1


8. Тайна деревянного человечка
Жанр:
  • Сказка
  • Юмор
  • Другое

ТАЙНА ДЕРЕВЯННОГО ЧЕЛОВЕЧКА (отрывок)

МАЛЬВИНА И ПЬЕРО

Итак, Эрнесто приступил к созданию театра. Много лет он собирал по городу сломанные телеги, гвозди, поленья, подковы, куски ткани. Он трудился в любую свободную минуту. Не замечал время, мог обходиться без еды. Часто не слышал стук в дверь и шум уличной суеты. Но Эрнесто был по-настоящему счастлив!

Куклы стали продолжением его встреч в обычной жизни.

Мальвина - это дочка пекаря. В ее огромных синих глазах можно было утонуть. Задорная белокурая девчушка иногда превращалась в настоящую Сеньору. Однажды, когда девочка играла во дворе, Эрнесто вышел из пекарни. Луч солнца скользнул по ее пышным волосам. И на фоне лазоревого моря они засияли ярким голубым цветом. Оторвать глаз от этого чуда было невозможно! Образ девочки с голубыми волосами покорил Эрнесто! И следующие несколько дней он искал именно этот голубой цвет: смешивал краски, вглядывался в небо и в блики воды. И нашел: волосы Мальвины засверкали голубым, превратив милую куколку в неземную красавицу!

И теперь каждый раз проходя мимо пекарни, Эрнесто улыбался тайне Девочки с голубыми волосами.

Однажды вечером Эрнесто сидел у остывающего камина. Взгляд его перешагивал по предметам комнаты. И вдруг остановился на белой скатерти, грустно свисающей с края стола. Блики огня соединили изгибы и тени. И Эрнесто увидел бледное лицо мальчика в печальном одеянии. Он сорвал скатерть и стал кроить длинную рубашку. «Белая грусть. Белый стих. Бледность лица. Вечное стремление к Единственной – вот каким будет мальчик-поэт Пьеро». Вскоре Эрнесто посадил его на полку рядом в Мальвиной. Конечно же Пьеро влюбился в нее: сразу и навсегда! 

АРТЕМОН И АРЛЕКИН

Пудель Артемон прошагал мимо Эрнесто по городской площади. Они с хозяином были похожи: гордая осанка, уверенный шаг, бант на груди. Лишь на мгновение пудель оглянулся на стаю собак, трусившую по площади в поисках отбросов. Голос хозяина прозвучал требовательно:

- Артемон! Это не для нас! Вперед, мой друг! И пудель зашагал рядом с хозяином, не оглядываясь ни на лай, ни на скулеж, ни на соблазнительные запахи. Эрнесто уже торопился домой. И через три дня благородный пес занял свое место рядом с куклами.

Арлекин родился из мальчишеских игр во дворах города Фаволоса. Эрнесто часто любовался на них. Шум, смех, крики сменялись гиканьем и свистом. Разношерстные стайки смешивались и разбегались. От цветастых рубашек пестрило в глазах. Казалось, они соединяются в гибкий рисунок ярких квадратов. Эрнесто слушал, как голоса мальчишек сливаются в единый звон колокольчиков, меняя высоту звука: от тонкого и нежного до резкого и грубого. И вскоре веселый Арлекин сиял белозубой улыбкой и развлекал кукол заливистым смехом, пестря цветастым одеянием.

СОН И КЛЮЧИК

Эрнесто вернулся от маленького пациента с корзинкой хлеба и фруктов. Он развел камин и сел ужинать. Сучковатое полено все еще лежало рядом. Тепло огня его расслабило. Доктор заснул. Солнечный день осветил город сотнями ярких лучей. Блики моря сливались с легкостью движения волн. Деревянный человечек с длинным носом бежал по каменной мостовой, стуча башмаками. Он проскочил мимо лавок с леденцами, пекарни, городской площади. Малыш забежал в дом Эрнесто и стал что-то искать по углам. Он переворачивал стулья, раскидывал молотки и гвозди, заглядывал за шторки, сметал пыль и мусор с полок! И вдруг все стихло. Человечек раскрыл ладонь. На ней лежал золотой ключик с высеченным зигзагом молнии. Эрнесто был потрясен! Мальчик сжал находку в кулаке и задорно сказал:

- Этим ключиком я открою потайную дверцу в кукольный театр. И он принесет людям счастье!

После этих слов все исчезло. Эрнесто проснулся.  И тут взгляд доктора упал на сучковатое полено. «Длинноносый малыш и откроет золотым ключиком мой театр! Именно он пригласит детей города на первое представление! Так все и будет!» - просиял Эрнесто.

КАМОРКА

В доме Эрнесто был подвальный зал, окутанный паутиной и заваленный рухлядью. Небольшое круглое окно выходило на мостовую.  Из него были видны башмаки горожан, колеса карет, лапы бродячих собак и кошек. И лишь днем, когда жара загоняла жителей в прохладу домов, через него проникали лучи солнца. Они освещали подвальный зал полукругом, как сцену. Да и места для зрителей было достаточно. Здесь Эрнесто и решил сделать свой театр.

Один вход в подвал был из дома. Незаметная дверь в стене. Другой - из маленькой каморки под боковой лестницей дома. Через трухлявую дверцу шла в темноту крутая винтовая лестница с изогнутыми перилами. Эрнесто осторожно спустился по ней, освещая путь свечой. Потом оглядел лестницу, дверцу и зал: «Скоро здесь все будет по-другому!»

Эрнесто решил сделать из каморки новый вход на лестницу, ведущую в театр. «А золотым ключиком деревянный человечек с длинным носом и откроет дверцу. Обычные скучные двери домов – к ним все привыкли. Никто не замечает перехода из одного мира в другой. В моем театре сама лестнице будет сказкой. Мои куклы будут встречать здесь гостей», - мечтал Эрнесто.

Много дней доктор трудился в каморке, мастеря крепкую входную дверцу в свой будущий театр. Сон о деревянном человечке с длинным носом не давал ему покоя. Когда дверца была завершена, доктор Эрнесто смастерил на ней изображение деревянного длинноносого мальчика с ключиком в руке. Он точно знал, кто именно откроет эту потайную дверцу в его мечту!

ЗОЛОТОЙ КЛЮЧИК

Пришло время смастерить золотой ключик. Весь вечер Эрнесто придумывал, каким он будет. Наконец размер и форма были найдены, и мастер принялся за дело. К утру он снял тяжелый фартук и устало опустился в любимое кресло, с удовольствием глядя на свое творение. Ключик получился небольшой. Фигурный узор его головки был изящным и тонким. На ножке красовался зигзаг молнии. Эрнесто встал, подошел к полке и нашел кожаный шнурок. Он закрепил на нем ключик и повесил на шею, спрятав на груди под одеждой. Мастер закрыл глаза и, улыбнувшись, увидел: маленькая ручка деревянного мальчика поворачивает ключик в замочной скважине потайной дверцы.  

 

НОЧНЫЕ ГОСТИ

Поздним вечером стояла ненастная погода. Дождь лил, не переставая. Ветер резкими порывами хлестал деревья и кустарники, срывая листья и ветви.

Эрнесто уже почти засыпал под ритмичную мелодию дождя. Раздался настойчивый стук. Как будто само отчаяние рвалось в дом к Эрнесто. Доктор распахнул дверь и увидел двух дрожащих мальчиков-подростков. Один из них продолжал стучать в дверь, не в силах сдержать дрожь.

Эрнесто впустил их. Они молча прошли к огню и сели у камина. Вода стекала с них ручьями, зубы стучали. Мальчишки с жадностью смотрели на кипящую в котелке баранью похлебку. Эрнесто молча налил им по миске. И пока отрезал хлеб – похлебка была съедена до самого дна. Он снова налил им горячего супа и положил по большой горбушке хлеба. Гости с жадностью уплели съестное и через минуту уже спали у огня, прижавшись друг к другу спинами.

За все время они не сказали Эрнесто ни слова. Но крепкий сон ребят говорил сам за себя: они были сыты, согреты и, кажется, абсолютно счастливы.

Эрнесто осторожно снял с них мокрые плащи, под которыми оказались лохмотья одежды. Накрыл гостей теплым одеялом и тоже отправился спать.

КАРЛО И КАРАБАС

Наутро Эрнесто разбудил грохот упавшего стула. Он открыл глаза и увидел, как гости путешествуют по его комнате, с удивлением ее рассматривая. Эрнесто поднялся с кровати, приготовил чай и пригласил ребят за стол.

- Ну давайте знакомиться. Я доктор Эрнесто. А вы кто и откуда? Как оказались ночью одни в городе? - голос его звучал мягко и заботливо.

- Меня зовут Карабас, - первым выкрикнул крепкий мальчик, - мне пятнадцать лет. А это мой брат Карло. Ему семнадцать. Но я все равно его сильнее.

В голосе Карабаса звучал вызов. Несмотря на младший возраст, он и вправду был крепче и выше. Карло молча смотрел на огонь. Сутулые плечи, худая шея, впалая грудь. Но взгляд был мягким, спокойным и добрым.

Карабас грубо толкнул его:

- Эй! Опять летаешь! Вечно ты меня не слушаешь!

Потом повернулся к Эрнесто:

- Он всегда такой! Молчит, думает и улыбается чему-то. А родом мы из Бергамо. Родителей наших не стало, и мы ходим из города в город. Карло умеет петь. А я иногда делаю из деревяшек и палочек куклы. Только они быстро ломаются. Нам дают хлеба и немного монет. Мы проходим по всему городу и идем в другой. А вчера мы сильно замерзли. Поэтому постучались в первый попавшийся дом. Мы искали городскую площадь. Но не дошли до нее. Сеньор, а вчерашняя похлебка у вас еще осталась? -  выпалил Карабас.

Эрнесто кивнул головой и посмотрел на Карло.

- Сеньор, вы так добры к нам! Спасибо за приют и за еду. Я так рад, что мы постучались именно к вам, - в глазах юноши лучилась благодарность.

Эрнесто улыбнулся и приобнял его.

- О чем думаешь, Карло?

- Видите огонь? Иногда он похож на животных, людей, иногда на страх, или радость. Я бы хотел рисовать огонь. Он всегда разный. Я пытаюсь поймать его образ. Но у меня не получается. Я люблю на него смотреть. И мне не хочется разговаривать, когда вижу его.

Доктор внимательно посмотрел на тихого вдумчивого юношу.

- Карабас сказал, ты поешь?

- Да. Я люблю петь. А еще шарманщик из города Ливорно научил меня играть на шарманке и обещал мне отдать свою старую. Мы с братом еще вернемся в Ливорно. Через шесть месяцев там будет большой праздник, и нам стоит на нем побывать. Когда люди радуются, они чаще дарят нам деньги и еду. И там я смогу много петь. А если мне отдадут мне шарманку – я буду абсолютно счастлив, Сеньор.

Юноша нравился Эрнесто. Доброе сердце, лучистый взгляд. Карло напомнил Эрнесто его самого лет сорок назад.  

- Ты споешь мне? - спросил Эрнесто.

- Опять будешь петь свои заунывные песни? От них тошнит! -  Карабас доломал куклу, покрутил обломки и отбросил их в сторону. Он вальяжно уселся в большом кресле Эрнесто.

Карло, увидев разломанную куклу, подобрал ее и виновато посмотрел на доктора.

- Карабас! Зачем ты ее разломал? Она была такой милой. Почему ты все ломаешь? - и, уже обращаясь к Эрнесто, - простите нас. Вы так добры, а мы оставляем после себя поломки. Нам пора уходить. Карабас, пойдем. Я не хочу, чтобы ты что-то еще сломал в этом замечательном доме.

Карабас не шевельнулся.

 - Сеньор! Ваш дом полон кукол. За сколько вы их продаете? Сколько стоит вот эта девчонка? - Карабас показал на Мальвину.

Реснички маленькой красавицы дрогнули под тяжелым взглядом Карабаса.

- Мои куклы не продаются. Они сделаны людям на счастье!

Карабас расхохотался:

- Что может приносить счастье кроме монет, звенящих в кармане! Если бы я был богат, я бы купил всех кукол Италии, заставил их развлекать глупую публику. А деньги бы сыпались мне в карман.

Карабас вскочил, подошел к Карло, выдернул у него из рук сломанную куклу. - Ну что ты ноешь! Сделаю я ее.

И его как подменили: из насмешливого разрушителя он превратился в созидателя. Руки его ловко постукивали молотком, крутили отверткой, возвращая кукле прежний вид.

 - Где ты так хорошо научился мастерить? - спросил Эрнесто, залюбовавшись ловкостью рук Карабаса.  

 - Наш отец был сапожником. С детства мы играли и работали в его мастерской, - ответил Карло, - У меня плохо получалось. А Карабас учился всему быстро. Как-то раз отец был болен, и не мог к утру починить обувь проезжей Сеньоре. Карабас за ночь сделал каблук. Утром он отнес его Сеньоре, и вернулся с деньгами. Но все забрал себе. Доктор, он будет отличным мастером, - Карло с восхищением посмотрел на брата.

Карабас закончил ремонт и Карло потянул его за рукав.

- Пойдем же!

- Я еще не съел похлебку, - Карабас направился к котелку.

- Оставайтесь жить у меня, - сказал доктор, - места всем хватит. Я лечу людей и делаю куклы. Вы будете мне помогать.

- Хорошая мысль! - сказал Карабас с набитым ртом, - я остаюсь. Если хочешь, – иди и пой дальше свои тоскливые песни.

Эрнесто подошел к Карло:

- Оставайся! Я подарю тебе краски и кисточки. Ты нарисуешь огонь! Верю - у тебя это замечательно получится.

На глазах Карло навернулись слезы, и он тихо кивнул. Эрнесто улыбнулся и отправился искать братьям одежду.

ССОРА

Спустя месяц утром в дверь дома доктора раздался стук.

- Почему ты не продал куклу, которая так понравилась моей дочке? Ведь мы соседи! Говорил, что не продаешь их, а сам такую цену назначил! – возмущался сосед Федерико. Эрнесто удивленно поднял брови: «В чем дело?»

Оказалось, Карабас взял пять кукол Эрнесто и пошел продавать их на рыночную площадь. Вокруг столпились зеваки! Многие знали о чудесных куклах доктора, но никому не удавалось их купить. Карабас назначил высокую цену и покупателей нашлось немного. Они спорили между собой, когда гневный Эрнесто ворвался в толпу. Он выхватил кукол из чужих рук. Схватил Карабаса за шиворот и, широко шагая, потащил домой. Карабас вырывался, пылил башмаками и размахивал руками.

Распахнув дверь дома, Эрнесто швырнул Карабаса внутрь и с грохотом захлопнул ее изнутри. Карло сидел за книгой. Увидев гневного Эрнесто, он вжался в кресло. Доктор развернул Карабаса к себе и жестко произнес:

- Запомни: ни одна кукла из этого дома не будет продана! Ни на рынке, ни в домах моих пациентов, ни даже в королевском замке! Я делаю их на счастье всем. Если ты будешь мне помогать – оставайся жить у меня! Ты талантливый мальчик и я научу тебя многому. Если будешь мешать мне – уходи! Я полюбил тебя и Карло. Но я никому не позволю сломать мою мечту. Слышишь?

Карабас широко раскрытыми глазами смотрел на Эрнесто. В них мешались со слезами страх, гнев и обида.

- Почему ты не продашь куклы? Столько людей хотят купить их! Ты живешь как нищий! А за них бы дали хорошие деньги. Какая-то мечта! С деньгами ты стал бы богат! - Карабас вытер слезы. Карло очнулся и бросился к доктору.

- Эрнесто, прости его! Не выгоняй. Он пропадет без нас.

- Не пропаду, - Карабас оттолкнул Карло, - ты только все портишь! Зачем мне такой глупый брат? – и он выскочил на улицу, гневно хлопнув дверью.

КАМОРКА КАРЛО

- Пойдем со мной, я кое-что тебе покажу - сказал Эрнесто, беря успокоившегося Карло за руку.

Они вышли на улицу и обошли дом. Там была лестница на второй этаж. Эрнесто подвел к ней Карло и показал на еле заметную дверь. Он зажег свечу, и они шагнули внутрь. Доктор подвел юношу к небольшой дверке. Она была совсем новая. На ней тенью заиграло изображение человечка с длинным носом и ключиком в руке. Эрнесто прошептал:

- Здесь живет моя мечта! Это пока секрет. Ключик от этой двери всегда у меня, - он вытянул с шеи шнурок. Карло поднес свечу к изображению мальчика. Сердце его застучало. Мелькнули образы: стружки на полу, открытая азбука, молоток, обрывки холста. Карло вздрогнул и обернулся к Эрнесто. Доктор произнес:

-  Я видел твои наброски огня. Они великолепны. Напиши картину. Мы повесим здесь твой холст. Он будет охранять дверцу в мою мечту.

Карло кивнул и сердце его радостно забилось.

ТАЙНА ХОЛСТА

Вечером Эрнесто ушел к пациенту, а Карабас убежал с мальчишками. Карло направился в каморку. Дверь жалобно скрипнула. Юноша зажег свечу и шагнул внутрь. Его окутал запах плесени и старого дерева. Карло прислонился спиной к прохладной дверце, сделанной Эрнесто. «Какая тишина! Я устрою здесь мастерскую, и буду рисовать». Юноша вспомнил слова Эрнесто. «Я нарисую очаг. И котелок, в котором будет дымиться горячая похлебка. Завешу дверцу. И тогда эта каморка превратится в теплый дом. А холст станет хранителем тайны». Карло улыбнулся и посмотрел вокруг уже по-хозяйски: «Здесь я поставлю стол и стул. Рисовать буду на полу».

И Карло взялся за дело. Он отыскал в мастерской Эрнесто кисти, краски и кусок холста. Он как раз закрывал дверцу. В короткие периоды, когда никого не было дома, Карло приходил в каморку работать. Он делал наброски, из которых стала рождаться картина. Какими легкими были его мазки! Они придавали изображению огня яркость и тепло. А похлебка задымилась как настоящая!

Вот Карло взмахнул кистью и отошел глянуть, насколько хорошо лег мазок. Дверь приоткрылась и на пороге появился Эрнесто. Юноша вздрогнул.

- Карло! Ты здесь, - доктор замолк, увидев картину.

Юноша подошел к Эрнесто:

- Я рисую очаг. Похожий на твой. А вот такой похлебкой ты спас наши с братом жизни, когда мы пришли к тебе. Очаг добавит этой каморке тепла и уюта. Я завешу дверцу, как ты просил. Чтобы никто не открыл ее без твоего позволения. Эрнесто, я не знаю, что там за дверцей! Но уверен -  только хорошее.

Доктор не отрываясь смотрел на еще незаконченную картину.

- Ты талантливый художник, Карло! Твой очаг как настоящий. А похлебка в котелке дымится так, что я чувствую ее запах! Пусть в этой каморке родятся лучшие из твоих рисунков. Только брату пока не говори ничего. Придет день – я открою вам тайну золотого ключика.

Эрнесто тронул шнурок на шее, загадочно улыбнулся, ласково похлопал Карло по плечу и тихо вышел.  

ЗАДУМКА

Карабас сидел на берегу моря, задумчиво водя прутиком по влажному песку. Узоры ложились друг за другом в причудливую путаницу. Сегодня Карабас, привычно кинув клич ватаге хулиганов-мальчишек, направился было к назначенному месту встречи. Но на половине дороги остановился. Со злостью отшвырнул башмаком лежащий камень, и бросился бегом в другую сторону - к морю.

Уже почти год Карабас жил у Эрнесто. Сначала он с интересом помогал доктору мастерить куклы, собирать травы и готовить лекарства. Он был сыт, одет и очень этим доволен. Учился в школе Карабас плохо, но ватага приятелей делала жизнь веселее.

После случая с продажей кукол в сердце Карабаса поселилась злость на Эрнесто. Юноша искренне недоумевал, почему доктор не продаст куклы. Не сделает хотя бы кукольный театр, который может приносить деньги. Много денег. Это Карабас точно понял, когда попал на представление заезжего кукольного театра. Он видел, как зрители сыпали горсти монет в руки артистов. «Как легко можно разбогатеть!» - подумал он. Закрыв глаза, он представил сундук с деньгами. Сердце забилось.

Карабаса раздражала теплота отношений Эрнесто и Карло. В отместку ему часто хотелось толкнуть брата, спрятать его книгу, сломать кисточку, вылить краски.

Сегодня Карабас ушел на море побыть один. Ему наскучили шалости друзей. Они только и умеют – смотреть ему в глаза и делать все, что он скажет. Стоит заняться чем-то более интересным. И вот сейчас, рисуя путаницу на песке, Карабас обдумывал свой план.

Он решил забрать несколько самозаводных кукол Эрнесто, уехать в далекий город, открыть кукольный театр и заработать кучу денег. «Совсем скоро я вернусь на красивой карете, с большим сундуком денег, а вы – Карло и Эрнесто – будете также ходить в лохмотьях, и трястись над своими игрушками. Я ни сольдо не дам вам! Зачем? Вам же не нужны деньги! Они нужны мне! Я стану богатым и знаменитым. Все будут уважать и бояться меня!». 

Карабас решил забрать Мальвину, Артемона, Арлекина и Пьеро. Он также видел, куда Эрнесто кладет свои небольшие сбережения. Вчера он открыл мешочек и пересчитал их. Было немного, но достаточно, чтобы уехать далеко, купить повозку и сделать первую сцену и занавес.

Стемнело. Прохладный ветерок ласково шевелил густые волосы юноши. Карабас встал. Решение принято. Пора действовать. И он уверенной походкой пошел к дому. 

ССОРА БРАТЬЕВ

Карабас стал замечать, что Карло часто уходит за угол дома. Когда брат в очередной раз прикрыл за собой дверь каморки, Карабас решительно двинулся разобраться, что же скрывает от него Карло.

Он распахнул дверь в каморку и застыл от неожиданности. Повсюду стояли свечи, лежали кисточки и краски. На куске холста был нарисован очаг и дымящийся котелок. Сердце Карабаса екнуло. Он вспомнил ту самую баранью похлебку, которой Эрнесто накормил их с братом в ночь знакомства. Карабас встряхнулся и расхохотался:

- Вот ты куда убегаешь! Увлекся мазней! Петь дурацкие песни уже неохота? Будешь пугать людей рисунками? Ну-ка, покажи!

Карабас шагнул прямо на холст башмаком, оттолкнул растерявшегося брата и уставился на рисунок. Огонь играл оттенками тепла и света. Похлебка, казалось, вот-вот выплеснет горячие капли на раскаленные угли. «Эту мазню можно продать за 50 сольдо» - подумал Карабас и повернулся к брату. Карло встал с пола и тихими шагами отошел в глубину каморки. Карабас схватил свечу и шагнул к нему. Карло раскрыл руки, закрывая что-то спиной. Карабас отпихнул его в сторону и осветил угол каморки. Он увидел крепкую дверцу с изображением длинноносого человечка. По изяществу и мастерству выкладки Карабас догадался, что дверцу сделал Эрнесто. «Почему они не рассказали мне про нее?» - волна возмущения окатила его.

- Что это за дверца, Карло? Почему я не знаю про нее? Кто этот мальчишка с длинным носом? И вообще – что ты тут делаешь?! – прогремел Карабас.

Карло тихо ответил:

- За этой дверцей находится мечта. Она принесет людям счастье. Только Эрнесто никому ее не показывает. Придет время, и мы все с тобой узнаем.

- Я не хочу ждать. Давай откроем ее. Я видел на шее у Эрнесто золотой ключик. Он ведь от этой дверцы? Там наверняка золото и драгоценности. Карло! Я куплю кукольный театр, мы разбогатеем и будем путешествовать по миру в карете. Нам не надо будет самим развлекать этих глупых людишек. Куклы сделают это за нас! Давай выкрадем ключик у Эрнесто и сами откроем дверцу!

- Что ты, Карабас! Нельзя! Мы не можем открыть ее без разрешения Эрнесто! Я хочу спрятать ее от стороннего взгляда! Вот нарисую кипящий на огне котелок, и занавешу дверцу холстом. Чтобы никто раньше времени не открыл ее.

- Ты, Карло, - глупый трус! Но вы с Эрнесто зря пытаетесь скрыть от меня сокровища! Я лучше знаю, как ими распорядиться. И я докажу вам, что смогу стать богатым и знаменитым! А ты ковыряйся здесь в этой дурацкой каморке!  Карабас со злостью пнул банку с краской и выскочил, хлопнув дверью.

Карло стоял над разлитой краской, вытирая слезы. Горечь и острая жалость к брату наполнила его сердце. Прошло полчаса. Юноша очистил испачканную стенку тряпкой, вытер слезы, потушил свечку и вышел из каморки.

ПОБЕГ

За окном шел дождь. Стук капель убаюкивал и одновременно тревожил Карабаса. Он тихо лежал в своей кровати, терпеливо ожидая, пока Карло и Эрнесто заснут. Несколько дней он готовил побег: запас одежды, хлеба и воды. Кукол и деньги из кошелька Эрнесто Карабас решил забрать в момент ухода. Он слушал дождь и вспоминал как они с Карло попали в дом Эрнесто. На мгновение сердце его застучало: доктор так тепло принял их! Оставил жить у себя. Карабас сжал кулаки и тряхнул головой, скидывая воспоминания. «Я все решил, а значит – сделаю. И потом: я же вернусь богатым и знаменитым, чтобы Эрнесто и Карло гордились мной. Я куплю им все, что они захотят. И они простят меня».

Этой мыслью Карабас успокоился, встал с кровати, и на цыпочках подошел к брату. Карло тихо посапывал во сне.  «Совсем как малыш, - подумал Карабас, - ну что за брат мне попался». Он накрыл Карло одеялом, вздохнул и с нежностью провел ладонью по лохматым волосам брата. Потом тихо прошмыгнул в мастерскую Эрнесто. Осторожно обойдя все нагромождения, Карабас подошел к полке, где жили Мальвина с Пьеро, Артемон и Арлекин. Открыл большой холщовый мешок и грубо отправил туда всех четверых. Завязал мешок узлом и оставил у входа. Затем развернулся и тихо пошел в комнату Эрнесто. Сердце бешено колотилось, руки дрожали, ладони были мокрыми. Он подошел к шкафчику, где лежали сбережения доктора. Тихонько открыл дверцу и нащупал кошелек. На мгновение помедлил, прислушиваясь к тишине дома. Затем выдернул кошелек с полки, сунул за пазуху и широкими мягкими шагами прошел к выходу. Положив в мешок хлеб и воду, накинув плащ Эрнесто, Карабас вышел на улицу, легко скрипнув дверью.  Он шел быстрым уверенным шагом, не оглядываясь на дом, который стал ему родным. А в проеме окна стоял Эрнесто, глядя вслед уходящему Карабасу. «В добрый путь, мой мальчик! Я всегда буду ждать тебя!».

Эрнесто давно понял, что Карабас уйдет. А после истории с продажей кукол знал: это случится скоро. Он чувствовал в душе Карабаса бурю. Эрнесто слышал каждый шаг беглеца, но не стал мешать ему. Сердце его наполнялось и горьким сожалением, и гордостью за смелое решение Карабаса. «Пусть деньги и куклы принесут тебе удачу. Я люблю тебя как родного сына! Помни, что здесь - твой дом!»

Фигура Карабаса превратилась в маленькую точку. Эрнесто вздохнул, налил себе вина и весь остаток ночи просидел молча в задумчивости у камина.

НОВОСТЬ

Утром Карло открыл глаза, потянулся и сел на кровати. Он сразу почувствовал напряжение тишины, царившей в доме. Сунув босые ноги в башмаки, Карло вышел в комнату с камином. «Не спал всю ночь» - подумал он, взглянув на Эрнесто. Тот сидел, молча глядя на огонь. Бокал в его руке был пустым. Капля вина засохла на дне, - так давно доктор не наполнял его, но и не отпускал из сжатой ладони. Эрнесто даже не повернулся к осторожно подошедшему Карло.

- Он ушел. Совсем. Пусть Господь хранит его. А мои куклы принесут удачу! Помолимся же за него, мой мальчик! – тихо сказал Эрнесто.

- Не может быть! - вскрикнул Карло и бросился к кровати Карабаса. Она была пуста. Он бросился в мастерскую: любимых кукол доктора не было. Слезы брызнули из глаз Карло. Он вернулся к Эрнесто и опустился перед ним на колени.

- Как он мог? Куда он ушел? Он же пропадет!

- Карабас сильный мальчик. Я надеюсь, что дела его будут служить добру. Он забрал куклы. Думаю, что он откроет кукольный театр. Я верю, что сила и любовь, с которой я создал Арлекина, Пьеро, Мальвину и Артемона, не позволят ему сделать театр злым. Молись за него, мой мальчик! Он обязательно вернется! Ведь здесь его дом! – сказал Эрнесто спокойно.

Он поставил пустой бокал на стол и крепко обнял Карло. Слезы перестали капать, и Карло посмотрел в глаза своего учителя. Тот улыбнулся, заботливо убирая налипшие на лицо волосы.

- Все хорошо. У нас сегодня много дел. Жду тебя к завтраку, - сказал Эрнесто, вставая из кресла. Карло вздохнул и пошел одеваться.  

РОКОВОЙ ВЫЗОВ

Тихий покой вечера разорвал резкий стук. Эрнесто открыл дверь. Смесь страха и надежды таились на лице молодой женщины. «Болен ребенок. Я ее не знаю – значит ехать далеко», - промелькнуло в голове доктора. Он шагнул назад, пропуская гостью в дом.

- Доктор, сын! У него жар и сильный кашель! Он, наверное, умирает! Я ехала к Вам несколько часов. Умоляю – помогите! Мы Вам ….  - голос ее споткнулся, когда она увидела интерьер дома.

- Выпейте воды. Я сейчас соберусь, и мы отправимся в путь уже через несколько минут, - Эрнесто усадил ее на стул, дал стакан воды и поспешил собрать саквояж. 

Карло дома не было. Он ушел в каморку завершить работу над холстом. Юноша намеренно не пускал туда учителя, чтобы показать уже финал своего рисунка. Было мало времени. Женщина, выпив воды, стояла у открытой двери дома, ожидая доктора. У крыльца Эрнесто заметил повозку. Возница в ожидании держал наготове вожжи.

Эрнесто вышел на крыльцо, бросил взгляд на дорожку в сторону каморки: «Предупредить Карло, что я уехал». Несколько секунд на размышление.

- Доктор! Скорей же! - крикнула женщина, умоляюще сложив руки. И Эрнесто быстрым шагом устремился к повозке. Путники отъехали от дома, и мысль «я не вернусь сюда» остро кольнула сердце. Мелькнул недостроенный зал театра, ушедшие вместе с Карабасом любимые куклы, Карло в каморке с кистью в руке. «Брось! Это всего лишь вызов к очередному пациенту. Вечером или завтра к утру ты уже будешь дома». Эрнесто вздохнул. Дорога петляла, тряся седоков по ухабам и кочкам. Доктор успокоился и погрузился в сон.

ДОРОГА ОБРАТНО

Маленький мальчик с замиранием сердца слушал сказку Эрнесто, наблюдая за движением удивительной куклы. Двое старших детей не шевелясь, сидели на полу у кровати больного брата и слушали Эрнесто, ловя каждое слово! Доктор оставил на столе лекарство и теперь, держа мальчика за горячую руку, с вдохновением рассказывал придуманную вот-вот историю. Заводная кукла-слоник, уже пройдя по кругу и покрутив хоботом, тихо стояла на краю кроватки.

Глаза мальчика стали закрываться. Голос Эрнесто становился все тише и наконец последнее слово пролетело легким облаком. Доктор осторожно положил ладошку малыша на одеяло и тихо вышел к родителям.

- Лекарство давайте пять дней по одной ложке. Его хватит. Два дня мальчик будет много спать. Это хорошо. Ему нужно много воды. И заваривайте вот эту траву, - Эрнесто передал маленький букетик в руки успокоившейся матери.

- Спасибо Вам, доктор! Повозка в вашем распоряжении. Лошадь у нас смирная, - улыбнулась женщина, - мой муж поедет в город через два дня и заберет ее у вас. Женщина вручила доктору корзинку. Запах свежего хлеба доносился из-под легкой скатерти. Эрнесто улыбнулся и поклонился хозяйке. Уже в сумерках он сел в повозку. К дому маленького пациента они ехали несколько часов по большой дороге. Но сейчас Эрнесто решил сократить путь, и повернул к тропе, идущей через горы. «Через три часа буду дома. Как приятно растянуться у теплого камина» - улыбнулся он.

НОЧНАЯ ВСТРЕЧА

Камень вылетел из-под колеса повозки и с грохотом сшибая другие, полетел вниз. Эрнесто открыл глаза и стряхнул с себя сон: «Где я? Сколько времени? Что это за место?». Вопросы пробудили мысли, а глаза стали привыкать к темноте. Он остановил повозку и огляделся. Дорога шла вдоль обрыва. Горы казались великанами, нависшими над ним. Глухо крикнул филин. Доктор вздрогнул и сон покинул его окончательно. Он тронул лошадь и осторожно повел повозку по неустойчивым камням. В сердце закралась тревога. Место было незнакомое. Похоже, он заснул и свернул не туда.

Неожиданно лошадь остановилась. «Устала? Хорошо. Мы заночуем здесь» - подумал Эрнесто. Он выпрыгнул из повозки, погладил лошадь и огляделся. На каменной площадке росло несколько кустарников, трава и единственная огромная сосна. Доктор накинул поводья на ближайший камень так, чтобы лошадь могла дотянуться до травы. Собрал сухие ветки и разжег костер. Через час, поужинав хлебом и овощами из корзинки, Эрнесто растянулся у костра, положив руки под голову и глядя на звезды.

Неожиданный шум заставил его привстать. «Зверь» - подумал Эрнесто и, оглянувшись, стал искать, чем можно защититься. Лошадь, тревожно заржала и дернулась в сторону, чуть не свалив повозку. К великому изумлению доктора, из тени каменной стены на поляну летящими шагами вышла высокая темная фигура в длинном плаще с накинутым капюшоном, и остановилась прямо перед Эрнесто. Доктор вскочил. Сердце бешено колотилось. Он оглянулся в поисках орудия защиты. Высокий незнакомец откинул капюшон и усмехнулся:

- Успокойся, друг мой! Я не причиню вам зла. К тому же мы знакомы.

Он сделал полшага вперед и посмотрел прямо в глаза доктору. Эрнесто вгляделся в лицо незнакомца. Отблеск костра не сразу осветил его. Но постепенно стали проступать знакомые черты. «Продавец трав, лесной знахарь!» - догадался доктор. И перед глазами мелькнула рыночная площадь, столик с аккуратно разложенным лекарским товаром. Эрнесто всегда поражало, что у знахаря оказывалось именно то лекарство, которое он искал. Их встречи были короткими, но очень яркими: обсуждения, вопросы и размышления. Эрнесто казалось, что знахарь даже ждет его. Он восхищался познаниями его в медицине, химии, астрономии, физике и даже философии.   

«Откуда он здесь появился?» - мысли Эрнесто спутались. Удивление и радость встречи сменились беспокойством.

- Вижу – вы узнали меня, доктор! - знахарь сбросил плащ на землю у костра и уселся на него. Жестом он пригласил Эрнесто сесть рядом.

- Нам надо поговорить, - твердо сказал он.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ

- Мое имя – Адан. Я привел вас сюда, чтобы встретиться. Сегодня у нас очень мало времени, чтобы я рассказал вам главное!

Он метнул пронзительный взгляд на доктора. Эрнесто невольно кивнул, еще путаясь в мыслях. Треск сучьев костра становился все тише, скудный запас дров заканчивался. Адан вскинул быстрый взгляд на костер, вдохнул могучей грудью воздух и сильно дунул в самый центр огня. Яркое пламя всколыхнулось и взмыло в небо. Эрнесто отшатнулся. Остатки дров горели, как большие сухие бревна.

- Эрнесто, я Хранитель знаний прошлого и будущего. Лучшего, что создали гении в астрономии, физике, математике, алхимии, медицине. Я храню их для сильных мира сего. Я не имею ввиду королей, епископов, кардиналов. Только тех, кто действительно способен менять этот мир. А имена их часто скрыты. Вы же понимаете, о чем я, доктор?

Мысли Эрнесто еще путались. Он внимательно слушал ночного гостя.  

- Вы мне не верите, - усмехнулся Адан, - А как же ваши сны? Куклы движутся сами, части сцены меняются декорациями, поворот ключика и бой часов настраивает сюжет сказки, - Адан сделал паузу и внимательно посмотрел на доктора.

Эрнесто вскинул на него гневный взгляд:

- Адан! Откуда вы это знаете? И что вам от меня нужно? -  голос доктора окреп и звучал уже с нотками твердости, не меньшей, чем у Адана.

- Эрнесто, вы мне нужны. Я успел убедиться в силе вашего ума и интуиции. Я знаю вашу мечту. Знаю и сон о молнии, - это я подключил Вас к Соулу – сильнейшему знаку. Зигзаг молнии помогал вам, давал силу, знания, защиту, идеи и их воплощение! Соулу подготовил вас, друг мой, к важному переходу и решению. Молния – это великая мощь, способная разделять пространство и время! И сегодня она сделает свое дело!

Эрнесто внимательно слушал Адана.

- Оглянись! – продолжил Адан, - ты видишь не обычное дерево. Эрнесто обернулся. Могучая сосна возвышалась одинокой громадой среди казавшихся мелкими рядом с ней глыбами камней.

- Это дерево перехода. Сегодня редкий день. Раз в тридцать лет сила молнии ударом в эту сосну делит мир пополам. Сила этого места столь велика, что за тридцать следующих лет здесь вырастает сосна, похожая на столетнюю. Перейдя этот разлом, ты заберешь в себя всю силу молнии. И тогда перестанешь быть просто человеком.

Адан встал и произнес уже громче:

- Эрнесто, я приглашаю тебя стать моим другом и партнером. Хранителем и магом. Целителем сильных мира сего. Владея знаниями прошлого и будущего, мы вместе сможем сделать этот мир таким, каким захотим! Двигать слабых, помогать сильным, используя энергию самих людей.

Эрнесто встал и при свете костра увидел, как глаза Адана загорелись. Доктору показалось, что на него смотрит волк. На мгновение сердце его пробил страх. Но он быстро справился с ним. Постепенно Эрнесто стал понимать, кто рядом с ним и почему он сам оказался здесь.

- Люди глупы, - продолжал Адан, - им дается энергия жизни, а они тратят ее на пустяки: желания, мечты, любовь, войны, деньги, отношения. Энергия жизни утекает как вода в песок! Это же пустая трата силы! – голос Адана почти гремел.

- Друг мой! - Адан приблизил горящие страстью глаза к доктору, - я нашел способ забирать у людишек ненужную им, но такую ценную для нас Энергию жизни. Мы сможем жить вечно! Я расскажу и покажу тебе секреты медицины будущего. Ты талантливый целитель! Но дети, Эрнесто, - это не твой уровень! Ты достоин лучшего, чем просто рассказывать сказочки пустоголовым малышам. Они вырастут и станут такими же глупцами, которые тратят жизнь впустую. А твой театр мы сделаем самым лучшим на свете! Я помогу! Верь мне!

Эрнесто вздрогнул. Мысль о том, что его сказки – полная ерунда, пробудила его от оцепенения. Предложение помочь с театром тронуло его сердце благодарностью. Он посмотрел на Адана. Несколько минут они молча вглядывались друг в друга. Адан прервал молчание. Он посмотрел на небо, потом на сосну и снова на Эрнесто:

- Скоро все начнется. Решайте, друг мой! Такого шанса в вашей жизни больше не будет. Вряд ли вы протянете еще 30 лет, - Адан скользнул взглядом по телу доктора, - а я предлагаю Вам бессмертие и всю силу знаний, которая только была, есть и будет в человеческом мире! Что скажете, доктор? Подождем немного до появления молнии?

СВЕРШИЛОСЬ

Адан выдохнул и сел у затухающего костра. Казалось, - он был абсолютно уверен в положительном ответе собеседника. Эрнесто тоже опустился на свое место у огня. Он посмотрел на небо. Звезды сверкали мягким светом. «Какая тишина! Откуда здесь взяться молнии?». Доктор повернулся к Хранителю.

- Адан, но свой театр я хочу открыть сам. Ведь в нем – вся моя жизнь! И мне осталось совсем немного. Уже готовы сцена, декорации, часы и сюжеты представлений, куклы, ключик, лестница и зрительный зал. Театр я оставлю не только Карло и Карабасу, но и детям города Фаволоса. Он им очень нужен. И потом, – мне на самом деле нравится лечить детей! Я подумаю над твоим предложением!  - Эрнесто широко улыбнулся.

Адан поднял на него удивленный взгляд. Глаза его налились злостью и нетерпением:

- У нас очень мало времени, – сказал он хрипло, - нам нужно быть готовыми. Слова заклятья. Твои мысли в момент перехода. Убрать лишнее и сделать главное. Решать надо сейчас!

Адан нетерпеливо вскочил и обошел кругом костер. Подошел к Эрнесто и положил руку ему на плечо, собираясь что-то сказать.

Но тут холодный ветер метнулся по каменной площадке, притушив огонь. Ветви сосны распахнулись ветру как огромный парус. Эрнесто вскочил на ноги. Он заметил искреннее удивление Адана. И вдруг сквозь шум ветра оба услышали звонкий мальчишеский голос.

- Не слушайте его, доктор! Он обманет вас! Он никогда не поможет вам с театром! Бегите! Ни за что не соглашайтесь!

- Мальчишка! –  зарычал Адан, – замолчи! Ты нарушил границы! Не смей мне мешать! Тино, вон отсюда!

Адан одним прыжком преодолел поляну и очутился около огромного камня. Он накинул на него плащ и стал быстро шептать слова на незнакомом доктору языке.

Голос мальчика умолк. Но он пронзил сердце Эрнесто: «Кто этот Тино? Откуда? Что все это значит?»

Эрнесто подбежал к Адану:

- Умоляю, скажи мне, кто это? Его имя Тино?

Но Адан смерил его жестким взглядом и металлическим голосом произнес:

- Это не твое дело. Мальчишка – мой ученик. Он понял, как работает портал! И теперь болтает невесть что, - Адан грубо оттолкнул Эрнесто, - нам нужно готовиться. Никаких лишних разговоров! Пора!

Твердый удар в грудь пробудил Эрнесто. Он нахмурился и произнес:

- Все пыльные талмуды не стоят улыбки счастливого ребенка! Я не соглашусь на твое предложение. В твоем сердце столько злобы и ни капли любви! Как можно исцелять людей с таким сердцем! Нет. Я не пойду с тобой. И – отпусти мальчика. Где он?

Последние слова Эрнесто утонули в шуме приближающейся грозы. Мужчины взглянули на небо. Оно затягивалось тучами. Адан схватил за руку Эрнесто:

- Хватит ныть. Ты мне нужен. Сейчас будет удар молнии и нам надо успеть, - он с силой дернул руку доктора и потащил к сосне.

Эрнесто выдернул руку:

- Нет! Я не пойду с тобой!

- Еще минута и будет поздно, скорей же! - Адан схватил Эрнесто за плечи и с удвоенной силой потянул к сосне. Тот пылил башмаками, упираясь в землю.

- Не смей! Отпусти меня, - доктор споткнулся о крепкий сосновый корень и упал.

Остальное произошло как во сне. Небо сверкнуло ослепительным светом, разломившись на две части! Молния стремительно вырвалась из разлома и мощной стрелой полетел прямо в сосну. Лошадь, в страхе сорвав поводья, бросилась в темноту гор, гремя повозкой по камням и через мгновение исчезла. Эрнесто, ослепленный увиденным, зажмурил глаза и закрыл голову руками. Последнее, что он успел заметить, - это могучая фигура Адана на фоне яркого света. Хранитель что-то кричал на незнакомом языке. Эрнесто ничего не понимал. Вдруг все его тело мучительно изогнулось, перестав быть родным. Обожгла страшная боль. «Застрелил» - обрывок мысли Эрнесто утонул в истошном вопле. Незнакомый, чуждый крик сорвался с его губ. Миг – и все стихло.

….

МАЛЬВИНА ПРОСНУЛАСЬ

Мальвина с усилием толкнула тяжелую крышку наверх и выбралась из сундука. Она уселась на край и огляделась. Была глубокая ночью. Сквозь приоткрытую накидку повозки пробивался лунный свет. Как же она его любила! Мальвина все чаще вспоминала счастливое время в доме доктора Эрнесто. Сколько там было кукол, игрушек! Как интересно было играть, когда ночью дом затихал и все засыпали. Каким веселым был Арлекин! Искрящаяся улыбка не сходила с его лица, щеки сияли задором! Сколько же игр он придумывал каждую ночь! Даже грустный Пьеро смеялся и веселился до слез. А потом вдохновенно сочинял свои стихи! Каждый день он посвящал их ей – Мальвине. Девочке с голубыми волосами. Поначалу он ей совсем не нравился. Куда интереснее было играть с другими куклами. Мальвине нравилось их воспитывать. И куклы ее слушались - очень уж красивыми были ее большие голубые глаза, пухлые губки и вздернутый носик. Но потом она увидела Пьеро смеющимся, веселым и добрым.

«Он – хороший мальчик», - решила Мальвина. «К тому же он лучше всех воспитывается». А когда Пьеро написал стихотворение про луну, - он покорил ее сердце!

Сияет лунная дорожка,

На море тихая волна.

Ты окуни босые ножки!

Ну почему же ты одна?

Твой голос - сладкая малина!

Я тронут в глубине души!

Мне руку протяни, Мальвина,

и мы пойдем гулять в тиши.

 

С тех пор они стали много играть вместе. Пьеро всегда был рядом. Старался помочь, защитить Мальвину. Он успокаивал ее, когда Карабас был с ней груб и сочинял про него насмешливые и сердитые стишки.

Карабас ты Барабас,

Толстый, злой, ужасный,

Не замучаешь ты нас,

Это труд напрасный!

Все мы рады улыбаться

Солнышку и людям.

И не станем подчиняться,

Добрыми мы будем!

Мальвина улыбалась и ей становилось спокойно.

Она оглянулась на спящих в сундуке кукол. «Как тихо, - подумала она, - почаще бы таких спокойных минут». Мальвина вздохнула и еще раз посмотрела на небо. Луна всегда казалась ей Великой волшебницей, недосягаемой и свободной! «Милая Луна! Как же я хочу быть такой как ты!». Ее ладошки сложились в мольбе: «Я хочу жить в красивом лесу рядом с друзьями. Радоваться теплу солнышка, утренней росе, пению птиц! Я не хочу играть злые спектакли Карабаса Барабаса! Помоги мне!». Шепот Мальвины стал тише. Она еще раз посмотрела с надеждой на луну, смахнула слезинку и спустилась внутрь сундука. Через пару минут все движения в спальне кукол стихли.

ТЕАТР КАРАБАСА БАРАБАСА

Прошла пара месяцев с тех пор, как Карабас сбежал из дома Эрнесто. Темный мешок не позволял куклам видеть ничего вокруг. И они только слышали ворчание и ругань Карабаса. Вечерами он открывал мешок и кидал им немного еды: корки хлеба, огрызки яблока, кусочки сыра. Куклы были измучены долгой дорогой и мраком холщового мешка. Платьице Мальвины растрепалось, голубые пышные волосы превратились в запутанный клубок, а личико стало грязным.

Однажды утром мешок распахнулся, и на кукол хлынуло яркое теплое солнце! От неожиданности они не могли пошевелиться. Карабас, стоявший над распахнутым мешком, казался на фоне голубого неба настоящим великаном. Еще никогда куклы не видели его таким радостным! Он распахнул руки и крикнул: - Наконец сбылась мечта моя! У меня теперь есть кукольный театр!.

Его голос звучал раскатистым эхом по далеким горам. Куклы осторожно выползли из мешка и огляделись. Вокруг расстилалось широкое поле. Кроме них не было ни души. Рядом стояла большая яркая повозка, запряженная тройкой лошадей. Над ней возвышался купол. Он ярко сиял в лучах солнца. Купол был сшит из разноцветных полотняных кулис. Они развевались по ветру как широкие крылья! На самом верху купола сияла надпись: КУКОЛЬНЫЙ ТЕАТР КАРАБАСА БАРАБАСА.

Идея назвать театр своим именем даже не обсуждалась. А вот имя БАРАБАС Карабас выдумал для солидности и рифмы. «Так меня запомнят и будут уважать в любом городе. И деньги за мои спектакли будут литься рекой!».

Куклы были потрясены увиденным! Он не могли вымолвить ни слова, и только растерянно улыбались. Арлекин очнулся первым и звонко рассмеялся. Он ловко подпрыгнул и прокатился колесом до самой повозки. Подмигнув куклам, Арлекин заглянул за кулису.

Но злобный окрик Карабаса остановил его:

- Стоять, непослушный мальчишка! Брысь назад!

Арлекин сжался и засеменил обратно. Карабас поставил руки в боки:

- Теперь мы будем давать представления по городам и странам. Зеваки готовы отдавать свои деньги за драки, насмешки, тычки, пинки и пародии. Я придумал спектакль. Вам нужно будет много трудиться. В день мы будем играть два представления. С завтрашнего дня начинаем репетиции. Если вы будете стараться, я буду хорошо кормить вас. Мне нужно много денег, и вы будет мне помогать. Поняли? – проревел Карабас.

Радость от красоты театра улетучилась. Голос Карабаса был злобным. Мальвина затряслась всем телом, закрыла ручками лицо и присела вглубь мешка. Пьеро сел рядом, обнимая ее. Остальные куклы прижались друг к дружке.  

- теперь вы будете звать меня «Многоуважаемый директор кукольного театра Сеньор Карабас Барабас» - поняли? – снова взревел Карабас

- Да. Поняли, - дрожащими голосами ответили куклы.

- Я не расслышал! – прогремел Карабас.

- Да. Мы поняли, - более слаженно ответили куклы.

- Вот так, - уже спокойнее проворчал Барабас и пошел к повозке.

Он вытащил большой узорчатый сундук, поставил его на землю.

- Теперь вы будете жить здесь. Сегодня вам надо отмыться и привести себя в порядок. А завтра начнем репетиции.

Он вытащил таз, налил туда воды, взял травяную мочалку и сел рядом.

- Подходите по одному, не бойтесь, - уже мягче сказал Карабас, - я вымою вас и постираю одежду.

Садилось солнце. Лошади спокойно паслись невдалеке. По краю повозки висела постиранная кукольная одежда.

В сундуке с открытой крышкой спали под легким покрывалом утомленные, но освеженные чистотой, солнцем и новой жизнью, куклы.

Карабас отложил тарелку с остатками еды, встал и довольно потянулся. Он прошелся по театральному лагерю, по-хозяйски оглядев его. Все было в порядке. Тогда Карабас растянулся на теплой траве под лучами уходящего солнца. «Все-таки, я молодец! – подумал он, довольно улыбнувшись, - И денег Эрнесто хватило. Правда пришлось потрудиться. Но теперь все позади. Впереди – богатая счастливая жизнь!». Карабас зажмурился и увидел сундук, полный золота, богатый дом и хорошо разодетых гостей. Барабас улыбнулся и с наслаждением почесал живот. Он был молод. Жаждал богатства и славы. Был полон сил и абсолютно уверен в себе.

Уже засыпая, он вспомнил про брата Карло и доктора Эрнесто. Нежность, вина, благодарность и тревога закрались в его сердце. Карабас встряхнул головой, прогоняя их, и потянулся за бутылкой вина. Глоток терпкого напитка успокоил его: «Ничего. Скоро я вернусь в Фаволоса богатым и знаменитым. Эрнесто обрадуется. А Карло будет гордиться, что у него такой замечательный брат. Я вытащу их из бедности. А сокровища, которые прячет Эрнесто за дверью каморки, умножат наше состояние. И мы еще больше разбогатеем. Так и будет». И Карабас уплыл в сон, очень довольный собой.

ШАРМАНКА

Скрипнула дверь и Карло вслед за старым мастером Лучиано вошел в мастерскую. Мастер приоткрыл створку окна, и Карло огляделся. Лучики солнечного света мягко разбежались по мастерской, оживляя своим прикосновением каждый ее уголок. Везде были деревянные полки, ложки, утварь, мебель. По стенкам были развешены многочисленные инструменты мастера. Да такие, которые Карло не видел ни разу. Среди стружек стоял перевернутый стул с игривыми ножками в виде конских копыт. Рядом примостился стол, в поверхность которого были встроены морские ракушки. Карло заглянул в них: и почти услышал мягкий шелест волн. Стружки устилали мастерскую как мягкий ковер. Запах дерева поселился здесь в каждом углу. Карло не мог сдержаться! Он ткнулся в мягкие стружки лицом и вдохнул смолистый запах! Вдохнул полной грудью, озорно улыбнулся и бросил к потолку всю охапку! Стружки как мягкие снежинки разлетелись по мастерской, меняя оттенки цвета в свете солнечных лучей. От мягко-медового до янтарно-темного. Лучиано тоже улыбнулся, глядя на искреннюю радость юного Карло. В его глазах пробежали шаловливые искринки, знакомые каждому мальчишке. Когда стружки опустились на пол мастерской, Карло чуть смутился и опустил глаза.

- Я все сейчас подмету, вы не волнуйтесь, сеньор.

Но Лучиано мягким жестом прервал его:

- Карло, я люблю, когда у меня под ногами стружки. Иногда я даже хожу по ним босиком. Знаешь ли, так я лучше чувствую дерево.

Лучиано был мастером по дереву в городе Ливорно. Руки у него были золотые. Его поделки были не только крепкими и прочными, но и потрясающе красивыми. Он мог не только отремонтировать или смастерить что-то на заказ. Он как будто впускал жизнь во все, что касалось его рук. Цвет начинал лучиться и играть, запах живого дерева чувствовался даже на отремонтированной старой мебели.

Сегодня утром Карло постучался в дверь дома Лучиано.

- Сеньор, вы меня не помните? Мы с братом были на площади. Вон там, - гость обернулся и указал рукой в строну городской площади и рынка. Вы учили меня играть на шарманке и говорили, что может быть сможете...

Лучиано кивнул Карло, и отошел на шаг, приглашая его войти в дом. Он видел, как устал этот юноша. И решил сначала накормить его, а уж потом подробно расспросить, что и как.

Отдохнув немного и повеселев от вкусного угощения, Карло рассказал ему об Эрнесто, об их с Лучиано встрече год назад. О шарманке и о своем решении путешествовать по городам и странам, зарабатывая себе на жизнь пением и музыкой.

- Сеньор, может я смогу найти работу, заработать денег и купить у вас шарманку. Вы скажите, сколько она стоит. Я постараюсь… и Карло отпил из чашки еще глоток.

Лучиано молча выслушал Карло потом мягко улыбнулся: «Я вспомнил тебя. Тебя и твоего брата. Пойдем со мной!» -  и повел юношу в мастерскую.

Когда волна стружек улеглась, Лучиано загадочно улыбнулся и жестом пригласил Карло вглубь мастерской. Там был небольшой малозаметный уголок, в котором на столе стоял большой предмет, накрытый темной тканью.

- Вот! Посмотри, - сказал Лучиано и сдернул ее.

Это была шарманка. У Карло перехватило дыхание. Лучиано легко подхватил ее и вынес на стол, - туда, где светило солнце.

Как заиграли деревянные бока инструмента! Шарманка сразу показалась Карло очень родной. Он осторожно подошел к столу, присел и стал разглядывать ее. Как поэт, встретивший свою Музу. Как художник, боясь шевельнуть так удачно расположенную тень. Шарманка была светлая и яркая. Рисунок ее был сделан из множества распилов – кругляков. Они составляли причудливые завитки, лабиринты и спирали. Карло взялся за ручку шарманки. Она была резная и так удобно ложилась в ладонь. Он подумал: «Сделана именно для меня».

- Я дарю тебе ее, юноша, - сказал Лучиано, - у тебя в глазах столько доброты! Я уверен, что песни твои будут приносить людям радость. И пусть моя шарманка тебе поможет – в ней много мелодий. Я трудился над ней долго. Не хотелось ее продавать. Поэтому пока поставил подальше.

Лучиано подошел к Карло:

- Я помню вас с братом. Вы такие разные! Ты так замечательно пел! Я так рад, что ты нашел меня! Шарманка твоя!

Карло не мог сдержать слез. Он бросился в объятия к Лучиано, потом опустился на колени и принялся целовать его руки. Но мастер остановил и поднял его:

- Друг мой, прими подарок достойно. Ты не нищий попрошайка. Ты – музыкант! Помни об этом! - он похлопал Карло по плечу, - Давай-ка отрегулируем ремень, чтобы тебе было удобно ее держать.

И оба, довольные, занялись приятными хлопотами.

Час спустя, Карло, с шарманкой через плечо и узелком угощений, собранных ему в дорогу женой Лучиано Марьяной, шагал в сторону моря. «Порт Ливорно весьма многолюдный. Отличное место для музыканта - думал Карло, - а потом я отправлюсь пешком по побережью. Теперь у меня есть шарманка и мы прокормимся!». Карло шагал, весело насвистывая только что придуманную мелодию. Впереди уже были видны мачты портовых судов.

ПОСЛЕ СПЕКТАКЛЯ

- А теперь всем спать, - гаркнул Карабас и захлопнул сундук с куклами. Он как всегда вечером обошел свой театральный лагерь. Поправил кулисы, привязал оторванный бойким Арлекином веревочный шнур. Карабас придумал спектакль, где было много побоев, насмешек, злых шуток. За Мальвину дрались Пьеро, Артемон и Арлекин. Девочка должна была насмехаться над проигравшими поклонниками, прогонять их. Ей это очень тяжело давалось. Ведь они были друзьями. Нарисованные чернилами синяки постепенно сменялись настоящими, так как Карабас заставлял кукол драться «понатуральней». Мальвина после спектакля со слезами на глазах смазывала раны друзей, вытирала кровь, зашивала им разодранную одежду.

Драки и шутки приводили публику в восторг. И хотя маленькие дети плакали, прячась на груди у мам, Карабаса это вовсе не останавливало. Зал был полон. А взрослым были нужны не плаксивые песенки, а драки и шутки. Наблюдая спектакль за кулисами, постукивая плеткой по ноге, Карабас был доволен реакцией зала. А куклы, видя его грозный образ, старались драться посильнее и кричать позлее придуманные Карабасом шутки.

«Карло со своими слезливыми стишками никогда бы столько не заработал», - часто бурчал Карабас, пересчитывая выручку за день.

Вот и сейчас он зашел в свой дом-повозку, запер дверь и открыл сундук. Там были разложены по мешочкам деньги. Много мешочков по 100 золотых. Глаза Карабаса сверкнули жадным огоньком. Он высыпал на крышку сундука выручку за сегодняшний день и пересчитал ее. 114 золотых. 100 от аккуратно ссыпал в кожаный мешок и положил в сундук, а 14 золотых – в карман. «Жаль, что этих кукол надо кормить. Если бы Эрнесто помог мне и сделал самозаводных кукол для моего театра, я бы не тратил зря деньги». Карабас вздохнул: «Монет немало. Можно и вернуть те, что взял у Эрнесто. Это будет честно. И пусть он не думает, что я вор. Я приеду богатым. Он увидит, какой у меня замечательный театр. И непременно простит меня.  Добавит к моим сбережениям своих сокровищ из каморки». Карабас усмехнулся и развалился около сундука.

«Я бы, пожалуй, взял Эрнесто с собой. Пусть мастерит куклы, чинит сломанные. Лечит синяки и шишки моим кукольным актерам. Я сделаю его старость обеспеченной. А Карло... что делать с Карло?» - Карабас на минуту задумался и вздохнул, - вот братца мне родители послали! Был бы он умным, как я, - мы бы столько дел сделали вместе! Что же с ним делать? Пожалуй, я могу его посадить продавать билеты. На что он еще способен? Ну может иногда, подальше от моего театра, он мог бы на городских площадях петь свои унылые песенки. Да! Так даже будет лучше! Прокормит себя сам. Решено. Пора ехать в Фаволоса. Вот закончим здесь гастроли и поедем». Карабас погладил мешки с деньгами, захлопнул сундук и закрыл его на замок.

На столе дымился цыпленок из таверны неподалеку. Он манил вкусным запахом. Карабас сел к столу и достал бутылку крепкого вина. В последнее время он стал много пить вина и есть мяса. У него начал расти живот. Но Карабасу это только нравилось. «Я выгляжу как настоящий почтенный сеньор». Дорогая шляпа и камзол действительно придавали ему солидности. И он был безмерно счастлив, когда почтенные граждане гастрольных городов при встрече с ним вежливо здоровались.

Когда цыпленок был съеден, а пустая бутылка покатилась в угол, Карло лег на кровать, блаженно вытянув ноги. Сон уже почти овладел им, изо рта стал вырываться басистый храп. Как вдруг совсем рядом, за дверью раздался шум хлопающих крыльев, и Карабас услышал громкий и гулкий крик филина. Директор театра открыл глаза, сел на кровати и прислушался. Все стихло. «Проклятая птица», - Карабас перевернулся на другой бок. Он попытался закрыть глаза, как вновь услышал совсем рядом не только хлопанье крыльев, но и звон упавшего пустого железного ведра. Карабас вздрогнул и, ругаясь, слез с кровати. Он надел деревянные башмаки, взял большой фонарь и вышел на улицу.

ПРУД

Карабас же остаток вечера провел у себя. Он пил вино и громко распевал песни грубым голосом, ругаясь и ворча. Куклы передвигались тихо, боясь побеспокоить своего хозяина. Они знали, что в таком состоянии Карабас был очень жесток.

Когда солнце уже село, Карабас пинком распахнул дверь. В руке у него была недопитая бутыль с вином. Рубаха торчала, штанина камзола была разорвана. Лицо опухло от удара клюва филина и выпивки. Карабас огляделся, швырнул бутыль в сторону и, пошатываясь, пошел вон из лагеря. Когда доктор кукольных наук отошел подальше, ему навстречу попались две Лисицы. Они шли под зонтиками, изящно помахивая пушистыми рыжими хвостами. Когда Карабас выругался совсем рядом, одна из Лисиц сердито зашипела на него, а другая горделиво фыркнула.

- Синьорины, скажите, где я нахожусь? – как можно вежливее спросил Карабас, пытаясь стоять ровно.

- В Стране Дураков, - достойно ответила одна из Лисиц.

- Где? В Стране Дураков?! – пробасил Карабас. И не в силах более сдержаться, громко расхохотался.

Лисицы окинули незнакомца презрительным взглядом и, закрутив пушистыми хвостами, поспешили прочь. А Карабас, весьма развеселившийся ответом Лисиц, пошел дальше, спотыкаясь и гогоча.

Впереди он увидел небольшой пруд, заросший тиной. Подойдя поближе, он заметил посередине водоема край его двухвостой плетки. Карабас остановился и почесал густую бороду, которая доставала ему уже до груди.

Он снял башмаки, закатал штанины и зашел в воду, пытаясь дотянуться до плетки. Но поскользнулся и плюхнулся прямо в зеленую ряску. Ругаясь, он вышел из воды, стряхнул с себя лягушку и снова задумчиво почесался. Невдалеке он заметил бревно. Взвалив его на могучие плечи, Карабас поднес его к пруду и перекинул. Получился маленький, но вполне крепкий мост. Карабас встал на четвереньки и осторожно пополз по бревну, приближаясь к плетке. Он схватился за нее и стал тащить. Плетка застряла, зацепившись за что-то. Карабас стал рывками дергать ее, стараясь вытащить. И тут случилось невероятное. Вместе с плеткой он выдернул небольшой корявый корешок. Выскочив из воды, корень пролетел совсем близко от лица Карабаса. Он зацепил свисающий с его шеи золотой ключик. Шнурок разорвался и ключик, сверкнув, вместе с корнем упал в самую середину пруда. Глаза Карабаса сверкнули яростно и жадно.

- Нет! Мой ключик! Мои сокровища, - завопил он и прыгнул в воду. Пруд был хоть и небольшим, но глубоким. Схватив злополучный корень, Карабас радостно зарычал и поспешил к берегу. Когда ноги его ощутили дно, Карабас осторожно снял с корешка шнурок. Но в руке его оказался лишь обрывок. Золотой ключик упал на самое дно грязного пруда. Слезы ярости брызнули из глаз Карабаса. Он стал колотить кулаками по воде, кувшинкам, разломал на мелкие куски злополучный корень, выкрикивая проклятья. Через полчаса взошла луна. На берегу пруда сидел грязный и мокрый доктор кукольных наук сеньор Карабас Барабас. Он держал в руках свою плетку и плакал горючими слезами. А посреди пруда, где ряска уже начала затягивать место происшествия, снова бесшумно появилась голова большой черепахи.

ТОРТИЛЛА

- Почему ты плачешь и зачем так шумишь? Ты распугал всех лягушек нашего пруда, - тихий скрипучий голос заставил Карабаса вздрогнуть. Он перестал плакать и оглянулся. Никого.

- Это я, черепаха Тортилла. Я живу в этом пруду уже 300 лет.

Карабас посмотрел в сторону голоса и увидел большую черепаху. Она сидела на огромной кувшинке и внимательно смотрела на него.

Карабас минуту разглядывал старинную жительницу пруда. Потом встал, поставил руки в боки и важно произнес:

- А я сеньор Карабас Барабас, директор кукольного театра и доктор кукольных наук. Я обронил в твоей вонючей луже золотую вещь. Принеси мне ее.

Черепаха не ответила. Казалось, слова Карабаса ее совсем не впечатлили.  

Карабас шагнул вперед и грубо добавил:

- Может твои лягушки принесут мою вещь? Скажи им, чтобы поторопились! Но Тортилла не двинулась с места. Карабас поднял с земли свою двухвостую плетку.

- А ну принеси скорее мой ключик, иначе я заставлю тебя это сделать! - прошипел он.

Когда же Тортилла и на этот раз не шевельнулась, доктор кукольных наук размахнулся и со всей силы ударил черепаху плеткой по голове. Тортилла отпрянула и спряталась в панцирь. Карабас расхохотался:

- Ага! Больно? - и скомандовал: Ну-ка шевелись! Быстро принесла золотой ключик!  

Черепаха высунула голову из панциря и спокойно проскрипела:
- Ты злой человек. Такие же люди поймали моих бабушку и дедушку и наделали из них черепаховых гребенок.

- Я бы еще суп из них сварил, - зло гоготнул Карабас басом, снова замахнувшись плеткой.

- Я не стану тебе помогать, - спокойно продолжила Тортилла, - если люди стали такими злыми, зачем мне помогать вам? Ключик останется в пруду. И никто из людей никогда не получит его!

Не успел Карабас и рта открыть, как черепаха мягко нырнула в самую глубину тины. Директор кукольного театра так и застыл от удивления с поднятой вверх плеткой. Яркая лунная дорожка сверкающими бликами пробежала по пруду и застыла, споткнувшись о большую кувшинку, где только что сидела Тортилла.

….

КАРЛО И КИСТОЧКА

Ранним утром Карло спал глубоким сном. Вдруг нос защекотало и Карло чихнул. Он сел и протер глаза. Прямо перед ним сидел филин Эрнесто, держа что-то в клюве. Карло присмотрелся. В клюве у филина была кисточка. Та самая, которую подарил ему Эрнесто много лет назад. Карло узнал ее по кончику, который сам обтачивал. От неожиданности он не мог произнести ни слова. Только смотрел широко раскрытыми глазами то на кисточку, то на филина. Наконец произнес спотыкаясь:

- Эрнесто, откуда у тебя эта кисть? Где ты ее нашел? Почему принес? Что все это значит?

Вместо ответа филин взлетел, пролетел круг и опустился на землю. Он сделал два шага, с трудом ведя концом кисточки по земле. Карло наклонился помочь ему. Но филин сердито фыркнул. Шарманщик шагнул назад и стал смотреть, что чертит птица.  

Эрнесто прочертил две прямые линии, третью поперек. Когда под перекладиной появились два гибких треугольника, а над ними – полукруг, - Карло остолбенел! Филин чертил набросок его же рисунка – очага, с нарисованным над ним котелком, в котором дымилась похлебка.

Наконец филин уронил кисточку в изнеможении и повернулся к другу. Слезы текли из глаз Карло. Он упал на колени перед наброском. Плач его перерос в поток стонов и мольбы. Воспоминания нахлынули: дом доктора, дождливая ночь и горячая похлебка, брат Карабас, с которым они так и не встретились. Каморка, рождение картины. Исчезновение Эрнесто, смерть семьи. Все перемешалось. Когда слезы на лице Карло стали подсыхать, он подполз к филину и заглянул в его глаза:

- Что делать мне, Эрнесто?

Тот заухал, подобрал кисточку и нарисовал корявую стрелку к наброску. Откинул кисть и медленным шагом прошел по ней когтистыми лапами.

- Вернуться в каморку? – неуверенно спросил Карло. Филин замахал крыльями и радостно заухал. Карло онемел. Затем он вытер рукой остатки слез на глазах и бережно взял филина в руки. Поднес Эрнесто к самому лицу и уже спокойно произнес:

- Ты определенно послан мне с небес, мой ангел-Эрнесто. Да будет так, как ты начертал! Мне пора вернуться в Фаволоса. Другого дома у меня нет. А если нынешние хозяева позволят мне поселиться в моей каморке – я буду счастлив провести остаток дней своих там. Решено, Эрнесто! Мы возвращаемся.

Через час по дороге, залитой летним итальянским солнцем, бодро шагал старый шарманщик, напевая веселую песню. Филин сидел на его плече, прикрыв глаза и сложив крылья. «Тино, все получилось!». Они с каждым шагом приближалась к исполнению давней мечты доктора Эрнесто.

ПРОСЬБА

Сеньор Николатто возвращался вечером домой, очень довольный собой. Всего неделю назад он открыл лавку по продаже домашней утвари. И дела пошли хорошо. Лавка уже приносила деньги. Ему удалось найти хорошего мастера-гончара. И его изделия раскупались, как пирожки. «Может стоит поднять цену», - раздумывал Николатто, вылезая из кареты около своего дома. Но его размышления прервал какой-то оборванец. Он вскочил со ступеней крыльца и подошел к Николатто. Неловко стащил в головы широкополую шляпу.

- Сеньор, меня зовут Карло. Я – приемный сын доктора Эрнесто и когда-то жил в этом доме.

Николатто нахмурился:

- Этот дом остался пустым после исчезновения доктора. И городская управа по закону передала его мне.

Карло замахал руками:

- Нет, сударь! Просто позвольте мне поселиться за Вашим прекрасным домом в каморке. Я не потревожу Вас, и могу убирать двор. Слуга сказал мне, что Вы ищете уборщика.

Николатто задумался и внимательно осмотрел Карло с ног до головы.

- Хорошо, - мягче сказал он, - но платить я тебе не буду. И кормиться ты будешь сам. И еще, - Николатто поднял указательный палец вверх, - никаких пьянок и драк! Карло закивал головой опустился поцеловать руку Николатто. Но тот выдернул ее:

- Вот это не люблю, - и пошел в дом, предвкушая сытный ужин со стаканом вина.

Эрнесто сидел на крыше и ждал. Когда Карло помахал ему, он обрадовался, - «Тино! Все получается!» - и слетел к другу на плечо.

ДРУГ

Карло взялся за работу. Камни, колеса и доски он с трудом оттаскивал в сторону. Глина и земля за тридцать лет спеклись в один огромный ком. К обеду, когда солнце невыносимо палило, Карло в изнеможении упал на землю. Вдруг кто-то тронул его за плечо:

- Эй, попей воды и поешь. Ты трудишься с самого утра. И ни крошки у тебя во рту не было.

Карло поднял голову и увидел крепкого мужчину с длинными спутанными седыми волосами. Он протягивал кувшин и узелок.

Карло тяжело приподнялся и сел. Взял кувшин и, казалось, пил целую вечность! Такой наполняющей силами была вода. Шарманщик опустошил кувшин и шумно фыркнул.

Незнакомец сел рядом и развернул узелок. Кусок хлеба, пара луковица и четыре запеченных яйца составляли все угощение. Но для Карло оно стало настоящим пиром.

-  Я столяр Джузеппе. Меня называют Сизый нос, - он хохотнул, - я живу рядом. Из окна увидел, как ты пытаешься разгрести эту кучу мусора. Скажи, зачем?

- А я шарманщик Карло. Много лет назад я жил здесь. За этим мусором - каморка. Я поселюсь там.

Джузеппе хохотнул и почесал нос. Карло разделил угощение пополам.

- Спасибо тебе, друг Джузеппе. Будет честно, если я разделю эту трапезу с тобой. А свою половину - с мои другом.

Карло поднял руку вверх, и на нее опустился огромный филин.  

Глаза Джузеппе расширились от удивления:

- А ты мне нравишься, дружище Карло! Давай пообедаем, потом я помогу тебе. А вечером приглашаю тебя на стаканчик вина. Идет?

Карло улыбнулся:

- Идет!

И они вместе захрустели луковицами, перекидываясь довольными взглядами.

Поздно вечером Карло и Джузеппе наконец освободили дверь в каморку. Карло с тревожным биением сердца открыл ее. Он зажег свечу, принесенную Джузеппе, и шагнул внутрь. Запах старого дерева и пыли ударили в лицо. Каморка была завешана паутиной. Карло отодвинул ее в сторону и поднял свечу выше. В ярком ее отблеске высветился холст с нарисованным очагом, котелком и дымящейся похлебкой. Джузеппе ахнул. А Карло медленно подошел к холсту и нежно провел по нему рукой. Из глаз его катились слезы.

 ПРОШЛО 30 ЛЕТ: ВОЗВРАЩЕНИЕ АДАНА

Большой корабль мягко ткнулся в пристань порта Ливорно. Матросы засуетились, привязывая судно. Они уложили трап и очистили выход от любопытной толпы. На берег шагнул высокий, могучий человек с увесистой котомкой. Он скинул капюшон серого плаща, огляделся и нахмурился. На его загорелом лице проступили глубокие морщины. «Ничего не изменилось», - буркнул он и стремительными шагами двинулся в город.

К вечеру Адан добрался до своего дома. Скинул плащ, легко пробежал несколько метров и вскочил на любимую скалу. Сила ветра сразу же подхватила его распущенные волосы. Адан распахнул руки, вдохнул полной грудью и громко прокричал: - Salutacions, vent! Аmic meu, estic de tornada! («Приветствую тебя, ветер! Друг мой, я вернулся!» пер. с каталанского) Насладившись потоком ветра, Адан сел на большой камень. Рядом валялось горлышко разбитого кувшина. «Как быстро пролетели годы, - подумал он. Завтра день перехода. Я верну Тино. Надеюсь, мальчишка одумался. А для строптивого доктора я кое-что приготовил. Нам есть чем заняться следующие тридцать лет. И его совсем не обязательно вмешивать в мои дела. Но как лекарь Эрнесто незаменим. Я их много перевидал. Но этот обладает особой энергией мечты и потрясающей интуицией. Когда он вернется в тело человека, - будет еще сильнее. А доброе сердце – не так уж и плохо. Остановит меня, если что», - улыбнулся Адан сам себе. Он глубоко вздохнул, еще раз бросил взгляд на уходящее солнце и направился к дому.  ВЫБОРСолнечный тихий день не предвещал ничего особенного. На небе – ни облачка. Вдалеке молчаливыми наблюдателями возвышались горы. Огромный камень, из-за которого тридцать лет назад появился Адан, стоял на том же месте. Сосна высилась огромным могучим исполином с раскидистыми, крепкими ветвями. Но это был все-таки особенный день. Сегодняшняя ночь – ночь удара молнии, снятия заклятья и ночь выбора, которую ждали все трое: Эрнесто, Тино и Адан. Эрнесто прилетел на поляну рано утром, с высоты приветствуя друга-сосну. Тот ответил ему легким покачиванием веток. Друзья решили начертать их план на земле, чтобы рассказать Адану. Тино подсказывал, а Эрнесто, взяв ветку в клюв, чертил ход событий. Наконец все было готово и оба стали ждать. Адан должен был появиться. Ожидание было волнительным, но оба старались сохранять спокойствие, болтая о ерунде. Наконец, в первых лучах заката, большой камень тяжело скрипнул, и из-за него вышел Адан. Эрнесто и Тино замерли. Сердца обоих бешено колотились.- Приветствую вас! – басом сказал Адан, приближаясь к сосне, - Тино, какой ты могучий! Я же говорил – здесь место силы! Надеюсь, за эти тридцать лет ты все обдумал, и будешь мне помощником. - А ты, Эрнесто? Как тебе жилось в теле филина? – в голосе Адана зазвучали железные нотки. Эрнесто слетел с ветки и опустился к Адану на плечо:- Адан, мы ждем тебя с миром и предложением! Выслушай нас! Хранитель удивленно приподнял брови.- Адан, - начал Тино, - ты стал для меня настоящим учителем. Но хочу идти своим путем, и мне очень нужна твоя помощь. - Чего же ты хочешь? – нахмурился Адан, скрестив руки на груди. - Я хочу остаться сосной. Помоги мне сделать это. Повисла долгая пауза.- Ты хочешь снова тридцать лет жить сосной? – изумленно спросил Адан, - но почему? Не лучше ли...Но Тино перебил его. - Я хочу открыть кукольный театр Эрнесто. Ты многому научил меня. И следующие тридцать лет своей жизни я хочу воплотить задуманную Эрнесто мечту. У нас есть план, как это сделать. Адан прищурился:- Но зачем мне помогать вам? Ты знаешь, что значит для меня мечта!Эрнесто взмахнул крыльями и сделав круг над Аданом, опустился ему на руку.- Адан, я пойду с тобой. Я принимаю твое предложение. И это не только плата за воплощение Тино моей мечты. Тридцать долгих лет я не мог делать главного: лечить людей. Я помню наши встречи. Ты всегда удивлял меня мудростью, глубиной познаний в медицине, философии, астрономии, физике и химии. Но и мне есть что дать тебе, - я уверен!Адан замер, не веря своим ушам. Он собирался уговаривать, настаивать, хитрить и силой добиться нужного ему решения. А теперь доктор сам идет ему навстречу. Эрнесто продолжил:- У меня есть условие: я буду заниматься только медициной. Только тем, что сам захочу. Обещай мне это.Адан поднял руку с филином на уровень глаз. Они молча смотрели друг на друга: могучий волшебник Адан и, ныне филин, кукольный мастер и талантливый врач – Эрнесто. Как и тридцать лет назад, они были равны силой и словом. Но сейчас каждый из них искал в другом именно партнера. Адан нарушил молчание:- Каков ваш план? Эрнесто слетел с руки Адана и опустился на дальний край поляны, где они с Тино чертили схему. Адан подошел ближе, удивленно рассматривая линии, стрелки и фигуры.Эрнесто взял в клюв палочку, и стал рассказывать Адану план:- Когда ударит молния, я уйду с тобой. А Тино останется сосной. Важно, чтобы она сгорела не вся. Скоро сюда должен приехать друг Карло, старый столяр Джузеппе. Ему нужно дерево для работы. Но он должен попасть именно сюда и срубить хорошие ветви сосны. - Ты знаешь, что тебе будет очень больно, пока этот столяр будет пилить или рубить тебя? - спросил Адан Тино.  - Да, знаю. Но я вытерплю, - спокойно ответил тот.Эрнесто продолжал: - Джузеппе должен передать одно полено другу своему – Карло. Тот сделает из полена деревянного человечка. Тино и будет им. Дальше – он знает, как открыть мой театр. Адан, ты поможешь нам? – прямо спросил Эрнесто Хранителя.Адан задумался. Обошел несколько раз вокруг начертанной схемы. Все молчали, ожидая его ответа.- Это не сложно, - наконец ответил он, - но Тино, что ты будешь делать потом? Ты ведь так и останешься деревянной куклой. Только через тридцать лет ты сможешь что-то изменить. Здесь. Ты это понимаешь?Тино мягко зашелестел ветвями. Его голос зазвучал с искринками озорства:- Адан! Тридцать лет – такая мелочь! Я жил деревом, не мог двигаться, разговаривать, жить в мире людей. Теперь я смогу! Моя жизнь будет веселой, яркой, интересной! Поверь! А еще через тридцать лет – мы встретимся и решим, что делать дальше! Адан улыбнулся:- Да уж! Озорства тебе не занимать! Он сделал длинную паузу. Повернулся к небу и внимательно посмотрел вдаль. Тино и Эрнесто молча ждали. Наконец Адан обернулся: - Ну что, - похоже мы договорились!  Радостный крик «Ура!» разнесся над поляной. До самой темноты друзья обсуждали тонкости предстоящего перехода, будущих встреч, способы найти друг друга за тридцать лет. УДАР МОЛНИИТишину прервал далекий грохот грома. В воздухе запахло дождем. Тревожные вихри ветра колыхнули ветви сосны. Все замолчали и посмотрели вдаль.- Пора, - сказал Адан, вставая. Он раскинул руки навстречу ветру, вдыхая его силу и свежесть.Вдалеке полыхнула молния. Гроза приближалась. Дождь закапали по камням.- Все по местам! – скомандовал Адан.Тино с трудом повернулся. Часть веток отвел в сторону, а часть – прижал к   стволу. Эрнесто опустился на плечо Адана. Он вжал мохнатую голову, прижал к себе крылья.  Гроза надвигалась. Дождь бешено заколотил. Ветер, закручивая пыльные вихри, поднимал их все выше. Камешки, вертясь в танцующих маленьких смерчах, ударяли Адана по щекам. Но он не замечал этого. Взгляд его был сосредоточен на черной туче, наползающей прямо на них. Адан, преодолевая силу ветра, поднял руки вверх и выкрикнул несколько слов на каталанском. Грозовой вихрь подхватил голос Хранителя и стремительно унес вдаль. Адан продолжал выкрикивать слова заклятья. Туча нависла огромным куполом над поляной, ветер и дождь хлестали с неимоверной силой. Казалось, что еще мгновение, и грозная стихия подхватит сосну, человека с филином на плече, и закинет в свою черную пасть. Мощный удар молнии вспыхнул высоко в небе. Стремительный ярко-фиолетовый поток протянулся светящейся трубой от верхушки сосны до неба. В нем появились три парящие рядом друг с другом светло-серые фигуры: могучего великана, мальчика и старика. Они, взявши друг друга за плечи, сомкнулись головами, образуя будто танцующий круг. - До встречи! - голоса их и объятия расколол второй, огромной силы, удар стихии.Молния ударила в сосну. Фиолетовый поток и серые фигуры растворились. Сосна с тяжелым скрипом раскололась пополам. Одна ее часть так и осталась стоять, а вторая – полыхнула жарким пламенем. Дождь продолжал хлестать мощными потоками. Через пару мгновений сгоревшая часть сосны осыпалась дымящимися головёшками на камни поляны.Гроза стала уходить так же стремительно, как и появилась. И уже через полчаса небо над поляной стало спокойным и чистым.  ДЖУЗЕППЕ Кобыла, спотыкаясь, брела по пыльной дороге. Полуденная жара и покачивание повозки усыпили старого Джузеппе. Он клевал носом. Вожжи мягкими плетями болтались у него в руках. Вдруг кобыла дернулась и остановилась. Сизый нос чуть не свалился. Он крякнул и открыл глаза. Нащупал фляжку с вином и сделал пару глотков. Теперь Джузеппе проснулся. Перед ним предстала расколотая вдоль ствола огромная сосна. Столяр широко раскрыл глаза. Ничего подобного он еще не видел. Джузеппе сполз с повозки и подошел ближе. Потрясающе ровный срез! Как будто распил был сделан рукой мастера. Столяр внимательно осмотрел сосну и почесал затылок. «Вот так дерево! Сгодится и для досок, и для поделок. Да и для топки очага зимой поленьев можно заготовить. Сюда придется приехать не раз», - протянул он, оценивая объем работы. К вечеру смертельно уставший Джузеппе взобрался на повозку. Она была полна распиленных веток и поленьев. Довольный собой, Сизый нос тронул лошадь. И даже не заметил, как за его спиной, одно из поленьев, озорно пискнув, ловко подпрыгнуло. Джузеппе даже и представить себе не мог, какая чудесная история началась в этот обычный летний день! 



Похожие публикации:

Русалка
Одна русалка слишком долго мечтала о настоящем принце... В общем, сказка получилась не для детей.
13:38
ВЛЮБИТЬСЯ ВО ТЬМУ - 8 глава - рождённые на троих
Воспитание любви в необычном существе, рождение детей от света и тьмы.


16:32

Сказка-предыстория.

16:42

В конце что-то разметка сбилась.

Надо бы поправить.

Паш, а сказка тебе понравилась?

Я ещё читаю. На несколько дней растяну удовольствие.

23:36

Я тоже ещё читаю.

23:41

Интересная версия))) Мне всегда казалось, что ни Толстой, ни Владимирский, ни другие авторы продолжений «Приключений Буратино» так и не раскрыли всех тайн этой сказки.

Во автор нафантазировал. Увлекательно. А почему это называется отрывок? И когда будет полная версия?

14:41

Ого! Я, правда, ещё не до конца прочитала, но детальная проработка каждого персонажа уже впечатляет. Прямо основа для мультсериала.

Последний кусок почему-то идёт сплошной простынёй, интервалы между строчек потерялись.


Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru