Пролог

Пролог

Широка и полноводна река Этера, отделяющая королевство Мефис от владений вольных баронов. Красива и величава, особенно ранней весной. По искрящейся синей глади плывут курчавые белоснежные облака, тихо плещут волны, омывая мшистые прибрежные камни, скрипит на ветру и о чем-то шепчется зеленый тростник.

Высокий худой старик, спускающийся по лесной дороге к пристани, остановился, очарованный величественным зрелищем, погладил длинную седую бороду и улыбнулся:
– Значит, это и есть Этера. Матерь всех рек… Наконец, добрался.

 Большое скопление народа на паромной пристани и отсутствие самого парома не слишком смутили путешественника, он поправил  большую остроконечную шляпу и, тяжело опираясь на посох, двинулся к людям.

В стороне ото всех худощавый рыжеволосый музыкант под аккомпанемент пронзительный лютни напевал странную песню о паломниках, которые ждали переправы через реку, но дождались лишь собственной смерти. Старик усмехнулся дерзости лютниста, при этом отметив, что именно сейчас эта песня сильнее всего бередит душу.


Мимо  веселой стайкой промчались ребятишки, какая-то неопрятная женщина выплеснула под ноги бурдюк с помоями, оставив на его стоптанных башмаках грязно-бурые брызги. Старик поморщился, но промолчал. Миновав телеги и коновязь с расседланными лошадьми, он подошел к ближайшему костру.

Сидевшие у огня люди не обратили на него ни малейшего внимания. Худой черноволосый человек, судя по одеждам - явно из торговой гильдии, заискивающе, обращался к двум бритым наголо здоровякам:
– Господа, вы кушаете второго моего зайца, но еще даже не заплатили за первого. А я ведь прошу совсем немного. По два медных фульфена за зайчика.
Один из молодчиков, жадно вгрызаясь в жаренное мясо, буркнул:
– Отвали!
Его товарищ, вытерев кожаным рукавом жирные губы, сытно рыгнул и рассмеялся:
– Не жадничай, Карло! Мы твоя охрана, а за охрану нужно платить.
– Мне не нужна охрана! – взвизгнул торговец, – Я вас не нанимал!


– Здравствуйте, добрые люди, – сказал старик, – Не скажете ли, когда будет паром?
Здоровяки бросили на него оценивающие взгляды. Один  неопределенно повел плечом. Другой длинно сплюнул в огонь.
– Да кто теперь знает, – вздохнул черноволосый, – Я видел, как старина Фарел отчаянно работал веслом, словно за ним гнались фурии. Даже страшно помыслить, что его так напугало. Вон сколько народа скопилось. Все ждут.
– Ты кто, дед? – недовольно процедил один из бритых, – чем промышляешь?


По черному кожаному колету и внушительному мечу, висевшему за спиной громилы, старик догадался, что перед ним наемник. Второй бритоголовый был его точной копией, отличаясь, лишь роскошными завитыми усами.


– Меня зовут Гарпилиус, – поклонился старик.
– Чего?– скривился первый, – Что за дурацкое имя? – Он с удивлением разглядывал поношенный синий балахон незнакомца, обшитый потускневшими позолоченными звездами.– Сроду не слышал таких имен. Меня, например, зовут Барт Рваный, – он тронул себя грязным пальцем за изуродованную нижнею губу. – А это Джузеппе, он из Мелании – нормальные человеческие имена. А ты кто?
– Я фокусник, – вздохнул старик, – Странствую по свету и дарю людям радость!
– Комедиант! – Заключил усатый.
– Ах, вот что, – недобро прищурился Барт, – Тогда пошел прочь от нашего костра! Садись к нищим и попрошайкам!
– Разве я вас чем-то обидел? – удивленно поднял брови путник.
– Ты чужеземец, – усмехнулся Джузеппе, – И потому не знаешь наших обычаев. Таких, как ты, запрещено даже хоронить на городских кладбищах. Вас скидывают в выгребные ямы, как дохлых собак.


Старик собирался, что-то ответить, но не успел. За его спиной раздался душераздирающий вопль. Чумазый подросток, одетый в бесформенное рубище, скакал и отчаянно тряс рукой. Его кисть была объята странным голубым пламенем.


Это было настолько неожиданно, что все оцепенели. Наемники вскочили с мест и обнажили мечи. И только старик ничуть не удивился, он сделал едва заметный жест и пламя на руке подростка погасло. Тот с ошарашенным видом уставился на свою кисть, стараясь отыскать хоть след от ожогов.


– Что… что это было? – запинаясь пробормотал Барт Рваный.
– Ничего страшного, – улыбнулся старик, – Всего лишь магическая ловушка. Воришка не знал о ней, когда полез в мою сумку.
– Так ты маг! – воскликнул Джузеппе, – Что же ты сразу не сказал – магов мы уважаем!
– Я был им, – печально вздохнул Гарпилиус, – Но меня лишили магии.
– Как это лишили? – удивился Барт, – Расскажи!
– Это длинная и невеселая история.
– А нам спешить некуда, – рыкнул Барт, – неизвестно сколько ждать проклятого парома! Хоть развлечемся!
– В другой раз.
– В другой, так в другой, – покладисто согласился Джузеппе, он ухватил подростка за шиворот и гаркнул: – Рваный, давай веревку! Вздернем вора, все равно делать нечего!
– Постойте! – воскликнул старик, – Пощадите мальчика!
– Он вор, – усмехнулся Барт, – А воров у нас вешают. Пойдем, Джузи, вздернем проходимца на том дубе, чтобы издалека было видать.
– Хорошо, – Гарпилиус кивнул, – Я расскажу свою историю, если сохраните ему жизнь.
– Это другое дело! – обрадовался Барт, – Садись маг. Эй, Карло, чарку  волшебнику!


Старик уселся на покрытый чьим-то плащом валун, принял из рук торговца чашу подогретого вина. Вокруг толпились люди. Даже дети, забыв про игры смотрели на рассказчика во все глаза. Слышался приглушенный шепот: «Настоящий маг!". «Тише вы, дайте послушать!».
Гарпилиус отхлебнул сладкого вина, причмокнул губами от удовольствия и начал рассказывать.

16:09
28


****************************************************************************************************************************************************************
Все хорошо. А как сам сериал назовем? Или по ходу пьесы название возникнет?
10:17
Название не самое важное. Пока предлагаю рабочее «Паром».
13:54
Переименовала блог, пока что так. Может что-то поинтереснее придумается))
Грег, нельзя ли добавить этот кусок:

В стороне ото всех худощавый рыжеволосый музыкант под аккомпанемент пронзительный лютни напевал странную песню о паломниках, которые ждали переправы через реку, но дождались лишь собственной смерти. Старик усмехнулся дерзости лютниста, при этом отметив, что именно сейчас эта песня сильнее всего бередит душу.


Между этим:

Большое скопление народа на паромной пристани и отсутствие самого парома не слишком смутили путешественника, он поправил большую остроконечную шляпу и, тяжело опираясь на посох, двинулся к людям.


и этим:

Мимо веселой стайкой промчались ребятишки, какая-то неопрятная женщина выплеснула под ноги бурдюк с помоями, оставив на его стоптанных башмаках грязно-бурые брызги. Старик поморщился, но промолчал. Миновав телеги и коновязь с расседланными лошадьми, он подошел к ближайшему костру.

14:18
Вставил. Ожидаю вставку про цыганку )
Надо ещё придумать, куда её вклинить и как, ничего не перегружая.
15:05
В принципе и вставлять ни к чему, а то она будет отвлекать внимание на себя. А в твоем куске главное значение песни.
Загрузка...




Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru