Жанр:
  • Фантастика
  • Фэнтези
  • Приключения

Стук сводил с ума. Монотонный, практически не меняющийся стук по броне. Гил пытался его игнорировать и заострить внимание на стрельбе, стараясь выхватывать тени врагов в промежутках между вспышками выстрелов. Лента закончилась, пулемет замолчал.

– Мияко, лента! – произнес он, протянув руку. Но девушка не ответила. Не прозвучало знакомой фразы «Да, хозяин». Никто не подал ему ленту. Чертыхнувшись, он спустился с башни. В бронетранспортере никого не было. Только стуки по корпусу продолжали говорить о том, что Гил здесь не один.

– Мияко! Леди Диана! Дик! – кричал он, мотаясь по машине, но все молчали. Наступила тишина. Стих и двигатель, и стуки. Медленно он оглянулся, никого. Свет на мгновение погас, и, когда включился, перед ним возникла окровавленная фигура в синих одеждах.

Гил резко открыл глаза. Он был в поту и тяжело дышал. Парень осмотрелся. Все хорошо, он в своей каюте. Стараясь собраться с мыслями, Гил сел на диване.

– Хозяин? – тихо спросила Мияко.

– Спи, – уставшим голосом произнес Гил, ложась обратно.

– Но… – протянула Мияко. – С вами все хорошо?

– Да, – стараясь как можно спокойней, произнес Гил. – Просто дурной сон приснился.

– Поняла, спокойно ночи, – ответила Мияко. Девушка легла на кровать и свернулась калачиком. Уснуть она так и не смогла. Она переживала за Гила. Её хозяин, человек который проявлял к ней заботу и любовь, страдал. Убийства тех плохих людей не давали ему покоя, и Мияко переживала за него. Она не спала уже третью ночь, прислушиваясь к мечущемуся во сне Гилу. Подойти, успокоить, обнять, она хотела, но… Гил её хозяин, она во всем слушается его.

– Спокойной ночи, – закрывая глаза, произнес Гил. Но как только он это дела, перед ними сразу возникал образ окровавленного человека.

Это длилось уже третью ночь. Первую они провели в Тегеране и тогда Гил вообще не смог уснуть. Ему казалось, что в темноте скрываются бойцы «Сынов Аллаха». Что каждый убитый им пытается проникнуть в его комнату и прикончить, отомстить за содеянное им. Он сидел на кровати, стараясь не разбудить, как ему казалось, спящую Мияко. А она, в свою очередь, старалась притвориться спящей, чтобы Гил хотя бы не переживал из-за неё.

На следующий день, генерал-губернатор Керри выделил Диане свой личный дирижабль и даже телеграфировал в Китайскую империю, что к ним летит баронесса фон Штанмайер на военном дирижабле, заверив, что вооружение на нем будет, но без боеприпасов.

Личный транспорт генерал-губернатора колонии – это настоящая крепость. Четыре орудийные батареи, восемнадцать пулеметных гнезд по всему корпусу, два ангара с веспами: один на восемь машин несущих вооружение и еще один на четыре веспы для эвакуации высокопоставленных пассажиров. Для спасения экипажа и менее значимых пассажиров, были предусмотрены специальные герметичные капсулы на пять человек каждая с парашютом на нижней палубе.

Всего палуб было восемь, три из которых жилые: две для пассажиров и одна для экипажа. Экипаж составлял целых сто двадцать человек, включая гарнизон охраны. Но сейчас охраны не было, а вооружение было закрыто в чехлах, боеприпасы отгружены. Единственным оружием на борту было лишь то, что принесла Диана с командой.

Палуба для экипажа ничем особым не выделались. Каюты на четыре человека, узкие, тесные, а вот две палубы для пассажиров были поистине прекрасными. Диане досталась каюта генерал-губернатора. Пяти комнатные апартаменты с личным балконом, оформленные по-королевски! Прочим членам экспедиции достались обычные двухкомнатные каюты. Диана хотела предоставить отдельную каюту и Мияко, но девушка попросила, чтобы та этого не делала, пояснив ситуацию с Гилом. Диана согласилась, попросив Мияко помочь Гилу.

– Хозяин, – тихо произнесла Мияко, – вы не спите?

– Нет, – честно ответил Гил.

– Я знала, – произнесла Мияко. – Вы переживаете из-за тех плохих людей?

– Да, – кивнул Гил, хотя Мияко этого не могла видеть. – Я убил их и теперь их души не дают мне покоя.

Мияко села на кровати и посмотрела на Гила.

– Души? – удивлено спросила она.

 – Да, – ответил Гил, – у каждого человека есть душа.

– А что это?

– Душа? – переспросил Гил.

– Да, – подтвердила Мияко.

– Это то, что находится внутри нас. И когда мы умираем, душа высвобождается, так как она бессмертна, в отличие от тела.

– И теперь души терзают вас за то, что вы убили их тела? – спросила Мияко, поднимаясь и подходя к дивану.

– Да, – кивнул Гил.

– Странно, ведь они бессмертные, путь найдут себе новые тела.

– Если бы все было так просто…

–Двигайтесь, хозяин! – произнесла Мияко, пытаясь лечь на узкий диван.

– Эй, ты чего! – возмутился парень, но все же повернулся на бок, давай девушке лечь рядом.

– Одному, против стольких душ страшно и тяжело, – ложась рядом, произнесла Мияко. – Давайте прогоним их вместе, хорошо? – она лежала на самом краю и обняла Гила, чтобы не упасть.

– Эм… – хорошо, – ответил Гил, обнимая Мияко.

– Спокойно ночи, хозяин, – уткнувшись в его плечо, произнесла Мияко.

– Спокойной ночи, Мияко, – ответил Гил.

На удивление, он успокоился. Как тогда, в десантном дирижабле. Он закрыл глаза и впервые за три дня не увидел окровавленную фигуру, жаждущую его убить. Так, в обнимку с Мияко, он уснул.

 

***

«Королеву Анну», а именно так назывался дирижабль, предоставленный генералом Керри Диане, до границы с Китайской империей сопровождали два воздушных эсминца – средние военные дирижабли, предназначенные для ведения боя с воздушными судами противника и огневой поддержки наземных сил. Как только «Королева Анна» пересекла границу, «эсминцы» остались позади, а её встретил пограничный патрульный дирижабль Китайской империи, который и сопроводил её до города Урумчи, где нашим героям предстояло пройти досмотр.

Британский военный дирижабль – редкий гость в Китайской империи, поэтому, даже не смотря на предупреждение об отсутствии боеприпасов, дирижабль встречали военным конвоем. Вокруг посадочной площадки выстроились стрелки.

Когда носовая аппарель опустилась, на борт взошел молодой офицер с пагонами лейтенанта и два сержанта сопровождения. Так же с ними поднялся невысокий мужчина в черном плаще и черной шляпе.

Офицер быстро что-то сказал на китайском мужчине в шляпе и тот отрицательно покачал головой. После он перевел взгляд на Диану и спросил на ломаном английском:

– Ви говорить по-китайски?

– Нет, – покачала головой Диана.

– Я вас понимать, – ответил китаец. – Я – Хи Чжоу, лейтенант барьерного контроля.

– Какого контроля? – спросила Мияко, стоящая в стороне вместе с Гилом и остальными, но все прекрасно слышащая. Китаец пристально посмотрел на неё, отчего девушка испугалась и спряталась за Гилом.

– Приношу прощения за дерзость моей подчиненной, – вежливо произнесла Диана, – она не хотела вас обидеть, просто решила поправить.

– Я ошибаться? – с каменным лицом спросил Хи.

– Немного, – произнес Граймс, который стоял рядом с Дианой. – Правильно ваша служба на английском называется «Пограничный контроль», а не барьерный.

– Я понимать, – кивнул Хи. – Я благодарить вас! – он поклонился Диане и Гарймсу, а затем повернулся к Мияко. – И вас! – он поклонился и нескоту. – Ви помогли мне лучше узнать ваш язык.

– Пожалуйста, – ответила Мияко из-за спину Гила.

– Мистер Уолкер говорить, что ви прилетите на транспортирном дирижабле, не боевом. Что-то изменилось?

– Форс-мажор, – улыбнулась Диана.

– Форс-мажор? – удивлено переспросил Хи.

– Непредвиденные обстоятельства, – ответил Граймс.

– О, я вас понимать, – улыбнулся Хи. – Согласно документам, – он открыл папку, которую до этого держал в руках, – у вас на борту нет оружия. Это так?

– Дирижабль имеет вооружение, но не оснащен боеприпасами, – ответил Граймс. – У экипажа так же нет оружия. Но члены экспедиции имеют при себе оружие.

– Шида[1], – кивнул Хи, – мистер Уокер говорить мне об этом. Ви не могли бы показать это оружие?

– Да, конечно, – кивнул Гаймс, приглашая лейтенанта Хи и его подчиненных в грузовой отсек.

– Мистер Марлоу, Мияко, останетесь здесь с леди Дианой, – произнес он Гилу. Тот молча кивнул.

– Баронесса фон Шатнмайер, – улыбаясь, произнес мистер Уокер. – Нас не представили, Джон Уокер, представитель транспортной компании «Афина».

– Очень приятно, – улыбнулась Диана, – Диана фон Штанмайер.

– Прекрасно, – улыбнулся Уокер и, сразу же сделав серьезное выражение лица, спросил, – что с «Буревестником»?

– Погиб, – честно ответила Диана, – был сбит над территорией Московского царства. В живых осталось только трое матросов.

– Где они? – спросил Уокер.

– Предполагаю, уже на подлете к Британии, – улыбнулась Диана.

– Как? – опешил Уокер.

– Они были отправлены мной в Британию сразу же по прибытию в азиатские колонии.

– Они сотрудники компании «Афина», – серьезно ответил Уокер. – Что теперь будет?

– Ничего, ребята попадут домой.

– Да мне плевать на этих сопляков! – крикнул Уокер. Гил, стоящий чуть в стороне, насторожился.

– Леди Диана, все в порядке? – громко спросил он.

– Да, мистер Марлоу, все хорошо, – громко ответила Диана, и, повернувшись к Уокеру, тихо произнесла, – вы не забылись, с кем разговариваете?

– Нет, – усмехнулся Уокер, – не забылся. А вы, видимо, забыли. Вы арендовали дирижабль «Буревестник» на время следования в Китайскую империю. Не купили, не получили в подарок, а арендовали! Вот! – он порылся в бумагах и достал довольно потертый листок. – Договор аренды, подписанный вами!

– Я знаю, – ответила Диана, взявши в руки листок. – Что вы хотели этим сказать?

– Читайте! – Уокер ткнул пальцем в один из пунктов.

– «Если транспорт будет поврежден или уничтожен по вине арендатора, то арендатор обязан возместить арендодателю ущерб в размере трехкратной стоимости дирижабля» – просчитала Диана. – И что? Дирижабль был сбит московитами! Как сказал мистер Граймс – непредвидимые обстоятельства.

– Выражаясь юридическим языком, обстоятельства непреодолимой силы, – поправил Диану Уокер. – Но настолько ли они были непреодолимы?

– О чем вы? – удивлено спросила Диана.

– Никогда не поверю, что капитан Винсент, опытный воздухоплаватель, повел дирижабль в самое пекло войны, через линию фронта, – произнес Уокер. – Уверен, он предлагал облететь линию фронта. Скажем, через Османскую республику.

– Допустим, – закипая, произнесла Диана, – дальше что?

– У меня уже есть арендаторы на «Буревестника», местный вельможа. Теперь мне придется платить большую неустойку, – произнес Уокер. – Возместите мне троекратную стоимость дирижабля, и мы в расчете.

– Что?! – возмутилась Диана. – Это полтора миллиона шиллингов! У меня нет при себе такой суммы! Та даже если и была, на каком основании? У вас нет доказательств!

– Как и у вас, – ответил Уокер. – Но это не важно, решать буду не я. А суд. В данном случае, китайский. А поверьте мне, я лучше разбираюсь в местной бюрократии. Выиграю или проиграю, это большой вопрос, но вот то, что вы здесь застрянете надолго, это точно.

– Да, все хорошо, замечательно! – Хи с подчиненными и Граймс с другими членами команды вернулись.

– Поговорим потом, – произнесла Диана, – без наших китайских друзей.

– Как пожелаете, – кивнул Уокер.

– Все в порядке? – улыбаясь, спросила Диана у Хи.

– Да, разумеется!

Диана молча кивнула, не прекращая улыбаться.

– Что же, удачного вам пути! – Хи поклонился и, распрощавшись, ушел вместе со своими подчиненными.

– Мистер Уокер, – обратилась Диана к представителю. – Мы обсудим наш вопрос чуть позже. Увы, это не наш личный транспорт, нам надо расквартироваться на время пребывания в Урумчи. Вечером, вас устроит?

– Да, конечно, – ответил Уокер. – Тогда до вечера?

– До вечера, – Диана смогла выдавить из себя улыбку.

Распрощавшись, Уокер ушел.

– Что-то случилось? – спросил Граймс.

– Да, – кивнула Диана и, посмотрев на других членов команды, которые с интересом слушали этот диалог, добавила: – Мистер Граймс, мистер Марлоу, мне надо с вами поговорить. Остальным заняться разгрузкой. Мияко, – обратилась она к нескоту.

– Да! – быстро ответила Мияко.

– Поручаю тебе проконтролировать процесс разгрузки.

– Хорошо, – неуверенно ответила Мияко.

– Замечательно! Теперь мой начальник кошка! – возмутился Дик.

– Мистер Камерон! – строго произнесла Диана. – Вашим начальником будет тот, кого я назначу! И да, сейчас это Мияко! Мияко, – кинула она нескоту, – если мистер Камерон будет сачковать на разгрузке, разрешаю применить дисциплинарное наказание!

– В смысле? – в один голос спросили Мияко и Дик. Только Мияко растеряно, а Дик возмущенно.

– Порка, – ответила Диана. – Если вы будете сачковать, Мияко вас выпорет. Вы меня поняли, мистер Камерон?

– Более чем, – ответил Дик.

– Прекрасно, – ответила Диана, – тогда приступайте.

Она развернулась и пошла прочь. Гил и Граймс проследовали за ней.

 

***

Урумчи небольшой город, по сути, но из-за того, что он является таможенным пунктом с крупным воздушным портом, здесь всегда много иностранцев. Поэтому строительство гостиницы европейского стиля было просто вопросом времени. И она появилась! Предприимчивый француз Пьер Д’Арно еще семьдесят лет назад построил здесь пятидесятиэтажное здание – гостиницу «Status Quo». Быстро это место стало центром жизни Урумчи, по значимости сровнявшись с портом. Диана и команда поселились в этой гостинице. Здесь же жил и Уокер, который годами не покидал Китайскую империю.

Пока Мияко следила за разгрузкой дирижабля, Диана переговорила с Граймсом и Гилом. Как ни прискорбно было это признавать, но Уокер был прав: причиной гибели были действия Дианы. Не прямые, но косвенные. Выбери Диана другой маршрут – дирижабль бы уцелел. Но чего произошло, не воротишь, и угрызения совести не вернут мертвых к жизни. А вот увязать в болото местной бюрократии не хотелось. И тогда герои приняли верное, как им казалось, решение. Его же они и решили сообщить Уокеру, который ждал их ответа вечером в холле гостиницы.

– Могу я узнать, что вы решили? – спросил он. Они сидели у большого витражного окна, через которое было видно воздушный порт. Большие красные кресла вокруг низкого журнального столика были на удивление комфортными. Казалось, что ты тонешь в них, но при этом столик был легкодоступен каждому кто сидел за ним.

– Вы получите свои деньги, – ответила Диана.

– Замечательно! – улыбнулся Уокер. – Но мне потребуется время для оформления всех бумаг. Сами понимаете, я не могу просто так взять ваши деньги и сказать, что дирижабль погиб.

Диана устало посмотрела на сидящего рядом Граймса и тот продолжил.

– Нам тоже потребуется время, – произнес Граймс, – у нас нет таких денег. Здесь. Но они будут. Минимум через неделю. Завтра я отправлюсь в Лондон и доставлю сюда оговоренную сумму. Полтора миллиона шиллингов, так?

– Да, – кивнул Уокер, – такая сумма оговорена в контракте. Мистер Граймс, могу ли я вас попросить об одном небольшом одолжении?

– Да, конечно, – ответил Граймс.

– Для оформления всех бумаг, мне потребуются свидетельства выживших матросов. Вы не могли бы их предоставить? Просто, по прибытии в Лондон, свяжитесь с ними и попросите их изложить на бумаге все, что они помнят за тот день.

– И это, по-вашему, небольшое одолжение? – удивился Граймс. Уокер лишь развел руками.

– Где же мне их там искать? – спросил Граймс.

– О, это не беда, у меня есть все их контакты, – произнес Уокер, протягивая Граймсу листок, на котором были напечатаны имена и адреса всех членов экипажа «Буревестника».

– Это, немного затянет мою командировку в Лондон, – произнес Граймс.

– Прекрасно вас понимаю, – улыбнулся Уокер, – но, ни мне, ни вам не хочется встревать в болото китайской судебной системы, которая ничем не лучше британской.

И здесь он был прав. Увы, но китайская бюрократия ничем не отличалась от британской. Это в Османской республике все скоры на вынесения приговора, в Британии или Китае ждать решения суда можно годами. Поэтому в интересах сторон все было решить полюбовно.

– Хорошо, – кивнул Граймс.

– Мистер Уокер, – произнесла Диана, ознакомившись со списком экипажа, – надеюсь, вы понимаете, что в таком случае, ваше ожидание может немного затянуться? Если раньше мы рассчитывали решить этот вопрос всего за неделю, то теперь на это уйдет минимум десять дней.

– Я думаю, что мистер Гарймс справиться за девять, – усмехнулся Уокер.

– А вы не могли бы связаться со своей компанией в Лондоне? – спросил Гил. – Просто отправив телеграмму. И пока мистер Граймс летит туда на дирижабле, то все документы были бы уже готовы.

– Уважаемый… – Уокер замялся. Так как Гил не был представлен ему, он вообще посчитал молодого человека кем-то вроде телохранителя или секретаря, а Уокер не привык обращать на таких людей внимания вовсе.

– Это мистер Марлоу, – представила Гила Диана, – он помощник мистера Граймса.

– Мистер Граймс ваш помощник, а мистер Марлоу помощник мистера Гарймса? – усмехнулся Уокер. – А где же помощник мистера Морлоу?

– Леди Мияко сейчас занята и не смогла присутствовать на нашем собрании, – вежливо ответила Диана.

– Мияко? Она азиатка? Или вы о том нескоте говорите? – переспросил Уокер.

– О нескоте, – ответила Диана.

– Никогда не думал, что нескоты смогут занимать такую высокую должность как помощник помощника помощника, – засмеялся Уокер.

Гил еле сдерживался от такой наглости. Он… нельзя сказать, что он любил Мияко, но он к ней привязался. Да и команда воспринимала нескота доброжелательно. Небольшие безобидные, по сути, насмешки со стороны Дика ничего не значили. И сейчас ему было неприятно слышать насмешку из уст этого пижона.

Подобное ощущали и Диана с Граймсом. Мияко серьезно помогла во время боя. Именно она обнаружила приближающихся противников, она помогла прицелиться Гилу, она прикрывала Диану, в ожидании прорвавшихся вовнутрь бронетранспортера врагов. Она была не просто покупкой Гила у работорговцев, за эти дни она стала полноценным членом их команды.

– А я, представьте себе, подумала, – ответил Уокеру Диана. – И не пожалела, леди Мияко оказалась способной подчиненной, ни чем не уступающей людям. А в чем-то даже превосходящей.

Уокер не нашел что ответить, поэтому решил просто вернуться к изначальной теме разговора.

– Я вас понял, – скромно произнес он, – но нет, так не пойдет. Я не хочу ввязывать в это дело главный офис. Лучше всю бюрократию оставить здесь, нежели развязывать на две страны. Обратись я сейчас в главный офис, бумаги начнут оформлять там, а так все решиться здесь. Меньше бумаг, меньше волокиты.

– Что же, – произнесла Диана, поднимаясь с кресла, – тогда договорились?

– Да, конечно, – ответил Уокер.

Попрощавшись, герои направились к выходу.

– Ах, да! – окликнул их Уокер, – леди Штанмайер, надеюсь, вы понимаете, что до разрешения нашей ситуации, вам лучше не покидать Урумчи?

– Разумеется, – улыбнулась Диана, – всего доброго, мистер Уокер!

– Всего доброго, – ответил Уокер.

 

[1] Транскрипция китайского слова «Верно» – Shì de – аналога «Да».




Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru