жилища - подобны орлиным гнездам, на вершине крутой, неприступной горы.

Внутри он чист и опрятен: ни одна столица не может похвастаться такою мостовою: под всем городом - одна сплошная плита - гора, на которой он стоит. Когда-то он являлся главнымторгово-ремесленным центром этой части Флорестании. Но постепенно пришел в упадок и был покинут жителями

- А почему? - просила Бэкки.

- Не знаю, история об этом умалчивает.

- Жители в пещерах своих потерялись, – хмыкнул Том. – Не иначе…

- Вот, кстати, о пещерах! Давайте сразу договоримся, что никто из нас в одиночку никуда не лезет. Сейчас я сверюсь с картой, и мы дружно пройдем через город на край ущелья.

- И никуда не полезем? – разочарованно протянул Том.- Совсем?

- Совсем. Сначала произведем разведку. А там – видно будет. Кажется, рядом с ущельем тоже пещеры есть. Мне Ивар рассказывал. Он когда-то тут был.

 

Мы не спеша пошли по «главной улице», полого поднимавшейся вверх и

щедро засыпанной известковой крошкой. Разглядывая какие-то непонятные знаки и надписи на неизвестном языке, когда-то украшавшие стены «домов».

Одним глазом заглянули в пещерную церковь с тремя окнами. Несколько полуразрушенных колонн застыли, как часовые возле дверного проема.

А может, это и не церковь вовсе, а дворец государя? Хотя, нет, все-таки храм какой-то: вон внутри что-то похожее на алтарь и над ним белый, высеченный в скале, каменный крест.
За «городом» стоял еще один полуразрушенный храм. Но к нему мы уже не полезли: все вокруг так густо заросло орешником и колючей ежевикой, что мы с большим трудом продрались на край обрыва. Только теперь стало понятно, что древний город расположен на плато горного отрога, господствующего над тремя глубокими долинами…

Я осторожно подошла к краю и заглянула в пропасть! Аж голова закружилась! Хорошо, что Том держал меня за руку – и быстро выдернул на твердую почву. Хотя, «почва» тут везде твердая – и как на ней растет то, что растет – загадка. Откуда на камнях земля-то взялась? И вообще – есть ли где в Мире что-то выше и красивее этого каменного монстра? Где-то внизу – реликтовые леса и высокие овраги, изрезанные провалами. Облака, плывущие по небу, кажутся кораблями, собравшимися причалить к пристани.

Одно мгновенье – и можно на них шагнуть…

 

Судя по всему, в голову Тома закрались те же мысли. Только выразил он их куда более оригинально – видимо, цитируя свою «космическую мамочку»:

- Дорогие лунатики, то есть лунонавты, то есть лунатоходы, и прочие любители космических путешествий! Пристегните ваши ремни, зачехлите скафандры, держите наготове чемоданчики с  едою в тюбиках, наш экипаж стартует к спутнику Земли. На борту нашего крейсера к вашим услугам огромная библиотека фантастики, уютный видео-зал с набором хроник о покорении Луны великими путешественниками: Джеком Бобовое зерно, Мюнхгаузеном, Арданом, Незнайкой и другими героями. В программе путешествия - знакомство с лунным зайцем, танцы с веселой коровой, фотографии на память на фоне восходящей Земли, дегустация лунного сыра и сеанс одновременной игры в шахматы с обитателями обратной стороны спутника…

- Хм! Интересно – о чем это он? Надо потом попросить объяснить – кто такой Незнайка? И что такое «видеозал»? Потому, что кроме слова «ЛУНА», я ничегошеньки  не поняла.

  Зато Бэкки тут же включилась в игру, коварно утащив из котомки позаимствованные у Тетушки Совы сухари. Ну, ладно – пусть порезвятся. Вон уже небольшую полянку себе вытоптали и теперь плетут из орешника то ли пчелиный улей, то ли очередной космический аппарат.
- Лисси, смотри, что здесь есть! - крикнул Том, указывая на темневшую в скале дыру, к которой вело несколько ступенек.

  Мы осторожно заглянули внутрь, чуть спустились – и тут же выскочили обратно. Бр-р-р! Там же холодно, как в погребе! Нет уж, лучше на солнышке посидеть.
Я тоже достала себе пару сухарей и решила еще раз полюбоваться окрестностями. Хм! Как любит говорить Джонатан, «вечер перестает быть томным».
Внезапно поднявшийся ветер, гнал по небу черную грозовую тучу. Вот этого нам только не хватало! Быть застигнутыми дождем и бурей на самой вершине горы – удовольствие маленькое! Придется срочно прятаться в обнаруженную пещеру.

- Не пойду! – закапризничала Бэкки. – Там темно и холодно!

- Спокуха на лицах! – отозвался Том. – Сейчас мы туда дровишек подкинем. И устроим костер!

  В зарослях орешника, среди которых мы располагались, было полно сухих веток и прошлогодней травы. Мы прилежно перетаскали их вниз, сделав хороший запас на случай затяжного дождя. Потом забились в самый угол, где не так дуло, и развели огонь. Я достала из котомки одеяло и постелила его на пол. Свой «дневник наблюдений» и карту  спрятала за пазуху. Потом отдала девочке  свою куртку и посадила ее на пустую котомку. А мы с Томом пристроились на одеяле. Остатки сухарей и баночка малинового варенья должны были слегка подсластить нам пребывание в погребе. Судя по всему, пещерка когда-то им и являлась. Потому  что в стене были выдолблены многочисленные «полочки». А вот зачем в погребе «окно», выходившее на узкий карниз над пропастью - совсем непонятно.

Хотя, может быть, его раньше и не было. Просто со временем отвалился кусок скальной породы.

Надо сказать, что в «домик» мы спрятались очень вовремя. На горную вершину налетел шквалистый ветер, ударил гром, и упала стена дождя. Причем такая, что через какое-то время струйки воды, затекавшие в наше убежище, начали превращаться в бурный речной поток. И этот поток стал стремительно приближаться к нашему костру.

- Твою дивизию! – непонятно выругался Том. Вскакивая и пытаясь отгрести костер в сторонку. Но сухая палка сломалась в его руках, и только подняла тучу искр. Несколько из них упали на одеяло. Противно завоняло горелой шерстью…

В ту же секунду вода с шипением залила костер, поднимая столб горячего пара и дыма. Не понимая, где вход – да и не стараясь разобраться – в какой он стороне, я схватила Бэкки в охапку  и начала выпихивать в «окно». Том, сообразивший быстрее меня – где искать спасение – уже стоял на мокром карнизе, принимая у меня девочку…

При ближайшем рассмотрении, все оказалось не так страшно – только сыро и холодно. Карниз позволял сидеть на нем, слегка подогнув ноги. Сверху над ним нависал небольшой козырек, немного укрывавший нас от дождя. А ветер забивал густой серый дым обратно в окно. Заодно припечатывая нас к стенке. Ну, и вода тоже сделала свое дело, окончательно погасив костер. Мы сидели с Томом, прижавшись, друг к другу, а Бэкки заснула  у нас на коленях.

- Что это с ней? – встревоженно  спросил мальчик. – Почему она  спит?

  Я пожала плечами.

- Защитная реакция организма. Когда происходит что-то страшное – дети от него прячутся. Знаешь, когда мне сказали, что мама умерла, я тоже легла спать. Тетка Розалия орала, что я – бездушная скотина.
Но, наверное, иначе я бы просто сошла с ума. Так что, пускай, девочка лучше спит, чем плачет. Вот закончится дождь, рассеется дым – и можно будет лезть обратно. Правда, мы так и не успели рассмотреть окрестности.

- Ну да – разведка не удалась.

Том тяжело вздохнул и тут же закашлялся.

- Черт! Все-таки успел наглотаться дыма! Вот поэтому и беспокоюсь – что с Бэкки?

- Все с ней нормально. А что беспокоишься – это хорошо. Глядишь, потом сто раз подумаешь – тащить ли с собой сестренку, когда на очередные подвиги отправишься?

- Да понял я уже – что дурак! И как  за своих близких волнуются – я тоже прочувствовал. Даже, кажется, сам побывал в папиной шкуре. Знаешь, если бы он сейчас тут появился со своим ремнем – я бы ему обрадовался. Я, Лисси, пожалуй, на любую трепку согласен – лишь бы Бэкки снова оказалась в своей комнате. Ну, или хотя бы в Совиной избушке…

  Я промолчала. Но подумала о том же.

- Оборотень, Оборотень, серая шерстка! – мысленно позвала я. – Где же вы, Оборотень, обещавший прийти ко мне  на помощь?

  Но вместо Джонатана появился … ДРАКОН!



Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...




Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru