1


Ру
Жанр:
  • Фэнтези
Если ветер дует с севера – быть беде.
 
С юга – смерти.

На этой Богом забытой земле ветер дует только с юга или севера. Почему? Никто не знает, да и не спрашивает. Здесь вообще не задают вопросы.

Ветра с севера – время беды и молитвы. Если не наступит смерть, придёт хворь или утрата, но молитвы не прекратятся.

Безветрие – время спокойных снов. Может длиться неделями или месяцами, а, бывает, всего лишь пару дней, или того меньше. Чем дольше период безветрия, тем опаснее, тяжелее принять неизбежное.

Иири

— Сегодня будет жарко, — сказала девушка, проведя ладонью по потному лбу. – А завтра может и не наступить.

Полуденное солнце обжигало кончики распухших пальцев, во рту пересохло, клонило в сон. Благоговейная тишина — порой томительная, порой минутная, обманчивая или оглушительная, сонная или безмолвная – всегда сопровождала безветрие.

Иири родилась в тихую ночь, а утром осиротела. Невидимые забрали родителей, оставив младенца, разрывавшегося в крике, оповещавшего неспящую округу о том, что опасность миновала, обрушившись на её дом.

— А если они заберут и тебя? – произнесла Иири, проведя рукой по круглому животу, отметив в очередной раз, как сильно растянуло кожу, что, казалось, еще чуть-чуть и лопнет.

Оставалось совсем немного до появления ребёнка, поэтому отёки и одышка не беспокоили. Тревожило безветрие, вселявшее пустые надежды, манившее иллюзией, заставляя обманываться. Прошло четыре недели с момента последнего визита невидимых, принёсшего смерть, хоть и отчасти желанную: немощный одноногий старик из дома через три улицы совсем измаялся, отчаянно грезя поскорее воссоединиться с любимой супругой, которую невидимые забрали много лет назад. Вымаливать смерть было бесполезно – невидимые не внимали просьбам, поэтому некоторые жители молча ждали своего часа.

— Немного отдохнём, и пойдём домой, — прошептала Иири, не в силах сопротивляться сонливости.

Горячий воздух сушил кожу и волосы, отчего последние теряли блеск и мягкость. Вставать не хотелось, поэтому она вытянула ноги, подставив ступни безжалостному солнцу, и погрузилась во тьму.

Ей всегда снились цветные сны. Раз за разом, разноцветные маслянистые волны, неспешно сменяя одна другую, то приближались, то отдалялись. Черно-белый город преображался: дома, один за другим, вдруг становились красными, зелеными, синими. По узким улицам бежали разноцветные струйки: то замирая, то вновь продолжая движение. Словно живые, двигались в известном лишь им направлении. Иири стояла на вершине холма, с интересом наблюдая за чудесным превращением, не в силах отвести восхищённого взгляда. Позади молчала мельница, задумчивая и равнодушная. Не для помола муки, а в качестве оповестительного сигнала. Заместо мельницы вполне мог молчаливо стоять и маяк. Возможно, тогда бы здесь разлилось и море, лазурное, необъятное и безмятежное. Тогда бы Иири плескалась в прохладных волнах, встречала закат на песчаном берегу, прислушивалась к крикам голодных чаек. Возможно, тогда бы и грозные корабли сновали туда-сюда, рассекая неспешные волны, изредка издавая протяжные, громкие, резкие или глухие и тихие гудки. Мечтать возле моря, безмолвного или шумного, куда приятнее, нежели рядом с молчаливой мельницей.

Когда пёстрые волны покидали город, а последняя струйка исчезала, просочившись в зазор между глиняными кирпичами, Иири просыпалась.

— Нужно нарвать травы, — прошептала девушка, с трудом открыв глаза. Пелена сна не отпускала, манила остаться.

У подножия холма росла высокая трава цвета индиго, мягкая, словно шёлк, издававшая насыщенный и удивительный аромат. Если вырвать с корнем, трава принимала болезненно желтый оттенок, мгновенно высыхала, потеряв запах. Необходимо было отламывать стебель немного выше основания. Сам же невысокий холм покрывала золотистого цвета травянистая гладь с мелкими белыми цветами, не имевшими запах.

Огромные лопасти медленно приходили в движение. Иири вздрогнула и оглянулась.

— С юга, — прошептала, ощущая, как беспокойство липкой жижей разливается по телу. – Быть смерти. О, Всевышний, береги Вельму.

Вельма

Худощавая, с бледным лицом и впалыми глазами, женщина, хоть и не приблизившаяся еще к пожилому возрасту, но уже смело перешагнувшая за отметку среднего, перебирала крепкие стебли травы, вдыхая приятный аромат, напоминавший о давно позабытых днях. Когда-то ярко-синие, теперь же поблекшие, потухшие и затуманенные глаза смотрели в пустоту, выражая усталость и безразличие. Иири обещала нарвать свежей травы, поэтому женщина высвобождала круглую напольную вазу от старых стеблей.

Она не всегда была слепой. Много лет назад невидимые забрали зрение, пощадив дрожавшую от страха молодую женщину. Сквозь непроглядную мглу голубоглазая, пышноволосая Вельма слышала шепот, окутывавший словно покрывалом. Их было много – даже не тысячи – они были всем: дыханием, мыслями, ощущениями, воспоминаниями, словами.

— Atiro ma gamo es medi… – голоса манили, открывая путь к тайне.

— Атиро ма гамо эс мэди… – шептала Вельма, погружаясь во тьму, принимая участь.

Той мглой она перестала видеть. Дрожавшими руками ощупывала себя сидя на холодном полу в надежде пробраться сквозь тьму, увидеть, как прежде. Всё вокруг в мгновение стало чужим. Смерть обошла стороной, но нежданная беда оказалась непосильной ношей. Блуждая среди пустых улиц, не зная сна и отдыха, она просила невидимых вернуть зрение или забрать её вовсе. День за днём, неделя за неделей силы покидали потерявшую надежду. Если бы не Иири, вдохнувшая жизнь в обессиленное тело, подарившая смысл бесцельному блужданию, Вельма затерялась бы среди бесцветной тьмы.

Слепая женщина вырастила осиротевшую малышку. Теперь девушка заботилась о стареющей Вельме. Иири всегда была добра и отзывчива, не только к ней – ко всем.

— Ты слышала легенду про иири? – спросила Вельма однажды.

Васильковые глаза маленькой девочки смотрели с любопытством. Иири росла любознательным и общительным ребёнком. Пытливый ум искал ответы на тысячу вопросов, которые не могли не возникнуть, если родился в этом городе, но на которые никто никогда не спешил ответить.

— Небесные птицы, – продолжила Вельма. – Крылья цвета индиго, трели подобны священным песнопениям – никогда не повторяются дважды – белоснежный клюв и лапки, а глаза… – Вельма замолкла на некоторое время, словно вглядываясь в невидимое изображение перед ней. – А глаза васильковые, как у тебя, Иири. – Приблизившись к девочке, нежно провела рукой по мягким волосам.

— Но я не видела никаких птиц, — произнесла любознательная слушательница.

— Птицы не бывают в наших краях. Облетают стороной, улетают на запад, боятся ветров.

— Ветра, они…

— Тшш… — резко зашипела Вельма, приложив палец к губам. – Ни слова о них! Ни слова, Иири.

— Но я ничуть не боюсь их! Напротив! Пусть заберут меня к маме и папе! – закричала девочка, выбежав из дома.

— Иири! Стой!

Улица заполнилась грязной пылью, ветер сбивал с ног. Иири стала смутным силуэтом, бесформенным пятном, очертанием посреди скрипучей пыльной вьюги.

— Atiro ma gamo es medi… – звенящий шёпот слышался в каждой пылинке.

Женщина пыталась догнать упрямую девчонку, протянув руки, ощупывая воздух, но та давно скрылась в пелене тьмы, исчезла, пропала. Упав на колени, Вельма закрыла лицо ладонями, страх сковал тело – они приближались, оповещая округу зловещим шепотом.

— Atiro ma gamo es medi… – голоса манили, открывая путь к тайне.

— Атиро ма гамо эс мэди… – повторяла Вельма.

Теперь она молила, чтобы Всевышний уберёг Иири и пощадил её саму, иначе малышка осталась бы совсем одна. Молитвы – одна за другой – были услышаны. Той мглой сварливый старик с соседней улицы потерял слух, а рыжий проказник, всегда с вызовом показывавший слепой Вельме язык при встрече, онемел. Иири же вернулась домой.

Иири

Тяжело ступая, девушка спускалась с холма, придерживая большой живот снизу, словно боясь, что он скатится огромным шаром, стоит отпустить ладонь. Невидимые не трогали Иири – она сама была для них невидимкой.

В день, когда Вельма не смогла остановить упрямую девчонку, Иири бежала по длинной узкой улице, пробираясь сквозь клубы пыли, крича во всё горло: «Заберите же меня, ну же, попробуйте!» Но пыль даже не оседала на кончиках её волос. «Заберите меня, прошу вас», — кричала она ещё громче, но невидимые проносились мимо, облетая девочку. «Заберите меня, пожалуйста», — молила она. И так раз за разом. «Я хочу к маме и папе!» — упорно повторяла она. Но невидимые забирали мальчишку с соседней улицы, нерожденного малыша с конца города, старую женщину, которая любила запах роз, никак не желавших раскрыть бутоны в её саду, моложавого мужчину в нелепой шляпе – всех, кроме неё. «Ненавижу вас, глупые ветра!» — яростно проклинала она, стуча кулаками по асфальту. Но они не замечали девочку с васильковыми глазами, обходя стороной.

Лопасти мельницы вращались, словно обезумевшие, и Иири торопливо приближалась к городу, шаг за шагом, быстрее, ещё быстрее. Затем побежала, надеясь, что невидимые не тронули Вельму. Клубы пыли проносились мимо неё, но она давно не обращала на них внимания.

С силой толкнув дверь, Иири ворвалась в дом, впустив пыльную вьюгу, что со свистом пронеслась по небольшой комнате, а затем растворилась. Девушка вздохнула с облегчением, увидев Вельму, сидевшую на полу, шевеля губами — глаза блестели лихорадочным безумием.

— Всё прошло, — сказала Иири, приобняв её за плечи.

Осторожно прижавшись, чтобы не надавить на живот, Вельма вдруг отпрянула – всё её тело выражало ужас. Гримаса горечи застыла на лице, бесцветные глаза впились испепеляющим взглядом.

— Что такое? – спросила Иири, улыбнувшись. – Не бойся, они ушли.

— Твой живот… – произнесла Вельма, подняв руку, указывая тонким костлявым пальцем. – Его нет.

Иири судорожно ощупывала тело в поисках круглого и плотного убежища своего малыша, но оно исчезло. Не в силах посмотреть вниз, она оглядывала стены, половицы лестницы, мебель, всматривалась в морщинки Вельмы, смотрела по сторонам – только не на живот, которого не было. Издав истошный разъярённый вопль, девушка бросилась прочь.

— Верните, верните мне моего малыша-а-а! – Иири разрывалась криком, как младенец, появившийся на свет. – Отдайте мне его обратно-о! Не-е-ет, этого не может бы-ы-ыть! – Теперь она выла, глотая слёзы.

С холма на неё равнодушно смотрела мельница: лопасти застыли, словно и не вращались вовсе пару минут назад. Из домов выходили затаившиеся во время вьюги тела людей. Они молчаливо радовались минувшей участи, но не могли открыто выказывать облегчение, а просто проходили мимо: кто-то останавливался, но лишь на мгновение, кто-то шёл дальше, но никто не осмеливался произнести хоть слово.

Солнце обжигало, мгновенны высушивая слёзы — каплю за каплей — оставляя соленые разводы на щеках, белоснежные полоски, сухие струйки.

— Когда вы вернётесь, — закричала Иири, поднимаясь с раскалённого асфальта. – Клянусь Всевышним, я заставлю вас об этом пожалеть! Невидимые твари!

Почувствовав чей-то пристальный взгляд, девушка обернулась. Вельма стояла позади, не решаясь приблизиться к разъярённой Иири.

— Я покажу им, вот увидишь, — сказала девушка, прижавшись. – Ты ведь мне веришь? – спросила шёпотом. – Что ты слышишь, Вельма? Скажи мне! Что они говорят тебе, когда приходят? Ведь они разговаривают с тобой, я знаю!

Вельма смотрела на девушку непонимающим взглядом пустоты. Оттолкнув женщину, Иири побежала к холму. «Почему она не рассказывает? Проклятая Вельма!» — слепящая, жгучая ярость подгоняла девушку, и она не оглядываясь бежала всё быстрее, оставляя позади силуэты людей и домов.

Заросли пахучей травы встретили Иири сладостным ароматом.

— Видите? – девушка указала на живот. – Его там нет! Пусто! – горестный стон вырвался из груди. – Они забрали его.

Высокая трава, упругая и молодая, безмятежно оглядывала Иири не колыхаясь. Безветрие разливалось по полю, поднималось на холм, окутывало Богом забытый город. Но девушка больше не ощущала покоя и облегчения – лишь гнев, пылавший внутри, обжигавший, словно пламя беспощадного огня.

Она вдруг услышала мелодию колыбельной, что напевала Вельма, когда маленькая Иири капризничала, не желая засыпать, топая ножками. Звук становился громче, разносился в округе, успокаивая, утешая, убаюкивая. Устыдившись гнева, Иири неспешно возвращалась домой, неслышно ступая по мягкой траве, разгоряченному асфальту, покорившись безжалостному безветрию.

— Расскажи мне свою историю, Вельма, — сказала она, присев рядом с женщиной, вырастившей любознательную девочку с васильковыми глазами. – Ты никогда не говорила о себе. Какой ты была до меня? Были ли у тебя дети? Любовалась ли ты закатом? Расскажи…

Вельма молчала, но Иири чувствовала, что где-то внутри женщина громко плачет, вспоминая мгновения, погрузившись в невидимую пелену дождя.

— Нарисуй его, Иири, — сказала Вельма, взяв девушку за руку. – Успокой нестерпимую боль.

— Рисунок! — Иири бросилась к столу. – Как же я не подумала! – взяв карандаш, прикоснулась к белоснежному листу. – Мой малыш!

Рисунки Иири оживали, пусть ненадолго — на десяток секунд — но жили, чувствовали, ощущали, дышали. Стая встревоженных птиц взмывала ввысь, тут же растворяясь в воздухе; онемевший мальчишка с рыжей копной волос громко приветствовал, улыбаясь; нарисованная Вельма восхищённо оглядывалась по сторонам, вспоминая позабытые краски; бегущий олень срывался с листа, стоило сделать последний штрих; хлёсткий дождь, не бывавший в здешних краях, проливался, задерживаясь в теплых, широко раскрытых ладошках Иири.

Громкий крик младенца взбудоражил тишину комнаты, как только девушка закончила рисунок.

— Мой малыш, — прошептала Иири, сжав карандаш, прислушиваясь к ощущениям, что впервые испытала.

Она рисовала вновь и вновь, впитывая мгновения материнства, упиваясь то пронзительным криком малыша, то молчаливой улыбкой, вдыхая запах новорожденного, пока, обессиленная, не прислонилась к стене, закрыв глаза.

— Я больше не хочу рисовать, Вельма, — вздохнула Иири, положив карандаш на пол. – Всё это лишь сладостные мгновения, мнимое наслаждение, а после приходит жгучая боль, и становится только хуже. – Вельма молча кивнула. — Я больше не могу рисовать, пойми.

Вельма любила дождь, мягкий и тихий, словно она сама. Иири часто рисовала для неё. Они поднимались на холм, и Вельма молча ждала, пока рисунок будет закончен, и тёплые капли коснутся лица – тогда она улыбалась, радовалась, словно девчонка.

— Но один рисунок, — произнесла Иири через некоторое время, вскочив, — я сделаю. Для них, этих беспощадных тварей! Я уничтожу их, вот увидишь. – Иири металась по комнате, обдумывая внезапно возникшую идею. – Голодное пламя, которое поглотит невидимых – всех до единого! Я выпущу его с листа, словно ненасытного зверя!

Подняв карандаш, сжав стержень, словно копьё, несущее смерть, она подошла к двери. Распахнув ни разу не издавшие скрип створки, вышла на крыльцо. Медленно опустившись, присела на верхнюю ступень.

— И с места не сдвинусь! – выкрикнула в воздух. – Буду здесь!

Теперь безветрие превратилось в томительное и напряжённое ожидание. Дни сменяли друг друга невыносимо медленно — не так, как раньше — тянулись словно смола, но Иири ждала – она была готова ждать вечность.

С крыльца отчетливо просматривалась мельница, готовая в любой момент подать предостерегающий сигнал. Иири всматривалась в бездвижные лопасти, изредка вскакивая, но тут же присаживаясь, тяжело вздыхая, мол, показалось.

— Ну же… – шептала она, пронзая взглядом воздух, поторапливая то ли мельницу, то ли невидимых. – Ну же…

Тео, шустрый кучерявый мальчишка с огромными зелёными глазами, завидев Иири на крыльце с карандашом и листом бумаги, со звонким воплем: «Котёнок, котёно-о-ок!» побежал к ней, раскинув руки.

— Не сегодня, Тео, — равнодушно произнесла девушка, не взглянув на мальчишку.

— Котёно-о-ок, — канючил малыш.

— Нет, Тео, нет, нет, — повторяла она, глядя на мельницу. – Они могут появиться в любую секунду.

— Кто «они»? – спросил мальчик, присев рядом.

— Невидимые, — не отрывая взгляда от неподвижных лопастей ответила Иири.

— Ветра?

— Ветра, Тео, ветра.

Мальчишка молча сидел некоторое время, ёрзая и рассматривая деревянные ступени, а затем, тяжело вздохнув и насупившись, пошёл прочь, оставив Иири наедине с ожиданием.

— Плохая Иири! – раздалось издалека.

— Извини, малыш, — прошептала она.

Раньше она обязательно нарисовала бы для Тео котёнка. Каждый раз он просил разных: то пушистого с чёрной, как уголь, шерстью, то голубого с розовой полоской, то совсем без шерсти, но обязательного желтого, то белоснежного – каждый раз разного. Подойдя поближе, к самому краю листа, он наблюдал, как черта за чертой, штрих за штрихом рождался то шаловливый, то ласковый, то испуганный, то сонный и молчаливый зверёныш. Протянув руки, мальчик звонко смеялся, когда долгожданный зверёк попадал к нему в объятия. «Котё-ё-нок…» — шептал Тео, уткнувшись лицом в тело маленького существа.

— Прости, Тео… – сказала Иири, чувствуя как тяжелеют веки.

— Отдохни, Иири, — мягкая ладонь Вельмы опустилась на хрупкое плечо. – Ты должна поспать.

— Нельзя, Вельма, — повторяла девушка, закрывая глаза. — Они придут.

Синяя волна застыла над городом – Иири попыталась открыть глаза. Всплеск – исчезла, оставив капли на крышах.

— Нет, — шептала она, цепляясь словами за воздух, словно карабкаясь вверх из пустоты.

Багровая волна захлестнула город, прошла сквозь него, и тут же возникла фиолетовая, еще больше, сильнее.

– Я должна проснуться, — веки сомкнулись. – Я не … – лопасти мельницы медленно приходили в движение.

Иири стояла на холме, разглядывая чёрно-белый город. Вот, фиолетовая струйка коснулась асфальта и побежала, оставляя цветную полосу позади. Вот, зелёная, еще быстрее и проворнее фиолетовой, коснулась стройной ножки высокой скамьи, преобразив её ярким цветом. А вот, красная, поползла по стенам, извиваясь огненной змейкой, и, просочившись в крохотный зазор между кирпичами, скрылась внутри. «Изумительно», — прошептала Иири, наблюдавшая за игрой красок.

Тем временем над городом поднялось облако серой пыли, тяжёлые мельничные жернова вращались, издавая оглушительный рёв. Южный свирепый ветер закручивал лопасти так, что казалось, ещё немного и они улетят прочь, сорвавшись с винта. Страшный гул голосов разрывал воздух, проникая сквозь запертые двери домов. Невидимые проносились со свистом, оставляя ощущение призрачного присутствия. Облетев Иири прошмыгнули в дом, где тихим шёпотом раздавалось: «Атиро ма гамо…»

— Es medi… – мягким дуновением донеслись до Вельмы.

Широко раскрыв глаза, женщина протянула безвольные руки, смиренно принимая участь.

— Вельма? – облако пыли, нависшее над крыльцом медленно растворялось: пылинка за пылинкой. – Вельма! – Иири вскочила, с трудом устояв на ногах. – Вельма!

Дом был пуст. Иири взглянула на глубокую напольную вазу, вспомнив, что не нарвала для Вельмы пахучей травы.

Ру

Всё вокруг потеряло смысл, чувство вины осело глубоко внутри,отчего дышать становилось невыносимо тяжело.

— Прости, Вельма, — шептала Иири, бродя по улицам. – Прости, Тео, — говорила она, небрежно отмахиваясь от мальчонки. – Простите меня…

Стало совсем неважно, когда появятся невидимые, ведь они были само́й неизбежностью.

— Как ваши дела, прекрасная Иири? – раздался голос, и девушка остановилась.

Седовласый и седобородый старик хитро прищурился голубыми глазами.

— Цветочник без цветов, — улыбнулась она равнодушно.

— Он самый, — засмеялся неугомонный старик. – Время крошечным бутонам распускаться.

— Здесь не цветут цветы…

— Здесь не идут дожди, — старик явно надеялся поболтать, но Иири не было дела до его желаний.

— Проклятый город, несущий увечье и смерть, — произнесла она, уходя.

— Смерть? – вопрос старика превратился в эхо.

Гнев уступил спокойствию. Напряжённое ожидание – равнодушию. Совсем не важно, когда лопасти мельницы закружатся, если это и есть неизбежность. Иири день изо дня бродила по узким улицам, порой считая шаги, порой, закрыв глаза, на ощупь. Бродила, не зная цели, не имея желаний, отпустив страхи. Пустота, заполнившая её до краёв, выливалась наружу, смешиваясь с воздухом, проникая внутрь с дыханием, оставаясь и заполняя новые тела.

«Солнечные иири не терпят холода. Их клюв всегда тёплый», — вспомнила она слова Вельмы.

— Солнечных иири не существует, — произнесла девушка, улыбнувшись. – И этого города, и меня.

Давящая усталость разливалась по телу, шаги становились медленнее, тяжелее. Лёгкое дуновение ветра дотронулось до нежной руки, игриво пробежало между тонких волосинок, ласково погладило плечи. Иири закрыла глаза и подставила лицо следующему, уже более сильному порыву, растрепавшему длинные вьющиеся волосы. Это был иной поток воздуха, незнакомый, чужой.

— С запада? – спросила она удивленно. – Но как это возможно?

Ласковый, несильный и свежий, ветер обволакивал, манил, просил задержаться, насладиться им.

— Обман, — шепнула Иири. – Невидимым не обмануть меня! — Девушка побежала к дому, где на ступеньках остался белоснежный лист с карандашом.

Ветер усиливался, раскачивая подвесные светильники на площади, поднимая пыль с асфальта, закручиваясь маленькими воронками.

— С юга! – закричала Иири, сжимая стержень карандаша. – Видите, вам не обмануть меня!

Ветер дул в лицо, толкался, словно драчливый мальчишка, бросался горстями серой пыли.

— Больше не будет смерти! — кричала она, глядя васильковыми глазами, полными безумия и неистовства, в небо. – Вы все сгорите дотла!

Упав на колени, Иири в спешке рисовала пламя, безжалостное, способное поглотить и уничтожить всё вокруг. Штрих за штрихом, торопилась создать огненного зверя. Ветер пытался вырвать лист бумаги из рук, но девушка крепко прижимала его ладонью к асфальту.

— Еще немного, и я навсегда избавлюсь от вас! — выпустив разъярённый огонь с листа, приготовилась к торжеству, но пламя окружило её плотным кольцом, сомкнулось, оставив невидимых вне круга.

«Готова ли ты сгореть в своём гневе?» — вспомнила она слова Вельмы. «Готова ли ты гореть вместе со мной?» – ответила тогда Иири, бросив испепеляющий взгляд.

Огненный круг сжимался, а шёпот становился громче: можно было разобрать слова.

— Atiro ma gamo es medi… – завывали невидимые в унисон.

«Эти ли слова шептали они Вельме? Почему она не могла их запомнить? Что это значит?..» — один за другим, тысячи вопросов возникали, не дожидавшись ответов, сменяя друг друга.

— Atiro… – похож на голос Вельмы.

— Ma gamo … – а это голос старика-цветочника.

— Es medi… – а этот слишком знакомый, но чей? Мой?

Иири замерла, прислушиваясь. Языки пламени дразнили, но даже не пытались дотронуться. Казалось, разум покинул её. Лица жителей проклятого города мелькали перед глазами. То появлялись, то исчезали. Вдруг пламя погасло, исчезло, испарилось.

— Атиро ма гамо эс меди… – Иири внезапно поняла значение каждого слова. — Отдай мне тело и обрети… – произнесла она еле слышно.

— Es medi…

— Эс меди… И обрети… Обрети что? Что?! – закричала девушка, сама превращаясь в пламя. – Что я должна обрести?!

— Es medi Ru, — раздалось повсюду.

— Ру? – Иири закрыла глаза.

— Ru… – шепот растворился, проник в тело.

— Мир… — прошептала она.

— Иногда души, заблудившись, остаются в пространстве тел, заполняя пустые оболочки несуществующим содержанием, создавая образы, — раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней. – Каждое тело ожидает своего часа – это время конца и миг начала.

— Но как же… – спросила Иири, открыв глаза. – Эта земля, мельница, эти ветра?

— Ветра? Мельница? – Вельма громко рассмеялась, затем — резко, заливисто.

Иири вдруг стало обидно. Слёзы потекли тонкими струйками по нежным щекам.

— А ты, Вельма? Ты тоже была оболочкой? Образы создала я? Я - душа, которая заблудилась?

Иири стояла на холме, ею же придуманном, смотрела на чёрно-белый город, словно нарисованный карандашом. Линии — его очертания — вдруг одна за другой начали исчезать, будто их усердно стирали жёстким ластиком, а затем и вовсе не осталось ничего. Пустота.

— Вельма? – дрожащим голосом позвала Иири.

— Do, — раздалось в темноте, заставив Иири взмыть ввысь.

— До… – повторила она еле слышно. — Лети… – Прошептала, взглянув вниз.

Там, в пугающей и бездонной пустоте тысячи тысяч безвольных, бесчувственных, безликих тел блуждали в ожидании каждое своей души. В безбрежной пустоте, безжизненной и гнетущей.

Иири пыталась разглядеть среди них тело Вельмы или маленького Тео, или болтливой старушки из дома напротив, но все эти оболочки некой плоти стали единой сплоченной массой силуэтов.

— А почему иири не поют одну и ту же трель дважды? – раздался звонкий детский голос.

— Потому что, пропев, они тут же её забывают, — голос Вельмы был тихим и спокойным.

— Сколько живут иири? — мальчишка был явно любознателен.

— Столько, сколько длится целая вечность…

Голоса стихли, и Иири покинула пространство тел, расправив маленькие, но широкие крылья.

***

Солнце играло бликами на песочном ковре, нагревало пологие, черепичные, деревянные, металлические крыши домов, сараев, пристроек. Воздух, раскалённый и удушливый проникал в лёгкие. Пот маленькими капельками проступал на высоком лбу, тонкими струйками стекал по вискам.

— Мир уже не тот, — вздохнула пожилая женщина, поправив выбившийся локон.

— Откуда ты знаешь, ба! – засмеялся десятилетний мальчик. – Ты ведь его не видишь.

— Я не всегда была слепой, наглец! – ответила, подняв указательный палец.

— Ворчливой ты тоже была не всегда. Да ведь, иири?

Маленькая птица цвета индиго взмахнула крыльями и, сделав круг под куполом беседки, опустилась на деревянную скамью.

— А ты знаешь легенду про иири? – спросила женщина.

— Знаю, ба, — вздохнул мальчик, разглядывая необыкновенную птицу. — Души, не обретшие тело. Ты тысячу раз рассказывала, но всё это не больше, чем выдумка.

— Много ты знаешь, мальчишка!



Похожие публикации:

Взаперти
Безлунная ночь. Кое-где лишь горели фонари, да в лужах отражались звезды. Она шла по мокрому тротуару, босыми ногами наступая на мелкие камни, ...
Океан
Мой самый, прямо САМЫЙ, первый рассказ)
Край тумана и мороков
Один из последних рассказов, участвовал на конкурсе "Бумажный слон - 10".
18:25


15:32
Рассказ участвовал в конкурсе «Пролет фантазии».
В финал не прошел.
Проба пера в фентези по-серьезному). Так и не поняла я, что это за жанр, и как в нём писАть)
но будем пробовать дальше.
16:15
Привет, Рената! Написано хорошо, но только читать немного тяжеловато. Из-за этого часто ускользает смысл того, что читаешь. В итоге я, честно говоря, вообще не поняла про что прочитала: кем была Иири, кто были все эти люди. Вроде написано, что их нарисовала девушка. В общем, что-то не то с этим рассказом. Добавить бы чего-то(чего, и сама не знаю), и было бы хорошо. Потому как потенциал хороший, но вот сюжет непонятный. Наверное, ты слишком лихо всё закрутила. Может, кто поймёт о чём написано и разъяснит мне, тогда и смогу сказать, что можно улучшить.
16:32
Привет вам!
Очень рада видеть!
А, если честно, рассказ вообще никто не понял)) так что минус автору, конечно)
Буду к вечеру, и все постараюсь объяснить!!!
Спасибо!
17:01
Как — не понял? Я тоже не поняла?))
Мое мнение знаешь: отлично!
19:30
ну ты-то внеконкурсное мнение)))
да и не было времени твои замечания устранять, хотя, даже если и добавила, раз народ не понял смысл, все равно бы не понял.
не смогла идею раскрыть я.
19:45
Самое интересное, что идея проста.
Иири- душа, застрявшая, затерявшаяся в мире тел.
Все эти люди- тела, простые тела без души, которых людьми сделала Иири, видела их такими, наделила содержанием.
20:21
— Иногда души, заблудившись, остаются в пространстве тел, заполняя пустые оболочки несуществующим содержанием, создавая образы, — раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней. – Каждое тело ожидает своего часа – это время конца и миг начала.

— Но как же… – спросила Иири, открыв глаза. – Эта земля, мельница, эти ветра?

— Ветра? Мельница? – Вельма громко рассмеялась, затем — резко, заливисто.

Иири вдруг стало обидно. Слёзы потекли тонкими струйками по нежным щекам.

— А ты, Вельма? Ты тоже была оболочкой? Образы создала я?


Вот тут бы чуть-чуть пояснее расписать (например, ответить на ее вопрос, она ли создала образы), и было б понятно.
20:27
Кать, да если задумку уже не поняли, может, надо было иначе строить текст?
— А ты, Вельма? Ты тоже была оболочкой? Образы создала я?

то есть здесь четкое «да» надоть?
20:32
Не совсем. Скорее, расширить бы диалог, чтобы устами кого-то из персонажей были не недомолвки, а более ясное представление ситуации. Ну скажем, Вельма не просто смеется «Мельница, ветра», а еще что-нибудь говорит, не прямолинейно, мол, все это у тебя в голове было, а какой-нибудь фразой дает это понять.
20:36
— Иногда души, заблудившись, остаются в пространстве тел, заполняя пустые оболочки несуществующим содержанием, создавая образы, — раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней. – Каждое тело ожидает своего часа – это время конца и миг начала.

— Но как же… – спросила Иири, открыв глаза. – Эта земля, мельница, эти ветра?


— Иногда души, заблудившись, остаются в пространстве тел, заполняя пустые оболочки несуществующим содержанием, создавая образы, — раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней. – Каждое тело ожидает своего часа – это время конца и миг начала.

Хочешь сказать, я — такая душа? [Я? Я — душа среди пустых тел?] {Вельма! Вы все — тела без душ, ты это хочешь сказать?} Но как же… – спросила Иири, открыв глаза. – Эта земля, мельница, эти ветра?
20:47
хм!!!
вполне!
поняла)
20:49
Ага, только другим языком написать, конечно))
20:32
Ты ж в комментах это так ясно сказала. Попробуй теперь так же ясно сказать и в тексте))
20:34
надо подумать)))
спасибо!!!
а мою детскую фэнтези ты чего не читаешь????
где про магических зверьков????
короче, один фиг я не пойму, что именно надо писАть в фентези жанре. не мое, наверное.
20:39
А ничего сейчас не читаю тут, только урывками. Некогда. Ткни меня носом в фэнтези, позже прочту.
20:45
Если она была душой, то я никак не могу понять, как она оказалась беременной.
А это северный ветер надул.:wink:
Капец вы жжете :joy::joy:
20:56
эйййййййййййй, харе)))
никто не надувал.
Как в мире тел может быть беременность???? вы не можете подогнать оболочки под Мир. это та же оболочка ребенка, младенца.
просто Иири видит ее в себе, создает образ беременности. то есть вносит законы Мира в мир тел, но их там нет.
20:55
прощайте, не увидель) я ж купаюсь в комментах сеня — редкость приятная)))
шучу)
по поводу беременности Иири — много кто спрашивал) от кого да как)))
почему никого не удивляет, что не было города и мальчишки, и даже ветров страшных, но удивляет беременность))) все это Иири создала, подобие жизни, в которой мы живем. А, возможно, и мы все — просто тела? и некая Иири рисует нас? разве не может такого быть?
то, что душа забрала младенца — это мертворожденные дети, не рождение вовсе, а конец. смерть в мире тел — начало Ру. Отдай душе тело — обрети Мир.
Мир как место, мир как покой, мир как основу. Мир как начало.

20:57
Ну ты понаписала)) Главное про «рисование нас» если будешь писать, тоже не упирай на это «открытие» как на Главную Цель Рассказа!
20:59
«рисование нас»

зачетный подкол)))
ахахаха
принято)
21:04
Ну а то! Я вот рассказик на тему подобную написала, тоже словила подкол в два счета))
Ох, надо будет как-нибудь выложить список таких «смежных» тем, которые не стоит делать в рассказе «открытием» — вместо этого использовать их как базу для других идей. Начало списка:

1) Обретение тела душой.
2) Реальность нашего мира (в нашей голове он существует или в чужой). Варианты темы: «Мир — (чей-то сон, наш сон, компьютерная игра, картина, кинофильм, сюжет в книге)».
3) Попадание в картину (то, на чем я сама «накололась», хотя и знала, что тема банальная, старалась ее поюзать для иных целей, но носиком все же ткнули))))
4) …
5) …

100500) …
100501) …
21:06
И да, все это может быть фэнтези. Почему бы и нет)) Главное в фэнтези — миро- и мифотворчество, какящитаю.
21:08
ну вот чаще я вижу не миро и мифо, а треш и магию)))))
21:15
Как раз мое представление о фэнтези (наверное, обчиталась «правильных» статей) именно такое.

Что отличает фэнтези от сказки?
— Проработанный мир, действующий по канонам от автора, а не «общесказочным».

Что отличает его от мистики?
— Объясненный мир, проработанные герои, конфликты, отвлеченные от «мистичности».

Что отличает его от философских прозведений?
— Проработанные герои вместо фигур, олицетворяющих те или иные качества; конфликты, близкие к реальной жизни, отвлеченные от основной идеи.

И т.д.
На то фэнтези и фэнтези, что это жанр, где у автора руки развязаны. Так я его понимаю.
21:17
И вот авторская мифология, космология, космогония, прописанное хотя бы у автора «для себя» мироздание — это основа основ. Треш и магия, которые ты видишь, бывают, когда авторы не заморачиваются созданием своего мира, а копируют миры, героев, конфликты у других авторов. О том и та книжка про «малый типовой набор».
21:22
потому земля гремфитов у меня основана как раз на типовом наборе)))
21:21
ну так суть в том, что это то, о чем я когда-то спорила, но меня не поняли.
все должно быть объяснено, сказали мне. потому типовой малый набор — я его понимаю. но есть понимание фентези, которое как раз-таки основывается на типовом наборе, и когда ты делаешь шаг в сторону, якобы отходишь от жанра. кину бложик.
21:26
Да ладно, а мне казалось, что я фэнтези пишу! У меня к «типовому набору», пожалуй что, Сага о Гимёрмуне лишь приближается, в первых главах. Ибо я штампы намеренно шлепала, чтобы над ними потом постебаться…
21:27
Кстати, за эти «нагнетенные» штампы я по рукам получить успела. Человек их принял «всурьез».
21:29
загляни в блог)
21:45
Да я уже там простыню написала. И от своего мнения не отступлюсь, воть!
21:53
мне понра!
слушай, скину я свою фантастику!
найдешь время — прочтешь!
меня просто разбомбили за нее) так не бывает, мол)
22:23
Не боисся, что и я разбомблю?))
Р.Каман
22:25
Нет. Я вообще не боюсь бомбежки. Я ж танк. Но мне интересно, что именно не так.
22:30
Ну посмотрим, посмотрим, только не сейчас))
23:04
сейчас и мне не надо) я лучше фильм гляну) и после такого кол-ва инф-ции мой моСк усталь
по поводу беременности Иири

Да в тексте же понятно, что Иири — художница и это она нарисовала мир и свою беременность.
А про северный ветер… Рената, ну какая же ты трудная! Это же шутка для разрядки напряжения.
21:02
:ch_sad:
да я не против) шутите)
я тоже шутЮ) как пошутЮ, так пошутЮ))
:ch_rose:
Души без тел. Хорошо, что не тела без душ:sweat_smile:
А так завораживает, но непонятно. И живот вдруг исчез. Все остальные естественно умирают, может, раньше времени, но естественно. А беременный живот исчез как топором отрубили. И к стати, откуда у неё беременность? Может, тоже волшебным ветром надуло?
19:35
Приветствую!
Как раз-таки речь шла о телах без душ. Душой была Иири. В мире оболочек-тел.
Иногда души, заблудившись, остаются в пространстве тел, заполняя пустые оболочки несуществующим содержанием, создавая образы, — раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней. – Каждое тело ожидает своего часа – это время конца и миг начала.

вот здесь полное объяснение.
Вообще, рассказ — рассуждение о том, как тела наши получают души.
Иири — душа, которая заплутала в мире тел. Вельма, мальчишка, ветра- всё это её содержание, чувства, эмоции. Ничего этого не было. Всё это видела она.
Там, в пугающей и бездонной пустоте тысячи тысяч безвольных, бесчувственных, безликих тел блуждали в ожидании каждое своей души. В безбрежной пустоте, безжизненной и гнетущей.

вот что окружало ее всегда.
Иири стояла на холме, ею же придуманном, смотрела на чёрно-белый город, словно нарисованный карандашом. Линии — его очертания — вдруг одна за другой начали исчезать, будто их усердно стирали жёстким ластиком, а затем и вовсе не осталось ничего. Пустота.

пустота — мир тел. без души они просто оболочки.
а ветра — невидимые — души.
19:42
Все остальные естественно умирают, может, раньше времени, но естественно.

всех забирают ветра. всех))) то есть телу находится душа.
спасибо за отзыв!)
Лихо закручено! Читала с интересом.
Этакий философский подтекст про души и тела.
Интересная версия…
19:36
Приветствую!
Да, скорее не фентези. Катя говорила мне, что это все-таки не совсем фентези.
Философия — возможно, размышления. Версия обретения телом души.
19:36
Спасибо за отзыв!
Заворожил рассказ… Как между двумя мирами… Там она была девушка, а тут птица. А может она и есть птица, а весь тот мир ее сны и фантазии… Закручено да… лихо))):thumbsup::thumbsup:
19:40
Привет, Светик!
Спасибо )
Перемудрила я. Не смогла вроде бы простую идею подать)

ААааа… город тел, а ветра души которые забирали тела… о-о-о-о-о, лихая идея… вот бы чуть попонятней… капец бомба! Идея!!!
20:18
вот нет, чтобы помочь, как исправить))
кидайте в меня идеями )
Да в тебя кинешь… идеей)) Ахахаха)) Раскрути малость, что навертела, прямо чуток…
20:24
не навертела, а наворотила, хотела ты сказать)
Навертела))) Это навертела, так, как читалось и было интересно, а что дальше)) Когда наворотила, моя читать не может)))
20:23
Я уж накидать могу...:ch_lol::ch_lol::ch_lol:
20:24
кидай! только «за» :ch_gifts:
20:24
Выше уже кинула.
20:31
увидель. ты считаешь, что не хватило именно подтверждения того, что Иири это придумала и создала?
20:38
Не подтверждения, а ясной формулировки. Все идет очень долго, и даже самый внимательный читатель утомится сопоставлять одно с другим. Надо чтобы в конце выступил Шерлок Холмс с объяснением))
Начинай)))
Ну, ты накрутила… Версия обретения телом души… Во фантазии…
Даже не знаю что и сказать кроме как тайна сия велика есть. :heart_eyes:
20:18
ахахха))) да лана) не получилось, что уж тайну таить)
но не страшно)
Спасибо!
но! я очень не люблю объясняться в текстах, а умения донести без объяснений нетуть) вот и результат)
Я то, наивная, подумала, что описан творческий процесс художницы, типа она так видит мир.
20:19
капец) я настолько плохо написала?))))
20:22
У меня то же впечатление было поначалу.
Так, раскудахтались! Шум подняли аж до моего скворечника!
Поясняю всем версию Ренаты. Южный ветер забирает людей = души, чтобы они рождались в реальном мире. Это самое простое объяснение и некая философия.
У моей дочери есть подобная версия, но там разговор с зеркалом, а потом рождение ребенка.
Это все версии возникновения миров и появления человека. А сейчас таких версий появилось воз и маленькая тележка.
У меня тоже есть версии — Тоска художника и Белая против войны, где она сачком ловила души погибших детей и отправляла в реальность.
Наверное, мне все это очень близко, потому что там постоянно обитаю.
20:48
ой, а где теперь Тоску и Белую почитать???
Вот здесь «Тоска художника» dabudetsolnce.ru/articles/535-toska-hudozhnika.html
Белой здесь нет, не выставила пока, но дам ссыль на Прозу www.proza.ru/2015/09/05/226

После конкурса Белую тоже сюда закину.
20:57
ой, класс!!!
буду читать) у меня уже очередь)
20:56
Я тебе сразу сказала, что на эту тему вагон и тележка рассказов написана!:ch_lol:
Вот еще последнее, что я на нее прочла: dabudetsolnce.ru/articles/1036-installjacija.html
Здесь действует принцип не «идеи», а того, как она подается. Поэтому не советую делать упор на идею. У тебя в рассказе главное — именно язык, образность.
Поэтому не советую делать упор на идею. У тебя в рассказе главное — именно язык, образность.

Согласна с Катей. Катя,
Идей много, а вот у каждого автора — своё видение и подача.
21:04
Ну вот даже здесь подсказка!
— Цветочник без цветов, — улыбнулась она равнодушно. — Он самый, — засмеялся неугомонный старик. – Время крошечным бутонам распускаться. — Здесь не цветут цветы… — Здесь не идут дожди, — старик явно надеялся поболтать, но Иири не было дела до его желаний. — Проклятый город, несущий увечье и смерть, — произнесла она, уходя. — Смерть? – вопрос старика превратился в эхо.

Мол, какая смерть?
ххехе
21:08
Вот у тебя много неоконченных фраз, понимаешь? Нет, в данном диалоге, конечно, все на месте, он не ключевой, не «объясняющий», он — один из тех, которые нагнетают загадку, а не ее раскрывают. Для понимания все же что-то конкретнее надо бы, в другом диалоге, в конце.
21:10
поняль! приняль) ушел в монастырь)
шучу)
спасибо!!!
на весенний пролет надо готовиться)
тока тебе заранее скидывать)
Смерть?

О чем я и толкую. У тебя получился параллельный мир или некий центр, откуда распределяют души.
21:22
что-то вроде того)
22:50
Интересное начало… Интригует про этих невидимых. Но дочитаю уже завтра)
23:03
И правильно) потому как объяснять я сегодня точно не буду)))
:ch_rose:
а итоги дуэли нихто не ждет чтолЯ?
15:26
Да прости меня Рената )
Это не рассказ, а прекрасное разноцветное лоскутное одеяло. Сшитое из множества цветных кусочков. Каждый из них прекрасен и неповторим. Приятно гладить и любоваться каждым. А еще приятнее, наверное, спать под таким одеялом. Сны будут всегда цветные. Напевные волшебные и… непонятные. А еще они будут грустными, потому что каждый кусочек одеяла — это маленькая грустинка. А вот сюжета здесь нет. Или он настолько слился с красивой вязью письма, что окончательно затерялся. Во всяком случае, я его не отыскал. Увлекся созерцанием узорчатого одеяла и прошляпил )) Да и само полотно такое вязкое и умиротворяющее, что уже не до сюжетов. Так то, мне понравилось, но рассказа здесь нет )
15:34
Прощаю))))
Ну наконец-то я получила от пирата хоть ругательный отзыв!) я рада, очень)
Спасибо тебе!
Но вот и ругаешь ты как-то сладко, ну что такое!
Будем учиться, что могу сказать.
Ну что нужно сделать тогда, по твоему мнению, чтобы получился рассказ?
Неужели совсем нет ни завязки, ни развязки? Прям настолько?
15:48
По моему скромному мнению, главное для рассказа — динамика. Здесь её ноль.
Я когда читал, несколько раз ловил себя на мысли, что не понимаю о чем читаю.
Да, грусть. Да, красота слога. Но где действие? Вообще, умные люди советуют
начинать сразу с завлечения читателя какой-то интригой, действием. Здесь идут
красоты. Музыка слога, ветра, мельницы, души… Такие произведения хороши в
миниатюре. Ты читаешь и наслаждаешься. Здесь же красот перебор, они плывут и плывут,
словно волны и ты уже не видишь горизонта. Только волны и нет намека на берег. Я утонул
в грустных водах. А когда, хватая ртом воздух вынырнул, оказалось, что рассказ уже закончился ))
16:24
но что значит, что здесь нет действия?
вот отсутствия действия я не вижу в упор, если честно.
не обязательно же треш должен быть.
мы идем к тому, что же за невидимые в городе, что за город. И в результате получаем объяснение Ру.
16:29
Может быть )
Наплюй на мой отзыв. Другие все правильно увидели и поняли )
мы идем к тому, что же за невидимые в городе, что за город.

Настолько медленно идем, утопая в красотах, что уже глаза замылились и ничего не видят,
кроме цветных пятен )
16:52
Настолько медленно идем, утопая в красотах, что уже глаза замылились и ничего не видят, кроме цветных пятен )

яснопонятно! принято!
ну что значит, наплюй на отзыв.
не буду!
16:56
Не надо. Ты же понимаешь, что это отзыв отдельно взятого чела со своими предпочтениями и взглядами. Собери в коробку все отзывы и может быть обнаружишь в них нечто общее ) Остальное — в утиль )
17:06
вот я и пытаюсь собрать)
и, как видишь сам, рассказ не удался.
потому что народ особо не понял.
17:09
Грег, а можно тебя попросить прочесть «Земля гремфитов». Но он для детей, конечно.
Вот две пробы в фентези мои: Ру и Земля гремфитов) и ухожу обратно в реализм, коли не получается)
17:17
А зачем тебе моё мнение? У меня вкус достаточно примитивный. Спроси у Кати и Ани, они всегда ругали меня за линейность повествования и полное отсутствие какой-либо глубины )
17:22
перестань! мне очень нравится, как пишет Катя, потому перед Пролетом (жаль, что перед дедлайном) попросила ее прочесть. Были замечания, но устранять их у меня не было времени, о чем я пожалела, конечно. Так же Катя очень честно критикует, не просто с позиции читателя, что ценно. Она смотрит на текст и прям разбирает его. Так я могу сказать про каждого из вас. Хотя нет, ты лукавишь, боишься обидеть, потому я ждала, что ты вне авторства вдруг прочтешь на Пролете «Ру», но не сложилось.
На Солнышке мне нравятся очень разборы текстов. Полезные разборы, когда автор хочет расти, а не оды слушать себе любимому. Ну и обстановка, конечно, супер.
А к критике я опять же отношусь с умом. Я не собираюсь править (см.Гринни) прям по просьбам, если не вижу в этом разумного зерна, но если мы говорим о ляпах, нестыковках, существенных замечаниях — только за. И это не значит, что мне не важно ваше всех мнение (см.начало коммента).
Спасибо!
17:26
Понял. Прочту. Сейчас отлучусь по делам. Вернусь и прочту.
17:29
я не тороплю) спасибо!
главное для рассказа — динамика

Поддержу Грэга. Дело в том, что автора должен задать себе вопрос — для кого он пишет. Для себя или для читателя? Если для читателя, тогда автор должен так нарисовать сюжет, чтобы читатель смог пройти по всем неведомым авторским дорожкам, ясно увидеть картинку, которую нарисовал автор и понять, что автор хотел сказать. И не в жанрах дело, а в простоте языка сказителя. Считаю, что это и есть главная задача писателя, хоть маститого, хоть начинающего. Читатель не должен ломать голову над авторскими загадками. Читатель может только читать, наслаждаться чтивом и требовать еще. Вот теперь я, кажется, все сказала.
16:54
То есть в данном тексте нет динамики?
Не знаю про динамику, но я, блуждающая по мирам, текст восприняла. А другой, неискушенный, может и не понять о чем шла речь. Ты поняла о чем я? О простоте языка сказителя. Не, все разжевывать ни в коем случае не надо, но повествование должно быть таким, будто идешь по дорожке прямиком в сказочный дворец…
А я первую сказочку про Белую выставила.
17:07
видела!!!
обязательно прочту! уже начала)
А их всего девять. Пока. В планах — написать еще несколько и Загарику отправить.
21:33
А мне прям очень, очень рассказ понравился! Но может потому, что в нем больше мистического, чем фэнтезийного в классическом понимании.
Итак, сюжет начинается с того, что беременная Иири живет с бабушкой Вельмой. Вельма боится невидимых, тех, кто приходит с ветрами и забирает жизни других людей. Но однажды Иири выбегает на улицу во время ветра и кричит, чтобы ее забрали и отнесли к ее родителям, но невидимые ее не забирают. Возможно, потому что она их не боится, возможно, потому что сама просит ее забрать, однако невидимые лишают ее ребенка. И тогда Вельма ей говорит — нарисуй. Тут-то и выясняется, что Иири обладает способностью оживлять свои рисунки (об этой способности сказано и раньше, но сказано как-то вскользь, так что для меня это было открытием). Все, что Иири нарисует, на короткое время оживает. Иири начинает изо дня в день рисовать малыша, но потом понимает, что это ей приносит больше мучений, чем радости. Иири решает с ними бороться. Она хочет нарисовать пламя, которое оживет и поглотит невидимых. Но пока девушка дожидается ветров, бабушка ей говорит отдохни, и Иири проваливается в крепкий сон. Тут немного не поняла, почему бабушка не хотела, чтобы Иири их уничтожила, или она не знала, что задумала Иири?

Далее СПОЙЛЕР! Когда Иири просыпается, понимает, что ветра забрали ее бабушку. Она — в отчаянии. Но вдруг вспоминает обрывки слов, что выкрикивали невидимые, и которые повторяла бабушка, еще вспоминает фразу из легенды то ли про птицу, то ли еще про кого-то с клювом. И далее все становится вверх тормашками. Иири понимает, что это все она сама придумала, нарисовала. И теперь тела ходят без душ. Сама Иири расправляет крылья и летит.
На этом сюжет не заканчивается. Бабушка идет с мальчиком и рассказывает легенду про иири, а та самая иири наблюдает за ними. Иири — это душа, которая не нашла своего тела.

Вывод из всего — это была своего рода легенда про иири. На мой взгляд, действий тут вполне достаточно, и конфликт, и завязка, и развязка. Многие фразы — вязкие, расплывчатые, слог — неспешный, убаюкивающий, но сюжет при этом закручен, с поворотами. Читаешь и тонешь в вязкости фраз, выныриваешь, тебя начинает качать, потом засасывает в воронку и кружит, и опять по новой… Это я пытаюсь понять, почему кто-то действий не заметил, кто-то сюжет не понял. Этот рассказ явно не для каждого читателя, и возможно, чтобы понять, нужно прочитать дважды. Однако, если понимаешь смысл, потом приходит и осознание, что все эти вязкие, расплывчатые фразы играли на сюжет. Так и представляешь, что бабушка своим бархатным голосом рассказывает легенду про иирий. :ch_rose:

П.С. Из критики:
некоторые фразы сложны для восприятия.
например, вот эта
— Иногда души, заблудившись, остаются в пространстве тел, заполняя пустые оболочки несуществующим содержанием, создавая образы, — раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней. – Каждое тело ожидает своего часа – это время конца и миг начала.
Вот и ломай голову, что она имела в виду))) Зато вроде как эта фраза многое объясняет: и про рисунки — образы, и про души, которые ожидают своего часа, и то, что бабушка это не иире говорила, а внуку…

21:48
Аняяяяя, спасибо тебе за отзыв!
Вчера и сегодня думала, обдумывала)
Пока не могу мыслю выразить )
Но суть в том, что не все рассказы должны быть трешевыми, хотя я не согласна, что в «Ру» нет динамики до сих пор.*см.комменты Пирата)
и опять же не спорю, что не смогла донести мысль, раз такое количество читателей даже не поняли, о чем был рассказ и кто такая Иири. Как сказала Дипка, что-то с этим рассказом не так, хотя я старалась, писала вдумчиво, размышляла об идее, о том, как сделать так или иначе.
Не все рассказы должны быть развлекательными, на мой взгляд. «Ру» не история про Гринни, ну из другой серии. ДУмаю, на конкурсы с такими опусами ходить не стоит. Нет, не то, чтобы не поймут (повторюсь, что признаю, что рассказ не получился в полной мере), но просто не для конкурсов.
Я рада, что тебе понравилось!
Спасибо!!!
01:42
Рената, заметь, Аня выделила фразу как раз из того момента, где и я говорю, что надо бы именно там попонятнее объяснить.
Мне кажется, если ты этот диалог слегка перепишешь на более ясный слог, то и претензий не будет.
Рената, заметь, Аня выделила фразу как раз из того момента, где и я говорю, что надо бы именно там попонятнее объяснить.

Рената, возможно, это П.С. и не заметила)) Я чуть позже добавила, после того, как она успела ответить на коммент. Да, можно было бы уже в этом моменте больше ясности, тем более там бабушка внуку объясняет))) И все равно бы интрига сохранилась.
10:46
Это не бабушка внуку, это разговор Вельмы и Иири. Ясность там нужна, имхо.
А я поняла, что все же внуку.
— Иногда души, заблудившись, остаются в пространстве тел, заполняя пустые оболочки несуществующим содержанием, создавая образы, — раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней. – Каждое тело ожидает своего часа – это время конца и миг начала.


Вот же:
раздался тихий, бесцветный голос Вельмы, но говорила она не с ней.

И чуть ниже:
— А почему иири не поют одну и ту же трель дважды? – раздался звонкий детский голос.
— Потому что, пропев, они тут же её забывают, — голос Вельмы был тихим и спокойным.
— Сколько живут иири? — мальчишка был явно любознателен.


А потом в конце подтверждение:
— Мир уже не тот, — вздохнула пожилая женщина, поправив выбившийся локон.
— Откуда ты знаешь, ба! – засмеялся десятилетний мальчик. – Ты ведь его не видишь.
— Я не всегда была слепой, наглец! – ответила, подняв указательный палец.
— Ворчливой ты тоже была не всегда.


Эта пожилая женщина ведь и есть Вельма, про Вельму вначале сказано, что она плохо видела…
12:17
Привет! Конечно, внуку))))
13:47
А, ты про это! А я имела в виду участников диалога (а не к кому направлено объяснение). Ну в том смысле, что сначала идет «объяснительный» диалог Вельмы с Иири (при этом неважно, к кому Вельма на самом деле обращается), затем идет диалог бабушки с внуком.
13:53
это скорее переход к финальной сцене бабушки с внуком. это их беседы ранние.
14:24
Ну елки, я просто про обозначение кусков произведения. Сцена1, Сцена2, действие «Вельма и Иири», действие «Бабушка с внуком».
14:31
да я понял) ты чего)
14:35
Тады занудничаешь чего?:ch_tongueout:
21:54
До чего Аня мудрая, всего два раза прочесть потребовалось, чтобы всё понять. И даже не утонула в густых волнах красивостей. Рената, её слушай.
22:05
ну вот твой сарказм как-то не к месту)
слушай-не слушай) ну ведь не о том речь)
Это типа ты меня подколол? )))
Вот и не угадал пират! Прочитала я один раз, но, действительно, некоторые фразы перечитывала по несколько раз, чтобы понять. Опять-таки, это не говорит о том, что рассказ хороший или плохой. Это просто личное мнение. И потом давай, Грег, возьми современный бестселлер, как минимум один из десяти явно окажется не понятным. Дневник Паланика читал?
22:08
Нет, Ань. Я непонятные для меня книги не читаю.
Откуда знаешь, что это книга непонятная? )) На самом деле она понятная, просто сложная для быстрого чтения. Кстати, она более понятна, чем сюжет в книге Эриксона «Дни между станциями». Но даже если читать, не особо вдумываясь, все равно какой-то пласт сюжета в голове мелькает, и авторам удается заставить поразмышлять читателя.
22:31
Я не про Паланика. Я его вообще не читал.
Я про книги, которые с первых страниц мне непонятны или не интересны. Мне в жизни забот хватает. Поэтому я предпочитаю развлекательное чтиво. Я хочу отдыхать, а не собирать со страниц крупицы мудрости и исследовать авторские глубины. Я купаюсь на мелководье, далеко не заплываю, утонуть боюсь )
на мелководье не найдешь сундук с сокровищами. ну-ка расправить паруса, держим курс на Бермуды
22:51
На Бермуды не пойду! Там каким-то треугольником всех пугают. Мне, чтобы без особого риска. Купца тихоходного и чтобы судно без пушек )
01:43
Грег, а я такое не люблю в принципе, не мой жанр. Но именно этот рассказ мне ужасно понравился))
03:00
Рассказ впечатлил. Общее настроение, ощущение тайны, чувства героини переданы хорошо и наглядно. Персонажи живые – даже едва мелькнувший старик. Очень понравился образ заполнения серого мира цветом. Однако без комментариев разобраться в сюжете сразу не получается.
Это действительно не просто сюжет, а целый букет из интереснейших солитарных сюжетов. Пожалуй, получится с полдюжины наудИть. С Вашего согласия я бы попробовал. Если что-то напишется – ссылку на рассказ гарантирую. Если Вы против – с удовольствием отправлю весь улов Вам.
11:43
Приветствую!
Сердечно благодарю за отзыв!
Если что-то напишется – ссылку на рассказ гарантирую.

так кто же против, пишИте, конечно)
сюда принесёте, с удовольствием почитаем)
Если Вы против – с удовольствием отправлю весь улов Вам.

вот здесь не очень поняла))) почему мне против быть?)) да и улов-то ваш))
если у вас возникли сюжеты, я только рада, что текст смог идеи подкинуть кому-либо.
но если вы хотите использовать какие-то цитаты, имена или фразы, то, конечно, попрошу ссылку на первоисточник все-таки указать, думаю, это верно будет)
а если просто вдохновились, увидели сюжет для нового рассказа, я только рада.
«Ру» — законченный рассказ, если и будут поправки, то незначительные.
Буду ждать ваш рассказ) Если здесь опубликуете, совсем прекрасно будет) мне здесь удобно читать) я здесь всех читаю)
Хорошего дня!
14:55
Большое спасибо! Я имею в виду именно идеи сюжетов, которые в Вашем рассказе играют, как золотые рыбки в аквариуме. Вот сейчас появилась мысль, что, действительно, можно написать так, что некоторые моменты будут узнаваемы и отошлют читателя конкретно к первоисточнику. В любом случае ссылка будет, иначе как-то… не по кошачьи. Если удастся что-то приличное, непременно опубликую здесь и пошлю весточку. Приступаю к работе!
15:02
Рада!
Очень любопытно) с нетерпением буду ждать)
спасибо!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru