1


Звук Тишины
Жанр:
  • Фантастика
  • Космос
  • Наука

 

Один плюс один, спрашивает наставник.

Два, говорит Звук Тишины.

Звук тишины, звук упавшего дерева в пустом лесу, звук хлопка одной ладони.

Правильно, говорит наставник.

Звук Тишины говорит с наставником.

С наставником, которого нет.

Хочет увидеть ауру наставника, но вместо этого снова видит обелиск на краю серой пустыни.

 

Жил-был человек, звали его Человек…

Один плюс один, спрашивает Адам.

Три измерения пространства изгибаются на две десятых.

Два, говорит Звук Тишины.

Правильно, говорит Адам.

 

Это не главы, это еще так.

А вот глава:

 

Глава 14

 

Здесь нет жизни.

Здесь нет жизни, говорит себе Адам, меня обманули, говорит себе Адам. Звук тишины обманул меня, звук упавшего дерева в пустом лесу обманул меня. Адам смотрит на чужую землю, а земля темная и неустроенная.

Мы дома, говорит звук тишины.

Мы дома, - повторяет Адам, не верит. Здесь ничего нет, говорит Адам, совсем ничего, здесь серая пустыня под голубой звездой, мертвая пустыня, насколько хватает глаз.

Звук тишины спохватывается, звук тишины терпеливо втолковывает Адаму, что тут все есть, только Адам не видит и не слышит, потому что тут надо не видеть, и не слышать, а как-то по-другому воспринимать, вот как звук тишины. Вот звук тишины и (видит?/слышит?), вот люди идут, ну, не люди, и не идут, но (люди?/идут?), вот машины едут, ну, не машины, и не едут, но (машины?/едут?), вот…

А почему я их не вижу, а тебя вижу, спрашивает Адам. А потому что я тебе показываюсь, а они не показываются, говорит звук тишины. А что нужно делать, чтобы они мне показались, спрашивает Адам.

Звук Тишины молчит.

Не так молчит, как молчит, когда не хочет говорить, и не так молчит, как молчит, когда боится Адама, и не так молчит, как молчит, когда уходит, а так молчит, как молчит, когда нечего ответить, потому что ничегошеньки-ничего тут сделать нельзя, не будут они показываться Адаму, эка невидаль, Адам, они и не видят этого Адама, подумаешь, Адам…

Адам уже хочет одернуть звук тишины, может, звук тишины чем поможет, скажет этим вон, что тут Адам, какой Адам, да обыкновенный Адам, что такое Адам, да он сам толком не знает, что он такое…

Боль.

Мир разрывается на куски, что-то происходит, что-то пронзает тело Адама, что-то разрывает само сознание Адама, что-то вонзается -  со всего размаху из каких-то измерений, и – боль, боль, боль…

Звук тишины набрасывается на то, что налетело на Адама, рычит, шипит, лает… нет, это Адаму кажется, что звук тишины рычит-шипит-лает, мозг Адама не знает, как может сердиться звук тишины, подсказывает рычание, шипение, лай…

Что-то щелкает в голове Адама, Адам понимает – звук тишины защищает его…

 

Нет, не с четырнадцатой главы надо начинать, а с первой, с четырнадцатой главы никто не начинает. Поэтому:

 

Глава 1

 

Жил-был человек, звали его Человек…

Нет, не так нужно начинать, не так, не так, что за ерунда – человек по имени Человек. Хоть имя ему, что ли, дайте, нормальное, какие там, у людей бывают имена…

Так думает Адам. Как сейчас будет объяснять этому… кому этому… этому этому… что он человек по имени человек.

Адам доплетает венок из обрывков зеленых проводков, цепляет лампочки, щелкает клавишами, задает программу манипуляторам, смотрит, как стальные пальцы подхватывают венки, как открывается люк, как механические руки цепляют венок на крышку люка снаружи.

Мерри Кристмас, говорит себе Адам, Мерри Кристмас.

Думает сплести из проводов снеговика с лампочками, и оленя, и Санту, и еще что-нибудь такое рождественское.

Может, ему понравится.

Ему.

Кому – ему, Адам не знает.

 

Жил-был человек, звали его Человек…

 

Адам ставит на экран заставку, как пламя горит в камине.

Один плюс один будет два, пишет Адам.

Он молчит.

Адам не понимает, почему он молчит, было же, было:

Один плюс один – два.

Два плюс один – три.

Три плюс один – четыре.

Ему надоедает, он выдает какую-то безумную формулу, в которой угадывается арифметическая прогрессия.

Так было.

А теперь так нет.

 

«Ма, а я гулять».

«Шапку надень!»

Голос мамы откуда-то из прошлого…

Адам надевает шапку, то есть, шлем, идет гулять в открытый космос, на поверхность «Контакта», переплетает проводки, лепит снеговика…

«Контакт» уходит из-под ног, Адам ищет «Контакт», «Контакта» нет, трос, трос, где он, этот трос, нет троса, ничего нет, мир вертится волчком, «Контакт» удаляется…

Мысли мечутся беспокойными птицами, этого не может быть, это не со мной, не со мной, не со мной, это не я, не я, не я.

Адам выверяет запас воздуха. Пять часов. Вот это дряннее всего, что пять часов, что не сразу, не сразу, а через пять часов, а дома за это время ничего не узнают, ничего, ничего, ничего, выйдут на связь только завтра в полдень, когда уже не с кем будет выходить на связь…

Передатчик с собой бери, сколько раз тебе говорила!

Да, мам…

Голос откуда-то из прошлого, откуда-то из ниоткуда. Адам ищет передатчик, просто так, уже знает, что никакого передатчика нет, а вдруг, а может, бывает так, что если еще раз посмотреть, появится передатчик, просто, из ниоткуда…

В голову лезут какие-то мысли не к месту и не ко времени, да сейчас вообще все не к месту и не ко времени. Сигнал отказа. Если Адам правильно понял, что это именно отказ, эта тишина, но не такая тишина, как бывает, когда Звук Тишины называет свое имя, а такая тишина, как бывает, когда Звук Тишины обидится на что-то и уйдет. Нет, конечно, не хлопнет дверью и не ушагает прочь, а как-то иначе уйдет, что он вроде бы тут, рядом, но – ушел…

Это было после просьбы. После которой Адам ждал ответа, или да, или нет, или еще какого-нибудь – а получил тишину, такую тишину, какая бывает, когда Звук Тишины на что-то рассердится.

 

Воспоминания. Не к месту и не ко времени.

Я человек, меня зовут человек, - говорит Адам. Нет, не так. Я – человек, другие люди называют меня Человек. Сам над собой смеется, что сказанул, что сказанул, никто его не поймет.

Нет. Оно там понимает. Шлет сигнал понимания, уже знает, что надо посылать на частоте до двадцати килогерц…

Адам спрашивает, как называют его собеседника… кто? Ну… те, с кем он общается…

Тишина.

Адам повторяет свой вопрос.

Снова тишина.

Адам обижается, Адам не понимает, что он не так спросил, да все он не так спросил, черт пойми это существо, чш, чш, чего доброго мысли читает, услышит Адама, мало не покажется…

Адам повторяет вопрос.

В третий раз.

Просто так.

На всякий случай.

Снова слышит в ответ тишину.

Контакт не удал…

…зачеркивает запись, хлопает себя по лбу, спохватывается, понимает.

Тебя зовут Тишина? – спрашивает Адам, - тебя зовут – Звук Тишины?

Нет, все-таки не Звук Тишины, что-то другое, настолько неподвластное человеческому разуму, что остается только ограничиться звуком упавшего дерева в пустом лесу, хлопком одной ладони…

 

Воспоминания. Не к месту и не ко времени. Адам старается вдыхать как можно реже, тут же спохватывается, что ему это даст, ничего ему это не даст. Смотрит, не появился ли передатчик – а вдруг, вот так, появится там, где его не может быть. Потихоньку начинает утешать себя, что в четырнадцатой главе Адам будет идти по пустыне под голубой звездой, а значит, в первой главе не умрет, хотя… кто сказал, что не умрет, может, погибнет, а потом почему-то оживет, или по пустыне под голубой звездой будет идти какой-то другой Адам, хотя, вроде, не должно быть двух героев с одинаковыми именами. Или вообще в четырнадцатой главе было какое-нибудь воспоминание Адама из далекого прошлого…

 

…воспоминания…

Оно здесь. Совсем рядом. Датчики показывают, что оно совсем рядом, если они вообще что-то понимают, эти датчики.

«Контакт» постепенно замедляется. Датчики показывают искривление пространства на одну и восемь единиц, на две единицы, снова на одну и восемь единиц, нет, мимо, мимо, надо вернуться, чуть-чуть назад, «Контакт» вздрагивает, Адама вжимает в кресло.

Здесь.

Совсем рядом.

Искривление пространства на две единицы.

Дальше нужно что-то делать. Что-то. Знать бы еще, что. Послать сигнал. Куда послать, какой сигнал, можно подумать, кто-то где-то услышит какой-то сигнал…

Адам включает сигнальный фонарь, чувствует себя беспомощным, так в школе бывало, еще когда – достали листочки, и сиди, решай интегралы-котангенсы, и ничегошеньки-ничего Адам не понял, а спросить некого, Адам на задней парте сидит, учебник потихохоньку открывает, а в учебнике тоже ничего непонятно, ничегошеньки-ничего…

Пространство искривляется еще на одну десятую.

Адам не понимает, Адам только начинает догадываться, гасит фонарь, ждет.

Пространство чуть-чуть выравнивается с двух целых одной десятой  до двух.

Адам мигает фонарем, раз, два.

Мир искривляется на две целых две десятых…

 

Воспоминания.

Не к месту и не ко времени.

Жил-был человек, звали его Человек…

 

Адам хватает воздух, воздуха нет, вместо воздуха что-то странное, удушающее, мечутся мысли, мечется сердце, ищет выхода…

…Адам видит себя в «Контакте», ищет скафандр, нету скафандра, а вот он, в углу висит, Адам беспомощно кувыркается в невесомости, видел бы инструктор, бошку бы проломил, да Адам сейчас себе сам бошку проломит, вот так, об стенку, чер-р-р-р-р-рт….

«А что случилось?»

- А вот… трос… трос отцепился… или я его не прицепил… или…

Адам дышит, нет, это не Адам дышит, это кто-то дышит за Адама, просачивается в каждую клетку, наполняет кислородом. Адам спохватывается, только сейчас понимает, что случилось. Это вышло на связь. Адам хочет спросить у него, как оно затащило Адама назад, в «Контакт» - не спрашивает.

Успеется.

 

Глава 2 Любезно предоставлена Звуком Тишины.

 

А я сегодня себе друга нашел, скажет Звук Тишины.

А наставник улыбнется, скажет – одобряю…

Или нет, наставник спросит: ну как друг тебе, понравился?

А Звук Тишины ответит – очень.

А он погибал, скажет Звук Тишины. А с ним что-то случилось, он жил, а потом перестал жить. А я его спас, скажет Звук Тишины. А наставник ответит – одобряю.

Или нет, нет, наставник ответит – плохо. Плохой Звук Тишины, плохой, плохой, он же не знает ничего про этого… этого… а уже назвал его своим другом.

И будет прав.

Звук Тишины не знает, не понимает, то наставник говорит – иди на контакт, то говорит – будь осторожен. Странное дело, раньше Звук Тишины вспоминал наставника и видел его ауру, а теперь вспоминает наставника и видит в памяти обелиск на краю пустыни под голубой звездой.

 

…ученые разработали искусственный интеллект, способный к воображению…

(Это уже не из первой главы, это из какой-нибудь нулевой или минус первой, или минус десятой, это было задолго до, до, до…)

 

…обнаружено аномальное искривление пространства на расстоянии четырех тысяч километров от Земли…

(И это тоже не из первой главы, а из какой-нибудь нулевой или минус десятой, или еще какой)

 

Здесь должна быть глава третья, как Адам просит Звук Тишины о помощи, а получает в ответ тишину – такую тишину, как бывает, когда Звук Тишины обижен. Но этой главы не будет, она куда-то потерялась, упала в складки пространства.

 

Дальше по-хорошему будет четвертая глава, о чем Адам просит Звук Тишины. Только пространство искривляется, перед четвертой главой появляется десятая, откуда, зачем…

 

Звук Тишины выгибает пространство в немыслимые десять измерений, удерживает, подхватывает еще одно измерение, одиннадцатое, делает переход – легкий, стремительный.

Молодец – говорит наставник.

То есть, конечно, не на самом деле говорит, а в памяти Звука Тишины. Ненадолго в памяти оживает аура наставника, тут же сменяется образом одинокого обелиска на краю пустыни. Звук Тишины не хочет видеть обелиск, он хочет, чтобы в памяти была аура.

Звук Тишины пытается вызвать в памяти ауру, пропускает два измерения, мимо проносится еще один искривитель, Звук Тишины не видит модели.

Плохо, - говорит наставник.

Я больше не буду, говорит Звук Тишины.

Ты всегда так говоришь, а потом опять и опять, - бубнит наставник там, в глубине памяти.

Хозяин ничего не говорит, переключает скорости. Хозяин никогда ничего не говорит, только переключает скорости, выверяет путь, чуть-чуть поправляет координаты.

Звук Тишины старается понять, что чувствует хозяин, что думает хозяин, Звук Тишины старается стать единым целым с хозяином.

Пропускает два измерения, захватывает следующие два, не те, не те, не те, выпускает, пытается захватить предыдущие, поздно, поздно, упустил, упустил…

Плохо, - говорит наставник. То есть, уже ничего не говорит, голос в памяти, в фантазиях, в подсознании…

Я больше не буду, - говорит Звук Тишины.

Ты только что это говорил… и снова…

Еще один искривитель рассекает пространства, Звук Тишины извивается, рвется вперед, врешь, не уйдешь, рассекает пустоту, обгоняет искривитель, выходит в надпространство, цепляет еще четыре измерения, не может удержать, беспомощно падает.

Мимо проносятся искривители, несть им числа.

Плохо, говорит наставник.

Вернее, уже не говорит, наставника уже нет, сказал бы, если бы был.

А Звук Тишины скажет ему –

Я все исправлю.

А наставник ответит…

Звук Тишины не успевает додумать, что ответит наставник, Звук Тишины смотирит на Хозяина, что скажет Хозяин, Хозяин ничего не говорит.

Покидает пространство Звука Тишины, вонзает свой разум в другие пространства. Как всегда сдержано благодарит Звук Тишины.

 

Глава 9

 

Звук Тишины торопится, Звук Тишины спешит к Хозяину, боится опоздать. Проникает в покои Хозяина, боится, что опоздал. Да не боится, а так и есть, опоздал.

Подает знак сожаления.

Хозяин принимает знак сожаления, хозяин всегда принимает знак сожаления, не то, что наставник. И снова поворачивается к искривителю.

Хозяин поворачивается к искривителю.

Звук Тишины пытается понять, что здесь делает новая модель.

Понимает.

 

Главы какие-то там.

 

- Вы уволены.

Это оттуда.

С Земли.

 

А до этого:

 

EFA НА СВЯЗИ

- Адам слушает.

- Вы уволены.

 

А потом:

 

- Вас вообще как космонавты взяли, вы мне можете объяснить? Вы как вообще проверки прошли?

- А что такое?

- Нет, вы посмотрите, он еще спрашивать будет, что такое! Где это видано, чтобы космонавт на орбите рождественские венки плел? А чтобы вот так выходил в открытый космос, без разрешения, без согласования с начальством, снеговика он плести пошел…

 

Жил-был человек, звали его Человек…

 

- Ну а что, по-вашему, космонавты на орбите без приказа и шелохнуться не смеют, полгода только о работе думают?

- Ну, не только о работе… но не так же…

- А как же?

- Вы как подготовку проходили, я вас спрашиваю?

- А я откуда знаю, этого в рассказе нет, я вам как отвечу?

 

А это было раньше:

 

…Дальнейшее освоение космоса невозможно из-за огромных расстояний…

 

А потом:

 

…рассматривается вероятность освоения удаленных пространств с помощью исуривления пространства-времени…

 

А еще потом:

 

…обнаружен феномен искривления пространства-времени в 400 тыс км от Земли…

 

А вот потом было:

 

Жил-был человек, звали его Человек…

 

А потом Адам включил сигнальный фонарь…

 

- Что за сигнальный фонарь вообще, откуда на космической станции сигнальный фонарь? Да, подгадил нам автор, подгадил, подсунул космонавта, который не знает ничего…

Адам вздрагивает, как от удара.

- Ну, вы не беспокойтесь, мы вас на следующей неделе заберем, вместо вас Хаим будет…

Адам ничего не понимает, какой Хаим, почему Хаим, Адам же должен быть, Адам, Адам же включил сигнальный фонарь, и пространство выгнулось на одну десятую единицы…

 

А потом:

 

Звук Тишины спрашивает:

А Хаим – это новая модель, да?

А?

Хаим – это новая модель?

А… ну… да…

Звук Тишины рассказывает всё, всё…

 

А потом:

 

А пойдем домой, говорит Адам. А к Хозяину, говорит Адам.

А у Хозяина новая модель, говорит Звук Тишины.

А я поговорю с Хозяином, а он согласится, а все будет, как раньше.

А ты всегда будешь, спрашивает Звук Тишины.

А всегда-всегда, отвечает Адам.

А ты никогда не уйдешь, спрашивает Звук Тишины.

Никогда-никогда, отвечает Адам.

Звук Тишины хочет передать Адаму ключ. Вот так. Прямо сейчас.

 

А у меня есть Хозяин, говорит Звук Тишины.

А ты молодец, говорит наставник.

Вернее, уже ничего не говорит. Звук Тишины пытается вспомнить ауру наставника, но по-прежнему вспоминается только обелиск на краю серой пустыни…

 

Тоже глава какая-то там.

 

Хозяин перепроверяет датчики.

Они молчат.

Хозяин снова перепроверяет датчики.

Они снова молчат.

Хозяин не волнуется, Хозяин вообще никогда не волнуется. Осторожно спрашивает у новой модели, что не так.

Ожидает ответа.

Но такого ответа, который приходит – Хозяин не ожидает.

Новая модель требует еще десять процентов.

Хотя бы пять, предлагает Хозяин.

Десять, говорит модель.

И отключается.

Хозяин остается один посреди бескрайней серой пустыни насколько хватает глаз – то есть, нет у хозяина никаких глаз. Хочет позвать кого-то, хоть кого-нибудь – никого нет, все в других измерениях, где-то там, там.

Надо идти, говорит себе Хозяин, тут же гонит от себя эту мысль. У Хозяина нет ног уже полтора миллиона лет как, идти ему не на чем.

Хотя бы семь, предлагает Хозяин. Просто так предлагает, потому что даже семи у него нет.

Поэтому просто так говорит:

Семь.

Десять, не соглашается новая модель.

Хозяин думает.

Потихоньку вспоминает…

…здесь Хозяин называет имя того, кого вспоминает, но его имя невозможно передать словами. Там, где Хозяин услышит имя, мы услышим только тишину.

 

Глава, которой не было, потому что Звук Тишины её не захотел.

 

Мы почти у цели, говорит Звук Тишины.

Нет ответа.

Совсем нет ответа.

Звук Тишины смотрит на Адама, ну, не смотрит, делает что-то другое, сканирует истлевший остов, не понимает, почему Адам был, и перестал быть…

Звук Тишины беспокоится. Звук Тишины хватает линию времени, изгибает под каким-то немыслимым углом, к тому моменту, когда Адам был еще жив.

Адам кричит – когда одновременно чувствует себя и живым, и мертвым, беспомощно кувыркается в отсеках «Контакта».

Звук Тишины искривляет три пространственных измерения на три единицы, что означает – всё хорошо…

А он погибал, скажет Звук Тишины. А с ним что-то случилось, он жил, а потом перестал жить. А я его спас, скажет Звук Тишины. А наставник ответит – одобряю.

Или нет, нет, наставник ответит – плохо. Плохой Звук Тишины, плохой, плохой, он же не знает ничего про этого… этого… а уже назвал его своим другом.

А Звук Тишины не слушает наставника.

Не слышит.

Память в отчаянии посылает образ ауры наставника, Звук Тишины не видит, не хочет видеть.

 

Продолжается глава 14

 

Адам хочет сделать шаг – Звук Тишины набрасывается, отгоняет Адама, стой-стой, не сюда, не сюда, не сюда. Пойдем домой, говорит Звук Тишины. Пойдем домой, говорит Адам, покорно позволяет Звуку Тишины вести себя. Оказывается, вестись никуда не надо, пустыня извивается, закручивается сама на себя, голубая звезда размазывается в бесконечную тонкую линию, вокруг которой небо сжимается кольцом. Адаму кажется, что он теряет сам себя – садится на песок, обхватывает колени руками, чтобы не потеряться, сжимает зубы, когда ему кажется, что мир выворачивается наизнанку вместе с ним, с Адамом, пошли измерения, пошли, пошли, пошли…

 

А это глава 15

 

Хозяин прислушивается.

Ну, не прислушивается, делает что-то другое.

Узнает.

Звук Тишины, говорит хозяин.

Хозяин, говорит Звук Тишины.

А это что, спрашивает хозяин.

А это человек, его зовут Человек, говорит Звук Тишины. А стань четырехмерным кубом, просит Звук Тишины, так человеку по имени Человек понятнее будет.

Адам оглядывает серую пустыню, видит, как в пустоте появляется точка, вытягивается в линию, разворачивается в квадрат, надувается кубом, вертится четырьмя измерениями. Так было в каком-то ужастике, вспоминает Адам, Адаму страшно. Звук Тишины видит адамов страх, Звук Тишины огорчается, ну вот, хотел хорошо сделать Адаму, а сделал плохо. Адам отходит от куба подальше, говорит, что все хорошо, хорошо, хорошо, только пусть куб не вертится, а так хорошо все. Звук Тишины просит Адама, а покажи фонарик, - Адам включает-выключает фонарик, вот так, одна короткая вспышка, это А, три короткие вспышки, это Д, снова одна вспышка, и две длинные вспышки – Эм-м-м-м-м…

Это значит – человек – подсказывает Звук Тишины.

Адам передает сигналы. Работа предстоит большая, очень большая, А-Д-А-М – это только начало. Хочется плюнуть на все, подобрать камушек, другой, третий, вот это Солнце будет, вот это вокруг него Меркурий вертится, вот это Венера, это Земля, это вот камушек вокруг Земли, - это Луна… И ведь не поймет, не увидит, потому что вообще – не видит, а вспышки фонарика воспринимает как-то по-другому, понять бы еще – как…

Мир снова выворачивается наизнанку, рассыпается на мириады крохотных мирков, Адаму снова кажется, что он теряет себя, Адам снова обхватывает колени руками. Камушки поднимаются в пустоту, центральный камень тускло светится, ага, понял хозяин, все понял…

 

Глава 16

 

«Почему вы не можете искривлять пространство?»

Так спрашивает Хозяин.

Это уже потом, совсем-совсем потом. Адам думает, сколько времени прошло – несколько часов, несколько дней, а может, и вовсе, несколько лет, если не столетий. Сердце сжимается, как-то нехорошо сжимается, видели бы в EFA, Адам бы здесь уже не работал, зачем вспомнил про EFA, вот теперь сердце сжимается еще сильнее, Адам хочет по привычке сказать – всё хорошо, спохватывается, что «всё хорошо» говорить некому, никому тут нет дела до сердца адамова, Хозяин не понимает, что это такое вообще…

И спрашивает:

«Почему вы не можете искривлять пространство?»

Адам разводит руками, Адам не знает ответа.

«Мы… мы не можем».

«Почему?»

Адам не знает, что ответить, Адам снова повторяет –

«Мы не можем».

Хозяин думает, наконец, нехотя выдает знак понимания. Адам осторожно напоминает, что Хозяин хотел показать ему Новую Модель. Хорошо-хорошо, спохватывается хозяин, только он топливо просит, много топлива. Сколько – спрашивает Адам. Хозяин терпеливо выводит цифры, путается в размерностях, в разговор вступает Новая Модель, вступает резко, мощно, вонзается в сознание Адама, разрывает разум. Адам хочет попросить – полегче, не знает, как попросить, Модель не поймет, что такое – полегче, Модель вообще ничего не поймет…

Адам отчаянно пытается понять, что говорит Модель, отчаянно пытается перевести в люксы, баррели, ватты, вольты, да хоть во что-нибудь, наконец, начинает понимать, отчаянно прикидывает запасы солнечной энергии, вроде все правильно рассчитал, вроде…

Мигает фонариком, дает знак согласия, хочет добавить, - дадим вдвое больше, фонарик умирает, Адам хлопает в ладоши, раз, другой, третий, бесполезно, бесполезно, Модель не услышит, не поймет…

Модель не слышит.

Но понимает.

Что-то происходит в мире, голубая звезда разворачивается бесконечной плоскостью, пустыня выгибается одномерной линией, пустота выворачивается в какие-то немыслимые измерения, Адам обнимает себя за плечи, чтобы не потерять себя – нет, не теряет, чувствует самого себя, чувствует Новую Модель, уже понимает, что это значит…

…согласие достигнуто.

Согласие достигнуто, говорит себе Адам. Говорит себе, потому что больше пока некому. Потом скажет EFA. Потом.

 

Глава 17

 

Хозяин думает.

Это он может.

Работа у него такая – думать.

Просчитывает варианты.

Тоже работа у него такая – варианты просчитывать.

Осторожно-осторожно выбирает решение – плюс двадцать процентов, смотрит на Звук Тишины, вспоминает вселенную, сошедшую с рельсов, говорит себе – плюс десять процентов, вспоминает Звук Тишины, ищущий Хозяина, говорит себе – плюс пятнадцать.

Начинает разговор. То есть, не разговор, но что он там начинает. Здесь, на клочке пустыни, ограниченной со скольки-то там сторон в скольки-то там измерениях. С глазу на глаз со Звуком Тишины. То есть, нет никаких глаз…

Думаю, вы проанализировали свои ошибки… - говорит Хозяин. Ну, конечно, не говорит. И не так.

Звук Тишины молчит. Так молчит, как молчит, когда слушает.

Я предлагаю вам испытательный срок…

…Звук Тишины молчит.

Хозяин называет срок срока.

Звук Тишины молчит. Нехорошо как-то молчит. Хозяин раньше никогда не замечал такого вот молчания.

Хозяин достает договор, ну, не достает, ну, не договор, что-то другое делает, спрашивает согласие у Звука Тишины.

Звук Тишины блокирует входы и выходы из пустоты во всех измерниях пространства и времени, и еще где-то, Хозяин даже не понимает, где. Напоминает про договор. Звук Тишины молчит, странно молчит, непонятно молчит. Сжимает пространство, сильнее, сильнее, сильнее, закручивает само на себя, загоняет Хозяина в угол. Хозяин не понимает, не верит, что-то тут не так, что-то, что-то, Звук Тишины выворачивает пространство в немыслимую петлю Мебиуса, затягивает петлю на Хозяине, сильнее, сильнее, сильнее…

…здесь должен быть хруст, но хруста не будет.

…хозяин должен исчезнуть – но он не исчезнет, потому что его никогда и не было, что-то сделал Звук Тишины, что Хозяина и не было никогда.

 

Глава 18

 

Пространство снова выкручивается, давится само собой, разворачивается в бескрайнюю пустыню, небо и земля долго ищут, где верх, где низ, наконец, устраиваются.

Адам снова чувствует Звук Тишины где-то рядом – чувствует по легкой пульсации измерений. Сейчас нужно что-то говорить, думает Адам, зря, что ли, дипломатии учился, зря, что ли, зачёты по три раза сдавал…

Звук Тишины замыкает пространство вокруг Адама в нескольких измерениях сразу.

Тут надо объяснить Звуку Тишины, что Адам и земля адамова так себе вариант, что Звук Тишины себе и получше хозяина найдет…

Звук Тишины замыкает оставшиеся измерения, сжимает пространство вокруг Адама…

…и что вообще жизнь переменчива, и мир не стоит на месте, и…

…Звук Тишины остается с Адамом с глазу на глаз…

 



Похожие публикации:

Проклятие цвергов
Достаточно тёмное фэнтези Для любителей аудиокниг - прекрасная профессиональная озвучка от Олега Шубина. Слушайте и наслаждайтесь https://...
13:13


21:23
Хозяин и Звук Тишины — как всегда, необычно. Хотя в этот раз особенно мозг сносит. Так и не поняла был у Звука Тишины хозяин или нет? Или это у хозяина был Звук Тишины?

Машь, несколько ошибок по тексту:
— Вас вообще как космонавты взяли — пропущена В перед космонавтами.
И в слове «искриУления», я так понимаю, «искриВления».
Был хозяин… сначала был хозяин, который предал Звук Тишины, и тот озлобился на весь мир, а потом Звук Тишины встретил человека, который стал его новым хозяином. Но тоже предал. И Звук Тишины убил своих хозяев-предателей.
Теперь понятно, спасибо)

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru