Жанр:
  • Фантастика
  • Фэнтези
  • Приключения

– У каждого своя цель в экспедиции? – переспросил Эрик. – Так и сказал?

– Да, – кивнул Гил. Диана с Граймсом были заняты поиском транспорта, матросы с «Буревестника» помогают им, а остальные были отправлены на рынок, пополнить амуницию и вооружение. Особенно требовалась потерянная при крушении дирижабля взрывчатка. Не то, чтобы это было самым необходимым в экспедиции, но лишней точно не будет.

– С ума сойти! – всплеснул руками Эрик. – А моя цель была свалить куда подальше от Британии. Так что, мне тоже паковать чемоданы и прощаться со всеми? Адье! Прощай экспедиция?!

Они проходили продовольственные ряды. Вообще, рынок в Османской республике это место, где можно купить все. Абсолютно все. От легкого перекуса, до тяжелой артиллерии. Даже сейчас, невдалеке, над крышами торговых палаток, можно было заметить дуло корабельного орудия.

– Честно говоря, – произнес, зевая Дик, – от этой парочки толку было мало. Малец ничем не помогал. Нести он мог только небольшую сумку со своими вещами, при погрузке транспорта от него толку ноль, как и от старика с его вечно болящей поясницей!

– От тебя много толку! – проворчал Эрик. Стефан снова стал молчаливым, а Свейну было не по себе. Кампания приближалась к рядам работорговцев, и от этого парню становилось плохо, но выказывать свое волнение он не хотел. К сожалению, чтобы пройти к оружейным рядам, придется пройти через ряды работорговцев.

– Побольше, чем от тебя! – усмехнулся Дик.

– Слушай! – возмутился Эрик. Он остановился и повернулся к Дику.

– Слушаю внимательно! – произнес Дик, не останавливаясь.

– Хватит! – строго произнес Гил. – Достаточно пререканий!

Дик и Эрик уставились на него. Стефан был увлечен рассматриванием фиников в ближайшей палатке, а Свейн опасливо оглядывался по сторонам.

– В тебе командир проснулся? – с насмешкой спросил Дик.

– У нас задача найти взрывчатку! – Строго ответил Гил, – Никаких пререканий!

– Приказ Дианы гласил: купить взрывчатку и оружие, если надо, – съязвил Дик. – Приказа не пререкаться не было.

– Это мой приказ! – жестко ответил Гил.

– О… – протянул Дик, – ну раз ваш, тогда да, подчиняюсь и замолкаю!

Эрик молча махнул рукой и пошел дальше. Дик тоже заткнулся и продолжил путь в молчании.

Свейну становилось все хуже. Парня начинало лихорадить, голова кружилось, горло пересохло. Он просто шел за компанией. А та, тем временем, свернула к рядам работорговцев.

По сути, эти ряды нечем не отличались от других. Такие же палатки, только внутри, в тени находились люди. Кого-то держали в цепях, кого-то нет. Кто-то был в рванье, кто-то был одет как богач. Все, от детей до стариков. Некоторых держали в клетках прямо под палящим солнцем.

– Продать тебя, что ли, – тихо произнес Дик, глянув на Эрика.

– Смотри, чтобы я тебя не продал, – съязвил в ответ Эрик.

– Меня не возьмут, я слишком стар для работорговца, – усмехнулся Дик.

– Заметь, тут и постарше продают, – ответил ему Эрик. Дик покосился на Гила и промолчал.

Гил ничего не ответил на эту перепалку. Он остановился у одной из палаток.

– Советую вон ту брюнетку, – с улыбкой произнес Дик, осматривая товар. Торговец, невысокий худощавый араб, торговал девушками. Красивыми. Все они были одеты в полупрозрачные одежды, через которые было хорошо видно фигуру. На руках были цепи, пристегнутые к большому каменному шару по центру палатки. Цепи были длинными и не мешали девушкам спокойно сидеть вокруг камня на скамье.

– Дорогим гостям что-нибудь порекомендовать? – с улыбкой до ушей спросил торговец на чистом английском. Было удивительно слышать столь чистую речь из уст араба, но, видимо, торговец часто работал с англичанами, поэтому хорошо знал язык.

Эрик брезгливо осматривал девиц. Стефан же наоборот, с интересом. А вот Свейну было совсем плохо. Он не мог смотреть на пленниц. Сам их вид вызывал боль в нем. И ладно бы, если бы были они все в грязи и рваной одежде, но нет. Их подготовили как самый лучший товар. Чистые, ухоженные, красивые, но несчастные. При их виде, у Свейна усилилась лихорадка, его начало заметно трясти, но он старался держаться позади всех, чтобы не беспокоить товарищей. У команды и так много проблем, не стоит их прибавлять. Экспедиция должна идти вперед, а не останавливаться в каждом городе у лазарета.

– Да, – с серьезным видом произнес Дик. – Сколько стоит вон та брюнетка? – он указал на высокую девушку с длинными, до поясницы волосами. Фигура у неё была замечательная: грудь, талия, бедра, все пропорционально. И красивое лицо. То же пропорциональное, черты были равными, изящными. И родинка. Родинка над губой, справа. Изюминка внешности. Только за это торговец мог взвинтить цену до небес.

– О, хороший выбор! – начал торговец. – Всего ничего! Восемь тысяч лир.

– Это много? – спросил Эрик.

– В шиллингах сколько? – спросил Дик у торговца. Курс шиллинга к лире он сам не знал.

– Всего три с половиной тысячи! – улыбаясь, ответил торговец.

– Не дорого, – усмехнулся Дик, стараясь показаться состоятельным клиентом. Свейн тихо простонал, но на него никто и не обратил внимания. Разговор о цене окончательно вывел его из душевного равновесия. Хоть палатка и была открыта с трех сторон, парень начал задыхаться. Ему не хватало воздуха, а звон цепей рабов вызывал болезненные ощущения в ушах. Ему начинало казаться, что торговцы идут за ним, хотят заковать его в цепи, закрыть в клетке.

– Да ладно, – тихо удивился Эрик.

На самом деле даже для британцев сумма в три с половиной тысячи шиллингов была высокой, а для Османской республики так подавно. Девушка стоила не просто дорого, а очень дорого. Но Гила заинтересовала невысокая девушка, которая забилась в угол. Она старалась опустить голову, чтобы скрыть свои ушки, но это у неё плохо получалось, а через прозрачную одежду был виден её хвост.

– Почем вон тот нескот? – спросил парень. У неё был самый угнетенный вид. Видимо, она стеснялась, что является нескотом. Абсурд, конечно, никто не выбирает, кем родится, но к нескотам относились по-разному и здесь они легко становились добычей работорговцев. Но что она делает среди такого, элитного товара? Если в Британии они выполняют черновую работку, то здесь и подавно.

– Серьезно? – удивился Дик. – Тебе в Британии их мало? В любом борделе по дюжине за шиллинг!

Дик, конечно, утрировал, но нескоты были действительно очень дешевым товаром в борделе. И тратить деньги в экспедиции на выкуп одной из них более чем странно.

– Это бонус, – ответил торговец. – Покупаете трех девушек и получаете кошку в подарок.

После этой фразы, Свейн хотел выйти, но ноги его не слушались. С каждой минутой ему становилось все хуже. Надо было оставаться в гостинице. Граймс уже спрашивал о его самочувствие и даже предлагал вызвать врача, но что он скажет врачу? Что сходит с ума? Нет, он сам подписался на эту экспедицию и он не подведет ни Гарймса, ни Диану! В этом Свейн был уверен, вот только его уверенность таяла с каждой секундой, проведенной в этом месте.

– О, – восхитился Дик, – у вас для оптовых покупателей бонусы.

– Разумеется, – с улыбкой ответил торговец.

Покупать трех девушек Гил не собирался, но этот нескот ему чем-то приглянулась. Чем, парень и сам не знал. У неё был такой жалостливый вид, что у парня сжалось сердце.

– Я её покупаю, – ответил Гил, доставая кошелек, – назовите цену.

– Ты серьезно? – спросил Эрик. – Какой толк от нескота в походе?

Гил призадумался и, повернувшись к нескоту, спросил:

– Ты умеешь готовить?

Та подняла на него глаза, но быстро посмотрев на торговца, опустила их. В этом коротком взгляде было столько надежды. Она даже ушки подняла и завертела хвостом под прозрачной юбкой. Странно, но другие девушки не выглядели так, как нескот. Видимо, к ним торговец относился лучше. Они, все-таки, товар, а не бонус богатому клиенту.

– О, нет! – запротестовал торговец. – С товаром нельзя говорить! Только смотреть!

– Хорошо, – кивнул Гил, обращаясь к торговцу. – Она умеет готовить?

Тот немного опешил от такого вопроса.

– Конечно! – резко выпалил он. – Все девушки умеют готовить!

Он всем своим видом пытался сказать: «Что вы себе думаете?! У меня хороший товар! Они все могут! Ну, или многое!» Конечно, продавал он не кухарок, но если клиент хочет еще и кухарку, то пусть думает, что покупает и кухарку.

– Тогда я повторю вопрос: назовите цену, – Гил демонстративно потряс кошельком перед глазами торговца. При этом из него что-то выпало и звякнуло о камень.

– Вот же, – выругался Гил, поднимая медальон, что ему подарил антиквар, как компенсацию за его просчет. Парень носил его пристегнутым к кошельку. Небольшое украшение, не более.

– Этого будет достаточно! – внезапно выкрикнул торговец, указывая на медальон. – Если, конечно, вы захотите столь дорогую вещь отдать за кошку.

Не раздумывая, Гил протянул торговцу медальон.

– Я беру.

– Поздравляю с покупкой! – светясь от радости, воскликнул торговец, пряча медальон. Он быстро схватил ключи и побежал к нескоту, открывать цепи.

– Перед Дианой будешь сам отчитываться, – похлопав Гила по плечу, произнес Дик и вышел из палатки.

– Надеюсь, готовит она вкусно, то в походе нам это пригодится, – усмехнулся Стефан.

– Спасибо, спасибо, спасибо! – нескот подбежала к Гилу и бросилась ему на шею. Девушка целовала парня в лицо, шею, макушку.

– Так, тихо! – отстраняясь от нескота, произнес Гил. – Для начала, как тебя зовут?

– Мияко! – весело ответила девушка.

– Очень приятно, Мияко. – улыбнулся Гил. – Меня зовут…

– Хозяин! – перебила его Мияко. Она готова была прыгать от радости. Все-таки, сидеть в закромах работорговца это одно, а быть выкупленной, совершенно другое. И пусть впереди неизвестность, эту дыру она покинет навсегда.

– Нет, – усмехнулся Гил, – меня зовут Гилберт. Этого молодого человека, Стефан, – указал он на Стефана и, переведя взгляд на Свейна, – а этого, Свейн, а… – он оглянулся, – а где Эрик?

– Вышел, – рассматривая рыжую бестию, что строила ему глазки, ответил Стефан. Удивительно, что его что-то, точнее, кто-то заинтересовал.

– Прости, детка, но на тебя у меня денег не хватит, – улыбнулся он рыжей и вышел.

– Нам тоже пора, – замялся Гил и, сказав торговцу «Спасибо», который все рассматривал медальон с идиотской улыбкой на лице, вышел, ведя за руку Мияко. Та в последний раз глянула на своих бывших подруг по несчастью и вышла за Гилом. Свейн на ватных ногах вышел за ними. Его состояние было критическим, он еле держался на ногах. Если он еще хоть на минуту останется здесь, он сойдет с ума, или его заберут торговцы. Фигуры перед ним расплывались, он уже не видел ни Гила, ни Мияко. Только грязную рожу работорговца, который усмехаясь, заковывал его в кандалы. Тогда его рассудок помутился.

Гил хотел было еще что-то спросить у Мияко, но тут Свейн заметался из стороны в сторону, начал рычать и закричал:

– Нет! Я не могу! Я больше не могу! – он на секунду остановился, посмотрел на товарищей, которые ошарашено смотрели на него и, кротко улыбнувшись, побежал прочь.

– Свейн?! – закричал ему в след Гил. Дик и Стефан уже бросились за ним.

– Хозяин? – удивленно спросили Мияко.

– За мной! – бросил он ей, и хотел было рвануть вперед, но все-таки глянул на девушку. Она была фактически раздета и боса. За Свейном уже побежали, даже Эрик рванул через ряды.

– Вот, – он стянул с себя жилетку, оставшись в рубашке. Мияко беспрекословно надела её. – Давай быстрее! – он сбросил с себя ботинки, которые девушка также быстро надела, потуже затянув шнурки, так как ботинки были ей великоваты.

– Теперь вперед! – крикнул он, хватая девушку за руку. Со всех ног они бросились догонять Свейна и остальных.

 

***

Свейн бежал вперед, не видя ничего. Кого-то он зацепил, кто-то крикнул в след ему ругательства. Но он не мог больше находиться здесь. Это место сводило его с ума. Ему казалось, что он слышит лязг цепей за собой. Что вот сейчас, его схватят, наденут на него кандалы и запрут в клетке. Страх был настолько реален, что Свейн, не разбирая ничего, бежал вперед. Он уже давно выбежал с рынка и бежал по улицам города. Надеясь скрыться в узких переулках, он свернул с оживленной улицы и буквально сразу споткнулся о кучу мусора. Свейн пролетел несколько метром, прочесав коленом щебень на земле. Без сил парень остался лежать на земле и зарыдал. Все, сейчас за ним придут работорговцы и заберут. Страх настигал его, окутывал. Сердце колотилось все быстрее, норовя выскочить из груди.

– Свейн? – произнес знакомый голос. Парень немного успокоился и попытался рассмотреть лицо говорящего. Передним стояла небольшая фигура. Из-за слез, она расплывалась. Свейн несколько раз моргнул, прогоняя слезы, фигура стала более отчетливой. Свейн облегчено вздохнул. Спасен. Он спасен!

 

***

Дикая гонка закончилась через полчаса на другом конце рынка. Первым там оказался Дик. Тяжело дыша, он стоял и держался за фонарный столб. Рядом стоял Стефан, потирая правый локоть, ушибленный при падении: парень перецепился через корзину с фруктами. Эрика еще не было видно. Возможно, ему удалось найти Свейна.

– Что с ним стряслось? – тяжело дыша, спросил Дик.

– Понятия не имею, – ответил Гил. Второй прокол. И не важно, что он понятия не имеет, что случилось. Почему Свейн начал себя так везти? Он еще по прибытию себя плохо чувствовал.

– Может он заболел? – осторожно спросила Мияко. Все трое удивлено посмотрели на неё.

– С чего ты взяла? – спросил Дик.

– Ну, – протянула Мияко, опуская глаза, – он в палатке стоял пошатываясь. Как будто нездоров.

– Глазастая девка, – произнес Дик. – Он как с корабля сошел, неважно чувствовал себя. Возможно, и заболел.

– Это заразно? – спросил подошедший Эрик. Он, так же как и Дик, тяжело дышал.

– Черт, я думал, тебя забрали работорговцы, – съязвил Дик.

– Не дождешься, – парировал Эрик.

– Слушайте, а если действительно он заболел? – заволновался Гил. – Подхватил какую-то лихорадку, а?

– Маловероятно, – ответил Стефан. – У каждой болезни есть, так называемый, инкубационный период. Это время когда человек болен, но нет признаков болезни. Для любой известной болезни прошло слишком мало времени. Если, конечно, он не заразился чем-то еще в Лондоне.

Все спутники с удивленным выражением лица посмотрели на Стефана.

– Сделаю вид, что я тебя понял, – произнес Эрик. – Сейчас это не столь важно. Вопрос: где его искать?

Дик подошел к Мияко и внимательно посмотрел на неё.

– Давно хотел узнать, ты по нюху можешь найти человека? – спросил он.

– Ну, нюх у меня острее, чем у людей, – неуверенно начала Мияко, – но не настолько, чтобы взять чей–то след. Простите.

– Эй, – Гил повысил голос на Дика. – Она не ищейка!

– Я понял, понял, – попятился Дик. – Чего ты сразу?

Почему Гил поднял голос на Дика, он и сам толком не знал. Точнее, не понимал. Но, скорее всего, все было просто: Мияко выглядела маленькой и хрупкой, требующей защиты. Он уже не смог защитить Мэтью и сейчас у него появился тот, точнее, та, которую он сможет защитить уж точно! Может, именно поэтому он её купил? Вообще, это был необдуманный поступок и сейчас, глядя на неё, он это понимает.

– Хозяин? – осторожно спросила у него Мияко.

– А? – переспросил он.– Все нормально, – повернувшись к товарищам, он спросил. – Что будем делать?

– Вернемся в гостиницу и сообщим все Диане и Граймсу, – ответил Эрик.

– Ага, – кивнул Дик, – но сначала купим взрывчатку и посмотрим местный арсенал оружия.

– Ты в своем уме?! – возмутился Эрик. – Судьба Свейна важнее!

Дик тяжело вздохнул и закатил глаза. «Как же ты меня достал, мелкий!» – подумал он про себя. Стефан покачал головой и улыбнулся, наблюдая за этой перепалкой.

– Слушай сюда, коротышка, – начал Дик.

– Ты кого коротышкой назвал?! – моментально вспылил Эрик.

– Ой, ой… – Мияко испугано прижалась к Гилу.

– Тебя! – крикнул Дик. Несколько прохожих посмотрели на него, но прошли мимо. Стоящий невдалеке жандарм уже обратил на них внимания. А этого Гил как раз и не хотел. Хватит истории с Мэтью.

– Не знаю, что там случилось с мозгами Свейна, но у нас приказ: купить взрывчатку, ясно тебе, коротышка?! – кричал Дик. Жандарм уже не просто поглядывал в их сторону, а смотрел на шумную компанию пристально.

– А ну быстро успокоились! – шепотом произнес Гил. – Жандарм уже на нас смотрит, – кивнул он в сторону стража правопорядка, – у меня нет желания связываться с местными полицейскими еще раз. Приказа леди Дианы никто не отменял. Поэтому поступим следующим образом: я, Эрик и Мияко отправимся в гостиницу, с докладом к леди Диане и мистеру Граймсу, а вы, Дик вместе со Стефаном, купите взрывчатку и оружие. Понятно?

– Да, – кивнул Дик и, похлопав по плечу Стефана, пошел в сторону рядов с оружием. Стефан, пожав плечами, пошел за ним.

 

***

Дорога назад проходила в молчании. Кроме небольшой остановки у палатки с одеждой, где Гил купил Мияко сапожки, шортики, рубашку, жилетку и шляпку. Полупрозрачное платье было выброшено в ближайшую урну. Эрику эта заминка не понравилась, но он не возмущался. Гил не выбирал ничего, просто взял первое попавшееся, прикинул на Мияко, заплатил и сказал Мияко быстро переодеваться. Та была только рада обновкам.

– Как ты попала в рабство, Мияко? – спросил Гил.

Эрик недовольно посмотрел на него, но промолчал.

– Я работала на него, – ответила Мияко.

– На работорговца? – удивился Гил.

– Да, – кивнула Мияко. – Я, когда сюда приехала, искала работу. Я путешествовала. С самого юга республики, куда пришла из дому.

– Из дому? – заинтересовано спросил Эрик. Происхождение нескотов покрыто тайной. Точнее, мало кто знает, откуда они появляются. Просто они приезжают в различные страны и живут там всю оставшеюся жизнь. О своей родине они неохотно рассказывают. Хотя, большинству обывателей эта информация попросту неинтересна.

– Да, – весело ответила Мияко. – Мои родные земли лежат западнее южных окраин Османской республики. И многие мои соплеменницы покидают наши земли.

– Интересно, почему? – спросил Эрик. По описанию, земли нескотов лежат в нейтральной полосе центральной Африки.

– Не знаю, – пожала плечами Мияко. – У нас так принято. Когда тебе исполнилось четырнадцать, ты должна покинуть свою деревню и отправится в скитания. Потом, когда тебе исполниться двадцать один год, можно вернуться, но редко кто возвращается. И я понимаю почему! Мир так интересен.

– Ага, особенно в плену у работорговца, – ответил Эрик. Гил молча кивнул, поддерживая его слова.

– К Самуилу я попала не как пленница, – ответила Мияко. – Я долго на него работала. Стирала, готовила, убирала. Но потом ему надоело мне платить, и он захотел меня продать. Тогда я днем стала сидеть вместе со всеми девушками в палатке, а вечерами продолжала стирать, убирать и готовить. Но меня никто не хотел покупать. Зачем я им, если рядом такие красавицы, – последнюю фразу она произнесла, печально опустив уши. Шляпку она несла в руке, теребя её. – Тогда он стал предлагать меня как бонус оптовому покупателю, но с его ценами девушек редко кто покупает. Одну или две в неделю. А чтобы один покупатель купил несколько сразу, я такого еще не видела, если честно.

– Понятно, – кивнул Эрик, – поддонок твой Самуил.

– Нет, – запротестовала Мияко, – он не такой!

– Какой не такой?! – не выдержал Гил. – Чем он отличается от других торговцев?

– Ну, он… – замялась Мияко. Гил вспылил не на шутку.

– Он кормил нас, хорошо относился, – продолжила она.

– Он хотел продать тебя! – строго произнес Гил. – Или вообще отдать, так как не хотел платить тебе деньги. Сбыл бы тебя, нашел другую, которая бы стирала, убирала, и готовила еду! Ты меня понимаешь?

– Да, хозяин, – тихо ответила Мияко. Она вся сжалась под грозным натиском Гила.

– Прости, – произнес он, погладив её по голове. – Надень шляпу, сегодня жарко.

– Как скажите, хозяин, – быстро ответила Мияко, натягивая шляпу на голову.

До гостиницы они шли молча.




Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru