1


"Ученик лиходея" Глава 20 "Мама на даче, ключ на столе…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

- А с вами-то что будем делать? – вздохнул Артем, когда взрослые разъехались, и на обочине остались только мы со Звероножкой, Маша, Ванька, Никитка и директор музея.

- Ну, Никиту, я, допустим, отвезу в Макаровку и сдам маме.

- Только объясните ей, пожалуйста, что я не просто так из дома на весь день свинтил, а по важному делу! – тут же воскликнул мальчишка.

- Объясню, объясню – не вопрос! Проблема в другом. Куда нашу храбрую помощницу и юного разведчика девать? Пока я мелкого домой отвезу, пока вернусь – уж ночь наступит. Одним вам отсюда до города не добраться.

С другой стороны – родители ваши тоже ведь, наверно, с ума сходят.

- Не сходят! – беспечно отозвалась Маша. - У меня сейчас все, как в песенке: «Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать».

- Ага! А у меня: как в сказке! – хихикнул Ванька. - Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел. В смысле, от Альбинки и от папки! Беспокоиться папаша не будет. Он меня выдрать хотел, а я вовремя свалил. Но СМС отправил, типа, заночую у друга. Я часто так делаю. Пацаны из класса меня всегда прикроют.

- Так ведь  вам и впрямь можно у друзей заночевать, - улыбнулся я. - У нас в избушке,  например. Диодор Епифанович, вы ж не будете против?

- Нешто я защитничков леса заповедного откажусь уважить?! – всплеснул руками колдун. - Гость в дом – свет в дом!

- Ах, как интересно вы выражаетесь, милейший! – восхитился Дорофей Иванович, доставая из кармана маленькую книжечку и ручку. - Нельзя ли почерпнуть из вашего кладезя мудрости еще парочку столь колоритных идиоматических выражений? И к тому же я хотел, чтобы вы, как долгожитель, поведали мне несколько интересных этнографических фактов…

  Надобно сказать, что Ванька и Машка страсть, как обрадовались, когда вновь очутились во владениях колдуна. Ванька тут же помчался уточек проведывать. Звероножка свернулась клубочком у крыльца, словно всегда тут и жила.

А Маша долго бродила вдоль озерка с мечтательными вздохами. И кидала на меня какие-то особо задумчивые взгляды, от коих я краснел и робел…

Когда ребята уже вовсю спали  и видели десятые сны, Диодор с Дорофеем все еще вели бесконечный разговор о былых временах.

- Слышал я, – улыбнулся директор музея, - что однажды Баба Яга на празднике у Кощея  «клюковки» перекушала, явилась к своей избушке и говорит:

- Избушка, избушка, повернись ко мне лесом, к заду передом!

- Вы ставите меня в филологический тупик своими авангардистскими идиомами, – вздохнула избушка.

- Че?!! – изумился колдун.

- Да, примерно так ей старушка и ответила ….

- Не обижайте бабку! – всунулся я в разговор. – Она меня ступой выручила! Ну, может, не совсем та самая Яга – но все-таки. Без нее я бы речку сюда не доставил.

- Чудеса-а, – протянул Дорофей.

- Чудеса ждут каждого, – наставительно произнес Диодор. - Любому человеку хоть  раз в жизни волшебная сила даруется. И тут уж не зевай – лови свою удачу!

  Я оставил стариков беседовать, а сам вышел на двор. Звероножка радостно кинулась мне в ноги и громко тявкнула. Лес тихонечко вздохнул. А из пруда неодобрительно выглянули лягушки - чего спать не даете? Я присел на старое крыльцо, обнял собачонку и поднял голову к небу. Звезды, как рассыпанный из дырявого мешка горох, ярко мерцали  и словно переговаривались о чем-то.

- Твердь небесная зело отлична от земной, – подумал я. – Тем, что она вечна. Эти ж звезды  на нас двести лет назад смотрели   и сейчас смотрят. А на земле чего только ни случилось за это время! А все потому, что на ней люди живут, причем всякие. И злые, и жадные. И, сколько не прячь от них заповедный Лес, сколько Время ни останавливай, а все одно – могут до него добраться… Хорошо, что кроме всяких там «котелковых» и «пришибеевых», есть еще и другие. Сколь народу вместе с Артемом встало перед этими «бульдозерами»! А только, ежели бы мы с Речкой на помощь не поспели, все могло бы плохо закончиться.

  За моей спиной скрипнула дверь. И на крылечко выползла сонная Маша.

- Ты чего не спишь? – удивилась она.

- Да вот – пытаюсь понять – откуда на свете жадины берутся?

- Оттуда, – фыркнула девушка. – Откуда все. Только вместо сердца у них, видно, грош ломаный…

- Ну, без денег в вашем мире не прожить, наверное, – вздохнул я.

- Это да. Вопрос только – зачем они нужны? Одно дело – приют для собак бездомных построить, а другое – коттеджный поселок в вашем лесу воткнуть.

Эх, Данилушка! Я ведь тоже не сразу поняла – как  жить надо?
Правду говорят:
Порою нужен сбой в системе и шаг на ощупь в темноте.
А иногда - побыть не с теми, чтоб, наконец, понять, кто – те.

- И что же ты поняла?

- Простые истины. Мне кажется, что даже до Ваньки дошло – кто есть ху? И я теперь точно знаю, что счет в банке – в жизни не главное. Потому, что каждый должен что-то оставить после себя. Книгу или картину, выстроенный тобой дом или хотя бы  сшитую тобой пару башмаков, или сад, посаженный твоими руками. Что-то, чего при жизни касались твои пальцы, в чём после смерти найдёт прибежище твоя душа. Люди будут смотреть на взращённое тобою дерево или цветок, и в эту минуту ты будешь жив…

  Я улыбнулся Маше в ответ на красивую речь. Потом погладил Звероножку и снова посмотрел на звезды. Интересно, а что после меня на земле-матушке останется? Такое чтоб люди  далекого Грядущего на это взглянули да меня помянули потом добрым словом?

Ничего сильно ценного я пока что создать не успел…

 

  Новое утро началось с того, что я долго искал Диодора. Хозяин опосля ночного разговора с директором, как в воду канул! И нашелся…за банькой. Сладко спящий в обнимку с банным веником.

- Не иначе как беседу ученую наши мудрецы цельную ночь все той же «клюковкой» разбавляли,  - догадался я, оттаскивая колдуна обратно в избу.

  С печки доносился раскатистый храп Дорофея.  Маша убежала на озеро умываться, а Ванька только-только проснулся и тер кулаками заспанные глаза.

- Не забыл еще, как дрова-то пилят? – подмигнул я мальчишке. – А ну-ка, принеси мне пару полешек. Старцы премудрые скоро проснутся, и сдается мне, что травяной взвар, головушку освежающий, им, ох, как понадобится!

  Так оно и вышло. За завтраком Дорофей только крякал, налегая на выданное мною «лекарство». А Диодор глухо постанывал и все прижимал ко лбу железную поварешку. Однако, после третьей кружки старики взбодрились и на гудящую голову жаловаться перестали. После чего Ванька сильно оживился и предложил мне старинный рецепт, как он выразился,  «запатентовать».

- Мы б могли та-акие деньжищи заколачивать! – размахивая руками, голосил купеческий сынок. - Прикиньте, ваш чаек травяной - это ж крутейшая штука! Антипохмелин отдыхает! Мой папашка первым бы за нее кучу бабок отвалил.

- Каких еще бабушек ты валять собираешься? – сердито нахмурился колдун. - Нельзя старушек обижать. Грех это, Ванечка!

  Маша рассмеялась. А я строго сказал:

- Ага. Нельзя никогда! Вдруг тобою обиженная старушка – не божий одуванчик вовсе, а сама Бабушка Яга? И скакать тебе тогда козликом, али мяукать котиком черным до скончания века!

- Я ж как лучше хотел, - буркнул обиженный Ванька. – Вам, что всем – деньги не нужны? А вдруг мы кусок леса сможем у Пришибеева выкупить? Папаша говорит: в любом деле важно, чтобы был накоплен этот…первоначальный капитал.

  Мальчишка сердито примолк. А Дорофей потрепал его по плечу и мягко заметил:

- Важные вещи, Ванюша - это дом и друзья, мама и папа, звуки музыки и горы, лес, река и солнышко, которое вон, все выше на небо поднимается - вот это важно. А деньги совсем неважны!

- И все-таки он не так уж неправ, - возразила Маша. – Тут  действительно  надо наперед думать. Рано или поздно Пришибеев свою технику паршивую  из внезапно случившейся слякоти, вытащит. И что тогда? Вдруг он снова на нас с бульдозерами попрет?

- Охтимнеченьки! – застонал Диодор. - Пропадать только осталось лиходею бедному вместе со своим лесом!

- А может вам, Диодор Епифанович, переучиться попробовать? – вежливо предложил Ванька. – Можете стать городским колдуном, современным. Будете гадать по профилю в Инстаграмме, колдовские заклинания смс-ками рассылать, порчу по мусору в подъезде брошенному наводить.

- Нет уж! Стар я переучиваться! – отрезал хозяин. – И этой… вашей техники не разумею. А потом, судя по тебе, внучек, городские дети такие пошли, что сами, кого хочешь,  испугают!

- Что же делать? – грустно вздохнул Дорофей.

  Я пожал плечами и встал.

- Как это – что? К матушке-природе, как водится, за помощью и советом обратиться. Али вы, друзья-соратнички, про бобров речных забыли? Вот они-то нам и помогут!

  Затея  с бобрами всем понравилась, и мы решили не терять даром времени. Да к тому ж все подробности  мы вчера еще  на совете в музее  обсудили.

Так что я  отправился в гости к  речным строителям, Маша попросилась идти со мной, а Ваньку оставили с «дедушками». Пусть купчик будущий дальше перевоспитывается.
До истока Малявки мы добрались без происшествий. Какой-то добрый человек когда-то построил через нее узенький мосток. Возле моста от кочки к кочке тянулось сооружение из ила и глины, травы и мелких веточек. Точь-в-точь, запруда, что двести лет назад  мои деревенские приятели весной на деревенских улицах  устраивали . Только здесь плотина перегораживала не маленький весенний ручеек, а вполне солидную лесную речку. Похоже, здесь  когда-то  была широкая поляна. Теперь на ее месте раскинулся большой, поросший осокой пруд. Вот бобры-то его и создали, плотину свою построив. И это залитое водой  да густо лесными травами заросшее местечко пришлось по душе многим лесным жителям.

- Ой, смотри, Данечка! - восторженно ахнула Маша. - Птички какие смешные! Ножки – словно спички. А зачем они тут порхают?

- Куличики, - усмехнулся я - Козявок ловят деткам своим на пропитание. Смотри, вон кряква проплыла, и селезень рядом с нею.

- А где же бобры? – завертела головой девушка. – Ни одного пока что не видно. Может, они тут и не живут?

- Живут, - успокоил я Машу. - Глянь- ка вон на ту кочку, что из воды высоко поднимается. Это бобриная харчевня. Сюда жители речные вкусные ветки осиновые приносят, трав болотных сочные корневища. И вкушают аки манну небесную в тишине да безопасности.

- Откуда ты это знаешь?

- Так вон у самой воды веточки лежат. Белые, от коры очищенные. Тише! – внезапно прервал я свой рассказ. - Матушка-бобриха отобедать вышла. Не спугни ее!

  На кочку-харчевню выбралась большая черная бобриха и принялась не спеша закусывать, держа что-то в лапках. Маша застыла, потрясенно приоткрыв рот. Я пошевелился, бобриха взглянула на меня.

- Ой, же ты, речная жительница, мудрая хранительница, - поклонился я ей в пояс. - Помоги нам, матушка! Старших да малых родичей собери, новую плотину укрепи. Затопи хоть на денек дремучий лес, да не ступят в него супостат и бес!

 

  Бобриха понимающе взглянула на меня и нырнула. Через пару минут она появилась снова. И вслед за ней на берег полезли один, другой, третий – почти что десяток бобров! Все плотненькие, зубастые, одинаковые…

  Я думал, что мне придется вдругорядь сочинять заговор, чтоб поведать речным строителям о своей задумке.

Но то ли слова прежнего заклинания еще висели в воздухе, то ли матушка успела рассказать бобриному семейству, что от них требуется. Потому  как бобры без напоминания принялись валить большие деревья для новой запруды.
Я торопливо оттащил Машу в сторону. Здоровенные, в полтора обхвата, осины падали на землю, как сломанные лучинки!

Скоро Малявка была перегорожена еще одной плотиной. Как умелые мужички-артельщики бобры заделали трещины грязью и глиной. Потом выстроились перед нами в ряд, ровно бойцы на параде. Я снова поклонился речным жителям, Маша  - тоже, и мне показалось, что темные глазки бобров блестят как-то особенно плутовато. А потом все их семейство дружно плюхнулось в воду. Только круги пошли.

- Идем обратно, - довольно улыбнулся я, хотя голова опять немного гудела от только что использованных чар. - Пора друзьям добрые вести сообщить.

- А почему вода не прибывает? – удивилась Маша.

- Она по-тихому будет под плотиной копиться. А потом ка-ак хлынет! Пусть пришибеевская компания попрыгает, побегает по сырости. Как только вороги из леса сбегут – я попрошу бобров запруду разобрать, чтобы лес, в самом деле, в болото не превратился.

  Маша опять посмотрела на меня так, словно бы я на ее глазах обратился  в бобра.

- Не-ет, - тихо, словно бы сама себе, сказала она. – Никакой ты не Маугли. И не Тарзан. Знаешь, кто ты? Доктор Дулитл! Ну, или Айболит, по-нашему.

- Чегой-то говоришь такое? – смущенно буркнул я.

  Девушка, вроде как, хватила меня. Однако, имена какие-то басурманские произносила. Черт их знает, что они означают!
В ответ Маша только рассмеялась:

- Айболит – это добрый доктор такой. Из старой детской сказки. Он понимал язык зверей и лечил их.

- Ну, коли так – хорошо,  - с облегчением кивнул я.

  И мы отправились в обратный путь.

 



Похожие публикации:

"Ученик лиходея" Глава 14. "Эй, приятель, посмотри на меня. Делай как я!"
Данька находит помощника в лице Никитки, и герои отправляются в город за неведомой помощью.
"Ученик лиходея" Глава 1."Чужое время стукнет ночью в дверь…"
В жилище "лиходеев" забредает прелестная незнакомка. И в мире русской деревни ей приходится непросто!
"Ученик лиходея" Глава 8. "Даже если уедешь в такую глушь…"
После спасения Ваньки от грозы, отношения с сынком олигарха начинают налаживаться. Но ему еще многое предстоит понять.
"Ученик лиходея" Глава 12. "Где молочны берега, там отбейтесь от врага!"
Не успели герои спасти мальчика, как в лес заявились новые недобрые гости.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru