"Легенда о Золотой Кисти" Глава 10."А бумага кончится - нарисуем жизнь..."
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения

День едва перевалил за половину, но из-за низких, темных туч, затянувших  все небо, Тони казалось, что приближается ночь. Девушка бесцельно ходила по опустевшему дому, время от времени выглядывая в окно. Улица оставалась пустынной. Внезапно Тони  услышала странный рокот, доносящийся откуда-то издалека. Словно в этот ненастный осенний день, где-то за горизонтом бушевала гроза.

- Да ведь это пушки стреляют! –  с ужасом осознала она – Там, в замке! Господи, неужели бой проигран? А мои друзья? Живы ли они? И что теперь будет с Алехандро? 

   Больше всего Тони сейчас хотелось оказаться в рядах горожан, штурмующих замок. Утром она была готова, очертя голову, броситься в бой. И лишь мысль о Луиджи остановила девушку. Что случится с малышом, если она погибнет?! Кто будет заботиться о нем? Ни родных, ни знакомых в городе у нее не было, а ученики художника не знают о ее тайне.

   Тони бессильно сжала руки. Как защитить своих друзей от неминуемой беды она не знала. Когда младший братик болел, у девушки как-то сами собой находились нужные слова, которые превращались в добрые песни, похожие на заклинания. И болезнь отступала. Но какими словами можно остановить смертоносный ливень из пуль и картечи?

   Когда уже почти стемнело, по улицам города потянулись отряды разгромленной армии неудачливых бунтовщиков.
Тони выбежала навстречу ученикам художника и, глядя в их серые, словно присыпанные пороховой гарью, измученные лица, сразу поняла: случилась беда! Раненого Диего товарищи бережно внесли в его комнату и тут же послали за лекарем…

 

   По счастливому стечению обстоятельств, трусливый наместник был слишком занят собой и не преследовал горожан. Потери в их рядах, несмотря на пушечные выстрелы, исчислялись единицами. Кого-то легко ранило осколком, кого-то просто ударило упавшими камнями. 

И только Диего, получивший пулю в грудь, пострадал больше всех. Пуля прошла навылет, но пока друзья волокли его домой, юноша потерял много крови. И теперь лежал в своей комнате бледный, как полотно. И почти без чувств. Пабло умело менял ему повязки и с тревогой вглядывался в его лицо: дышит или не дышит? 

Всем остальным было приказано быстро собрать вещи и куда-нибудь исчезнуть.

- Я даже не хочу знать – куда? – строго сказал Пабло. – Если сюда все-таки ворвутся гвардейцы и  меня начнут бить ногами – могу проговориться. А так я никого не выдам, даже если проявлю слабость. Я виноват во всем, что произошло и предпочел бы сам за все ответить. Хватит нам того, что маэстро в застенке, а Диего – при смерти…

   Ну, тут он, конечно, немного сгустил краски, но надо же было как-то выставить всех вон? Старенький лекарь сказал юноше, что, если раненый доживет до утра, то непременно поправится. Но остальным не обязательно было это знать. 

Ученики погоревали и исчезли.
И только Тони наотрез отказался уходить.

- Никуда я не пойду! Кто-то должен тебе помогать – греть воду, щипать корпию. И быть рядом с Диего, если ты уснешь.

- А если придут гвардейцы?

- Меня они не тронут. Я – маленький. И меня не было возле замка. 

К тому же, я даже не живу в этом доме – я же приходящий ученик. И при самом плохом раскладе получу всего лишь парочку затрещин и пинок под зад. К такому обращению я давно привык – так что ничего страшного не случится. Пожалуйста, не прогоняй меня! Вдруг я смогу чем-то помочь?

  Пабло ничего не сказал и только сочувственно покосился на младшего товарища.

- Как только руки не отсохли у того, кто отвешивал эти затрещины? – подумал он, смерив взглядом худенькую фигурку.

  Потом снова подошел к Диего, проверяя – жив ли он? А в голове не переставало звучать слово «руки».

- Стоп! А, скажи, как так вышло, что Волшебная Кисть тебя не обожгла? Вы что – знакомы?

- Откуда??? Мы с ней раньше не встречались. Иначе бы я…

    Девушка не стала договаривать – что  бы она сделала, попади ей в руки этот артефакт. Но Пабло ее уже не слушал. Он напряженно думал.

- Помнишь, учитель говорил о том, что взял бы Кисть в руки только для того, чтобы спасти близкого человека? А Диего нам всем не чужой. Ты рискнул бы написать его портрет? Где он будет жив - здоров?

- Ты еще спрашиваешь? Конечно!!!

- А как же годы жизни? Тебе их не жалко? И не страшно?

- О чем ты говоришь, Пабло? Вот тут – девушка кивнула на раненого – лежит человек, в котором жизни осталось всего на несколько часов. А моя Смерть придет за мной еще очень не скоро.

  Тони  быстро сбегала наверх и притащила из кабинета черный футляр. Поставила у изголовья раненого мольберт и начала лихорадочно смешивать краски. Потом на секунду остановилась и повернулась к Пабло.

- У меня к тебе есть одна странная просьба. Обещай, что если сейчас что-то пойдет не так, и со мной что-нибудь случится, ты сходишь ко мне домой. У меня там … кошка. Не хотелось бы, чтобы она пропала. Мы ведь в ответе за тех, кого приручили.

  Юноша кивнул. Он смотрел на нее с легким недоверием и нескрываемым восхищением.

- Святой Лука! Помоги нам! – тихо сказала Тони и взяла в руки Кисть…  

   Коснулась палитры, провела тонкую линию на холсте…

 

Резкий вихрь, ударивший в лицо, заставил девушку зажмуриться.
Когда Тони осторожно открыла глаза, ни комнаты Диего, ни самого раненого юноши рядом не было. Она стояла посреди облетевшего осеннего леса, увязнув по колено в груде опавшей листвы и в путанице бурых болотных трав. Неподалеку от нее горделиво высился  пылающий  огненным золотом красавец-клен. А у подножия дерева Тони заметила свой мольберт.
Кисть все еще оставалась у нее в руках. Девушка осторожно сделала шаг вперед. 

Черная тень, внезапно накрывшая поляну, заставила ее вздрогнуть и поднять голову. 

Косматая, похожая крылатое чудовище, уродливо разбухшая туча  стремительно опускалась на лес, погребая под собой верхушки деревьев. 

Вслед за ней тянулся непроглядный черный мрак, в котором, подобно гигантским змеям, извивались в неистовой пляске сотни смерчей.
Порыв ураганного ветра обрушился на клен. Затрещали ветви, золотые листья дождем посыпались с ветвей. Дерево застонало под ударами стихии, и в этом стоне девушка отчетливо услышала голос Диего.

- Это же его картина! – сверкнула ослепительная, как молния, догадка. – Золотой клен, бросающий вызов черной буре. Но тут стоит мой мольберт. Значит, я должна написать своюкартину!

   Девушка рванулась  вперед. Страшная туча встала перед ней стеной, неистовый вихрь опрокинул ее на колени.
Задыхаясь от ударов шквального ветра, Тони встала, собрав все силы, бросилась к мольберту у подножия клена  и снова взмахнула Кистью.

Синий цвет озерной воды! Золото листьев! 

Смерч налетел на нее, отшвырнул в сторону. Она больно ударилась о какую-то корягу, но вскочила, отчаянно пытаясь дотянуться до мольберта. 

Вновь нанесла несколько уверенных штрихов. 

 

Белая рубашка Диего. Добрый взгляд его ясных, карих глаз. Пушистый рыжий комочек в траве…

 

Тьма уже  полностью поглотила лес. Но безумную пляску вихрей, подобно золотой молнии, прорезала Кисть, пылавшая солнечным лучом в руках девушки.

- Я не сдамся! Я спасу тебя, Диего!
Мрак растаял. Теплый солнечный свет затопил поляну.
Тони снова зажмурилась.

А когда открыла глаза, в окна комнаты светило утреннее солнце. И в его лучах играла яркими красками только что написанная картина.
Улыбающийся молодой художник, со здоровым румянцем во всю щеку, упоенно рисует  рыжего Лиса, сидящего на берегу знакомого озера. Осенние листья, медленно кружась, падают на холодную синюю воду. Последние теплые лучи заходящего солнца освещают уютный уголок. Все тихо, мирно и прекрасно…

 

  Пабло смотрел на картину и боялся вздохнуть. Ему почему-то очень хотелось шагнуть в глубину холста, оставив снаружи все тревоги и печали последних дней. Чем дольше он вглядывался в изображение, тем ближе оно становилось. В какой-то момент ему вдруг померещилось, что на куст рядом с лисом опустилась старая ворона. И он даже услышал – о чем они говорят.

- Ли-и-ис! Ты что застыл, как памятник? Курицу перевариваешь?

   Но рыжий зверек не удостоил ответом воронье карканье. 

- Я поняла, - хихикнула Ворона, - ты сочиняешь стихи. 

  Лис покачал головой и продолжил нюхать воздух уходящей осени. В нем чувствовались запахи грибов, прелой коры, опавших листьев и еще всякой всячины. 

- Пи-пи-пи, – откуда-то донесся тоненький голосок. 

  Это маленький серый мышонок притаился в опавших листьях. Лис хотел было прыгнуть и схватить его, но потом вспомнил, что Мышь - его друг. А друзей хватать нельзя. Можно только нюхать. И Лис продолжил сидеть с закрытыми глазами и ощущать вращение земли вокруг своей оси. А ворона все ходила вокруг Лиса и хихикала…

  Пабло тряхнул головой, отгоняя странное наваждение, и попытался вынуть себя из картины.

- Будьте осторожны в своих желаниях – они сбываются! – каркнула ворона и улетела.

   Остался только знакомый пейзаж и Диего – с мольбертом в руках.

- Чудеса! – растерянно произнес ученик художника. – А что же дальше-то???

   А дальше за его спиной раздался тихий вздох. Диего пришел в себя и открыл глаза.

- Что это у нас в мастерской мыши делают? – поинтересовался он. – Тут же ни одного целого холста не останется!

- Господи, Диего! – рванулись к нему друзья. – Как ты себя чувствуешь? 

- Нормально. И я, пожалуй, даже чего-нибудь бы съел. Что у нас сегодня на завтрак? И где все?

  И он попытался сесть на постели.

- Лежи, лежи!!! – закричал Пабло. – Сейчас я принесу какой-нибудь еды, а Тони тебе все расскажет!

  Но у Тони от волнения перехватило дыхание, и она лишь молча наклонилась над юношей. На его бледном лице начинали проступать живые краски. А кровавое пятно на повязке наоборот побледнело, а потом совсем исчезло...

Девушка  перевела взгляд на  картину и увидела, как Лис хитро ей подмигнул и, спрыгнув с мольберта, куда-то исчез. И только тогда она встала и, подойдя к футляру, положила Кисть на место.

- Ты рисовала Волшебной Кистью? –от волнения Диего вскочил с постели. – Но это же смертельно опасно!

- А что? Надо было дать тебе умереть? – вздохнув, спросила Тони. – Ты мне друг и почти что брат. Я не могла бросить тебя на произвол судьбы…

- Ну да, вот только спасая меня, ты чуть было не бросила на произвол судьбы настоящего брата. Как, кстати, зовут малыша? И как ты себя чувствуешь … дорогая Антуанетта?  С тобой все в порядке? Ничего не болит? Голова не кружится?

   Девушка вздрогнула,  изумленно раскрыв глаза.

- Да, все со мной в порядке! – воскликнула она. – Ты сам-то как? 

   То, что Диего откуда-то узнал ее тайну, Тони сразу поняла. Но все вопросы решила отложить на потом.
Юноша растерянно пожал плечами, потом прижал руку к груди. 

- Ничего не болит. 

- Вот и хорошо,  – Тони, наконец-то,  улыбнулась, а потом не выдержала и всхлипнула. – Господи,Диего, я так за тебя испугалась!

   Ученик художника  осторожно приобнял девушку, ласково погладил по волосам.

- А, уж как я испугался за тебя … Тони. Когда увидел, что ты стоишь с этой проклятой Кистью в руках. Ты уверена, что с тобой не случилось ничего плохого?

- Нет, я чувствую себя, как обычно. Вроде, ни на год не постарела, – она смущенно улыбнулась. – Но скажи, Диего, как ты узнал мою тайну?

- Я случайно услышал твой разговор в лесу вот с этим рыжим приятелем, – юноша кивнул на картину. – Тони, но почему  ты скрывала от нас свое горе? Я же чувствовал, что у тебя стряслась какая-то беда. Друзья должны доверять друг другу!

   Девушка вздохнула.

- Сначала я просто искала Золотую  Кисть, чтобы вылечить брата. А потом на нас посыпались эти несчастья. И я поняла, что сначала должна спасти тебя. 

- Ты очень смелая, Тони,  – тихо сказал Диего. – И сильная. А еще очень добрая и светлая. Таких, как ты, я никогда не встречал.

   А глядя в серые, широко распахнутые глаза девушки, отметил про себя, что Антуанетта, оказывается, еще и очень красивая. И как он раньше этого не замечал?

   Больше юноша  ни о чем  подумать не успел. Потому, что его размышления были прерваны грохотом разбитой посуды. Пабло, притащивший поднос с чайными чашками, выронил его из рук. И сам тихо сполз по стенке. Слишком много потрясений свалилось на него за эти несколько дней.
Тони и Диего, дружно охнув, принялись поднимать потерявшего сознание товарища. Девушка брызнула юноше в лицо водой. Пабло тихо застонал и открыл глаза. Диего помог ему перебраться на свою кровать.

- Отдохни, дружище! Я же знаю, что ты всю ночь не отходил от меня. А мы с Антуанеттой сами сообразим какой-нибудь завтрак. 

- С ... кем? – Пабло ошарашеннопереводил взгляд с Диего на девушку и обратно.

   Пока Тони ставила на плиту чайник и делала бутерброды, Диего вкратце поведал другу ее историю, не забыв, также, упомянуть о встрече с Лисом. 

   Пабло с глубоким вздохом откинулся на подушки.

- Да уж, чудеса! А хорошо бы, чтобы какое-нибудь чудо помогло маэстро.

   При упоминании об учителе ребята сразу загрустили. Вспоминать о неудавшемся бунте было тяжело. А как помочь Алехандро они не знали. Поэтому завтрак прошел в невеселой тишине. Потом Пабло задремал, а Тони принялась собирать с пола осколки разбитой посуды.

- Давай, я помогу.  

  Диего присел на пол, подобрал разбитую чашку. 

И его пальцы, случайно или нарочно, коснулись ладони девушки.
На мгновение, Тони и Диего замерли. Легкий румянец окрасил щеки Антуанетты. Она посмотрела юноше в глаза и вновь смущенно улыбнулась. А потом,  вспомнив что-то, ахнула и торопливо вскочила.

- Диего, мне пора домой! Луиджи, наверное, места себе не находит. Плачет, думает, что я куда-то пропала. Бедному малышу и так пришлось ночевать одному в пустом доме. 

- Одну я тебя не отпущу! Мало ли что! Вдруг наместник все-таки решится отправить в город отряд гвардейцев, чтобы наказать бунтовщиков? 

- А кто же присмотрит за Пабло?

- Я присмотрю. 

   Рыжий Лис высунул голову из зарослей желтой травы на картине и изящно перемахнул через край мольберта.  Только пушистый хвост сверкнул в солнечных лучах. 

– Ну вот, Тони, я же говорил, что сам найду тебя. А тебя, Диего, я сразу тогда заприметил, хоть ты и прятался в колючках. Ладно, идите к малышу, а я пока посижу тут и подумаю, как нам  победить злодеев и спасти маэстро Алехандро.

   Тони открыла скрипучую дверь маленького домика.

- Братик, я вернулась. Посмотри, кто со мной пришел. Это Диего. Помнишь, я тебе о нем рассказывала?

   Мальчишки подружились сразу. Вскоре Диего уже катал сияющего от радости малыша на плечах, бегая по всему дому и изображая скаковую лошадь. Потом они играли в прятки, в догонялки.
Тони, развеселившись, сняла со стены лютню и спела ребятам добрую песенку, которая так подходила и к стоящему на дворе времени года, и ко всем опасным и прекрасным событиям, случившимся с нашими героями в последние дни:

На полнеба радуга над рекой, гладит дождик волосы мне рукой.
 А в дремучих зарослях у реки – рыбаки. 
Льется, как из леечки, там вода, и крадутся снова к нам холода,
 А вокруг лишь мокрой полно травы. Что ж – увы! 
Но из фиолетовых грозных туч пробивается солнца тонкий луч,
 Значит то, что в мире кругом вода – не беда! 
Лишь бы мы поверили в этот свет и своей печали сказали «Нет». 
Ведь не вечно тучам вокруг кружить. Будем жить
!

 

  Закат уже зажигал свои краски на вечернем небе. Тони приготовила нехитрую еду и ласково позвала:

- Мальчики, пора ужинать.

   Улыбаясь, девушка смотрела на то, как Диего и Луиджи садятся за стол. И неожиданно какое-то новое, светлое чувство вспыхнуло в ее сердце. Ощущение тепла и уюта. Защищенности от всех бед, таящихся за окном. И нежности к самым дорогим для нее людям. 

- Кажется, только сейчас я поняла значение слов «семья» и «родной дом»,  – удивленно и радостно подумала Тони.



Похожие публикации:

"Легенда о Золотой Кисти" Глава 4. "И тогда явился ко мне мой черт, и уселся верхом на стул..."
В дом Витольдо Краббса приходит жуткий гость, после чего завистник начинает с удвоенной силой плести интриги.
"Легенда о Золотой Кисти" Глава 6."И вовеки веков, и во все времена трус, предатель - всегда презираем..."
Пабло пытается воспользоваться Золотой Кистью, а Краббс идет к наместнику с доносом на Альвареса. После чего в дом маэстро приходит неожиданны...


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru