"Ученик лиходея" Глава 4. "Это что: все, кто на метлах летает, ТАКИМИ становятся?"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Тут я снова замер на месте, глупо разинув рот и вытаращив глаза. Ни покосившихся изб, крытых ветхой соломой, ни дряхлых плетней, ни вековечной грязи посередке улицы с копошащимися в ней курами – не было и в помине! Направо и налево стояли большие каменные  дома с широкими окнами. Солнечные лучи весело блестели на чистых стеклах. Возле домов пышно цвели палисадники, кое-где стояли резные красивые лавочки или качели. Почти у каждого дома виднелся высокий фонарь. Откуда-то доносились веселые детские голоса и звуки музыки. Причем, играла не гармошка и даже не балалайка, а штук десять инструментов сразу.
Маша тащила меня за руку, а я шел вслед за ней, как завороженный, вертя по сторонам головой и бормоча на все лады:

- Батюшки-светы, вот-те и деревня!

  Дорога под нашими ногами была такая же ровная и гладкая, как то шоссе.

Но я, от полного помрачения сознания, загребал лаптями и шатался, чуть не падая носом. Наконец, девушке это надоело, и она остановилась возле какого-то огромного дома, прислонив меня к каменной колонне.

- Тут нельзя, наверно, просто так стоять. Тут, поди, барин местный живет…- опасливо пробормотал я.

  Маша только терпеливо вздохнула.

- Даня, успокойся, пожалуйста. Ты читать умеешь?

  Я утвердительно кивнул.

- Тогда прочти, пожалуйста, что здесь написано.

  И она указала на золоченую надпись над входом. Я напрягся и прочитал с выражением:

- «Дом Культуры поселка городского типа Макаровка». А что это значит?

- Это значит… ну тут, вроде как, балаган местный. Артисты, то есть, по-вашему, лицедеи выступают и молодежь на танцах оттягивается. Понял?

  Я мало что понял, но снова кивнул, чтобы девушка не приняла меня совсем уж за дурака.

- Ты постой здесь, никуда не уходи. А то мне позвонить надо.

  Не успел я спросить, во что она собирается звонить, поскольку ни бубенца, ни колокольчика я у нее доселе не видал, как Маша сделала шаг в сторону и достала из котомки плоскую коробочку с похожей на зеркальце крышкой.

- Ой, связь есть! Наконец-то! – неизвестно чему обрадовалась она.

  Поднесла коробочку к уху и принялась вопить несвязные слова:

- Мишка, козел паршивый! Это из-за тебя, свиньи этакой, я заблудилась и чуть медведю на завтрак не попала. Какому медведю?! Бурому, не гималайскому же! Ну, ты, Мишенька, и гусь!  Наобещал девушке сказочный отдых, а сам в кусты…

- Беда у Машки какая-то с домашней скотиной, - подумал я. - То ли козы разбежались, то ли гуси пропали, то ли свиньи огород потоптали. Только я не понял, почему их всех Мишками кличут. И с кем она сейчас ругается.

  Девица продолжала голосить в свою коробочку, а мне стало скучно, и я отошел от колонны. Походил туда-сюда, завернул за угол и вдруг увидел картину! Она стояла прямо посреди улицы, яркая, точно сегодня же нарисованная. И с этой картины на меня взирал здоровенный парень в кольчуге, девица-краса в золотой короне, жуткого вида бабка с кривым носом и лысый, страшный, как смерть, дед в черном кафтане. Ни дать, ни взять Баба Яга с Кощеем, про которых  Диодор мне не раз рассказывал. Под этой картиной вилась узорная надпись: «Последний богатырь. Смотрите во всех кинотеатрах».
Я горестно и даже испуганно покачал головой. Это что ж на Руси великой творится, ежели все богатыри с нее повывелись?!
Тут к картине подошел парнишка моих лет и тоже стал с интересом ее рассматривать. Я не выдержал и обратился к нему:

- А скажи-ка мне, мил человек, что ж у нас  на Руси такое деется? И куды ж богатыри славные запропали?

  Он почему-то аж подскочил от моих слов. Смерил пристальным взглядом мою застиранную косоворотку с вышитым воротом, посконные штаны и особенно внимательно вперился в лапти. Потом пожал плечами и захихикал:

- Ты откуда ж такой взялся? Тоже из кино какого? В нашей Макаровке новый блокбастер решили, что ли снять?

- Оттуда, - мотнул я головой в сторону леса.

  И продолжил взволнованную речь:

- Выходит в  краях наших всего один богатырь-то и остался? Последним нареченный?! Ты поведай мне, мил человек, не надобна ль богатырю тому какая помощь? Мы с дедом Диодором хоть и невеликие колдуны, а все ж готовы со злом сразиться!

  Парень снова дернулся и буркнул на этот раз уже сердито:

- Да ты больной что ли? Или, - он сжал кулаки, - издеваешься  надо мной?!

  Я не успел ответить. Маша быстрой ласточкой подлетела к нам и потащила меня в сторону от разъяренного собеседника.

- Не обращайте внимания, пожалуйста. Это мой двоюродный брат после ролевого феста никак не очухается. Ему там ржавым мечом по затылку заехали, вот он времена и попутал!

- Да он у меня вообще скудоумный! – уже мстительным тоном добавила она, оттащив меня на безопасное расстояние.

  Незнакомый парень пожал плечами и пошел своей дорогой. Маша устало выдохнула.

- Слушай, ты, Крокодил Данди рязанского разлива! Больше от меня ни на шаг, понятно?! Здесь тебе не лес твой заповедный!  Здесь за дурные речи можно и в челюсть схлопотать, ясно?

- Ясно, - хмуро кивнул я. – Совсем матушка Русь ополоумела! Богатыри запропали куда-то, в деревнях дворцов понастроили, люди у чудовищ в брюхе разъезжают… Куда мы катимся?! Как жить дальше?!

- Ты не первый этот вопрос задаешь, - усмехнулась Маша.

– И поумнее нас с тобой философы об этом рассуждали, да так ничего и не надумали. Живи да жизни радуйся, вот и все дела. Здравый смысл, Данечка, штука скучная. Мне кажется, каждый из нас должен быть немного сумасшедшим, с этакими завихрениями в сознании. Тогда жизнь покажется в новом свете, в совершенно неожиданном ракурсе. Хм!.. Ты, вообще, понял, о чем я?

- Нет! – честно ответил я. - Но на душе, вроде, полегчало. Ладно, пошли на твою… эту самую… электричку. А то день к закату близится, а мне еще через весь лес обратно домой топать. Кстати, а что значит – «электричка»?

- Ну, как тебе сказать? Вот, кто карету везет?

- Лошадь, вестимо.

- Ага. А по-другому можно сказать, что карета – движется. И лошадь у нее – это такой двигатель. И он работает от овса. Ну, или чем там еще ее кормят? Так вот, лошадь – всего лишь животное. Может устать, захворать, а то и вовсе копыта отбросить. Да и ехать в карете – долго. Вдруг тебе не в соседний город надо попасть, а вообще – на край земли? Вот умные люди и придумали другой двигатель – механический. Сначала - паровой, который углем да дровами кормили. А потом и мотор электрический. И теперь поезда возят не паровозы, а электровозы. А весь состав называют – «электричка». В общем, не знаю – как тебе еще объяснить, если ты с физикой и механикой не знаком. Про наши «самолеты» я вообще промолчу. В вашем лесу, поди, одна Баба - Яга на своем помеле летает…

- Помело в хозяйстве – тоже штука важная, – хмыкнул я. – Метла не только Яге нужна.

- Конечно – хихикнула Маша. – Про это даже песенка есть!

 

Ах, полно чудес на свете - словно крошек на полу!
Отыщите мне в тырнете самоходную метлу!
Днем чтоб чисто подметала, создавала всем уют.
А ночами улетала в край, где пляшут и поют.

Чтобы быстро заводилась, отзывалась на "ку-ку!".
Чтобы место находилось и друзьям, и рюкзаку.
Чтоб бензин ей был не нужен, чтоб везде могла успеть:
И везла меня на ужин или песенок попеть…

 

  Пока я пытался разобраться, какие слова мне в этой песенке понятны, мы почти дошли. Деревенская улица закончилась маленькой березовой рощицей. Пройдя ее, мы поднялись на невысокий помост, который Маша по-иноземному обозвала «платформой». Там уже стояла пестрая толпа народу. Бабки с кошелками, мужики с котомками, вроде, Машиной, но только раз в десять поболе, какие-то мамаши с кучей ребятни.

Чуть поодаль стайкой толклись тетки, судя по пестрым юбкам и растрепанным космам, принадлежащие фараонову племени. Одна из них, звеня монистами, подкатилась к нам:

- Ай, дорогие, красавчики мои яхонтовые! Позолотите тете Земфире ручку, все, что хотите вам скажу.

  Маша попятилась. А я усмехнулся и преспокойно сказал:

- Гм! Все, что хотим – скажешь?  А скажи-ка нам, голубушка, под каким кустом ворона от дождя прячется?

  Фараонка вытаращила глаза. Я наставительно произнес:

- Вот видишь – не знаешь. Стало быть, ни гроша не заслужила.

  И шепотом произнес отпугивающее воров заклинание, которое случайно подслушал у Диодора.

- Как на море, на реке, в кованом сундуке семь ножей булатных, семь стражей побратных. Кому сундук открыть – тому целу не быть!

  Тетку просто снесло к другому краю платформы. Да и вся стая горластых бродяжек вскоре испарилась. Маша удивленно округлила глаза:

- Ловко это у тебя вышло! А меня научишь?

- В другой раз, - вздохнул я. - Если ты снова в наши края чудом  каким залетишь. Гляди, вон люд честной засуетился уже. Не иначе, твоя карета волшебная приближается.

 

  Издалека и впрямь уже слышался отдаленный гул, схожий с воем ураганного ветра. Луч заходящего солнца блеснул на железных полосках, названных Машей «рельсами». И в тот же миг, страшно грохоча сотней колес, мимо нас пронеслось новое чудовище! Длинное, как сказочный Змей Горыныч. Но, по счастью, огонь не извергающее. С перепугу я крепко прижал к себе девушку, не зная, как и оборониться от такой жути! Однако, страшилище постепенно замедлило бег, зашипело и остановилось. На его зеленом пыльном боку открылась большая дверь.

- Мне пора, - тихо сказала девушка.

  Но из моих объятий выбираться  отчего-то не спешила.

- Это не опасно? – осторожно кивнул я в сторону «железного змея».

  Маша рассмеялась.

- Только для зайцев.

- Оно что – зайцами питается?! Гляди, как бы вас всех не слопало!

  Девушка посмотрела на меня как-то странно. Чуть насмешливо и одновременно ласково:

- Ох, Даня, какой же ты… чудной все-таки. И хороший! Жаль, что мы расстаемся, честное слово. Можешь, бросишь свою глушь и переедешь в город?

  Не дожидаясь ответа, Маша быстрым движением пригладила мои волосы, а потом…поцеловала в щеку! И прыгнула в закрывающуюся дверь, махнув мне на прощание рукой. А я остался стоять столбом с дурацкой ухмылкой и ощущением нежных губ на горящей щеке. Прежде меня никто не целовал, окромя матушки в раннем детстве. Было мне сейчас как-то странно. Приятно и тут же отчего-то грустно.
«Змей» снова загудел и понесся, дребезжа и качаясь. Ветер ударил мне в лицо. Я постоял еще пару мгновений, а потом пошел обратно к лесу, вздыхая и пожимая плечами на каждом шагу. Понравилась мне Маша – что скрывать? Несмотря на все ее «шпильки», и этот, как его? Макияж! И прочие иноземные словечки. Это у нее, наверное, просто защита такая – от всякой там «механики» с «физикой». Видимо, тут все, кто на метлах летает, ТАКИМИ становятся. То есть, я хотел сказать – кто на чудищах электрических по Руси путешествует. Мда! В городе пожить было бы можно – но немного страшно. Да и как я хозяина одного в лесу брошу? Тем более, если заклятье, наложенное на Время,  уже не действует?

 

 

 



Похожие публикации:

В жилище "лиходеев" забредает прелестная незнакомка. И в мире русской деревни ей приходится непросто!
Данька применяет к мальчишке свои методы воспитания, но тут малолетний злодей устраивает нечто весьма опасное.


21:39

Здорово, очень приятно было читать, жду продолжения rose rose rose

22:56

Скоро будет продолжение)))

Прикольно))


Загрузка...






Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru