1


В виде трилистника
Жанр:
  • Фантастика

Часть вторая

 

Я должен снять с мальчика оковы.

Но я не могу.

Я не умею снимать оковы, которых нет.

Мальчика тоже нет. Он должен быть здесь, несчастный раб, избитый хозяином, он должен сжимать в отчаянии чумазые кулачки, он должен говорить себе – я не заплачу, а слезы сами должны течь по смуглому лицу.

Но его нет.

Хозяина тоже нет.

Я увожу мальчика, которого нет, от хозяина, которого нет. Я ловлю его сигнал – и не нахожу.

Его нет.

Я все-таки веду мальчика, которого нет, через лес, которого тоже нет. Тем не менее я тщательно провожу его по всем тропинкам – я помню их наизусть по своим снам – показываю камни, по которым над ступать через ручей, а ближе к ночи нахожу ему убежище в ветвях старого дуба, укрываю своими невидимыми крыльями. На рассвете я показываю ему ручей, которого нет, из которого можно напиться воды – которой тоже нет.

По крайней мере, есть рассветы и закаты, говорю я себе сам не знаю, зачем.

Я рассказываю о себе, - потому что он не видит меня, какой я. Я говорю, что у меня есть татуировка в виде трилистника. Не на теле. На душе. Я показываю ему камень, который есть, на холме, который есть. Я рассказываю ему, что здесь он построит величественный город, который затмит собой величайшие столицы.

Он не слышит меня.

Потому что его нет.

Я дорассказываю ему, что буду духом-хранителем этого города…

…города, которого не будет.

Что-то случилось здесь, вернее, не случилось. Не проклюнулся росток из земли, не вышла на сушу неуклюжая рыба, дикий зверь не встал на задние лапы, не посмотрел на звезды.

Что-то пошло не так.

Я еще раз проверяю адрес, год, век, день, час, шаг – нет, никакой ошибки быть не может.

Лежат оковы, которых нет, у ног мальчика, которого нет.

Он позовет меня еще раз – вернее, не позовет – сто лет спустя, когда полчища вражеских орд окружат город, и я укрою крепостную стену своими крыльями.

Я прислушиваюсь – через года.

Я слышу его зов, которого не может быть.

Я расправляю невидимые крылья, я рассекаю время, я буквально врываюсь в ту роковую ночь, я отчаянно ищу город, но вижу лишь пустошь и камень, потрескавшийся от времени.

Города нет.

Я еще не успеваю понять, что города нет, когда чувствую, что есть что-то другое, мощное, властное, невидимое, почти неощутимое, со знаком меркурия, отпечатанным на душе, засасывающее меня в свое жерло, глубже, глуб…

 

Он переводит дух.

Охота удалась.

Особо удается охота на сны. Не на всякие, конечно, а на вот такие сны, как будто он приходит на пустую землю, выпускает росток из земли, выходит на сушу, смотрит на звезды, строит города. Тогда-то и приходит дух города, терпкий на вкус, если раскусить его пополам, добираясь до горьковатой сердцевины. На сердцевине отпечаток трилистника, такие отпечатки делали раньше, чтобы узнать друг друга, но кто, и кого, и почему должен был узнавать – уже никто не помнил…

 

Часть первая

 

…с самого детства он знал, что рожден для чего-то большего, чем все его сверстники, что такие, как он, рождаются один на миллиард, если не реже. Родителей нередко повергали в шок его умные, не по годам, высказывания, и неумелые попытки создать что-то по-настоящему грандиозное, будь то крылатая машина или самоходная повозка. На свою беду он родился во времена, когда все величайшие открытия были открыты, а величайшие изобретения изобретены – и очень злился, когда ему об этом напоминали. Обычная стезя – школа-университет-работа-оцифровка сознания-бессмертие – его не устраивала, он залпом читал книги об отважных мореплавателях, покорителях планет, изобретателях парового двигателя и двигателя внутреннего сгорания. Он отчаянно прогуливал школу и штудировал все подряд, от учебников по квантовой физике до общей теории относительности, не зная, к чему применить свой гениальный ум. Он втайне мечтал о том, чтобы в его стабильном и предсказуемом мире случилось что-то катастрофическое, чтобы он мог проявить себя…

…нет, не так, не так надо начинать свою биографию, думал он, шагая к площади. На этой площади начинались восстания, с этой площади отправлялись в далекие путешествия, отсюда стартовали межзвездные корабли.

Он идет.

Он поправляет татуировку в виде знака меркурия.

Не на теле.

На душе.

Шаг.

Шаг…

Часовой вскидывает автомат…

Шаг…

…автоматная очередь бьет насквозь, наискосок, навзничь…

Еще один?

Ну…

Что-то много их развелось…

Лезут и лезут, не говори…

Нет, он не говорит всего этого.

Потому что его никто не спрашивает.

Спрашивать некому.

Он опускает автомат.

У него татуировка в виде трилистника.

Не на теле.

На душе.

 

 



Похожие публикации:

Фея
Это рассказ о любви с первого взгляда, которая, наверное, иногда случается.
10:00
Доброе дело
Черный Кормак и его команда решают отправиться в столицу мира, чтобы начать новую жизнь. Когда на корабле во время празднования нового года про...
12:15
Караван ведьмы
Желая спасти невиновного человека от казни, молодой князь лжесвидетельствует в пользу ведьмы-гипнотизерки, чтобы заручиться ее поддержкой. Спус...
23:57
Клякса Томара
"Я Начало всего, ибо в сознании моем создаются миры"... Эти слова знаменитого авангардиста стали буквальными для Люситы Томар, когда она пошла ...


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru