Джаным (6-11 главы)
Жанр:
  • Реализм

Глава 6

Август 2009-го.

- Так странно, джаным. Еще вчера была в Турции, а уже сегодня – здесь, в Москве, - говорит, игриво отправляя апельсиновую дольку в рот.

- Ты говоришь об этом с такой лёгкостью, не задумываясь вовсе, что живёшь на две жизни, - отвечаю с едва уловимым раздражением.

- О чем это ты? Можно жить на два дома, но не на две жизни. Жизнь – она одна, и каждый проживает так, как считает нужным.

- Опять громкие слова, и не более. Хорошо, я живу на две жизни. Одна жизнь – это ты, наши встречи. Другая – это мои фотографии, студия, книги, люди: родные, близкие и приятели, прохожие и незнакомцы, Ольга.

- Она знает о наших встречах?

- Я ничего не скрываю.

- То есть ты приходишь домой и всё ей рассказываешь? Всё, вплоть до мельчайших подробностей? – спрашивает, улыбаясь.

- Зачем ты так? Она знает о наших встречах, о тебе.

- И ты считаешь, что это нормально? Что это не причиняет ей боли? Сложил с себя всю ответственность, прикрывшись тем, что правдив и честен. На самом деле, это банальная мужская трусость: выбирай сама, как тебе с этим жить. Хочешь, оставайся, но потом не жалуйся и не устраивай истерик, а хочешь – собирай вещи и уходи. Разве я не права?

- Что ты несёшь? - начинаю заводиться. 

- То, что Ольга принимает наши отношения, вовсе не означает, что это не причиняет ей боли. А то, что ты удваиваешь эту боль своей якобы откровенностью, вне сомнений. Это не откровенность, джаным, это эгоизм.

- Великолепно! Выстрел в лоб. Эгоист и трус. Таким ты меня видишь?

- Вовсе нет. Но по отношению к Ольге ты проявляешь именно эти качества.

Неужели она права, и я всего лишь трус, который не может сделать выбор и осознанно причиняет боль женщине, которая любит и ждёт вечерами? Да, я не обманываю Ольгу, прикрываясь задержками на работе, отчетами и прочей ерундой, которую выдумывают сотни мужчин, чтобы выкроить время для любовниц, изменяя супругам, молчаливо оберегающим семейный очаг. Но что это меняет? Так ли нужна ей, Ольге, эта мнимая правда?

- Ты сделал выбор за неё, даже не поинтересовавшись, хотела ли она знать. Тем самым успокоил свою совесть, ведь по сути ты никого не обманываешь, и, на первый взгляд, твоя совесть абсолютно чиста.

- Перестань, - перебиваю её, резко и грубо.

- Я не хотела обидеть, просто сказала, что думаю и, раз уж мы начали, то...

- Ты затеяла весь этот глупый и ненужный разговор, - вновь не даю договорить и просто срываюсь на крик, - и если ты намерена продолжать в том же духе, у меня нет подобного желания! У меня, в принципе, нет желания продолжать с тобой какие-либо беседы, даже просто находиться рядом с тобой! Что ты, чёрт возьми, о себе возомнила!

Вылетаю из номера вне себя от злости, не преминув при этом хлопнуть дверью. Банальная мужская трусость, значит?

Выхожу на улицу – прохладный августовский воздух тут же даёт о себе знать и, увы, не греет. Захожу в ближайший бар и заказываю двести - виски: стоит согреться. Возможно, стоит напиться. Ещё двести – отлегло. Стало легче дышать, и мысли, одна за другой, поступают в голову. Что же меня так вывело? Какая глупая ситуация! Однако еще глупее, оставить её там, в номере, одну посреди ночи. Я просто устал. Смертельно устал от этого подвешенного состояния, в котором пребываю в последнее время, а сколько оно длится, это последнее время, так с ходу и не сказать. Надоело делить на два. Надоело делиться. Нет, она не права, определённо не права! Возможно жить на две жизни! Очень даже можно, и мы с ней оба тому пример. Как долго всё это будет продолжаться? Чего она хочет? К чему был весь этот спор? Да какая, к чёрту, разница, к чему да почему, если всё именно так, как она сказала. Не скрывать – не значит быть честным. Есть ли грань между «не скрывать» и «демонстрировать», и не переступил ли я эту черту? Не стал ли я откровенно демонстрировать Ольге наличие другой женщины, той, что занимает мысли, стоит между нами, той, что я всё время жду?

Между прочим, наши позиции с Ольгой несколько схожи: мы оба ждём. Правда Ольга ждёт того, кто уже в ожидании. Мы будто сидим на чемоданах и с билетом в руке, в котором указан пункт назначения, но отсутствует дата и время отправления. Кто забыл указать эту дату, и когда исправят эту ошибку?

Ещё двести. Это всего лишь мысли, и никаких действий. Как же здесь накурено – у них что, не работают кондиционеры? К чёрту всё!

Кому нужна правда, и нужна ли она вообще? Миллионы людей тонут во лжи, прекрасная зная, что рано или поздно эта ложь выплывет и затопит всё, что так тщательно скрывали. Так стоит ли лгать? Если все вокруг вдруг перестанут врать, наступит хаос или, напротив, покой?

Выхожу из бара – стало холоднее. Она, наверное, ушла. Возвращаюсь в отель, спрашиваю у администратора, не сдали ли ключи от номера. Отрицательный ответ. Поднимаюсь в номер, хотя в пору бы бежать сломя голову. Открываю дверь.

- Ты не ушла.

- Надеялась, что вернёшься.

- Как хорошо, что ты не ушла, - провожу рукой по мягким волосам.

- Как хорошо, что ты всё же вернулся, джаным.

И если вы не в силах что-либо изменить сегодня, хотя именно вы должны это сделать, оставьте всё, как есть – не трогайте, не нарушайте целостности, не разрушайте. У всего есть своё время, и оно обязательно придёт.

 

Глава 7

Никогда не говорил ей, что не люблю возвращаться домой из отеля: открываешь дверь и понимаешь, что вот она, реальность, встречающая тебя с распростертыми объятьями, будто насмехаясь и радуясь неудачи, мол, опять не удалось, опять вернулся. Сколько времени вот так возвращаюсь, прокручивая ключ в замочной скважине? А она, что она чувствует, вернувшись ранним утром в свою московскую квартиру?

- Ну, как прошла встреча?

- Оль, я даже не знаю, что должен ответить на подобный вопрос, - невольно вздрагиваю, - и стоит ли вообще на него отвечать.

Ольга, милая Ольга - женщина, с которой живу вот уже полтора года. Мы познакомились в небольшом ресторане. Она присела за мой столик, разговорились, выпили по бокалу вина - в тот же вечер пришла в мою квартиру и пребывает здесь по сей день. Она знает про меня всё - никогда не скрывал ни про свои отношения, ни про встречи в отеле, ни про чувства к другой женщине. Возможно, эти знания лишь причиняют боль, но ничего не могу изменить. Конечно, я мог бы жить с Ольгой, как говорится, долго и счастливо, обзавестись детьми, о которых давно грезит моя мать, просыпаться по утрам, уходить на работу, приносить честно заработанные деньги, вкладывая их в общий бюджет, засыпать с чувством выполненного долга и ощущением бесконечного одиночества. Можно было бы создать атмосферу идеальной семьи и тёплого уютного очага, картину, умело нарисованную рукой мастера – подобные картины рисуют многие на протяжении долгих лет, не видя вовсе, что их краски давно поблекли, а холст отсырел и больше ничего не воспринимает. Не могу и не желаю жить в подобной лжи или мнимой идиллии, обрекая себя на постоянные муки совести и реалии, скрытые от посторонних глаз.

Ольга работает дизайнером по интерьерам, и, стоит отдать ей должное, действительно знает толк в этом деле. Она говорит, что здесь отсутствует идейная композиция, но это вовсе не значит, что стоит поработать и над моей обителью. Пару раз она пыталась что-то переделать, внести, так скажем, свою лепту, но все попытки пресекались в самом начале. Ей – двадцать девять лет, нет детей, не была замужем, и моя мама возлагает на неё огромные надежды, а Ольга эти надежды разделяет.

- Может, поужинаем где-нибудь? – улыбнувшись, протягивает холодные руки.

- Неплохая идея. Выбирай место, я угощаю.

Путь до ресторана проходит в полной тишине - абсолютное молчание – я его так называю, когда четко поделены территории, и никто не пытается пробраться за очерченную линию. Иногда кажется, что мы с Ольгой могли стать прекрасными друзьями, если бы не зашли так далеко, или той самой идеальной парой, если бы не было её, той, которая называет меня «джаным». Со стороны, мы с Ольгой производим впечатление той самой пары, которой давно пора узаконить отношения, и многие, в том числе моя матушка, недоумевают, почему мы до сих пор этого не сделали. Зачастую то, что видят глаза, вовсе не является тем, что есть на самом деле. Мы смотрим, придумываем композицию, не осознавая вовсе, что видим лишь небольшую часть всей картины, а остальное –результат нашего творчества. Это как оправдывать ожидания, которые вовсе не обязаны оправдывать, а тот, кто возлагает их на нас, не имеет на это никакого морального права.

Каждый волен выбирать, в том числе и Ольга. Я не могу за неё решить, оставаться или уйти. Мы не можем принимать решения за других, не стоит нарушать чужие границы. После того, как я всё рассказал, можно было встать и уйти, впрочем, она это может сделать в любой момент, но предпочитает остаться, думая, что если бы мы встретились раньше, всё могло быть иначе. Мы бы давно были женаты и по паркету квартиры бегали маленькие ребятишки. Она не верит в мои отношения с этой женщиной – именно так она её называет - говорит, подобного рода встречи ни к чему не приведут, у них нет будущего. Я знаю, Ольга ждёт момента, когда я наконец-то пойму, что она права и перестану встречаться с той самой женщиной. Как долго продлится её ожидание, мне неизвестно.

- Может, сходим в кино после ужина? – спрашивает Ольга

- У меня другая идея. Давай-ка лучше купим диск с отличным фильмом, после чего отправимся домой и спокойно посмотрим его. Никто не будет есть попкорн по соседству, вставлять едкие комментарии или, что больше всего меня раздражает, передвигаться по залу. Что скажешь?

- Скажу, что подобная идея мне вполне по душе, - улыбнувшись, нежно накрывает ладонью мою.

- Что ты хочешь на десерт? - спрашиваю, листая страницы меню.

- Этого нет в меню, - кокетливо улыбается.

- Шутница. – смотрю на неё и, подмигнув, жестом подзываю официанта. – Позволь мне выбрать за нас двоих.

- Ты давно это делаешь.

- Нам, пожалуйста, два яблочных штруделя с мороженым, - делаю вид, что не понял намёка.

- Знаешь, дорогой, эта женщина полностью подчинила тебя, каждый раз она вторгается в нашу жизнь без всякого на то разрешения, - говорит шепотом после того, как официант удаляется.

- Ты не права. Я разрешаю это делать. Она не спрашивает разрешения у тебя, ты ведь это имеешь в виду?

- Ты говоришь так, будто это естественно, и вполне укладывается в рамки общепринятого поведения.

- Заметь, ты говоришь об этом.

Тут же вспоминаю разговор в отеле, который произошел несколько месяцев назад. Я затронул тему обычаев, общепринятых норм, традиций, на что она мне ответила: «Мы свободны до тех пор, пока не заковали себя в оковы предрассудков, стереотипов и людской молвы». Отчетливо помню, слово в слово, будто она сказала это вчера. Тогда фраза показалась мне несколько вызывающей и пафосной, абсолютно не применимой по отношению к реальности, но с каждым днём всё больше убеждаюсь в обратном. Ежедневно нам пытаются навязать определённые правила поведения, мышления, ставят перед выбором, заключают в тиски, придумывая рамки положенного и правильного. И мы поддаёмся всеобщему давлению, забывая о своих желаниях, интересах, чувствах, думая лишь о том, как же это смотрится со стороны. Со временем мы принимаем правила игры, а позже начинаем думать, как бы эти правила обойти, чтобы, с одной стороны, их не нарушить, а, с другой стороны, сделать это незаметно и безболезненно.

И вот сейчас, в этом небольшом, уютном ресторане, напротив меня сидит красивая, умная женщина, которой так хочется создать образ идеальной пары, добиться заключения долгожданного союза наяву, что она готова пойти на всяческие жертвы и унижения, лишь бы достигнуть своей цели и доказать неведомо кому, что была права, победила.

Ольга, милая Ольга. Женщина, которую я не люблю.

 

Глава 8

Сентябрь 2011- го

Сегодня мой тридцать первый день рождения. Она прислала огромный букет белых лилий в студию. Открываю дверь кабинета, а на столе – они, наполнившие своим ароматом пространство, белые-белые, и небольшая открытка: «Не знала, какие цветы ты предпочитаешь, поэтому прислала тебе свои любимые. С днём Рождения, джаным.». Перечитываю текст, наверное, в десятый раз. Красивый почерк.

Стою возле окна с открыткой в руке, улыбаюсь. Значит, это её любимые цветы. Да, они, как никакие другие, подходят больше всего. Нежные и сильные. Она так же, как и эти белые лилии, поглотившие все остальные ароматы, вытеснила всех возможных и бывших женщин из моего сердца, не предоставив ни малейшего шанса. До сегодняшнего утра мне никто не дарил цветы. Считается, что это прерогатива женщин. Глупости. Цветы от любимой женщины - это чертовски приятно. Цветы и любимая женщина - приятно вдвойне.

Открываю окно, и аромат лилий тут же вырывается наружу, смешиваясь с сырым осенним воздухом. Последние три дня в столице дождливо и уныло – конец сентября, как-никак. Солнце изредка балует – в основном, лишь тучи да серость. Если бы она намекнула о возможной встрече сегодня вечером, бросив всё и всех, примчался бы в любой уголок Земли. Готов отменить все встречи и празднования, отключить мобильный, который с утра разрывается жуткой трелью, отвести её в любимый ресторан, где подают самые вкусные блюда, а потом обнимать крепко-крепко и никуда не отпускать. Только мы вдвоём – и никого больше.

- С Днём Рождения, любимый!

Невольно вздрагиваю. В дверях кабинета - Ольга. Машинально кладу открытку в карман брюк. Две недели назад сказал Ольге, что нам не стоит продолжать отношения. Она ничего не ответила, лишь встала и молча ушла. Не стала устраивать истерик, собирать вещи, просто ушла. Две недели, и она вернулась. Две недели молчания: ни звонков, ни записок, ни сообщений – ничего. А потом просто позвонила в дверь и молча вошла в квартиру, присела в кресло. Я подумал тогда, мол, пришла забрать вещи. Окончательно. Что я почувствовал в тот момент? Ничего. Не было ни страха, ни отчаяния, ни сожаления - просто стоял и смотрел на неё. Затем ужасно захотелось извиниться, что так и не смог её полюбить. Она же продолжала сидеть в кресле и молчать. Я знал, ей тяжело и невыносимо больно, возможно, она разочарована. Я понимал, нужно поговорить, нельзя расставаться вот так, не проронив и слова, в глубокой тишине, будто чужие люди, но продолжал стоять возле двери в ответном молчании. Затем она встала, подошла, прижалась ко мне и заплакала. Сказала, что не готова уйти, а я, мол, рано или поздно всё осознаю, смогу её полюбить, а она готова ждать. «Прости меня» - это всё, что смог выдавить из себя. Затем она приготовила ужин, который мы съели в неловком молчании. Я всё смотрел на неё и не мог понять, отчего мне так стыдно. «Я не смогу дать тебе того, что ты хочешь», - сказал шёпотом. «Мне ничего от тебя не нужно, просто будь со мной рядом», - ответила, посмотрев мне в глаза.

- Боже мой, как холодно. Закрой же окно! – говорит Ольга, войдя в кабинет. – Ты что, не рад меня видеть?

- Почему же? Рад, просто не ожидал, что ты придешь. 

- Давай, собирайся. Прогуляемся немного до магазина: мне нужно купить кое-какие продукты на вечер, да и лишние руки не помешают, - улыбается, обнимая.

- Подожди немного. Через несколько минут придёт клиент, стоит обсудить моменты предстоящей фотосессии, а затем с удовольствием пройдусь с тобой по магазинам. Ты ведь не откажешься, к примеру, от нового платья?

- Но у меня совсем нет на это времени ведь, если ты не забыл, у нас сегодня гости.

- Ты всё успеешь, а я помогу. Так как насчет того, чтобы слегка обновить гардероб?

- Договорились, я пока выпью кофе. Любимый?

- Да?

- С Днём Рождения.

После того, как Ольга вернулась, договорились больше не обсуждать и не комментировать мою привязанность к другой женщине. Не знаю, что получится из подобных отношений, и зачем вообще на это согласился. Тогда пытался объяснить Ольге, что лучше уйти сейчас и перебороть боль, двигаться дальше, что не смогу её полюбить, и у нас нет будущего. Она ничего не желала слышать - лишь твердила, что со временем всё встанет на свои места, и, возможно, наши отношения прекратятся, но не сейчас, не в этот день и не в эту минуту. Что ж, пусть будет так.

- Ну что, мы можем идти? – спрашивает Ольга после того, как клиент покинул стены кабинета.

- Конечно. Может, для начала пообедаем в кафе, а то я проголодался?

- Хорошо, только как же мы всё тогда успеем?

- Мы всё успеем, не переживай. Пошли.

Пообедав, направляемся в торговый центр. Могу сказать, шоппинг проходит удачно. С улыбками на лицах - за продуктами, после чего немного уставшие, но счастливые, спешим домой. Возле студии, на обочине - чёрная «Ауди». Она сидит в машине и курит. Значит, в городе. Но почему не сказала? Хотела устроить сюрприз? У неё это получилось.

Мы с Ольгой приближаемся к студии, и машина срывается прочь. Рёв мотора, и следы жжёной резины. С трудом сдерживаю себя, чтобы не побежать вслед. Хочется закричать, позвонить ей, но больше всего - оказаться рядом.

- Сумасшедший водитель, - говорит Ольга, принимаясь рассказывать про аварию, произошедшую не так давно на Варшавском шоссе, но я не слушаю.

- Я зайду ненадолго в студию, мне нужно немного поработать, - перебиваю.

- Хорошо, но только недолго, ты ведь обещал мне помочь.

- Скоро вернусь. Я, правда, ненадолго.

Сдерживая эмоции, вхожу в студию. Ассистент протягивает небольшую коробку.

- Полчаса назад заходила красивая женщина, и попросила передать это вам.

- Больше она ничего не просила передать? Что она еще сказала? – спрашиваю, внешне выражая абсолютное спокойствие.

- Да вроде ничего больше не говорила. Я не знал, вернётесь ли вы, поэтому так и сказал ей, что вы ушли со своей девушкой и не обещали вернуться, - говорит улыбаясь..

- Спасибо, Андрей. Я пойду, немного поработаю, - отвечаю, хотя на языке вертятся совершенно иные слова.

Идиот! Какого черта он наговорил! Почему она не сказала, что приезжает сегодня? Положив подарок на стол, сажусь в кресло и закуриваю. Небольшая коробка, оформленная со вкусом: никакой яркой бумаги и бантиков, ленточек с завитками, как любят делать оформители. Аккуратно снимаю упаковку: на коробке - название именитой марки, а внутри - часы. На задней крышке мелким почерком сделана гравировка: «джаным». Кладу часы обратно и убираю в ящик. Злость и негодование. Ещё с утра был готов отдать всё, лишь бы увидеть её, прикоснуться к волосам, почувствовать запах, бросить друзей, которые соберутся сегодня вечером дома. К чёрту всё! Зачем она вообще приехала!

Потушив сигарету, откинувшись на спинку кресла, закрываю глаза. Она ждала меня в машине. Если бы не Ольга... Хотя к чему сейчас об этом думать. Всё сложилось именно так, а не иначе. Невозможно переиграть, отмотать назад, как киноплёнку.

Набираю её номер, тут же нажимаю на «Отбой». Выхожу из студии, сажусь в машину. Где она сейчас: дома, на работе, а, может, просто катается по городу? С кем? Завожу машину. И что дальше? Куда ехать, где её искать? Вновь набираю номер и вновь жму на «Отбой» - вдруг не одна, не хочется ставить в неловкое положение. Глушу мотор и выхожу из машины. Не сегодня. Возможно, в следующий раз.

Ужин проходит великолепно, в кругу близких друзей. Стоит сказать, Ольга вкусно готовит, что отмечают все без исключения. Около двух часов ночи, поблагодарив хозяев за гостеприимство, гости расходятся по домам. Становится тихо и невыносимо одиноко, всё думаю о ней. Количество выпитого за сегодняшний вечер превысило нормы среднего. Гудит в голове, ноет где-то внутри.

- Что с тобой? - спрашивает Ольга, убирая со стола.

- Ничего, просто устал, - отвечаю равнодушно.

- Тогда пошли спать.

- Пойдём. Спасибо тебе за вечер, всё было просто отлично и очень вкусно.

- С днём Рождения, любимый, - говорит, обнимая за плечи.

 

Глава 9

И когда вам кажется, что ничего не осталось, что вас практически ничего не связывает, образовалась огромная пропасть, в которую вот-вот упадете, что вы стали чужими людьми, прохожими из огромной толпы, займитесь любовью, отбросив все эти мысли. Возможно, тогда чувства воскреснут, ведь они были всё это время. Та любовь - она никуда не исчезала, просто вы перестали её видеть, взращивать. Возможно, устали бороться с повседневностью, стали сомневаться, но не переставали любить друг друга, ни на секунду, просто позабыли слышать, чувствовать, понимать.

Безусловно, одной физиологии мало, но порой именно она спасает отношения и выводит из кризисов, которые обязательно случаются. Проверьте, это действительно работает.

Любовь не может взять и исчезнуть – это фантастика, вымысел. Это невозможно. Она никуда не пропадает – это вы, сломя голову, убегаете прочь. Но она даже не попытается догнать, однако, предложит побороться. И когда вы будете стоять на краю пропасти, обессиленные, опустившие руки и склонившие голову, готовые к прыжку, обернитесь. Всё, что вам нужно, всё, что вы ищете, позади. Этой пропасти вовсе нет. Мысли, одна за другой, проложили весь этот путь от начала до конца, и вы шли по этой дороге, проходя камень за камнем, не чувствуя вовсе боли, тогда как всего этого могло и не быть.

И если вам покажется, что чувства иссякли, загляните в глубины памяти. Настоящее всегда будет связано с прошлым, как бы вы того не хотели, как бы тому не противились. Прошлое имеет право быть. Возможно, всё и проходит, но уж точно не уходит, тем более бесследно. В человеческой памяти нет клавиши «Delete», и меня это радует.

_______________________________________________________________

За подобными размышлениями началось утро. Чашка кофе с молоком и небольшой круассан. Провалялся в постели больше положенного - не хотелось просыпаться. Сейчас снимаю не так часто, как раньше, поэтому располагаю большим количеством свободного времени. Раньше носился по городу как сумасшедший, сейчас выполняю определенное самим же собой количество заказов в неделю. Спокойно обрабатываю фотографии, в остальное время – наслаждаюсь течением жизни. Сотрудничаю со многими известными журналами, принимаю частные заказы от не менее известных людей. Сейчас в жизни нет той суеты и бешеного ритма, нежели каких-то полтора года назад. Я обменял скромную однушку на более просторную квартиру в хорошем районе, прямо под которой, этажом ниже, располагается фотостудия, поэтому расстояние от дома до работы преодолеваю за каких-то пять минут - проблема вечных пробок меня не касается. Стоит сказать, стоило приложить не мало усилий, чтобы устроить всё именно так, как есть на данный момент, но затраты оправдали себя.

Я скучаю по ней, мне дико её не хватает. День за днём, неделя за неделей, год за годом скучаю. Её образ не покидает ни на секунду – всегда в голове. Бывает, ругаемся, но подобное случается редко. Нас не связывает ни быт, ни ежедневные завтраки -ужины, совместные походы по магазинам, дети и забота о них, поцелуй на ночь – всё то, чего бы так хотелось на самом деле. Мне бы хотелось просыпаться вместе, касаться нежной кожи и гладких волос, пить любимый ею чёрный кофе, делить утро, обнимать вечером за обсуждением того, как прошел день. Я так часто об этом думаю, что порой ощущаю её присутствие, пусть даже нас разделяют тысячи километров. Между нами - незримая связь, словно кто-то там, наверху, повязал белыми ленточками и связал друг с другом. Куда бы я ни шёл, куда бы она ни шла, всегда идём рука об руку. И, стоя спиной друг к другу, всё равно держимся за руки. Не нужно ничего объяснять, не нужно ничего понимать. Это не зависимость и не болезнь, это вовсе не больно, и это не нужно лечить.

И, когда вам покажется, что больше нет причин, чтобы двигаться в одном направлении, загляните друг другу в глаза. Перестаньте искать причины – их нет, и не было. Тот, кто любит, не ищет причины, по которым желает находиться рядом. Он просто любит и просто находится рядом. Тому нет объяснения. Вы всё еще отчаянно пытаетесь их найти? Я – нет.

 

Глава 10

Никогда не рассказывал ей о том, что был в Турции: в городе, который она любит. Купил билеты и отправился в Анталию. Для неё же - просто исчез на десять дней, ничего не сказав и, как выяснилось позже, заставив изрядно поволноваться. К тому времени овладел турецким языком на достаточно неплохом уровне. Безусловно, не рассказал и о том, что посещал курсы турецкого языка, довольно длительное время. Мне хотелось узнать её еще ближе, изучить, понять и проникнуться. Я изучал культуру этого народа и язык, слушал турецкие песни, читал турецкие газеты. В какой-то момент понял, что мне просто необходимо увидеть город, который она так любит, почувствовать его необычайную атмосферу, о которой она так часто говорила.

Через знакомых договорился о том, чтобы сняли квартиру в городе. Никаких отелей –хотелось почувствовать жизнь города, повседневность. Всё-таки туристическая жизнь и простая ежедневная будничность разнятся. Мне сняли однокомнатную квартиру в районе «Лара». Стоит сказать, понятие однокомнатной квартиры у нас с турками разнится. Для них минимальное удобство состоит из салуна - собственно комнаты - кухни, ванной комнаты и балкона, который они используют как еще одно незаменимое пространство. То есть в моем распоряжении была красивая просторная «двушка». На балконе стоял небольшой стол, с двумя стульями.

Это было начало июня, погода стояла солнечная и жаркая. Десять дней, о которых когда-нибудь ей расскажу.

1-ый день

Самолет приземлился в аэропорту Анталии в 6:30 утра по турецкому времени. Стоит сказать, процедура оформления прибывших пассажиров здесь занимает меньше времени, нежели у нас. На выходе ждал мужчина среднего возраста - подошел и представился Ахметом. Произнеся коронное турецкое «Хош гелдин», что означает "Добро пожаловать", взял мой скромный багаж и направился к одному из такси. Дорога от аэропорта до дома составила каких-то пятнадцать минут. Возле дома ожидал хозяин квартиры, который вручил ключи, поднялся со мной в квартиру, показал, каким образом нужно открывать и закрывать дверь, пожелал приятного отдыха и поспешил покинуть мою временную обитель. Я был голоден, потому немедленно отправился на поиски кафе.

В этот день просто бродил по городу, наслаждался палящим солнцем – не думал, что это так приятно - вглядывался в лица прохожих и думал о ней. Мне сразу понравился этот город, с первых же минут. Я не чувствовал себя чужим, иностранцем, белокожим человеком в стране смуглых людей. Анталия встретила теплом и уютной атмосферой. Думаю, я что-то понял в этот день.

2-ой день

Проснувшись, вышел из дома и купил батон свежего, еще горячего, хлеба: рядом с домом находится пекарня. В холодильнике ожидали оливки, белый, слегка соленый, сыр, нарезанный кубиками, сливочное масло и зеленый, немного острый для меня, перец. Позавтракав, закурил первую за утро сигарету, сделав глоток горячего чая. Всё-таки чертовски приятно сидеть вот так на балконе, разглядывать окрестности и жмуриться от солнца. В доме, расположенном напротив, увидел вывеску аренды машин - именно то, что мне нужно. Аренда оказалась не дешевым удовольствием, стоит ли говорить о неприлично высокой цене на бензин. Хотя наших соотечественников подобное не отпугивает: практически все машины с автоматической коробкой передач были взяты в аренду именно нашими, русларами, как выразился хозяин. Кстати, стоит отметить, что и я вошел в этот список, а именно, стал одним из русларов, о которых он расскажет следующему арендатору.

Посмотрел на часы – маленькая стрелка остановилась на девяти, а большая зависла между тройкой и четверкой. Не знаю, означало ли это что-либо, но факт оставался фактом, часовой механизм ушел в самовольный отпуск. Заехал в торговый центр и приобрел новые – пусть тикают на запястье.

Решил отправиться на пляж, тот самый, куда она любит приезжать. Вот только никак не мог вспомнить название. Через полтора часа поиска, не без помощи местных жителей, нашел-таки сию обитель любителей позагорать и просто побыть ближе к морю. К последним она как раз и относится. Не любит плавать, боится ощущений отсутствия почвы под ногами, да и сам процесс перебирания руками и ногами не приносит ей особого удовольствия. Я же, наоборот, люблю водную невесомость. С неописуемым удовольствием погрузился в прохладную морскую тишину. На удивление, пляж оказался практически пуст: лишь я да пара туристов – середина недели. Она говорит, что не ездит на пляж в субботу и воскресение, когда уставшие от рабочих будней турки с жадностью поглощают морское пространство: «чок калабалык» и «пис». Слишком людно и грязно.

Вдоволь накупавшись, уставший, вернулся домой. Без сил свалился на кровать и заснул, свободный от каких-либо мыслей и желаний.

3-ий день

Решил отправиться в центр города, пройтись по улице «Ишыклар», посмотреть «Калече». В этом районе есть и «Марина» - яхт-клуб. Возможно, устрою прогулку на яхте, полюбуюсь широтами моря. Подъезжая к «Ишыклар джадеси», обнаружил, что парковка запрещена, вернее прогулка по этой улице совершается никак иначе, чем пешим ходом: пришлось оставить машину в ближайшем дворе. Катание на яхте решил отложить на более позднее время, гуляя по улице, представляющей нечто вроде нашего «Арбата»: магазины и бесконечное количество людей, проходящих мимо и говорящих на разных языках. В Турции много туристов не только из России, но и из Германии, других стран. Их легко распознать по сгоревшей и, в связи с этим, покрасневшей коже. Один позабавил: видимо, расслабился и уснул на пляже, забыв убрать панаму с живота, в связи с чем, на животе сиял белизной ровно очерченный круг, не тронутый безжалостным турецким солнцем. Минув магазины и кафе, попал на огромную площадь, с высот которой видна сама «Марина» и бесконечность средиземного моря. Безусловно, здесь расположены и кафе, в одном из которых перекусил. Затем всё-таки отправился к яхтам. Возвращаться в «Марину» пришлось пешком, так как машина всё ещё находилась неподалеку от центра. Сам по себе яхт-клуб не впечатлил масштабами, наоборот, удивил миниатюрностью. Читал, что в Аланье очень красивый порт, а еще в Бодруме - возможно, съезжу и туда. На яхте были одни русские, лишь влюбленная парочка турков разбавляла наш колорит, что так же позабавило. Интересно, раздражает ли турецких граждан обилие туристов, глазеющих по сторонам, сопровождающих всё это восхищенными воплями?

Уставший, вернулся домой. Под звуки последнего эзана закрыл глаза.

4-ый день

Мне определенно здесь нравится: просыпаться, слышать эзан, щуриться от неутомимого палящего солнца, есть оливки и сыр на завтрак. Представляю её, сидящую напротив, лучезарную и красивую. Улыбнувшись мыслям, сказал ей, несуществующей в данном измерении, «доброе утро». Выкурив сигарету, покинул квартиру.

Машина внезапно заглохла, проехав лишь пару кварталов.  Растерявшись, вышел из машины. Видимо, вид мой был столь несчастным, что через пару минут неподалеку припарковался черный джип и из него вышел высокий смуглый мужчина. Он определенно направлялся в мою сторону. Поравнявшись, спросил, что случилось и не нужна ли помощь. Я описал ситуацию, сказав, что помочь он мне может лишь тем, что подвезет до салона, в котором я и взял данную машину в аренду. Он удивился моему отличному произношению и знанию языка, согласившись помочь.

- Мехмет, - представился, протянув руку.

- Сергей.

- Что ж, прошу, поехали. Я живу неподалеку, - улыбнулся. - Кстати рядом есть очень хороший ресторан, в котором подают отличные блюда из мяса и рыбы. Советую посетить, ну и могу составить компанию.

- Приглашение принимается, - ответил я.

- Тогда встретимся в ресторане сегодня в восемь вечера, - сказал, улыбнувшись.

Подъехав к нужному дому и, сказав друг другу турецкое «гёрюшюрюз», разошлись каждый по своим делам. Я взял в салоне другую машину, объяснив хозяину, где находится его ненаглядная, но, увы, сломанная машина. Не хотелось думать, что человек, который помог мне сегодня, и есть её муж. Мехмет Озгюн. Да мало ли людей по имени Мехмет в Турции. Встречу можно было назвать простым совпадением, да и дом, в котором они живут, находится именно в этом районе. Так что, если этот мужчина и есть её муж? Тогда это просто шутка судьбы или необходимость. Что ж, вечером и узнаю, а в том, что узнаю, не сомневался.

Весь день бессмысленно катался по районам Анталии, порой останавливаясь на пару минут, чтобы передохнуть. Не хотелось ни думать, ни выстраивать предположения, но и расслабиться полностью не удалось. Вернулся домой лишь к семи вечера. Принял душ, переоделся и поехал к ресторану: дорогу нашел еще днем, ведь новый знакомый объяснил путь вплоть до количества светофоров, что предстояло проехать.

Зайдя в ресторан, огляделся: его еще не было. Сказал официанту, что у меня назначена встреча. Мехмет пришел ровно в восемь, точный, как швейцарские часы. Не могу сказать, что турки отличаются особой привлекательностью – она сама не раз это говорила - но он выглядел довольно представительно: рост, сантиметров этак сто восемьдесят пять, подтянутый, видно, что следит за собой, дорогая одежда и обувь, но всё это со вкусом и не на показ. Когда мужчина вошел в ресторан, у меня уже не осталось никаких сомнений в том, что это он.

Сделали заказ, оба закурили. Он спросил о цели моего визита. Я ответил, что приехал из туристического любопытства. Поговорив о погоде и прочей ерунде, о которой предпочитают беседовать едва знакомые люди, я вдруг спросил: «Ты женат?».

- Да. Не знаю, удивишься ли, но женат на твоей соотечественнице, - ответил с улыбкой.

- Не удивлюсь, так как браков, заключенных между русскими и турками в последнее время не так уж и мало. А у вас есть дети?

- Пока нет. Анна, так зовут мою жену, говорит, что стоит еще немного подождать, а чего подождать, не уточняет, - засмеялся он.

«Как же мне это знакомо», - вдруг захотелось ответить. Она всегда преподносит свои слова как данное, факт.

- Моя жена владеет небольшим рестораном здесь, в Анталии, он находится неподалеку от центра. Знаешь, там действительно вкусно готовят, сам часто там обедаю. Я бы и поужинать там не отказался, но Анна всегда против, - засмеялся он. - Любит свой ресторан, но приходить туда на ужин по-хозяйски ей совсем не нравится. Я её понимаю, - улыбнулся, продемонстрировав белоснежные зубы, затем замолчал буквально на пару секунд- невидимый отрезок времени для постороннего взгляда - но я почувствовал, что он подумал о ней.

В эти самые секунды подумал о своей жене и вновь улыбнулся. Я прикрыл глаза и потёр виски: вдруг захотелось встать и уйти, забыть об этой встрече, о сломанной машине, о нелепом дне. Какая глупость, сидеть напротив мужа любимой женщины и вести с ним беседу, как ни в чем не бывало. Какая идиотская ситуация.

- Голова болит? – спросил он, и мне вдруг показалось, что усмехнулся.

- Нет, просто немного устал сегодня. Думаю, стоит вернуться домой и как следует отдохнуть.

- А мне совсем не хочется домой, меня там никто не ждет: жены сейчас нет в городе, а я не люблю находиться один, слишком пусто и одиноко, - вздохнул, - совершенно теряюсь во временном пространстве. Так что, я посижу здесь еще некоторое время.

На том и распрощались. Мы не стали договариваться о последующей встрече, просто пожали руки, и я вышел из ресторана. Будто и не было этой встречи, будто и не было двух людей, познакомившихся сегодняшним утром. Я сел в машину совершенно разбитый, потер шею и повернул ключ зажигания. Захотелось проехать по ночному городу на неприлично бешеной скорости, выпить немного виски и вернуться домой. Из всего внезапно пришедшего на ум, выполнил лишь последнее.

Нет, не стану обдумывать случившееся: никакого анализа и выводов, никаких домыслов. О прошедшем вечере стоит сказать лишь одно: рыба в ресторане и вправду была отменная.

5-ый день

Я нашел её ресторан, и стал одним из многочисленных посетителей, которым она никогда не будет. Сел за столик возле огромного окна, заказал кофе с молоком и баклаву. Здесь действительно очень уютно, зал оформлен в восточном стиле - а как иначе - работают кондиционеры, потому жара, которая царит и правит за окном, здесь не хозяйничает. Официанты работают профессионально, быстро, с улыбкой на лице: их будто нет вовсе, настолько незаметны. Съел салат, выпил апельсиновый сок, и попросил официанта принести свежий номер газеты. Мне так жаль, что её здесь нет. Её вообще в данный период времени нет в Турции, значит – она в Москве. Там, где нет меня. Думаю, шансы увидеть её здесь равны нулю – что ж, так даже лучше, для нас обоих.

Вскоре откланялся, не забыв оставить чаевые. Мне понравилось это место, возможно, как-нибудь вновь загляну, но теперь на ужин. Ресторан находится  неподалеку от «Ишыклар джадеси», потому решил прогуляться по улице, заглянуть в магазины, хотя я не особый любитель шоппинга. Мне нравится это место, нравится просто идти и смотреть по сторонам, на проходящих мимо людей. Это центральная улица, поэтому туристов здесь хоть отбавляй, в связи с чем, цены на все товары на порядок выше, чем в районе, где снимаю квартиру. Улица плавно переходит в «Калече», куда я и попал. Зашел в небольшой магазинчик с восточными товарами, увидел огромное количество разноцветных турецких ламп, маленьких и больших. Вдруг вспомнил, как она говорила, что очень любит такие лампы. Внезапно захотелось купить для неё одну, выбрать самую красивую. Долго всматривался в разноцветную мозаику, в результате выбрал небольшую лампу – однажды обязательно подарю.

Оставалось «всего» или «целых» пять дней. Еще немного побродив, вернулся к машине и отправился домой. Купил по дороге «Эфес», сыра и фруктов, решив провести остаток дня и целый вечер дома, под звуки турецких дикторов и эзана.

6-ой день

Сегодня захотелось взглянуть на водопад Дюдена, о котором читал в интернете незадолго до поездки, затем по плану - Манавгат и Сиде. Первая часть прошла успешно. В Дюдене всё отлично организовано: ты спокойно и в полном ощущении безопасности спускаешься вниз, к водопаду. Идешь по лестницам, проходишь одну за другой, и выходишь прямиком к падающему потоку воды. Невероятный вид не может оставить равнодушным. Перед тем, как отправиться в Манавгат, пообедал в одном из кафе, расположенном на территории «Дюден шелалеси», отведал турецкие гёзлеме, представлявшие собой небольшие лепешки с начинкой из сыра либо картофеля, причем посетитель может наблюдать за процессом приготовления этих лепешек.

«Манавгат шелалеси» отличался от водопада в Дюдене, да и вообще от представлений и образов водопадов. Это широкий поток воды, который падает с небольшой высоты. Рядом расположен ресторан, поэтому на некоторых участках уровень проходящей сквозь него воды достает посетителям до щиколотки, но это никого не смущает, хотя, стоит сказать, что вода ледяная.

Разобравшись с водопадами, отправился в Сиде - дорога заняла всего пятьдесят минут. Этот город славится большим количеством памятников древней архитектуры, но у меня, к сожалению, не осталось сил, да и не возникло желания посетить хоть один из них. Измотанный жарой, прямиком отправился на местный пляж. Стоит отметить, что вода в море оказалась намного теплее, нежели в самой Анталии, но пляж был полон. Выпив бутылку холодной воды, закурил, растянулся на шезлонге и закрыл глаза. В голову вновь стали приходить мысли о ней, и я улыбнулся. Удивительное дело, любые воспоминания о ней, или представления, вызывают улыбку, пусть даже пропитанную тоской или грустью - так бывает. Я тоскую по ней, по нашим разговорам, по её, порой, неукладывающимся в голове, рассуждениям.

Мимо прошла высокая блондинка и улыбнулась – улыбнулся в ответ.

Вернулся в Анталию к вечеру, купил по дороге продукты – приготовлю на завтрак отличную яичницу. Так как перед отъездом из Сиде поужинал в одном из ресторанов, уставший и измотанный дорогой, отправился спать.

7-ой день

Дни пролетели незаметно, или с отпуском всегда такая беда. Вроде бы совсем недавно пилот объявил о посадке, и ты, получив долгожданный багаж, вышел за пределы аэропорта, как уже пора упаковывать чемодан. Говорят, длительный отпуск изматывает, и к концу недавно долгожданных дней «релакса» от приятных впечатлений не остается и следа, поэтому в подобные поездки стоит уезжать на десять, максимум четырнадцать дней, чтобы определенно осталось желание однажды вернуться.

У меня же в запасе оставалось три дня солнечного настроения. После завтрака, который получился слишком плотным, отчего желудок тяжко вздохнул, решил отправиться в Кемер – нужно использовать машину по назначению.

Путь до Кемера не занял много времени, да и дорога – одно наслаждение. По сравнению с Анталией, Кемер показался маленьким городком, что и есть на самом деле: количество жителей не превышает двадцать одну тысячу, но это не мешает ему быть одним из популярных туристических центров. Туристов, по-моему, больше, чем местных жителей. Здесь, в основном, расположены различные отели и кафе, рестораны. Так же есть центральная улица с многочисленными магазинами и лавками. Приятная, дружелюбная атмосфера, если не учитывать немного надоедливых торговцев, кричащих за несколько метров что-то на исковерканном русском, или таком же нечистом английском, едва завидев туриста, решившего прогуляться по центральной улице. Так как покупать мне ничего не хотелось: ни сувениров, ни предметов гардероба, ни сладостей, зашел в один небольшой ресторанчик, просто выпить кофе, съесть что-нибудь сдобное. Что ни говори, но готовить турки умеют, и делают это с душой. Очень пришлась по вкусу турецкая баклава, хотя много ее, пожалуй, не съесть: слишком сладко и сытно. Думаю, возьму пару коробочек: буду есть дома, в Москве, и вспоминать жаркую Анталию.

Вернувшись из Кемера, отправился на пляж. Дернуло же меня приехать именно в воскресение: как-то не подумалось о дне недели перед тем, как повернул машину в направлении пляжа. Калабалык – это не то слово! Пустого шезлонга не найти, а разнообразие лиц просто потрясает. Смуглые турки прячутся под зонтами от солнца, или тентами: кто спит, кто читает книгу, кто просто наслаждается морем и ветром, и только туристы потеют под палящим и обжигающим светилом, блестящие от масла для загара, уже порядком покрасневшие, но счастливые.

Не люблю скопление людей. Я любитель посидеть тихо, желательно на приличном расстоянии от других или в закрытой зоне. Не люблю кафе, бары, в которых столики стоят на неприлично близком расстоянии друг от друга, что, порой, слышишь чужие разговоры, или, того хуже, когда кто-нибудь постоянно ненароком, да заденет твой стул или кресло, в попытке присесть, покинуть заведение. Она тоже не любит тесные помещения, большое количество людей вокруг, не любит маленькие окна или помещения без окон, говорит, что начинает задыхаться изнутри, не физически вовсе. Только не стоит путать это с клаустрофобией или приплетать социофобию - мы оба спокойно переносим и замкнутые пространства, и большое количество людей, без чего не обойтись в современной жизни. Возможно, и есть некое научное определение, но я, к счастью или ввиду глупости, о нем не знаю.

Оставшись недовольным захваченным посетителями пляжем, который, казалось, скоро лопнет от натиска, решил откланяться. Желание искупаться в прохладном море отпало само собой. Вернулся домой, купив свежую, еще горячую лепешку. Завтра понедельник – вот завтра и отправлюсь на пляж, а все остальные пусть идут на работу.

8-ой день

Она говорит, что по большей части турчанки не отличаются особой красотой и умением следить за собой. По мне, так дело вкуса. Соглашусь лишь с тем, что они крупнее наших, русских, девушек. Турчанки склонны к полноте генетически, да и с блюдами, которые готовят, просто невозможно остаться худым или стройным, хотя и такие встречаются.

Разглядываю прохожих, вслушиваюсь в их голоса, наблюдаю за их манерами. Мимо прошли две русские девушки, хохоча и бросая кокетливые взгляды. Часто слышу, что русские неприветливы и холодны. Не согласен. Мы просто тяжелее идем на сближение, четко очерчиваем  территорию и не приветствуем беспардонного вторжения. Турки в этом отношении определенно противоположны. Улыбаются при встрече, обнимают друг друга, сопровождая это громкими восклицаниями – по мне, так слишком много прикосновений. Слишком много уменьшительно ласкательных слов, за которыми теряется их предназначение и истинный смысл, приобретая нотку обыденности и повседневности. Она говорит, не стоит верить турецкому дружелюбию – оно настолько бросается в глаза, что столь же поверхностно и зачастую не имеет никакого отношения к действительности.

Она любит Турцию, её климат, говорит, там даже воздух иной, нежели у нас, в Москве. Но она слишком свободна для этой страны, закованной в свои нормы, правила, традиции, «правильно» и «неверно». «Так принято», «так нужно», отвечают турки на её многочисленные «почему». Она не чувствует себя чужой в этом большом городе, но ей слишком одиноко среди людей, которые не понимают хода её мыслей, не принимают её идей, порой вызывающих и абсурдных, но только на первый взгляд.

Докурив сигарету, сел в машину и поехал в сторону пляжа. Как и ожидалось, сегодня было практически пусто. Выпив стакан холодной воды, решил искупаться. Вода всё же прохладная. После ледяного душа, смыв остатки морской воды, с удовольствием расположился на шезлонге и закрыл глаза.

- Как отдыхается? – услышал приятный женский голос.

Открыл глаза –передо мной стояла высокая брюнетка и мило улыбалась.

- Вполне, – ответил с улыбкой. – А вам как? Нравится здесь?

- Нравится, – сказала девушка и легла на соседний шезлонг.

Про себя отметил, фигура у девушки просто потрясающая, а длине её ног позавидовала бы любая модель. Она вновь улыбнулась и принялась втирать в свою кожу масло для загара. Не могу сказать, что она не произвела на меня ни малейшего впечатления, а её кокетливые движения не затронули мужского нутра. Все-таки женщины – коварные существа. Пообщавшись немного, пригласил на ужин.

9-ый день

Вчерашний ужин прошел легко и непринужденно, без какого-либо продолжения. Поболтали, поулыбались– ничего большего. Соблазнительной брюнетке хотелось приключений, легкого романа, и в иной ситуации я бы не отказался от столь красивой девушки, но только не сейчас и не здесь. Возможно, старею – глупо, конечно, так думать. Удобно таким образом оправдывать себя, верность другому человеку.

Сегодня решил пройтись по магазинам, купить что-нибудь ненужное. В результате приобрел парочку футболок, кепку, и большую мягкую панду – к чему, так и не понял. Игрушку подарил милой девочке, не без долгих уговоров её мамы.

Перекусив в торговом центре, дошел до дома, медленно, шаг за шагом, чтобы запомнить ощущения. Мне нравится здесь, определенно нравится.

10-ый день. День отъезда

Проснулся с легким ощущением тоски, отчего эзан, обволакивающий все вокруг, показался немного иным, чем в предыдущие дни. Я буду скучать по палящему солнцу и звукам эзана, определенно буду скучать.

Но самое главное, я понял, отчего она так любит этот город, эту страну.

Сегодня ночью буду в Москве.

 

Глава 11

Люблю аэропорты, вернее, атмосферу, царящую в них. Волнение, которое охватывает, стоит лишь ступить в зал ожидания. На самом деле, аэропорты – это огромное скопление эмоций, чувств, переживаний. Словно воронка, затянувшая различных, не похожих друг на друга, не схожих абсолютно, людей. И все эти люди переживают, чувствуют, скрываясь от посторонних глаз. Это не толпа вовсе - это каждая, взятая по отдельности, жизнь. Это судьбы, пересекающиеся, соприкасающиеся, порой сливающиеся воедино.

Все эти люди, такие чужие друг другу на первый взгляд, ожидающие регистрации, либо возвращающиеся домой, сплочены, сами не понимая того, объединены общими целями, пусть и краткосрочными. Они проходят определенный промежуток времени вместе, проживают его, минута за минутой. И этот отрезок времени становится частью их жизни, пусть даже ненадолго и не для того, чтобы стать фрагментом счастливых или несчастных воспоминаний, хотя бывает и такое.

Возьмём, к примеру, эту пожилую женщину, что пару секунд назад незаметно смахнула слезу с щеки. Мужчина средних лет, находившийся рядом, приобнял за плечи. Вы подумаете, они знакомые или, скорее всего, родственники: мать и сын, к примеру. Вовсе нет. Еще пару часов назад они не знали друг друга. Клавдия Андреевна год назад проводила любимого мужа в последний путь. Незадолго до его смерти, они собирались улететь от столичной суеты к морю, чтобы насладиться покоем и тишиной. Тщательно выбирали отель, составляли маршрут, рассматривали красивые картинки с великолепными пейзажами Турции, испытывая лёгкое волнение, какое испытывали будучи молодыми. Им нравилась сама идея поездки, и процесс её воплощения. Они не спешили и до малейших деталей продумывали свой первый совместный отпуск. Когда Максим Алексеевич - так звали покойного - возвращался домой, держа билеты в руках, предвкушая счастливое лицо любимой жены, пьяный до безобразия водитель БМВ даже и не предполагал, что сегодня он оставит один билет без владельца, а пожилая женщина не дождётся мужа, что поездка, которая планировалась одной счастливой пожилой парой на протяжении нескольких месяцев, будет сорвана, а чья-то жизнь оборвётся. Клавдия Андреевна прошла все маршруты, что они продумывали, одна. Запах моря, турецкие пейзажи, ароматы турецкой кухни, звуки иностранной речи - всё это она взяла с собой, положив в багаж памяти, чтобы обязательно рассказать ему по приезду. А мужчина, что приобнял за плечи, разделив с ней горе, выслушав историю, прочувствовав боль, вернётся в свою квартиру и забудет о ней, а, может, они встретятся вновь. Но тот отрезок времени, что они провели в соседних креслах самолёта, стал частью их жизни.

Сегодня меня не встречают, поэтому не тороплюсь. Один из числа последних беру багаж и покидаю зал. Меня никто не ждет, я не погружаюсь в объятья, приветствия усталых от перелета людей и столь же уставших от ожидания близких или друзей. Меня даже не ожидает такси, потому могу позволить себе чашку кофе, и у меня достаточно времени, чтобы выпить не спеша.

Присаживаюсь за столик, и понимаю, что жутко устал: ритм потерян, движение прекращено и тело требует отдыха. Приеду домой и завалюсь в постель, буду спать столько, сколько потребуется организму, хотя подобным планам зачастую не суждено сбыться. Затем обязательно съезжу к маме: давненько не виделись. Она была в курсе моего отъезда, не претендуя на билет в соседнем кресле, хотя и не отказалась бы, знаю. Купил парочку безделушек и кое-что из одежды, думаю, обрадуется.

Вернулся загорелый и отдохнувший от суетной Москвы. Все-таки чертовски приятно вернуться домой, к людям, которые тебя ждут, которые в тебе нуждаются. Отдых прекрасен, как глоток свежего воздуха, иного воздуха. А дом - это, как говорится, милый дом. И в этом доме всегда есть место и для неё. Кстати как она отнеслась к моему внезапному исчезновению? Ведь я не говорил об отъезде. Волновалась ли? Не известно. Единственное, что знаю наверняка, она сейчас в Москве. И это радует.

 




М-м-м-м-м))))Джаным)))
22:50
во-во) нет чтобы страшилку дописать, я вдруг Джаным занялась)
Я тоже Кладбищем занялась, нет бы Беги дописывать. Во как!
23:15
ну вот я Беги буду ждать, когда побольше скинешь. я так не люблю по капелюшкам.
Согласна, хуже нет, чем ждать…
Ну и не такая там капелюшка была))) Почти пол-романа уже))
23:21
ну вот гони вторую половину!
10:33
Ренат, ну раз уж ты сама просишь критичное мнение, я скажу, что думаю. Только не надо обижаться, не забывай, что мое мнение субъективно.
Вот то, что мне понравилось в первых главах, в этих главах раздражало. Может, потому что повествование идет не от лица женщины, а от лица мужчины. Я в принципе не люблю мужчин, которые ноют, излишне философствуют, излишне драматизируют. Да, возможно, в душе они все ноют и философствуют, но рядом с мужчиной мне важно ощущать себя, как за каменной стеной. А разве будешь себя чувствовать в безопасности рядом с нытиком, рядом с тем, кто вот-вот душевно сломается?

Опять-таки, я не знаю, что там в следующих главах, возможно, герой меняется в лучшую сторону…
Местами читала, и думала, что вот тут можно было сократить раз в десять. Да, красивые плавные фразы, интересные размышления, но уж слишком по-девчачьи растянуты. Мужик (в моем представлении — мужик) уже бы на все плюнул, по столу ударил и переключился на другую женщину, новое хобби, работу и т.д. И Олю не понимаю, почему она так держится за ГГ. Может, стоило бы чередовать главы: от лица ГГ, Анны, Оли.
Может, стоило бы чередовать главы: от лица ГГ, Анны, Оли.
Интересная мысль
Не, мужчинам с детства внушают, что они не должны ныть. А дневники вести им никто не запрещал)) Так, а сколько песен, где парень страдает по девушке? Больше, чем наоборот! У меня муж поет их, да так, что сердце заходится. какие там слова))))
" Я уверен, что день настанет и в глазах твоих лед растает" " Каждый день тебе, я пишу стихи, пусть твердят, что пишет каждый в девятнадцать лет" " У беды глаза зеленые" и еще много и много)) ахахаха)а женские? все веселые и с оптимизмом. вот тебе и тема? Почему так?
Светааа, ну вот у меня аж до зубовного скрежета это доходит. Хоть дневники, хоть что… мужское нытье не терплю. Однако, мое мнение кардинально бы изменилось, будь это все от лица женщины. Еще такой момент: для меня проблема слабовата. Т.е. это прерогатива женщины так убиваться из-за любви. Я бы поняла, если бы мужчина потерял семью — жену, ребенка, родителей, а убиваться из-за любви изо дня в день, из года в год. Вот ты говоришь, что песни поют. Да, ВРЕМЕНАМИ они могут взгрустнуть и песни петь могут и стихи читать, но это совсем другое.
Он ведет дневник, а так он мачо)) И никто не догадается! Он же никому не ноет про свою любовь и сопли не распускает. Даже Анна не знала, как он к ней относится. Все молчал, все дневнику. Нет, я не вижу его нытиком. Бывает так, много женщин поменяешь, а потом на одной споткнешься. А в чем дело и чего в ней такого, чего в остальных нет, непонятно… Бываеееет, личный опыт! И после нее можно менять женщин, но уже не то. А что не то… хрен его знает…
Да блиин, как тебе объяснить? Да, мужчина может влюбиться и потом на протяжении всей жизни его сердце так и останется принадлежать ей одной. Но, мне бы такой мужчина симпатизировал, если бы он «горы свернул», пытаясь ее заполучить или забыть. И только во взгляде грусть затаилась, и на сердце тяжело, стоит о ней вспомнить, типа того…
Короче, я свое мнение сказала, оно не изменится, хоть, что мне доказывайте. Как, наверное, и твое))) Так что забей, Светааа. :ch_rose:

И это вовсе не значит, что роман мне не понравился. Если Рената будет и дальше выкладывать, продолжу читать. Мне интересны сами по себе размышления))) И потом легко читается, нет резких обрывов, даже между главами.
Зануда Аня
12:31
Меня с компа прогнали, я что еще хотела сказать: это вовсе не значит, что мне не нравятся слабые персонажи. Но либо об этом персонаже рассказывает другой персонаж, размышляющий над причиной слабости, объясняющий, оправдывающий ее, либо сам герой относится с иронией к своим слабостям, т.е. персонаж берет чем-то другим, либо персонаж меняется, или доказывает, что он не такой слабый как кажется. например, самый трусливый в группе мальчик, который боялся страшилок перед костром, не бросает в беде друга, дрожит, плачет, но не бросает.

И конечно, читая, воображать можно все что угодно, одним персонаж увидится мачо, другим — тряпкой. Но так, на мой взгляд, неправильно, автор должен суметь раскрыть героя так, как он сам себе его представляет. Для каждого читаткоя герой должен быть таким, как он есть.
Зануда Аня
12:32
читателя))) телефон блин
12:38
зануда Аня)) ахахха)
хорошо говоришь, но я не догоняю)))) я же жираф!
развитие персонажа! хм…
блин, ну много мне теперь думать придется!!!
супер!
Про развитие персонажа я сказала выше и еще чуть ниже. Не знаю, как еще объяснить))

Раскрыть героя с другой стороны можно, если решишь это сделать, не переделывая роман, а просто добавив действий, или описания действий.
Еще, пока из башки не вылетело, некоторые описания и рассуждения, например, про поездку героя в Турцию, про отдых, пляж — на мой взгляд, чисто девчачьи, потому как путешествие для женщины — это отдых, расслабление, а для мужчины — это чаще всего приключение, встряска, новые эмоции у каждого, но у каждого они разные и от разных вещей, даже подмечают — разное, та же дорога: женщина скажет — «одно наслаждение», мужчина скажет примерно так — «настолько ровная, что расслабляет, как двести грамм виски»…

А некоторые описания слишком поверхностны, слишком сухие, похожи на очерки туриста. Вот тут, например, мне не хватило эмоций, не хватило чего-то более разговорного что ли. Если представить, что герой это кому-то рассказывает, ну не поверю, что мужчина именно так будет рассказывать(хотя если это дневник, может быть, может быть...).

Путь до Кемера не занял много времени, да и дорога – одно наслаждение. По сравнению с Анталией, Кемер показался маленьким городком, что и есть на самом деле: количество жителей не превышает двадцать одну тысячу, но это не мешает ему быть одним из популярных туристических центров. Туристов, по-моему, больше, чем местных жителей. Здесь, в основном, расположены различные отели и кафе, рестораны.


На мой взгляд, мужчина мог бы обратить внимание на то, что офисы, например, агенства недвижимости и т.д. расположены не на главной улице, или что дома располагаются не так, как у нас в России, или что управляющий в отеле или хозяева квартиры вовсе не турки, а, допустим, русские или немцы. Или что много молодежи, много красивых женщин, за ко-ми он наблюдал. Или что есть спортивные площадки. Ну или то, что он предпочитал фотографировать…
Бестия
16:09
здесь согласна, но про ровную дорогу как двести виски — стандарт)
но еще вчера, когда выкладывала, резануло самой глаз.
Бестия
16:11
женщина скажет — «одно наслаждение», мужчина скажет примерно так — «настолько ровная, что расслабляет, как двести грамм виски»…

вот! вот что пытаюсь донести. с чего такая уверенность? с чего эти утверждения, что мужчина скажет так, а женщина так. это тот же самый стандарт, возможное поведение. но один из десяти скажет — одно наслаждение)
вот, что я пытаюсь сделать в тексте) как бЭ объяснить) восстать против «так должно быть»)
я не спорю, есиче, просто пока времени нетуть) рыбку готовим)
может, и стандарт. я не про это. а про конкретику. женщина думает образно, мужчина думает конкретно. для нас дорога — наслаждение, для него — ровная. ну опять-таки, это как-бы я написала, а ты, может, чего-то другого хочешь, что пока мне не очень понятно)
Бестия
16:29
не-не, я всё поняль) просто я до жути сокращала эту поездку, она была оч.длинная)
Да забила, забила)) Я к тому, что главная моя ошибка была в отношениях с мужским полом, что относилась я к ним, как к мужчинам. А это сильные ( сильные духом, а не горой мышц), умные( умнее меня) честные. И только сейчас до меня дошлооооооооо. Что они так же страдают и переживают. Так же могут быть неуверенны в себе. и не умные они. Кто вообще сказал, что они умнее? Да они дети всегда! А из детства сразу в старческий маразм шагают. И врут, врут, врут, по любому поводу. Они просто не могут говорить правду, даже если в ней ничего такого нет. И мы сильнее их, это я вам точно говорю! Только т-сссссс! Пусть они об этом не знают. вот к чему я вела))
Бестия
16:03
правду говоришь. но я никому не скажу, что думаю так же)
:joy::joy::joy:
да я тут с тобой согласна на все двести! но когда мы пишем даже тот же реализм, мы либо какие-то качества завышаем, либо занижаем, иначе, иначе… нет. я не хочу никому ничего доказывать… свое мнение высказала, если окажусь чем-то полезна, буду рада, если нет — не имеет значения, таких «умных», высказывающих «что-то свое» еще не мало будет)))
Бестия
16:31
уже оказалась, поверь!
спасибо!

12:36
привееет!
вот самое интересное, что я не вижу в нем нытика) прям вообще, как Светик) согласна больше с ней, нежели с тобой по поводу нытья. Мужчины ноют так, как и не снилось, но ноют внутри. И даже плачут, а от любви-то как плачут!)))
но уж слишком по-девчачьи растянуты.

вот здесь и зарыто зерно!
не по-девчачьи ли получилось?
спасибо!
идем дальше тогдЫ)
12:39
Местами читала, и думала, что вот тут можно было сократить раз в десять.

ой, Ань, а пример чего не привела((((
или хотя бы направления, где и о чем)
Зануда Аня
13:23
никаких примеров. потому что кидаться менять ничего не надо, особенно послушав меня, у кого опыта в написании произведений меньше.
и потом ты прочитала фразу в отдельности, а не надо отделять. я говорила о том, что мужчина более краток. хотя философские трактаты как раз мужчинами и написаны. но когда я читала, очень ждала, что в том или ином моменте он все бросит, как было это один раз в отеле, пойдет напьется, подерется, снимет проститутку, вырвет листы из дневника, попробует начать все сначала без нее, предложит ей бежать с ним… действия действия…
Не сметь менять и сокращать! Приду во сне!:ch_evil:
Бестия
16:04
аааааа, теперь точно не буду!
моя тебя боИсь)
Да, и я знаю, что мужчины ведут дневники, и описывают свои переживания так, что мороз по коже. Это же мы девочки, с подругами потреплемся, поревем и т.д. А мужики или начинают пить (это очень плохо) Или начинают менять баб( тоже плохо) Или начинают писать стихи и песни, да такиеее))) А этот мужчина пишет дневник))) Не, мне роман зашел от и до. Вот если Рената захочет что поменять, то Аня интересный идей кинула. Про Г.Г. про Анну и Олю. Мне вот интересно, что Оля чувствовала, да! И Анна! Вот! Вообще шикарно получится!!!
Так я и говорю, нечего никого слушать. Нужно доверять своей интуиции. Глядишь, как станет бестселлером, а я тут помоями обливала))) Насчет взгляда на проблему героя с разных сторон — вот тут как раз и можно было показать, почему Анна изменяет мужу, при этом не любя ГГ, почему Оля за него держится, может, в жизни он совершенно иной, не такой, каким кажется, когда читаешь дневник.
Да, да и я за эту идею двумя руками и ногами!!! С трех сторон! Нет с четырех! Я бы еще мужа Ахмеда послушала! Догадывался он или нет?
12:42
Оля — это вообще реальный персонаж. есть такие женщины, поверь мне) и их не мало(
12:32
Привет вам! Ой, как я рада вас видеть! Выложу тогдЫ весь роман)
еще части в две устрою. А то замучаетесь читать) хотя Светик уже прочиталь) и кста я там подправила несостыковку, про которую мне Света сказала) увидела)
Давайте сразу договоримся, я НЕ ОБИЖАЮСЬ на критику, это просто невозможно) а смысл писать, если не слышать, не слушать мнение! но! проблема этой книги в том, что ВСЕ отзывы настолько кардинально разные, что я и не могу понять, чего от меня хотят) кому-то не нравится нытик, как Ане, кому -то, напротив, поверилось, как Свете. Был отзыв, что слишком много псевдо философии, но ее я не буду убирать, так как суть и была в ней) это моя позиция, мои мысли. Был отзыв, что восточный мужчины не простит измены — раз стандарт, и этот стандарт я хочу убить. Смысл текста — против стандартов, навязанных и ненужных. Кто-то сказал, что женщина не может писать от лица мужчины.В начале мне сказали, помнится, что хотелось бы немного про Олю, тогда я дописала главу про нее, и что вы думаете? Получила другой отзыв, что про Олю вообще на фиг не надо было писать, она лишняя)))) и вот я никак не найду середину, не пойму, что не то, или как надо было бы) потому что однозначных отзывов просто не было, они все разные. Я просила мужчину читать, есть у меня знакомый, оч.уважаю его мнение — пишет отлично! И вот мне было интересно, не нытик ли герой, раз пишет женщина- то есть то, что увидела Аня)
Кста!!! кому-то не зашло, что главы идут фрагментами из различных кусков, дат и воспоминаний))
Но! сразу скажу, что от имен Ани, Оли, Мехмета глав не будет. Мне нужна история из одних уст, чтобы читатель сам думал, а любила ли, а как так… ну и т.п.
И поступим так, я с удовольствием послушаю ваше мнение, с огромным, и подумаю. Возможно, в конце вы скажете иначе, или через некоторое время.
В общем, огромное вам спасибо за то, что читаете!
12:46
Давайте так, я выложу то, что есть и как оно есть! А потом, уже по факту будем думать) и пойду на фиг переписывать ) ахаха
а пока, ничего не меняя, выложу остаток. лана?
Зануда Аня
13:04
Ты выкладывай, роман и персонажей в нем вообще нельзя оценивать, не прочтя целиком. Конечно, у каждого автора и даже романа свой круг читателей. И нельзя ориентироваться на чье-то конкретное мнение. По поводу го. персонажа — чтобы читатели восприняли его как воспринимает его автор, нужно раскрыть его с разных сторон. Допустим, герой в дневнике позволят себе слабину, а в обычной жизни ведет себя по-иному. По поводу Оли — да, бывают такие девушки, но есть и причины такого поведения, допустим, неуверенность в себе, неосознанное копирование отношений мамы-папы и т.д. Эти причины нужно раскрыть, тогда и образы раскрываются.
И самое главное, Ренат, не забывай, что любое мнение читателя — это взгляд через призму своего опыта, принципов и т.д.
14:03
я поняла тебя, потому пока просто выложу то, что есть и как оно было.
а потом уж и буду думать!
его, понимаешь, либо переписывать в стиле романа любовного, либо оставлять таким.
Этот оставь таким. Не надо переписывать, все испортишь. Этот роман о юности, когда все так легко и беззаботно. Когда можешь наломать дров, не подумав о другом человеке. О юности и о переходе в более взрослую жизнь. Где есть ответственность, где появляются дети, заботы и т.д. Это ностальгия по тем дням и ощущениям. Один отрезок от 20 лет до 30 лет и следующий после 30, где вот так вот женятся на нелюбимых Ольгах, потому, что надо детей и семью...( кто это вообще придумал? что это обязательно надо? А вот если не хочется? Общепринятые стандарты( кто их принимал? Где этот человек?) И так далее…
короче, этот оставляй и садись писать следующий. Где будет и Ольга, и Анна и Мехмед -уже отдельный роман. Во! Так кто-то писал! Сначала о одном человеке, следующий роман о другом, и потом все вместе! Ну, ты меня поняла! не умею объяснять и высказывать мысли((очень сумбурно получается(((
Бестия
16:28
на романы меня не хватает) я такое не умею) я только фихню умею) ахха
не надо нам тут про фигню задвигать. Романы долго пишутся. А ты попробуй! Что тебе терять? Просто начни и не спеша, не спеша пошла… тем более пишешь ты хорошо, слог хороший. Это я нахреновертила, теперь чищу свои предложения, от которых заворот желудка может приключится. Пишу простые простыни, как выразился кто? а не скажу кто…
Простые простыни??? Осподя, я рехнулась))) Простые истории..:joy::joy:

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru