"Легенда о Золотой Кисти" Глава 13."Куда ты скачешь, мальчик, кой черт тебя несет?"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения

Пламенное пурпурное небо.  
Ледяной ветер  пронзительно свистит в нагромождениях обломков черных камней, в путанице причудливо изогнутых скал, похожих на драконьи хребты… 

Наши герои - на узкой каменистой площадке возле самого края обрыва.
- Где мы? – шепотом спросила Тони. 

   Диего пожал плечами: 

- Трудно сказать. Но ясно, что это какой-то иной мир. 

- Смотрите! – Паулино показал рукой куда-то вниз. 

   По узкой горной тропе мчался  всадник. Золотой плащ развевался за его плечами: разбивая, словно  ясный солнечный луч,  мрак  багрово - черного мира. 

Рубинами сверкала рукоять меча. А к седлу, как ни странно, была приторочена лютня. Наездник  резко оглянулся, словно ожидая погони, пришпорил коня и  скрылся за поворотом дороги.

- А я знаю, что это за картина! – неожиданно воскликнул Джованни. – «Одинокий всадник»! Маэстро посвятил ее своему далекому предку, который был знаменитым поэтом и воином. 

- Ну и ладно, а нам-то, что теперь делать? – хмыкнул Франциско. –  Как мы будем  тут писать картину? А главное – на чем?

   Холодный ветер налетал хлесткими порывами. Клочья черных облаков стремительно неслись по багряному небу.
Тони невольно поежилась. Диего торопливо набросил  девушке на плечи свою куртку. Она благодарно кивнула и вдруг заметила, что на вершине ближайшей скалы мерцает какая-то серебристая искорка. Звезда? Вроде, не похоже…

- Ребята, да это же… мольберт! Надо добраться до него и написать картину.

   Легко сказать! Узкая тропа, вьющаяся по краям обрыва, то и дело прерывалась завалами из камней. Временами ее прорезали  широкие трещины, казавшиеся бездонными. К тому же ветер усилился, превратившись почти в ураган.
Друзья шли к цели, вернее, почти ползли, низко пригнувшись к земле. Только Франциско, вспомнив былые навыки акробата, уверенно шагал впереди, легко перепрыгивая через трещины и отбрасывая  с пути товарищей острые камни. Он одним прыжком перемахнул  очередной завал и призывно махнул рукой.

- Мы почти дошли. Надо только взобраться наверх. 

   Горная тропа превратилась в подобие кривых, разбитых временем ступеней. Самый обычный мольберт, почему-то лучившийся в этом мире странным серебристым светом, находился сейчас над головами  ребят  на высоте десятка с лишним метров.
Франциско шагнул на первую ступеньку.
И тут началось!

Свист ледяного ветра превратился в рычание дикого зверя.
Камни, до этого спокойно лежавшие под ногами, вдруг стронулись с места, задрожали и  поехали в разные стороны.
Это не было похоже на обычное землетрясение! Казалось, чья-то злая воля крушит и ломает все вокруг, не давая друзьям добраться до цели. 

Вцепившись в край скалы, Франциско подтянулся на руках и кое-как удержался на крошечной каменистой площадке. Пабло, мертвой хваткой сжимая Кисть, попытался рвануться вслед за ним. Но споткнулся о взявшийся из ниоткуда кривой обломок и опрокинулся в пропасть!
Джованни еле успел ухватить его за руку  и теперь сам сползал к краю бездны. Паулино изо всех сил вцепился в пояс Джованни.
Яростным рывком они  вытянули друга. Пабло упал на землю, к счастью, не выпустив волшебный предмет. Потом поднял голову и крикнул: 

- Франциско,  если я сейчас брошу тебе Кисть, сможешь поймать?

- Бросай!

   Кисть взлетела вверх и тут же была подхвачена ловкой рукой молодого художника. 

Бывший акробат  преодолел еще несколько разбитых  каменных ступеней. Очередной порыв ветра и подземный толчок заставили его упасть на колени.
Но цель была уже рядом! Большим прыжком Франциско преодолел расстояние до сияющего мольберта и нанес несколько стремительных штрихов.

 

   Чистая, прозрачная синева неба. Ясный солнечный свет. Хрустальные капли дождя на майской зелени. 

 

  Диего и Тони карабкались по тропе, хотя вокруг уже творилось сплошное безумие.
Камни взлетали в воздух, зависали, а потом вдруг неслись со скоростью пращи и с грохотом разбивались о скалы. 

Один такой валун нацелился  прямо на девушку. Диего коротким толчком опрокинул ее на землю и прикрыл своим телом от острых, как бритва, обломков, разлетевшихся во все стороны, когда валун рухнул на скальный гребень.
Пабло, Джованни и Паулино уже стояли рядом с Франциско. Кисть только успевала перелетать из рук в руки.

Казалось, что сюжет на картине меняется сам собой.

   Пестрая ярмарочная площадь. Яркие, веселые краски. Белое и алое кружево цветов в руках девушек.

 

   Диего перевалился через край обрыва, протянул руку, помогая Тони подняться. 

Словно по властному жесту чьей-то руки, дрожь земли и чудовищная пляска камней прекратились.

- Неужели все закончилось? – недоверчиво пробормотал Паулино.

  И в этот миг что-то черное хлестко ударило его по лицу.
Юноша отлетел в сторону  и грохнулся спиной на камни.
Из невидимых в нагромождениях обломков трещин, из глубин пещер, спрятанных в путанице скал,  на головы художников  с шумом и свистом обрушились целые полчища летучих мышей.
Нет! То были не мыши!
Странные и страшные существа, чьи крылья  покрывала угольно-черная чешуя, а головы походили на мягкие мешки из мокрой кожи. И на каждом мешке кривилось лицо! Отвратительное, но человеческое. С осмысленной ненавистью в горящих желтых глазах!

Злобная стая бросилась в атаку.
Пабло сунул Кисть Тони: 

- Пиши скорей! – коротко приказал он. - Мы прикроем!

   Юноши встали кругом, защищая девушку. Джованни сорвал с себя пояс, украшенный узорчатой медной пряжкой – подарок Кэтрин, и стал яростно отмахиваться от летучих гадов, не забывая, впрочем, придерживать штаны. Паулино сдернул куртку и отбивался ею. Диего, Пабло и Франциско хватали  камни, с гневной радостью швыряя их в нечисть. С отвращением чувствуя, как от точных попаданий хрустят и ломаются чешуйчатые крылья.

    А в это время кисть в руках Тони стремительно неслась по холсту.

 

  Пестрые крыши ярмарочных балаганов. Взлетающие в небо шары. Светлые, беззаботные улыбки  нарядно одетых горожан.  Юноши у фонтана. В руках кисти и мольберты.  Родные, добрые лица бесконечно дорогих твоему сердцу людей.

 

   Крылатые твари усилили натиск. Одна из них с шипением обрушилась на Джованни, чуть не рванув когтями за плечо. Диего сбил ее метким ударом. 

Паулино  в отчаянии запрокинул голову. И увидел самого крупного монстра, парящего чуть поодаль от своих мерзких сородичей.

- Парни, я сейчас! – юноша шагнул из круга и стремительным рывком взлетел на скалистый гребень.
Летучий гад завис прямо над его головой.
И Паулино, почти зажмурившись от страха, подпрыгнул вверх и вцепился в его крыло. Чудовище хрипло взвизгнуло и тут же полоснуло его когтями по лицу.
Но юноша не ослабил хватку.
Сильные пальцы скульптора сомкнулись на шее монстра.
И через миг безжизненное тело крылатой твари рухнуло на камни. Остальные взмыли  вверх и растворились  среди скал. 

   Тони подбежала  к герою, на ходу вынимая носовой платок. Прижала к лицу юноши, останавливая кровь.

- Да-а..- присвистнул Франциско. – Вот теперь, приятель, у тебя точно получится скульптурная композиция «Рыцарь Роланд побеждает дракона». Причем с самим собой в виде главного действующего лица.

   Паулино вымученно улыбнулся.

- Даже не знаю, как у меня это получилось. Никогда не считал себя героем. 

- А кто из нас герой? – Пабло хлопнул товарища по плечу. – Мы просто делаем то, что должно: спасаем учителя и помогаем друг другу в трудный час. Кстати, о спасении: как там движется дело с картиной?

- Почти готова, – Тони улыбнулась. – Не хватает только главного действующего лица.

- Сейчас все будет!

   Пабло взял Кисть из рук девушки.

   И в эту секунду мир вокруг них опрокинулся и рухнул!
Острые  скалы покачнулись и завалились куда-то вбок. Багровое небо и черная земля, казалось, поменялись местами.
Но среди этого хаоса Тони успела увидеть знакомую жуткую Тень, которая со свистом промчалась над падающим в бездну миром. Два красных огонька, словно два глаза, сверкнули злобной радостью.
И тьма накрыла девушку…

   Диего медленно поднялся с земли, ощущая противный вкус песка на зубах. Он встал, провел руками по лицу и огляделся.
Песок был всюду. Красно-оранжевые барханы под безжизненным мутно-серым небом уходили куда-то за линию горизонта. Удушливая жара висела над ними дрожащим маревом.
Его товарищи, постепенно приходя в себя, тоже вставали, стряхивали с себя песок, обменивались недоуменными возгласами. 

- Парни, что это было?... Все целы?...  Куда нас занесло?... Вроде бы маэстро никогда не рисовал пустыню… И где Тони?

   Диего бросился к худенькой фигурке, лежащей ничком у подножия огромного бархана. Поднял девушку на руки, прижал к груди.

- Господи, что с тобой, Тони? Девочка моя, пожалуйста, очнись!

   А потом, как в недавнем видении, ласково коснулся губами ее щеки.
Тони чуть слышно вздохнула и пошевелилась, приходя в себя. 

- Диего, это было оно

- Что еще за оно?! – встревоженные юноши, окружили Диего и Тони.

-  Чудовище в виде огромной Тени, которое я видела возле дома Краббса в ту злополучную ночь. Это оно преследует нас!

- Вот же гадство! 

   Франциско, что есть силы, топнул ногой, подняв тучу песка. 

–  Мало нам наместника с «единственным художником», так еще и нежить объявилась! А где же наша картина?!

   Мольберта с почти законченным полотном нигде не было видно.
Друзья с ужасом переглянулись.

- Спокойно, парни, никуда она не делась! – Джованни старался говорить как можно решительней и уверенней. – Помните, маэстро не раз повторял, что писать картину нужно только тогда, когда у тебя свет в душе? Против этого света бессильно любое зло! Значит, полотно где-то рядом, просто враг умудрился его спрятать. Давайте отправимся на поиски.

 

   Никто из наших друзей не мог бы точно сказать, сколько часов, дней, а, может быть, уже месяцев они брели по этой бесконечной пустыне. Пот заливал глаза, душила жара, из пересохшего горла  вырывался порою хриплый стон.
Парни по очереди несли потерявшую сознание Тони. И когда надежда на спасение оставила их, девушка вдруг открыла глаза, посмотрела вниз, на песок, и что-то чуть слышно прошептала.

- Что ты сказала, Тони? – дрогнувшим голосом спросил Диего.
Он решил, что девушка бредит, отчаяние сжало  сердце.

- Следы… - чуть громче повторила Тони. – Там на песке. Надо идти по ним. Я знаю.

   Друзья наклонились над поверхностью  бархана.
На крупном оранжевом песке отчетливо выделялись следы…подозрительно знакомых лап. 

Юноши переглянулись. А потом со всей скоростью, какую им позволяли оставшиеся на исходе силы, рванулись вперед по этим следам.
На вершине очередного бархана, как маяк надежды, мерцала серебристая звездочка мольберта.
Ребята бежали по склону, оступаясь и падая в песок. Поднимались и снова бежали.
Но когда до заветной цели осталось чуть более, полуметра, поверхность бархана дрогнула. Зловещий свист врезался в уши.
И десятки пыльных вихрей обрушились на героев! 

- Говорил же кто-то из моих предков, что у этих проклятых колдунов – никакой фантазии! – вопил Франциско, пытаясь выпрямиться и хоть чуть-чуть продвинуться вперед.  

   Столб песка  толкнул его в грудь, и юноша упал на спину.

 – То землетрясения, то ураганы! Хоть бы что-нибудь  новенькое придумали!

   И все же наши герои постепенно преодолевали подъем. Вот Паулино,  уже почти дотянувшись до мольберта, упал, опрокинутый  ударом стихии, но все же, в отчаянном движении, успел коснуться Кистью холста.

- Ребята, здесь возле картины – нет урагана! Выбирайтесь, скорее!

   И снова Кисть стремительно перелетала из рук в руки.
Колдовская буря то наваливалась, то затихала. И юноши, пользуясь передышками, писали картину так яростно и вдохновенно, словно от этого зависела судьба мира.
А, может быть, так оно и было?
Когда пальцы одного  ученика разжимались от усталости, на друзей, словно злобный монстр, тут же обрушивался новый вихрь.
 Но место у мольберта, подхватив падающую Кисть, немедленно занимал другой. И свирепый ураган отступал, огрызаясь и рыча.
А картина оживала на глазах! Она дышала, звучала и пела. Переливалась чистыми, свежими красками.

   Маэстро Алехандро, окруженный друзьями и учениками. Свободный, улыбающийся, счастливый! Веселый и отчаянный взгляд серо-синих глаз.  Мольберт стоит рядом, в руках – лютня. И лучистая майская зелень высокого дерева колышется над его головой, как победное знамя…

 

Тони даже почудилось, что она слышит песню маэстро, доносящуюся с шумной и веселой площади:

 

Да только этих тополей с весеннею листвою
 Уже  хватило б нам с тобой, чтоб выжить, не скорбя.
Одной травы и синевы - на десять бед с лихвою!
 Не говоря уже о том, что я люблю тебя. 


Пока над нами облака проходят островами,
 Пока их красит в красный цвет багровая заря,
Ещё для счастья на земле немало оснований,
Не говоря уже о том... нет-нет, не говоря.

 

   Ей показалось, или в цветущих кустах жасмина за спиной маэстро мелькнул знакомый рыжий хвост?

- Ну вот, еще один герой нарисовался, – улыбнулась девушка. 

   Оглядела компанию художников под сверкающей после первой майской грозы кроной огромного тополя, вдруг  зачем-то пересчитала их.
А потом радостно ахнула, рассмеялась и взмахнула кистью.
Над счастливым Городом, над веселой ярмаркой, над головами бесконечно близких ей людей – взметнулась в небо ослепительная РАДУГА!

 В тот же миг хлынул дождь. Он был солнечный, добрый и волшебный! Серое небо пустыни вмиг стало ярко-синим, из оранжевого песка буквально взлетели вверх алые головки тюльпанов.
Взявшись за руки, друзья, радостно замерли  на вершине цветущего холма, подставив лица сияющим струям дождя. Вот ливень брызнул еще сильнее, все невольно зажмурились… 

 

   А когда открыли глаза – вокруг них были стены знакомой мастерской сеньора Алехандро. И сам он – живой и невредимый – стоял в их кругу с удивленным видом, казалось, не веря своим глазам.


- Ура!!! – завопили ученики. – У нас получилось!!!

- Ребята, дорогие мои! Как  вы это сделали?

  Мальчишки весело переглянулись. 

- Но, маэстро, вы же сами пели когда-то, что сотворение чудес – совсем простое дело!

Для того, чтобы вас спасти мы все вместе написали вот эту картину Золотой Кистью. И вы оказались здесь.

- Какой кистью? – растерянно спросил Алехандро.

  И бросил взгляд на кованый сундук, по-прежнему заваленный всяким художественным хламом.

- Волшебной, – не слишком уверенно повторил Паулино. – Из черного футляра.

  Глаза маэстро широко раскрылись. Он изумленно уставился на своих учеников. Попытался что-то сказать, но, не смог произнести, ни звука. Только медленно вытер обожженной рукой выступившие слезы.

- Что-то не так? – осторожно поинтересовался Пабло, пододвигая ему кресло.

  Художник машинально сел, продолжая молчать и плакать.
Народ попритих  и деликатно отодвинулся в сторону. Они никогда не видели своего учителя в таком состоянии. 

И откровенно не знали – что сейчас делать?

- Дети мои! – наконец произнес Алехандро. – Не хочу вас пугать. Но должен сказать вам странную вещь…  Кисть, которой вы писали свою картину, была самой обыкновенной. 

И ни разу не волшебной!

- Но, как же так? – пробормотал Диего и прижал ладонь к  бывшей ране. – Лекарь сказал, что я не доживу до утра. И тогда … Антуанетта написала картину… И вот я стою пред вами живой - здоровый.

- А стоило нам поместить всех  нас на Ярмарочную площадь, – вмешался Джованни. – Как вы, учитель, появились здесь…

- Вы ничего не путаете, сеньор Альварес? – встревожено спросил Франциско. 

  Маэстро улыбнулся.

- Я пока что в своем уме и почти полном здравии. Тони! – он чуть запнулся и озадаченно покачал головой, но быстро продолжил - … Девочка моя! Достань вон из того сундука медную шкатулку. Мне сейчас трудновато будет выбраться из кресла. Слишком много событий за три дня. Голова еще соображает, а вот ноги – уже не держат.

  Тони бросилась исполнять поручение. Мальчишки – бросились ей на помощь. Все вместе они освободили крышку и открыли сундук. Из замочной скважины медной шкатулки медленно лился золотистый свет…

 

 

 



Похожие публикации:

"Легенда о Золотой Кисти" Глава 2."Странные вопросы"
Альварес принимает в свою школу юного, но очень талантливого ученика. На одном из занятий этот ученик вдруг задает странные и тревожный вопрос.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru