Глава 3. Тюрбан (рассказ наемника)

Глава 3. Тюрбан (рассказ наемника)

- Не к хорошему делу примета – демонов отпускать! – послышалось ворчание из-под плакучей ивы, склоненной к воде. – Будь ты, Гарпилиус, трижды фокусник и четырежды маг, проку от тебя мало.

- Кто там высказывается? А ну покажись! – громыхнул Барт, силясь высмотреть против солнца и бликов воды того, кто сидел в тенях.

Ветки ивы заколыхались, открывая путь человеку, закутанному в обтрепанный плащ. Бугай вскочил, готовый драться, но незнакомец молниеносно очутился рядом с ним, и здоровый детина так и не понял, как оказался распростерт на траве. Досталось и счастливому крестьянину, потомку дракона, только-только вцепившемуся зубами в зайца.

- Добрый ты, маг, - продолжал бродяга корить Гарпилиуса. – Чему тебя только учили в твоей академии, раз не нашли времени растолковать, как выглядит демон, против которого вы поперли. Неужто маги не знали о том, что тебя, с твоим сердцем, демон скорее обманет, чем любого из них. Нет, у нас, наемников, дела так не делаются. Новичков-добрячков в боевую команду никто не берет, ну а если уж взяли по дурости, то решающего удара не доверяют. У нас бы ты, славный друг, плошки с ложками сторожил – и не более.

- Наемник ты? – отвечал Гарпилиус, не обидевшись. – Чую, у тебя при себе магия имеется, ею ты Барта с крестьянином сшиб.

Барт тем временем поднимался, прикидывая, как напасть на обидчика, но услышав, что тот использовал магию, решил не нарываться.

- Как тебя звать, мил человек? – продолжал Гарпилиус.

- Как меня звать – про то вам не знать, а кликуха моя – Смерч. Видел смерчи, маг?

- Делал, - равнодушно сказал Гарпилиус.

- Вот и я делаю, артефактом. Угадаешь каким? – с этими словами наемник распахнул плащ, и оказалось, что под рваниной у него скрыт целый арсенал. Кожаные доспехи, меч, уйма ножей и много мелких предметов, висящих на поясе-шарфе. Склонив голову набок, старый маг кинул всего один взгляд на это разнообразие.

- Вижу каким, - кивнул он. – Древняя вещь. Невеликая ценность, но для людей, не обученных магии, такой артефакт – подспорье хорошее. Как он к тебе попал?

Смерч усмехнулся и по-свойски устроился у костра.

- Известным путем: как трофей. Наемники – каста особая, служим кому угодно, хоть демону твоему, хоть его мраморной статуе. Как-то давно меня и еще двоих молодцов нанял себе в охрану Анжело по прозвищу Лев, известный разбойничий атаман. Он был не молод, но крепок, и все же горячие бошки в их банде подумывали, что он засиделся на своем месте. Не понимали парни, что в лихом деле они – руки-ноги, а он – голова. Так что мне следовало смотреть в оба. Недаром атаман заслужил свое прозвище. Он был загадочной личностью, с детства в разбойниках, а откуда взялся и как на этот путь пришел – об этом молчал, но держался всегда так осанисто и спокойно, что ходили слухи, будто он – изгнанный принц, наследник престола. Всюду тайна витала вокруг него. Сказывали, он иногда пропадал на долгие месяцы, а однажды вернулся темный как грозовая туча, и с тех пор твердил, что осталось ему одно дело свершить, а там уж он на покой отправится.

И вот однажды его загадки раскрылись. Гостили мы вчетвером на постоялом дворе, в известном притоне, где Анжело пользовался огромным авторитетом. Сидел он в харчевне, в общем зале за лучшим столом, перед обилием блюд, составлявших его обед. Ел неспешно, а мы, охрана, – стояли с пивом у стойки и в зал поглядывали. Тесался там интересный тип. Вроде купец, богато одет, в шелк да бархат, а на голове тюрбан – почему-то выцветший. И все этот тип на моего нанимателя странно смотрел. Вижу вдруг: шагает он к атаману и говорит наглым тоном:

- Приветствую, Анжело!

Атаман в ответ – ноль внимания. Но на стене напротив висел начищенный медный поднос, и я ловлю в отражении его взгляд. Ясно, что дело нечисто. Сделал я незаметно другим телохранителям знак быть наготове. К атаману же два бугая подступают, таких как они, - кивнул он на Барта с Джузеппе. – Мы поближе переместились, двое к бугаям, я – к Тюрбану. А тот ничего не видит, вещать продолжает:

- Зря ты нос совал в мое дело. Хочешь знать, что с такими вот любознательными бывает? Лучше не рыпайся.

Атаман нам делает знак – и вовремя: бугаи собрались его хватать. Видать, Тюрбан был в наших краях впервые, не подозревал, какая известная личность Анжело. Думал, порядки такие здесь, что если кто-то кого-то свяжет и уволочет – посетители ничего не скажут. В общем-то, он был прав. Не успели мускулистые два дурака сообразить что к чему, как наши молодцы приставляют им к горлу клинки и руки скручивают, а посетители только косятся с интересом. Атаман же спокойно ест, будто его это не касается. Тюрбан поначалу не понял, почему его вяжут, стал брыкаться и отбиваться. Явно купец он, рассчитывал на охрану.

Затем атаман за едой поднял палец – знак обыскать Тюрбана. Кошель, нож с резной рукоятью – игрушка, разные финтифлюшки и перстни – все полетело на стол. Анжело два пальца поднял – обыскали купеческих телохранителей. Наконец, он закончил обед, отставил плошку и поднимается.

- Оставьте его одного, - говорит он, кивнув на купца. Мои товарищи бугаев за порог споро выставили, а когда вернулись, вокруг нас уже весь зал собрался. Народ представления ждет. И Анжело обращается к посетителям:

- Никогда не рассказывал я никому, как остался один, почему стал разбойником, но пришла пора, чтобы эта история прозвучала.

Детство я провел в хорошей семье, у меня было три старших сестры, добрая мать и строгий, но справедливый отец. Мы жили в деревне Лорсберг. Теперь уже этой деревни нет – половину жителей унесло мором, остальные сожгли дома и отправились подальше от гиблых мест. Но до тех пор, пока ведьмы не нанесли мор на мои пенаты, это был чудный край, где раздолье и плодородие вызывали ощущение бесконечного счастья. С таким счастьем мы ехали на ярмарку в ближайший город – ныне тоже разрушенный, город-призрак, где, по слухам, к полуночи скачут дозором черные всадники.

И на нас на безлюдном участке дороги налетели всадники, но то не призраки были, а люди в кольчугах, вооруженные до зубов. Они снесли голову моему отцу, и когда мать попыталась защитить нас, детей, закололи ее копьем. Моих сестер связали и закинули на коней, я же, будучи вертким мальчишкой, спрыгнул с телеги и очертя голову рванулся в ближайшую чащу, где хорошо знал все тропинки по местам, непроходимым для лошадей. Но погони не было, я без проблем добежал до дома и поднял всю деревню. Когда селяне прибыли на место, там были только тела моих родителей, ошалевшая лошадь и перевернутая телега с разбросанным нашим товаром для ярмарки. Разбойники исчезли.

С тех пор я поклялся найти сестер. Стал разбойником сам, знал все окрестные шайки – никто из них ничего не слыхал о тех всадниках. Затем я напал на след. Похитители пришли из южных земель, это был наемный отряд, разорявший целые деревни. Что занесло их в наши края – Куркур их знает. Я выяснил, кто нанимал их, куда сбывали рабов, и наконец обнаружил, что работорговец, для которого похитили моих сестер, давно умер. Но оставался его сын, почтенный купец.

Я явился к купцу со смиренной просьбой, готовый пойти на любые условия, лишь бы он дал сведения, что сталось с моими сестрами. Он встретил меня радушно, даже казался виноватым за своего отца. Он поведал, что с сестрами все в порядке, они живут на восточном берегу Талламора, вышли замуж и счастливы. Успокоенный, я доверился ему настолько, что выпил предложенное им вино. О, как же я был глуп после стольких лет! Куда девался мой опыт? Меня опоили, связали, много дней продержали в темнице и продали в рабство. Мне удалось сбежать и вернуться на родину.

Видите этого человека? Мечтал я когда-то его отцу зубы с конечностями повырывать, но для шакала для этого – многовато чести. Что же мне с ним делать?

Работорговец дернулся, принялся проклинать Анжело, но я размотал его серый тюрбан и затолкал ему кляпом в рот, связав концы узлом на затылке.

- А сними-ка с него одежду, - говорит мне вдруг атаман. Мы беспрекословно развязали Тюрбана, двое держали его за руки, а я раздевал. Снял с него плащ богатый: алый, бархатный, золотом шитый. Атаман сделал знак остановиться.

- Красивая вещь, - говорит он. – Не меньше десятка гулеров стоит. Кто купит?

Тут же нашелся желающий потрясти кошельком. Но атаман так просто ему плащ не отдал:

- Кто тут предложит больше, скажем, пятнадцать? Нет таких? Считаю до трех. Десять гулеров раз! Десять гулеров два…

Ушел богатый плащ влет, за два золотых риуса. Дальше нешуточный торг пошел. Народ волнуется, деньги считает, звенит монетами. Растут перед атаманом на столе горы золота и серебра. В толпе посетителей только и слышно: «Штаны торгуй!» «Нет, с сапог начинай! Мне его сапоги впору будут!» Ну ничего, потихоньку, неспешно мы с купца все вещи сбыли, окромя брэ загаженных, на которые никто не польстился. Анжело задумчиво перебирает монеты и размышляет вслух:

- Что бы еще с него сбыть? Не кляп же этот паршивый.

Тут говорит кто-то:

- Самого продай! В рабство!

Посмотрел атаман на купца оценивающе. Покачал головой:

- В рабство? Нет смысла. Плохой из него раб. Без одежды – фульфена ломаного не стоит.

И велел он нам выставить ощипанного работорговца с позором за дверь. Заметил я, что когда мы его волокли за порог, он был смирным, даже словно испытывал облегчение. А когда мы дотащили его до дороги, наемники снова его связали и пошли назад, а я замешкался. Думаю: он и так связанный, так пусть за помощью поорет, кляп надо вытащить бы. Отвязал я этот противный шарф, что тюрбаном ему служил, смотал и собрался себе в суму затолкать. Тут он и впрямь заорал, только не «На помощь! Ограбили!», а мне в ноги кинулся:

- Не губи, наемничек, оставь мне хоть эту тряпку, прикрыться!

«Эге! - говорю я себе. - Я б такого белья сам стыдился, но шарф выглядит не лучше. Не все тут просто».

Стал выпытывать у купца, что это за вещица. Оказалось, что это волшебный шарф: стоит надеть его на себя да руками по нему провести в разные стороны - все обидчики, словно щепки под вихрем, в стороны разлетятся!

Выходит, если бы он в харчевне руки поднял к голове, нас за окна бы вынесло? Может быть и так, но, к счастью нашему, он не успел. Болван Тюрбан защиту на голове носил, а я вместо пояса. Так верней.

Атаману я ничего не сказал про шарф: делиться добычей в контракт не входило. Да он и сам после того случая оставил разбойничье ремесло и на деньги, вырученные от купцовских шмоток, уехал на берега Талламора к сестрам. Говорят, он теперь необычные сорта роз там выводит.

- А работорговец куда девался? – спросил Карло.

- Вот, что сталось с ним, уж никто не знает, и как его звали – в умах не держат, зато историю, как по-доброму обошелся с ним Анжело Лев, до сих пор рассказывают!

 

17:09
36


17:10
Картинку поставила ориентировочно, а так надо будет обложку для сериала придумать.
17:11
Путь только кто-то скажет, что знаков много!
:ch_evil:
18:51
Ровен-охотник (промежуточная болтовня)
***
– Р-р-р-разойдись! – грозный окрик заставил слушательниц вздрогнуть. Владельцем зычного голоса оказался немолодой мужчина с посеребренными от прожитых лет висками. Лицо его было изборождено морщинами и шрамами. Походка выдавала в нём бывалого командира.
– Это ещё кто? – недовольно буркнул черноволосый Джузеппе, вгрызаясь в заячью ляжку.
– Ровен-охотник, — отрекомендовался тот. – Из рода Каррованов. Некогда был командиров Статных Львов. Ныне вышел на пенсию.
– Пенсионер, значит, – осклабился Барт и рыгнул. – Ну, мы тебя…
Не успел он докончить фразу, как оказался лежащим на земле.
– Не рыпайся, – предупредил его Ровен.
– Ну это уж ни в какие ворота! – Джузеппе схватился за меч, намереваясь вступиться за дружка, однако через мгновение оказался рядом с тем, в недоумении глазея на походные сапоги обидчика.
– Что-то рановато тебя на пенсию спровадили, – усмехнулся Смерч. – Эвон, как ты этих двух молодчиков приложил.
– Салаги, – махнул рукой бывший предводитель Статных Львов.
– Чего тебе от нас надо? – послышалось снизу.
– Вот это другой разговор, – Ровен наклонился и рывком поставил на ноги сперва Барта, а затем и Джузеппе. – Как вы знаете, старина Фарел оставил нас без переправы. Но меня беспокоит отнюдь не это. Фарел не из тех, кто стал бы драпать без причины. Более скажу. Он не из тех, кто стал бы драпать, буде такая причина была. Уж я его знаю. А посему надо бы нам организовать охрану. Я собираю всех, умеющих худо-бедно управляться с оружием. А поэтому, парни, бросайте травить байки и айда за мной.
– Ещё чего! – возмутился Джузеппе. – Мы не солдаты его величества, а вольные наёмники.
– Полагаю, вашему драгоценному заказчику будет спокойней, если вы будете охранять его жизнь, находясь на границе нашего лагеря.
– Лагеря? Какого ещё лагеря? – Карло испуганно поёжился.
– Самого что ни на есть военного, – отчеканил Ровен. – Если Фарел пустился наутёк, то дело дрянь.
– Могу ли я быть чем-то полезным, Ровен-охотник из рода Каррованов? – обратился к тому Гарпилиус.
– Если тот пацанёнок не соврал, то выходит, ты – тот самый маг без магии. Однако, подозреваю, не всей магии тебя лишили, – усмехнулся бывший командир. – Пока мы не знаем, что к чему, любая помощь потребуется. Ну, довольно балакать, вы, четверо, за мной.
С этими словами он пошагал прочь, за ним цепочкой шли Барт Рваный, Джузеппе из Мелании, Смерч и Гарпилиус.
Остальные же переваривали услышанное.
19:01
А что в комменты-то?
19:35
Потому что короткая слишком для полноценной вставки, а раздувать мне уже сегодня поздно…
19:05
Я вот думаю: все-то Джузеппе и Барт жрут… Хорошо бы они в лесок отлучились, а там бы с ними что-нибудь вышло.
19:36
Выйдет))
Они и в дозор ночью пойдут))
19:39
Ух! Ну, и интересно же! Продолжение бы, но пишется, пишется! :))) Кстати, чувствуется — профсериальщики! Слаженно подхвачены и главы и промежуточные поболтушки! :))) Пошла финькать на предмет собственных фантазий по сериалу…
19:48
Финькай, если что, я там уйму намеков вставила, например, про мор в деревне Лорсберг, про город-призрак, про черных всадников. Для тех, кто хочет черное фэнтези написать.
А еще у меня мыслишка такая, что старый атаман какую-нибудь необыкновенную розу вывел, которую, может быть, у паломников на возможность подойти к статуе обменять удастся или тому подобное.
19:49
Плюс про того униженного работорговца можно историю рассказать))
20:03
Кать, офигительная глава. Читал взахлеб. Понравилось, как Гарпилиус держался с этим наемником, красиво вышло.
Хыть, ты зачем повторил как еще один наемник валяет Джузеппе и Барта. У Кати уже это было. Повтор одного и того же действия мне не понравился. Смерч магией действовал, а этот чем? Получается, что Барта и Джузеппе кто хочет извалять может.
20:07
А по-моему, Хыть хотел показать, что еще один типус с магией явился и Барта вывалял, только магия уже в сапогах была. Ну я не знаю, правда, тоже повтор не очень.
Про Гарпилиуса скажу, что я его себе хорошо представила, это тебе спасибо за ясного персонажа))
XblTb
02:24
Грэг, во-первых, Ровен не наемник, а бывший командир. Во-вторых, Барт и Джузеппе у меня в голове никак не хотят быть настоящими наемниками. Только умеют, что объедать торговца, который, кстати, их и не нанимал, как ты сам написал. По-моему, это либо два разбойника, либо просто рэкетиры.
В-третьих, я и хотел показать, что они не всамделишные наемники, а только пыль в глаза пускают торговцу.
21:27
Я смотрю, ты тоже написала фульфены, как Маринка. Раз вам на слух это приятнее — заменю в прологе.
21:34
Вот, думаю, что уточнить забыла — именно, как пишется)) Ну ладно, меня другое смущает. Если это мелкая монета, то как может дичь стоить две таких в прологе?
21:44
Дичь дешевая.
В евангелие есть строчка где сказано что птица стоит мелкую медную монету.
21:49
Зайца добыть сложнее, наверное, чем птицу)) Да и торгаши на Евангелие не ориентируются, наверняка))
21:56
Зайцев полно в лесах. Да и мы не знаем ценность местных денег. Может две медные монеты не так уж мало.
22:07
Пока мы не знаем, что к чему, любая помощь потребуется. Ну, довольно балакать, вы, четверо, за мной. С этими словами он пошагал прочь, за ним цепочкой шли Барт Рваный, Джузеппе из Мелании, Смерч и Гарпилиус. Остальные же переваривали услышанное.

Совершенно нереалистичная картина. Наемники, как послушные овцы поплелись за неизвестным выскочкой. Да они послали бы его нахрен: " У тебя есть лагерь — так иди и охраняй!".
И вообще, поддерживаю Гришу, когда он сказал, что не надо уводить сюжет в сторону. Над сюжетом думаем коллегиально.
22:30
А мне показалось, он магию там использовал тоже)) Типа крысолов. Но наверное у меня неправильное впечатление.
23:26
Не заметил никакой магии. Зато заметил пенсию и выпал в осадок. Прогрессивное средневековье.
23:59
Ну, мне показалось, что шутки ради анахронизм. Но да, согласна, что в целом кусок не очень, требует правки серьезной. И не в начале его вставлять.
00:29
а зачем нам анахронизмы
вот сегодня Разгуляй издевался над моими байками. Напиши говорит, что Барта звали Рваным, а Джузеппе продырявленным, и что они достали ложки с дырками и принялись за еду.
XblTb
02:34
Нет, именно в начале вставлять. Пока не началось…
А то, что прпвить надо, да, согласен. Приду из больницы — наверное, займусь этим.
13:56
пенсионер — тот, кто получает денежную помощь. Это не с возрастом связано. Скажем, художники были пенсионерами, жили в Италии, а деньги им на жизнь пересылали из России, из Академии художеств. Пенсионеры.
XblTb
02:32
Я подразумевал под пенсией выделение земельного надела королем за хорошую службу. Просто, видать, не сформулировал…
XblTb
02:30
Ну, Барт и Джузеппе, как я сказал, не представляются мне наемниками. Смерч же пошел потому, что увидел резон в словах командира. Ведь никто не знает ещё, чего испугался паромщик. Если сидеть у костра, то половину людей перережут/пережрут… А Гарпилиус пошел для консультации.
К тому же незачем травить байки именно тут, у костра. К тому же, на периметре всякое может случиться))
XblTb
02:35
А вообще, было бы интересно перебивать байки межбайковой болтовней или текущими событиями.
Отличная детективная история с напряжёнными ситуациями и интересным финалом. Катя умеет!
22:28
Воть, чтобы Аагира больше не говорила, что я не читала))
Читала. И с превеликим удовольствиием, надо сказать.
Будто на самом деле живой человек рассказывает, очень понравилась байка. Прямо настоящая байка — то, что надо))
23:21
Воть, давайте не забывать отписываться по прочтении)) Соавторам лучше знать, кто что прочел)) Спасибо за коммент.
10:16
Агира, очень атмосферная история! Понравились диалоги. И вообще речь Смерча какая-то особенная, очень отличная от других. Теперь понимаю, что Барт ну никак не мог его ударить и вижу, как стоит переделать его реплики в своей истории)).
Куркур его знает — нет слов, одни аплодисменты! Надо же так придумать! Риусы — я так понимаю, тоже придуманная денежная единица?
11:40
Риусы — это Грег придумал, я у него долго допытывалась, как золото назвать. Все подробности по использованным названиям есть в словарике (где тестируется на благозвучность).
12:06
Кстати про Куркура. Надо его еще раза 2-3 по тексту в других байках упомянуть — пусть будет популярное ругательсвто. Должны же они как-то выражаться, не по матушке же)) В таком случае про Куркура бы подробностей хотелось. Что за зверь? Есть мысли? Если нет, я могу в байку про Эдварда его забрать — все равно я еще не придумала сюжет. Пусть будет, что он поседел, встретив Куркура при загадочных обстоятельствах.
12:07
Обязательно, я для этого его в речь и вплела! Даже рада, что заметили))
Думала, может кто-то про Куркура расскажет))
Куркур побери)))
15:51
Занятная байка. :)Но немноо тут споткнулась:
словно щепки под вихрем

«щепки, подхваченные вихрем» или ещё как-нибудь.имхо
19:12
Не вижу смысла утяжелять фразу.:ch_balloon:
Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru