"Ученик лиходея" Глава 19. "Земля, прощай! В добрый путь!"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

  Я стоял на берегу речки, хмурясь и почесывая затылок. Если честно, за мгновение до свершения плана  я немного оробел. Артем со всей честной компанией умчался на защиту леса, взяв с меня обещание, что сильно я рисковать не буду. Но не риска я боялся, а того, что у меня, колдуна неумелого, ничегошеньки нынче не выйдет. И лес родной  не спасу, и пустобрехом неумелым среди друзей прослыву!
Чтобы отбросить дурацкие сомнения, я сердито топнул и покрепче сжал кулаки. Подумал о Диодоре, который, должно быть, совсем извелся, меня ожидаючи. Потом – о Маше, Ваньке, Никитке с Аленкой. Деревенским, поди, тоже тошно станет, ежели поблизости от них поселок богатейский  построят с погаными увеселениями.

- Собери, Данька, в кучку все что знаешь, да умеешь - тихо, чтоб подбодрить себя, сказал я. - Да помни, что тебе Диодор однажды сказал: «Чудеса всегда случаются вопреки всему. Чем более вопреки, тем чудеснее чудо!»

  И с этими словами я шагнул к бронзовой собачке, которую Никитка назвал Хранительницей и Душой этой реки.

Как и в прошлый раз, я ласково провел ладонью по ее гладкой прохладной спинке. Потом опустился на одно колено,  заглянул в собачьи глаза и тихо сказал:

- Ай, же ты, душа живая, наша реченька родная! Очнись-ка да выйди на свет божий! Аль не видишь? Злодеи творят, что негоже! Помоги нам лес спасти, от врагов нас защити!

  Не помню, читал ли мне Диодор такой заговор. Кажется, я просто сочинил его на ходу. И, наверное, вышло довольно коряво, да только собака вдруг кивнула головой, а потом несколько раз взмахнула хвостом и встряхнулась. На мое лицо  и на траву вокруг посыпались мелкие капли. Мокрый нос ткнулся мне в ладонь, а  руку лизнул горячий язык. Собака с чудной синевато-зеленой шерстью закружилась передо мной,  рассыпая вокруг тысячи брызг.

Я встал. Голова немного кружилась, но скорее от удивления.

- Звероножка! – осторожно позвал я.

  Псинка весело тявкнула и снова лизнула мою ладонь.

- Поможешь нам?

  Собака охотно кивнула. Темные, блестящие глаза серьезно и доверчиво смотрели из зарослей густой шерсти.
Я снова потрепал Звероножку по холке и задумчиво огляделся. Ну вот, полдела сделано, однако, вторая половина не легче будет. Теперь надо как-то до леса добраться, причем очень быстро. Быстрее даже, чем колесница самоходная!
Я принялся рассматривать остальные фигурки. Ну, гном с зонтиком, хоть и добрый с виду, все ж в моем деле не помощник. Чуток поколебавшись, я подошел к стоявшему рядом мелкому дракончику. Погладил его чешуйчатую лапу, почесал перепончатое крыло. Как разговаривать с иноземными зверюшками я не знал. А вдруг он  русскую речь не разумеет?
Собака подошла, вопросительно посмотрела на меня и громко гавкнула, толкнув дракончика мордой. Круглые бронзовые глаза моргнули, крыло чуть вздрогнуло.

- Не-а! Ничего не выйдет!

  Голос у басурманского летуна оказался тонким и почти писклявым.

- Это почему не выйдет? – спросил я очень сердитым от растерянности тоном.

  Дракончик зашелся пронзительным, похожим на свист, смехом.

- Я ж не летающий! Взгляни на крылья. Я только планировать могу.

- Чего планировать? – довольно тупо поинтересовался я.

- Хи-хи! Ну, в смысле, летать, тока «низенько-низенько», как в анекдоте говорится. С дерева на дерево, не дальше.

- Ты ж дракон!

- Не-а! Я виверн! Не слышал о таких? Ну, словом, ящер такой с крыльями, дракону дальний родственник. Чего глазами моргаешь? Никогда их не встречал? Ну, извини! Таким уж меня мастер изваял!

  Произнеся последнюю фразу, нелетающий дракон широко зевнул, облизнулся и снова замер бездвижной статуей.

- Дела-а! – протянул я, снова оглядываясь.

  Звероножка протяжно вздохнула, словно сожалея об упущенной возможности покататься на драконе.

- А больше-то нам помочь, похоже, некому - пробормотал я, подходя к фигуре Бабы Яги, вольготно уместившейся в ступе.

 – Эх, надеюсь, бабуся не шибко рассердится, что я ее  от вековечного сна пробудил.

  С этими словами, я отвесил сказочной злодейке земной поклон, кашлянул и сказал так уважительно, как только мог:

- Доброго вам вечерочка, Бабуся Ягуся. Не изволите ли проснуться да помощь мне кой-какую оказать?

  И замолчал, чувствуя себя полным дураком. Одно дело, со зверьем беседы вести и совсем другое – сказку наяву в гости звать. И даже не саму сказку, а далеко не самую добрую ее жительницу…
Фигура Яги вздрогнула перед моими глазами, а потом начала приобретать краски. Криво повязанный платок вспыхнул красным, душегрейка стала черной, а заплатка на скрюченной спине – зеленой.
Яга взмахнула помелом и неуклюже вылезла из ступы:

- Ну, чаво разбудил, неслух? – скрипучим голосом осведомилась она. – Триста лет дрыхнешь, на триста первый притащится незнамо хто  и разбудит. Вот возьму и съем тебя за это!

  Я снова низко поклонился вредной старухе.

- Меня, бабуся, есть нельзя. Поскольку, я колдуна ученик, а нечистая сила своих не трогает.

- Не трогает, не трогает… - заворчала бабка, поправляя выбившуюся из-под платка огненно-рыжую прядь. – И чей же ты ученичок будешь? Кощея али Лешего с Водяным?

- Никак нет. Ученик я Диодора Епифановича, известного лиходея лесного.

- А-а, ну, тады ладно, - неожиданно успокоилась Яга. – Прадеда хозяина твоего я хорошо знала. Уважительный мужик был! И с дамами обхождение имел!

  Тут она тонко, как молодуха, хихикнула, и снова кокетливо поправила платок.

- Чаво ж тебе надобно, ученик колдунский?

- Ступу вашу, - смущенно потупился я. - Не взыщите, Ягуся Бабуся, а токмо без вашего… аппарата летательного, как нынче говорят, нам никак не обойтись! Тут ведь дело о спасении леса заповедного идет!

  Я в двух словах поведал старухе о беде, грозящей нашему с Диодором обиталищу. Звероножка громко залаяла, подтверждая мои слова.

- А ты и впрямь хороший ученик, раз Душу речкину пробудил, - удивилась Яга. - Ну, коли так, забирай мою ступу! Охальников накажи по всей строгости, а Диодору от меня привет передай. Да! Совсем спросить забыла! Ты слова-то заветные, для полета пригодные знаешь?

- А как же! – важно подтвердил я. – Слова те колдуны из поколения в поколение передают: «Земля, прощай! В добрый путь!»

- То-то же! – кивнула старуха. – Ну, седай, внучек, да лети лесу на помощь!

  Я еле поместился в тесной посудине. Звероножка прыгнула мне на руки, я выкрикнул волшебные слова, и ступа стрелой взметнулась в вечереющее небо.

 

Лететь было непросто. Встречный ветер бил в лицо и выжимал слезы из глаз. В небе гасли краски заката, а земля внизу смотрелась цветным ковриком с серыми полосками дорог и зелеными квадратами полей.
Ступа оказалась для меня неожиданно мелкой и короткой. Я торчал из нее по пояс, одной рукой придерживая собаку, а другой крепко вцепившись в выщербленный от времени край. К тому же летел этот «аппарат» отчего-то неровно, слегка заваливаясь то на левый, то на правый бок. И сердце мое каждый раз при этом ухало в пятки.
Солнце уже почти скрылось за горизонтом. Рискуя вывалиться, я перегнулся через край ступы, пытаясь разглядеть в наступающих сумерках очертания знакомого леса.

И вдруг увидел! Неширокую ленту дороги и перегородившую ее цепочку людей.

- Ниже! – яростным шепотом приказал я ступе.

  Она снова качнулась, но послушно опустилась и зависла над дорогой. Люди, стоявшие там, крепко держались за руки. Мне показалось, что я вижу Артема, Никитку, Машу, директора музея. Даже белобрысая голова Ваньки, вроде бы, на миг промелькнула. А потом  перевел взгляд дальше и увидел почти наехавшую на людской заслон кавалькаду больших и малых колесниц.

У некоторых колымаг спереди было приделано что-то вроде огромной железной руки с зубчатым ковшом.

- Должно быть, те самые «бульдозеры» и есть,  - сообразил я. – Ишь, выперлись тут, древогубы!

  Из черной колесницы выскочил мужичонка, угрожающе размахивая руками,  и начал бегать туда-сюда перед собравшимися. Если бы я был внизу, то сразу узнал бы в этом типе печально знакомого Котелкова. Рядом с напарничком Пришибеева суетился здоровый мужик в диковинной, похожей на половинку ореха оранжевой шапке. Что они кричали защитникам леса, мне сверху слышно не было, о чем я очень  пожалел. Правда, позже друзья поведали мне обо всем.

- А у меня нар-ряд! – надрывался прораб в оранжевой каске. - Мне думать некогда, мне план выполнять надо! А ну – р-разойдись!

  Люди на дороге переглянулись и еще теснее сомкнули ряды.

- Никуда мы отсюда не уйдем! – отчеканил эколог. – А за вырубку леса без санкции Департамента по Охране Природы, между прочим, можно и срок схлопотать!

- Так и вы без санкции соответствующих органов свой пикет организовали, - недобро улыбаясь, заметил Котелков. - А кого наши доблестные силы правопорядка загребут в первую очередь? Почтенных бизнесменов или кучку деклассированных неформалов?

- Опять ты тут, пиявка ненасытная!

  Чей-то голос громом раскатился над дорогой. Между шеренгой защитников леса и автоколонной взметнулся пыльный столб и появился   невысокий  старик  в лаптях и рубахе. Глаза его горели ярко-желтым огнем, седая борода гневно топорщилась.

- Добрым людям, на оборону леса моего вставшим,  – почет да слава! А вам, купчины продажные, навек пусть памятка останется!

  Старый колдун, что есть силы, топнул ногой. Воздух сотряс страшный грохот. Черный дымный столб закрутился смерчем, подхватил машину Котелкова, крутанул и отбросил на обочину. Потом толкнул один бульдозер, другой. Послышался грохот и лязг сминаемого железа.
Но сдвинуть с места кучу стальных махин  Диодору было не под силу.

Задние ряды даже не дрогнули.
Колдун сжал кулаки и тяжело вздохнул, набираясь сил перед новым заклинанием. И тут из подкатившего черного автобуса с тонированными стеклами стаей саранчи принялись выпрыгивать какие-то типы в масках с оружием на поясе.

- Я же говорил, что сопротивление бесполезно! – торжествующе взвизгнул Котелков. - Спецподразделение «Икс-файл» мигом с вами разберется. А этого антисоциального потустороннего элемента…

  Палец злодея ткнул в сторону Диодора.

- Мы заберем в наш НИИ «Рога и копыта». Для опытов!

 

  Хоть я почти не слышал доносящихся с земли голосов, но понял главное. Диодор попытался спасти лес, а теперь опасность грозит ему! Что же делать?!
 Звероножка завертелась в моих руках и ободряюще лизнула в щеку.

- Поможешь? – шепнул я ей.

  Собачка кивнула, а потом… вырвалась у меня из рук. Прыгнула и камнем полетела вниз!
Я вскрикнул. И, уже ничего не боясь, быстро перегнулся через край ступы. Сверкнув в воздухе сине-зеленой кометой, собака ударилась о землю….
В небо взметнулся столб воды, а потом обрушился обратно!

И разлился широченною рекой, посередине  которой  оказались наши враги вместе с их проклятой «техникой».

- Я этого так не оставлю… - пуская пузыри, булькал Котелков, пока испуганно вопящие опричники тащили его из воды.

- Крепко застряли. Дно илистое… И за сутки не выберемся. Тут тягачи вызывать надо.

  Начальник рабочих снял свою оранжевую шапку и растерянно чесал затылок.

- Значит, сегодня лес не вырубят? Ура-а!!! – разлетелся над дорогой звонкий голос Никитки.

  И остальные защитники леса дружно подхватили этот победный крик.

- Черт знает, что за чудеса! – пожал плечами Дорофей. - Река откуда-то вдруг взялась… Словно с неба свалилась.

- С неба и есть! – весело ответила Маша. – Смотрите, кто к нам летит!

  Моя ступа кругами спускалась вниз, а девушка махала мне рукой и радостно кричала:

- Данилушка, ты настоящий герой! Я всегда в тебя верила!

- Супергерой – спаситель леса! – вопил Никитка.

  Под эти звуки я и свалился прямо в протянутые руки друзей. Поскольку волшебство вдруг закончилось, и ступа растаяла, как дым, в паре метров над землей.

  - Слу-ушай, а как мы реку обратно теперь уберем? – деловито поинтересовался Артем после утихших, наконец-то, возгласов и славословий. - - Наши ведь тоже по воде не пройдут.

  Я призадумался. А потом подошел к реке, ласково похлопал ладонью по набежавшей на мой башмак маленькой волне. И сказал всего два слова:

- Звероножка, домой!

  В тот же миг вода поднялась высокой стеной. Холодные брызги ударили мне в лицо, я зажмурился. А когда открыл глаза, вокруг меня, звонко лая, кружилась веселая собака с диковинной сине-зеленой шерстью.

Вот только хвост у нее теперь был совсем куцый, ровно отрезанный у корня.

А злодеи со своими колесницами, крепко завязнув, торчали в оставшемся маленьком озерке, скорей похожем на большую лужу.

- Вот это другое дело,  - кивнул директор музея.

  И крикнул всем собравшимся:

- Спасибо за помощь, друзья! Можете расходиться. Пришибеевская компания тут долго провозится, а там, глядишь, и жалоба до губернатора дойдет.

 



Похожие публикации:

"Ученик лиходея" Глава 20 "Мама на даче, ключ на столе…"
Чтобы окончательно отбить у злодеев всякое желание захватить лес, герои обращаются за помощью к бобрам.
"Ученик лиходея" Глава 17. "Кукушка, кукушка – сколько мне жить осталось?"
На выставке Данька применяет волшебство и сильно портит планы злодеев. Их месть почти готова, но тут юного колдуна спасает таинственный амулет.
"Ученик лиходея" Глава 13. "Чудеса в решете: дыр много, а выскочить некуда!"
Диодор справился с олигархом и его прихвостнями, но он понимает, что вскоре злодеи нагрянут снова. Нужна помощь боле сильного колдуна, а где ег...
"Ученик лиходея" Глава 15. "И куда идет наш мир, вряд ли знает командир…"
Ребята попадают в краеведческий музей и там неожиданно обретают поддержку.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru