Территориальная целостность
Жанр:
  • Фантастика
  • Космос
  • Наука
  • Детектив

Уме спрашивает у Уме, что делать.

Уме говорит Уме, что пока ничего.

 

Разыскивается особо опасный преступник, читает Чиэса.

Смотрит на фотографию Уме в газете.

Потом на самого Уме.

 

А мы про вас знаем, говорит Линор.

Знаем, поддакивает Чиэса.

Уме бледнеет, хотя, кажется, куда еще больше бледнеть, на впалых щеках проступают голубоватые жилки. Открывает рот, хочет отшутиться, это не я, это не про меня, но уже понимает – не отшутится, вот он на фото, ни с кем не спутаешь.

- Уме. Номер сто тысяч сорок седьмой… Обвиняется во вскрытии состава… - читает Линор, - и чего вы там воровали в составах?

- Да ничего я там не воровал.

- А чего вскрывали тогда? Контрабанду возили?

- Да не контрабанду… - Уме кусает бескровные губы, щелкает длинными пальцами, подбирает слова, - понимаете… Там ничего не было! открываю вагон, а там пусто.

- А зачем открыли?

- Проверить… пусто там, или нет. Понимаете… они пустые составы туда-сюда гоняют!

- З-зачем? – спрашивает Линор.

А Чиэса уже понимает. Чиэса все понимает.

Идет дождь из алмазов. Там, снаружи. И закат. Там, снаружи. Так Чиэса захотела, чтобы был вечный закат. А Линор так захотел, чтобы дождь из алмазов.

Ужинают. Чиэса молитву какую-то шепчет, в кого она там верит, неизвестно. Линор зевает, Линора всегда после хорошего ужина в сон клонит, и после хорошего обеда тоже, вот Линор и устраивается поудобнее в кресле, складывает пухлые ручонки на округлом брюшке.

Тихонько переговариваются между собой, сколько продержатся, если их найдут.

Каждый про себя думает – нисколько.

 

ЭНЕРГИИ НЕ ХВАТАЕТ ПРОШУ РАЗРЕШЕНИЯ ОТКЛЮЧИТЬ ПОРТАЛ ЗА НЕНАДОБНОСТЬЮ

А как зиму переживем, спрашивают у Чиэсы.

Чиэса не знает. Чиэса рассчитывает запасы энергии, а что рассчитывать, тут зарассчитывайся, все равно энергии не хватит.

А зима здесь суровая, никогда не кончается, тянется и тянется целую вечность.

Чиэса снова посылает запрос.

Про портал.

Смотрит в пустоту вечной ночи и вечной зимы, оскаленной звездами.

Ждет.

Чиэса читает ответ, Чиэса не понимает, как нельзя, почему нельзя, Чиэса перебирает доводы, да какие тут могут быть доводы, уже все перебрала, хоть заперебирайся.

А как мы зиму переживем, спрашивают люди.

Людей много. Полтора миллиона.

Чиэса идет к порталу, спохватывается, возвращается за шлемом, да на хрена вообще этот шлем, если он дырявый, нет же, только попробуй с непокрытой головой прийти, начнется переполох, а-а-а-а, почему без шлема-а-а-а-а…

Чиэса выключает портал.

Затихает мерное гудение.

Переживем зиму, говорит Чиэса.

Переживем.

Вспыхивает табло на портале, кто-то хочет войти, Чиэса сжимает зубы, вот так, ни раньше, ни позже, кому-то нужно войти…

Чиэса открывает, на площадку выходит толстячок, кланяется Чиэсе, наше вам почтение, вежливо улыбается, прижимает оружие к виску Чиэсы, Чиэса не видит, что там такое, только понимает, если дернется, будет плохо…

- Пойдемте… пойдемте…

Чиэса идет за толстячком, отчаянно вспоминает какие-то правила, что делать, если вас захватили в заложники, сделайте вид, что вам плохо… Чиэса делает вид, что ей плохо, безвольно падает, толстячок подхватывает Чиэсу, несет на руках в портал, в маленькую капсулу, такие капсулы с производства сняли, когда еще  Чиэсы на свете не было.

- Вы осторожнее, сударыня, у меня-то рука не поднимется вас грохнуть, а был бы я преступник, хлопнул бы вас как муху, когда вы под ноги мне упали… Ну что вы на меня так смотрите, ну ничего я вам не сделаю… Вот, смотрите, вот вам небо в алмазах, что вам еще предложить-то… ничего не подготовил, даже кофе не заварил…

- Что… что вам нужно?

- Мне-то ничего… это вам нужно…

- Не понимаю вас.

- Что тут понимать, если бы вы остались, вас бы прихлопнули сейчас насмерть.

- К-кто прихлопнул?

- Власти, кто… или думаете, сударыня, вас за это по головке погладят, что вы портал отключили?

- А люди как жить будут без топлива?

- Что им до людей…

- Через портал раз в пять лет кто-нибудь ходит… кому он нужен…

- Вы это властям говорить будете… когда посадят вас за нарушение территориальной целостности.

- Что вы несете такое…

- Что я несу, что несу, один портал закроют, второй портал, так вообще порталов не останется… разрознятся галактики, каждая сама по себе…

Чиэса вздыхает:

- Ну а что делать, если все к этому идет, каждая галактика сама по себе…

- Вы это императору рассказывать будете… вернее, уже не будете, казнят вас, и дело с концом…

- За что же казнят, что такое говорите-то…

- За что, за что… за нарушение территориальной целостности, что непонятно-то… Не, барышня, дело-то, конечно, ваше, можете домой вернуться, я вам портал открою, только там вас уже  с наручниками ждут, если вообще не расстреляют на месте…

Чиэса молчит. Оглядывает капсулу, хочет спросить, как тут жить вообще, не спрашивает.

- В убежище переберемся, - продолжает толстячок, будто читает мысли Чиэсы, - тут так-то много убежищ заброшенных… Хотите, вот, обустроимся в бункере с видом на вечный рассвет…

- А на вечный закат есть?

- Имеется, очень даже… пойдемте, чаек заварим… Да, будем знакомы, меня Линором зовут.

- Линор, Линор, знакомое что-то…

- Ну, еще бы, уж губернатора Кеплера вы не можете не знать…

- Да вы когда жили-то…

Чиэса думает, Чиэса прикидывает расстояния, порталы, миры, пытается понять, как такое может быть, прокручивает в голове формулы, формулы, формулы…

 

Уме спрашивает у Уме, что делать.

Пока ничего, говорит Уме.

 

Жуть такая, говорит Чиэса.

Жуть, говорит Линор.

Жуть, говорит Уме.

Ужинают.

Нас ищут, говорит Линор.

Ищут, соглашается Чиэса.

Прикидывает, как быстро доберутся до них, рассчеты получаются ой-ой-ой какие неутешьительные.

Чиэса боязливо оглядывается, не откроется ли какой-нибудь портал, не просочится ли оттуда кто-нибудь, не рявкнет – руки вверх, вы арестованы.

Не бойтесь, не просочится, - говорит Линор, заблокированы тут порталы, намертво заблокированы. А мало ли, говорит Чиэса, сейчас, говорят, порталы взламывать научились. Что вы, в самом деле, говорит Линор, вроде большая девочка, а в сказки какие-то верите, вы еще про копии вспомните. Про какие копии, спрашивает Чиэса, да легенда какая-то мелькала, что у императора двойников как звезд на небе, из каких-то там параллельных реальностей, ну, это Чиэса лучше знает, Линор академиев не кончал. Вот копии его туда-сюда рыщут, выискивают злопыхателей всяких, которые против территориальной целостности, и все такое. Уме фыркает, какие еще реальности, что говорите такое вообще…

 

- А вас тоже ищут? – спрашивает Уме у Линора.

Это он уже потом спрашивает. Ближе к полудню. А пока Чиэса проснулась. Чиэса рано просыпается, привыкла вставать в шесть, и непривычно так, на часах шесть утра, а никуда не надо идти. Чиэса вспоминает, как вскакивала в шесть утра, мечтала когда-нибудь вот так поваляться до одиннадцати, а теперь сидит на краю кровати, не знает, что делать. В зале из единственного окна в убежище виден закат, Чиэса думает, сколько еще будет видеть этот закат, а то один день хорошо, два дня хорошо, а когда много месяцев будет этот закат, там и надоесть может.

Что-то шуршит там, в кладовой, Чиэса спускается туда, в темноте, наощупь, думает, что будет, если она возьмет себе пачку печенья, можно так, или нельзя, а то, конечно, Линор сказал, чтобы чувствовала себя, как дома, а мало ли…

Шурх. Шурх…

Линор?

Шорох стихает, Чиэса закусывает губу, крысы там, что ли, а что, очень может быть…

Линор?

Темный силуэт замирает среди стеллажей. Линор… нет, не Линор, что-то худое, долговязое, сутулое…

Чиэса щелкает выключателем, смотрит в изможденное бескровное лицо, вспоминает какие-то страшилки про мертвецов.

- Э-э-э… Утро доброе, - голос низкий, хрипловатый, - а вам, может, починить что надо? Генератор там, или…

- Да вроде не жалуемся, работает все…

- Ну, мало ли что…

- Да сама сколько раз чинила… и генераторы, и порталы…

- Ну, мало ли, где блоки тяжелые повернуть надо, там в одиночку не очень-то…

Чиэса, наконец, понимает, спохватывается:

- Да вы ешьте… давайте я вам кофе заварю…  вот, мясо тут…

- Да вы ангел… и бункер у вас роскошный…

- Это не мой… - Чиэса думает про Линора, что-то Линор скажет, а еще одной Чиэсы ему мало…

 

- А вы какими судьбами?

Это потом уже. Когда Линор к завтраку выходит, часам к одиннадцати, сонно потягивается, наливает себе кофе, тосты намазывает, смотрит на монитор, там новости, там фотографии, и Линора, и Уме, и Чиэсы, разыскиваются, особо опасные преступники, обвиняются в нарушении территориальной целостности… Линор не спеша завтракает, наконец, поворачивается к Уме, сравнивает с фотографией на экране, спрашивает:

- А вы… Уме, значит?

- Когда жили-то?

- Да я сейчас живу.

- Ну, мы все сейчас, а так-то вообще в какие года?

Уме называет дату. Чиэса прикидывает, это будет через двести лет после Чиэсы.

- И что же вы там… целостность нарушили?

- Да ничего я не нарушал, я… а вы?

Линор хочет парировать – я первый спросил, не парирует, потому что монитор переключается, начинает бормотать что-то про Линора, обвиняется в попытке единоличного захвата власти на Кеплере…

- Так вот вы какой, - кивает Чиэса.

- Что я такой, вы хоть знаете, что там было-то… - бормочет Линор, - вы хоть понимаете…

 

ПРОШУ РАЗРЕШЕНИЯ ОТМЕНИТЬ ДАНЬ

Это Линор. Посылает запрос, выжидает.

Уже понимает, что не дождется ответа, что ответ придет через… через… Линор высчитывает, в тот раз ответ пришел с опозданием на час, потом на день позже, потом на месяц, потом через год, а теперь… теперь…

 

- …через пять лет, - кивает Чиэса.

- А вы откуда знаете? – вздрагивает Линор.

- Считаю… вселенная-то расширяется, значит, вы от центра были сначала на двадцать световых лет, потом…

- Расширяется?

- Ну конечно… - Чиэса смотрит на Линора с недоумением, как этого можно не знать,  Линор надкусывает очередной тост, с важным видом бормочет что-то, что вы, в самом деле, я же экономист, мое дело вон, народ одеть-накормить, а не расширение вселенной изучать…

- А напрасно… тогда бы поняли, почему они вам не отвечают…

- Да они сами там ничего не знают, в центре-то, они же меня за саботаж засудили, когда я им, видите ли, вовремя не ответил! Я, что ли, виноват, что сигнал где-то там заплутал лет на десять?

- И в центре тоже не знают, - кивает Чиэса, - а вы дань в центр отправляли, да?

- Не… близ Грумбриджа там бесплодные земли… сначала год туда добирались, потом десять лет… там и вовсе поняли, что тут скорее корабль истлеет, в прах рассыплется, чем до бесплодных земель доберемся… ну и началось… обвиняетесь в массовой гибели населения целой планеты… потом на запрос не ответил, посыпались сенсации… узурпировал власть, самовольно отделился от империи, нарушил территориальную целостность…

- Дебилы, они что, не въехали, что вселенная расширяется, - бормочет Чиэса.

- Ну, потом просекли… когда порталы стали делать… это уже при вас, сударыня, порталы начались… утром на Кеплере, вечером на Луне уже…

- Какое утром-вечером, там все за один час…

- Ну, вот видите как, за один час… да отберите уже у меня кто-нибудь тосты, и бифштексы отберите, что вы, в самом деле, мне вообще худеть надо…

- Да зачем, - Чиэса смеется, - а хорошего человека должно быть много.

- Так то хорошего, - вздыхает Линор, добавляет, - вам хорошо, у вас порталы есть…

- Что порталы, не нужны они никому, порталы эти… через портал полтора человека раз в десять лет пройдет…

- Ну вот, вы портал отключили, вас и обвинили во всех смертных грехах…

- Да как не обвинить, один портал закроется, второй портал, так и рассыплется империя! – восклицает Чиэса, - вот они и боятся… эти… которые у власти…

 

Разыскиваются.

Особо опасные преступники.

Обвиняются.

В нарушении территориальной целостности.

 

Сегодня снова атаковали, разнесли добрую половину убежищ там, ближе к северу. Уме с Чиэсой заспорили, чем бомбили, вакуумными или ядерными. А Линор страницы Чиэсы посмотрел в Сети, скандал устроил, что ж делается такое, люблю закаты, закаты, закаты, кофе со вкусом осени… Чиэса руками разводит, её страница, что хочет, то и пишет, Линор крыльями хлопает, так теперь они, как пить дать просекут, что мы на линии заката спрятались, вот они там и бомбят, по линии заката, а нам теперь искать, куда перебраться… Чиэса хочет сказать, что у Линора тоже много где про небо в алмазах написано, тоже не просто так они сюда пришли…

 

А мы про вас знаем, говорит Линор.

Знаем, поддакивает Чиэса.

Уме бледнеет, хотя, кажется, куда еще больше бледнеть, на впалых щеках проступают голубоватые жилки. Открывает рот, хочет отшутиться, это не я, это не про меня, но уже понимает – не отшутится, вот он на фото, ни с кем не спутаешь.

- Уме. Номер сто тысяч сорок седьмой… Обвиняется во вскрытии состава… - читает Линор, - и чего вы там воровали в составах?

Да ничего я там не воровал.

- А чего вскрывали тогда? Контрабанду возили?

- Да не контрабанду… - Уме кусает бескровные губы, щелкает длинными пальцами, подбирает слова, - понимаете… Там ничего не было! открываю вагон, а там пусто.

- А зачем открыли?

- Проверить… пусто там, или нет. Понимаете… они пустые составы туда-сюда гоняют!

- З-зачем? – спрашивает Линор.

А Чиэса уже понимает. Чиэса все понимает.

Пустые вагоны туда-сюда… Ну, конечно… пустые корабли, пустые составы… чтобы сделать вид, что империя живет, вон, вагогы туда-сюда по порталам… а вы открыли, разоблачили…

 

Они сюда доберутся, говорит Линор.

- Не доберутся, - Чиэса мотает головой, - не успеют.

- Чего это не успеют, читайте, что написано…

Чиэса еще раз читает перехваченное сообщение, приближаются к месту укрытия…

Не успеют, мотает головой Чиэса, вселенная расширяется слишком быстро.

Пора, говорит Уме, который там, Уме, который здесь.

Пора, говорит Уме сам себе, целится в обоих, в Чиэсу и Линора, держит на мушке:

- Вы обвиняетесь… в нарушении территориальной целостности…

Уме спрашивает того, главного, что делать дальше, стрелять или не стрелять, - нет ответа.

Повторный запрос.

Нет ответа.

Вы их не услышите, говорит Чиэса.

Уме не верит, Уме не понимает.

- Не услышите этих… своих… они слишком далеко.

- Они не могут быть далеко, они…

- …далеко. Вселенная-то расширяется.

- Знаю, знаю, не вы одна тут в курсе, что вселенная расширяется… - Уве скалит узкие зубы, - я это тоже учитываю, знаете ли…

- А темную материю тоже учли?

- В смысле?

- В прямом смысле… расширяется-то все быстрее и быстрее, - Чиэса подходит к столу, будто не видит оружия в руках Уме, пишет расчеты, так, так, а тут Чиэса не помнит, тут в справочнике смотреть надо, - все, кончилась ваша империя… галактики уже разлетелись, теперь звезды разлетаются…

Уме вспоминает, бледнеет, синие жилы проступают на впалых щеках.

- А потом планеты сорвутся с орбит, так, да?

- А потом и сами планеты разлетятся, - добавляет Чиэса, - что-то быстро, по подсчетам медленнее должно получиться… Чего-то не учли…

Чиэса смотрит, что не учли, ищет недостающее звено.  Уме бледнеет еще больше, осторожно подбирается к Чиэсе, трогает за плечо, спрашивает хриплым полушепотом, а может, это, а можно как-нибудь исправить это дело, ну вы же умная, вы же можете это все исправить как-нибудь… Чиэса пожимает плечами, а я-то что сделаю, раньше надо было думать, кто ж знал, что так быстро все будет…

Устраиваются у очага в зале с видом на полночь. Заваривают кофе. Чиэса говорит, что еще полчаса есть, а потом что, спрашивает Линор, а потом все. Что-то подступает оттуда, из темноты ночи, что-то непонятное, неуловимое, у человека нет таких органов чувств, чтобы ощутить это. Уме целится в пустоту, бледнеет до синевы, с губ срывается хрип:

- Вы обвиняетесь… в нарушении территориальной целостности…

Занавес.



Похожие публикации:

Закат и Ледяной дворец (Сказки о Ветерке - 1)
Сказки о Ветерке. История первая
Тысяча лет ада
Попытка написания детективной истории. Много чего не хватает. Например, характеров, чтобы герои получились живые.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru