1


Однажды...
Жанр:
  • Другое

- Толстый, тонкий, толстый, тонкий, толстый, толстый, тонкий... – громко пересчитывал коричневых червяков Гринни.

Сегодня он выловил тринадцать штук – это было меньше, чем вчера, но больше, чем на прошлой неделе. Мягкими трехпалыми лапами с длинными, крепкими когтями он перекатывал извивающихся змеек туда-сюда, затем, по одному, осторожно подцепив, приподнимал вверх, наблюдая, как тельце, внезапно обмякнув, замирало. Медленно разжав когти, отпустив червяка, открывал рот пошире и представлял, как тот летит вниз, стремительно, всем тельцем, внутрь, в него. Хлоп – попался.

- И ты у меня внутри! – хихикал малыш. – Вку-усный!

- Гринни-и-и! Мамин мальчик, где ты-ы-ы?- раздался визгливый крик, пробежавший по длинному тоннелю за долю секунд.

- Тонкий, - произнёс малыш, спешно проглотив последнего червяка и, причмокивая, пошел прочь, оставив позади глубокую яму.

Раздумывая над тем, как, наверное, интересно там, наверху, не заметил, как прошел три тоннеля налево и четыре направо. Если бы не мамуля, окликнувшая малыша, прошел бы дальше, минув нужный поворот, увлеченный мыслями, которых у него было не мало.

- Ты опять лопал червятину! Сколько раз говорила тебе, не перебивай аппетит! – матушка грозно взглянула на Гринни, отчего её иссиня-черные глаза стали еще темнее.

Мамуля разбиралась в запахах, поэтому определить еле уловимый аромат червятины могла с невероятной лёгкостью. Нос Гринни работал намного хуже.

- Совсем чуть-чуть, мамуля, - промямлил малыш, опустив голову так низко, что длинные, тяжелые усики коснулись пола. 

- Ладно, ладно, - захохотала мамуля, - я не буду сердиться, только не сегодня! А почему, спросишь ты? А потому, что папочка поймал много тварей, и они уже ожидают каждая своей очереди! И это значит, что ужин будет сытным и вкусным! – она смахнула слизь с толстого живота и потрясла им, причмокивая в предвкушении удовольствия.

- Мамочка, а почему я не могу посмотреть на этих тварей? Ну хоть разочек? Только гляну и всё.

- Ты еще маленький! – резко произнесла мамуля и вновь нахмурилась. – Потом не уснёшь! Нет, нет и нет! И больше не проси!

Гринни знал, что спорить с ней бесполезно. Но так хотелось увидеть тварей, что он даже подумывал иногда пробраться в тайное место, где их держат перед тем, как приготовить. Мясо тварей быстро портилось, поэтому их нужно было либо сразу съедать, либо держать живыми до самой готовки – это Гринни знал от мамули.

 - Не дуйся, мамин пухленький слизливый малыш, - улыбнулась мамуля, протянув склизкие лапы. - Скоро ты вырастешь, и папочка возьмет тебя с собой. А пока просто потерпи.

 - А почему мы не можем выбираться днём? – спросил малыш, прекрасно зная ответ, но надеясь, что сможет затем вновь заговорить о тварях и выпросить разрешение взглянуть на них.

 - Ты ведь знаешь, мы сразу ослепнем, - сказала мамуля, приподняв левый ус немного выше, чем обычно, как бывало, если приходилось обманывать.

- А ты бывала там, наверху?

- Конечно! – громко произнесла она, и левый ус поднялся ещё выше. – И чуть не ослепла!

- Но ведь ты говорила, что выходила ночью, вместе с папочкой? – недоверчиво спросил Гринни, тут же устыдившись, что заподозрил мамулю во лжи, чего категорически не могло быть.

- Потому и не ослепла, но могла! – заявила мамуля, устремив левый ус ввысь. - Даже ночью можно ослепнуть. Вот! – и ус упёрся в потолок.  – Не отвлекай меня больше! Иди, поиграй!

Тяжело вздохнув, малыш поплёлся по тоннелю, которых здесь были тысячи. Узкие и длинные, широкие и короткие, маленькие и даже потайные. Но он знал их все до единого или думал, что знал.

***

Глаза привыкли к темноте, но девочка всё равно ничего не могла разобрать в этой беспросветной мгле. Поначалу она долго и громко кричала – так, что в горле пересохло. Страшные подземные монстры притащили её сюда. Они напали внезапно – никто не ждал, что твари, как называли их взрослые, зайдут с заднего хода. Склизкие и страшные, сильные и быстрые, они издавали странный звук: то ли визг, то ли писк, но очень громкий. Их было очень много, так много, как никогда.

Девочка вздрогнула – поросенок, находившийся с ней в одной яме, опять начал бегать по кругу.

Вдруг послышалось шипение, затем- легкие шаги. Девочка замерла, подняв голову. На руку шлёпнулось что-то неприятное и липкое - вытерев противную жижу об подол короткого платьица, принялась оглядываться. «Пенни, Пенни», - шептала, ощупывая руками землю. Поросёнок затих, перестал двигаться. Сверху доносился хрип и тяжелое дыхание. Но оно было другим, не таким громким и страшным, как у монстров, приходивших еще вчера или сегодня, или давно. Здесь больше не было времени.

- Кто там?- спросила девочка, взглянув в темноту.

***

Слизь капала с Гринни, с трудом удерживавшего равновесие, чтобы не свалиться в яму. Малыш с восхищением смотрел на странное существо, не в силах отвести взгляда чёрных глаз. И звук у твари был приятным, и совсем она не была страшной, как говорила мамуля, и уж вовсе не огромной. «Наверное, это тоже малыш, как и я», - подумал Гринни, продолжая внимательно разглядывать необычайную тварь.

Гринни испугался, когда тварь встала на две лапы, но восторг был сильнее.

 - Что ты здесь делаешь, малыш! – голос дядюшки раздался так внезапно, что Гринни вздрогнул.

Тварь заголосила так, что малыш и дядюшка крепко прижали усы к телу, зажмурив глаза. Звук проникал глубоко, сквозь перепонки, которые, казалось вот-вот лопнут, заставлял сжиматься изо всех сил. Противный, противный звук!

- Что это за место, дядюшка? Я раньше здесь не был, - произнес малыш, когда они прошли три тоннеля направо и два налево, оставив тварь, затихшую практически сразу, стоило им уйти.

Дядюшка не слушал Гринни, в последнее время он был задумчив и угрюм. Обычно весёлый и смешливый, теперь бродил по тоннелям, неохотно выбирался наружу, погруженный в лишь ему известный мир мыслей.

- Однажды хцилы поработят весь мир, выберутся наружу! – внезапно проголосил он, застыв.

- Но там же твари! – воскликнул малыш. – Они наш враг!

- Наш враг не твари, Гринни, – уже спокойно и тихо произнёс дядюшка. -Тварей становится всё меньше, они слабнут, а их лампы не столь страшны, как свет. Свет! – вновь перешел на крик. - Вот наш враг! Но однажды...  – вдруг замолк ненадолго, затем продолжив. - Однажды мы приспособимся к нему.

Гринни смотрел на дядюшку, огромное тело которого то вздымалось, то сжималось, то напрягалось, покрытое слизью, пытаясь мысленно подражать ему, запоминая все его движения.

- Как эти твари? – спросил малыш, попытавшись напрячь тело, как дядюшка.

- Да, как эти твари. Надо просто понять, как они умеют  бороться со светом. Надо изучить их глаза, способности. И тогда...

- Мы выберемся наружу!

- Однажды это обязательно случится...

***

Гринни так сильно волновался, что слизь плотным потоком лилась с тела. Остался последний тоннель перед подъемом, через который взрослые выбирались наружу.

- Я выведу тебя наверх, а ты расскажешь мне, как приспособиться к свету, ладно? – резко остановившись, спросил он у твари, впившись взглядом черных глаз, стараясь повторить строгий взгляд мамули.

«Если твари не враги, как сказал дядюшка, то сами научат нас, как побороть свет. Они вовсе не страшные, эти твари», - думал Гринни, изредка поглядывая на существо.

 - Если вы так медленно ходите, то совсем не трудно вас поймать, - сказал Гринни то ли с жалостью, то ли с возмущением.

Прижав тварь покрепче, стараясь не навредить, он быстро взобрался по проходу ввысь - впервые, но так, словно делал это тысячи раз.

Больно ударило по глазам, заставив тело сжаться в комок. Свет! Это был свет!

 - Говори, говори, как приспособиться! - закричал Гринни, упав на землю. – Говори! – но твари уже не было. – Сбежала!

Режущая боль пронзила тело. Он попытался вернуться к проходу, но никак не мог понять, в какую сторону двигаться. Вправо или влево? Малыш ползал, растопырив лапы, уткнувшись носом с десятками выростов в землю. «Мы выберемся наружу. Однажды это обязательно случится», - слова дядюшки отбивали ритм где-то внутри.

Вибрация, в начале тихая, затем сильнее, еще сильнее - это были шаги! Твари приближались, все быстрее и быстрее. Шипение, свистящее, злобное – твари обступили его.

Боль, резкая, невыносимая, отозвалась в каждой клеточке, но это была другая боль. Они втыкали в его тело что-то острое, издавая громкие звуки, проникавшие внутрь сквозь перепонки. Гринни пытался шевелить лапами, но никак не получалось.

 - Однажды, обязательно... Однажды... – шептал он, пока боль не прекратилась.

           

 

           

           

 




Постапокалипсис? Слизь, много слизи, брррр…
Порадовало спасение девочки.
Здесь присутствует интересная мысль… Кто для кого есть тварь? Они твари для нас, а мы для них. и пусть меня побьют… мне стало жалко малыша. Там светлый приятный рассказ, а тут этот самый скрытый смысл… Пойду, еще раз почитаю конкурента.
Пришла обратно. Дернул меня рассказ за нервные окончания. Мой голос сюда.
Долго думала, выбирала. Там хорошая жизненная история со счастливым концом, здесь — недобрая сказка, очень похожая на страшную быль. И все-таки ГОЛОС отдаю этому рассказу. Автор создал сильную вещь. Спасибо.
21:50
Почти весь рассказ ржала, еще и имя такое смешное, а когда поняла, куда автор клонит, стало жалко слизняка. :sleepy:
Как и в том рассказе, многое решила концовка. Удалось выбить слезу, хоть я и не люблю такие концовки. Может, дело в морали, философии. Мне и тот рассказ понравился, прям к душе, однако ж, этот рассказ вызывает более сильные эмоции, поэтому ГОЛОС сюда.
00:00
ГОЛОС. Рассказ цельный, интересный, легко читаемый. ГГ симпатичный, вызывает сочувствие. Очень жаль, что погиб, но рассказ от этого только выиграл.
14:55
Ну не знаю… Мне как-то не очень.
Не хватило какой-то фишки, необычной идеи.
Малыш сглупил и спас девочку. Ценой своей жизни. Ну что сказать? Слизнякам надо лучше присматривать за своими отпрысками, а людям — за своими. Так-то обычная ситуация в мире, где друг друга используют как обед.
15:21
Такой трогательный персонаж получился, что хочется навалять всем этим людям, спасти бедного детёныша и вызвать зоозащитников. Молодец, автор. Правда, какой рассказ выбрать — не знаю. Мне оба нравятся. ^_^
Люди, наверно, никогда не смогут подружиться с природой. Мы будем считать тварями их, а они нас… Очень жаль малыша. Сильный рассказ. Автору спасибо:)
16:46
Уж не Рената ли, любительница постапокалипсиса, здесь автор?)) Шучу. Написать на такой сюжет может каждый. Вообще, я поэтому и не люблю этот жанр, очень редко встретишь необычный сеттинг. Часто встречающаяся идея о том, что мы не понимаем их, они — нас, ну… Она здесь как будто бы одна из основных. Но для постапа простительно. В общем-то, этот рассказ выгодно отличает от конкурента если и не сюжет, то подача, язык, характеры тут навысоте. Автор как будто сжился со своим «малышом», почувствовал себя в его шкуре, принял его привычки и все это излил в текст. Но раз так, то зачем было убивать хорошего персонажа? Чтобы выбить слезу из читателя? Ну хорошо, это дело автора, все к тому шло, понятное дело. Говорят про свет, какой он вредный — следовательно должны показать, как вреден этот свет. Но от всего этого осталось ощущение, м-м… натянутости, что ли? Или, может, того, что рассказ написан по очень четкому плану, по сеточке такой, где в ячейках были заранее расписаны ходы, под которые следовало подставлять эпизоды? Не знаю.

Рассказ конкурента меня не удовлетворил отсутствием плана, этот — излишней спланированностью. Буду думать, за какой проголосовать.
Слушай, твои отзывы мне нельзя читать. Они плохо влияют на восприятие. То, что не могла себе объяснить, оказывается, так легко объясняется)))
17:14
Ну, я еще не написала всего)) Например, про то, что автор цинично определил «малыша» на убой, и поэтому так садистки холит-лелеет его, словно поросеночка)) Поэтому и характер «малыша» хорошо так раскрыт. Помнится, я читала рассказ «под Лавкрафта», автора уж не помню, в каком-то сборнике был. Там людей (ну, я так подозреваю, что это были люди) уже после прихода Древних Богов на Землю, заставляли получать образование, жрецы вдалбливали им в головы все дисциплины, которые были до апокалипсиса, и жаловались на то, как трудно развить в учащихся душу. А почему они так старались? Потому что для Древних мясо развитой жертвы — вкуснее.
Вот и здесь на «стол» читателя подается особо откормленный, проработанный персонаж. Блюдо не в моем вкусе.
Да ты все это написала, просто теперь преподнесла под другим углом)))
17:20
Ну раз воду в ступе молочу, то лучше мне пойти в угол и думать, за кого голосовать))
Кать, я тебя сразу поняла. Но ты пиши, пиши, под разными углами, интересно читать твои мысли))) Интересно читать любые мысли, когда они искренние).
И вообще я собиралась от вас уходить… Пойду понежусь в ванне, подумаю о жизни)
Но с другой стороны, участникам давалось слишком мало времени. Я вон Худышку Марту написала на конкурс, торопилась, и пришлось потом все заново перекраивать. Не знаю, у кого как, я пишу быстро, но до того, как приступлю, могу месяцами мысленно «жевать» сюжет.
Согласна, что малыша можно было и не убивать.
17:51
Кстати, у меня есть одно сомнение. Единственное, что указывает здесь на постапокалипсис, это строчка:

никто не ждал, что твари, как называли их взрослые, зайдут с заднего хода


Если отбросить непонятку, почему это «никто не ждал» — остается лишь замечательная (без шуток), емкая и рисующая целый мир фраза «зайдут с заднего хода». Отличное умение выразить все, что надо читателю, в трех словах, не считая предлога!

Вот на мой придирчивый взгляд, было бы интереснее, если бы люди там были обычными фермерами. И твари бы шли не «с заднего хода», а с бурной реки, из-за водопада, непроходимых скал, короче, места, откуда и в самом деле странно ждать вторжения. Или напали днем, сумев как-то прикрыться от солнца — ведь они не нападали днем никогда, так? Никто не ждал, а они взяли и застигли людей врасплох. Почему «задний ход» никем не охранялся и нападение оттуда стало шоком, я не совсем понимаю.

Но во всяком случае, за три слова, которые переносят людей из обычных условий в закрытую базу (а постапокалиптическую, инопланетную, исследовательскую или какую еще — тут уже неважно), за эти слова, пожалуй, отдам этому рассказу свой ГОЛОС.
21:42
Брррр!.. Мерзкое на вид создание этот Гринни… Ну, я бы не сказала, что он хотел именно СПАСТИ девочку и поэтому погиб. У него были вполне корыстные цели — узнать, как приспособится к свету. Так что мне какбээээээ его и не жалко.

Вот и не знаю, кому отдать голос… Подумаю.
Интересная версия про тех, кто живет рядом. Но считаю, рассказ пока наброском. Если написан был быстро, как бы, впопыхах, то он требует доработки. Мне бы хотелось узнать подробнее про тот подземный мир. Нравятся мне такие вещи, но хочу подробностей.
И не понравилась концовка. Вот зачем Гринни убивать? Он же девочку спас! Уж лучше подружить…

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru