"Младший или Новые подвиги Геракла" Глава 4."Наливные яблочки"
Жанр:
  • Приключения
  • Юмор

  Все в нашем поселке вроде бы хорошо: до города – восемь остановок на автобусе, лес – рядом, речка – тоже в пределах досягаемости. То есть, как бы природа с цивилизацией неплохо монтируются. Но, в том-то и дело, что «как бы». С интернетом – вечные проблемы. «Yota» до нас, бедных, почему-то не дотягивается, а прочие операторы – слова доброго не стоят. Любой погодный катаклизм оставляет нас без связи. И ладно бы – когда на улице осень или весна – с дождями, ветрами и прочим «щастьем». Но – летом?!

Помнится, в апреле я едва не вешался, пытаясь залезть на институтский сайт.

Братец тогда изрек: «Чо ты хочешь? Весна. Утопли провода». А я от отчаяния даже стишок накропал:

 

Весна. Утопли провода. Весь день сижу без интернета.
Скорей бы наступило лето и не кончалось никогда.
Пусть лучше в мире будет сушь. Мне проще – экономить воду.
Чем морду бить тому уроду, что связь проводит в нашу глушь…

 

Ну, в общем, лето-таки наступило, а с тырнетом – опять проблемы. Придется в город тащиться: посетить клуб компьютерный. А то мне приспичило кое-что на сайте приемной комиссии уточнить, а связи – нема.

- Ты в город? – поинтересовался братец. – На рынок зайди! А то мы клубнику уже всю сожрали, яблоки - еще не в той стадии, а бананы магазинные уже в глотку не лезут.

  Надо сказать, что съедобной «стадии» можно было дожидаться очень долго.

Случившийся в январе ледяной дождь оставил без плодовых деревьев почти весь поселок. И мы с Геркой всю весну выпиливали в нашем саду старые яблони, не выдержавшие удара стихии. По закону бутерброда «медным тазом» накрылись наши любимые – грушовка и белый налив. А антоновка – уцелела. Но сколько ее ждать надо? Пару лет назад  нас бы это не опечалило.

Неподалеку был старый колхозный сад, куда всегда можно было залезть.

Но гад Дымов, вообразив себя «новым русским», прикупил себе земельки так, что и сад оказался в его собственности. И халява закончилась. Уж не знаю, каким раком и боком он умаслил поселковое начальство, но имущество нашего бывшего колхоза обрело нового хозяина. И теперь все фруктовые деревья охранялись не хуже, чем знаменитые сады Гесперид. А «жестокий царь» приносил в жертву громовержцу всех чужеземцев, которые туда совались. Причем, бедные «чужеземцы» в лице наших мальчишек, не рассчитывали отделаться надранными ушами. Урод Дымов тут же выставлял родителям счет на круглую сумму. А при отказе платить за червивую падалицу подавал в суд.

 

В принципе, на бананах и других иноземных фруктах можно было бы вполне дотерпеть до августа. Но тут на наше семейство нежданно свалилась новая беда. У бабули внезапно разыгрался ревматизм, и утром она еле встала. Причем натираться мазью, купленной мамой в городской аптеке, отказывалась наотрез.

- В ей тока химия одна! – вопила держащаяся за поясницу, но несгибаемо верящая в народные средства бабушка. - Я на энту дрянь и глядеть-то не стану!

  Она охнула, оперлась на заботливо подставленную Геркой руку, тяжело опустилась на стул и упрямо заявила:

- От ревматизьму тока одно средство помогает. Эх, да где ж его нынче взять?

- А что за средство, бабушка? – тут же подскочил я.

- Настойка из яблочных семечек на спирту, - пригорюнилась старушка, - Как вотрешь повыше копчика, так через пару часов – козелком скачешь. Я уж знаю! А ишшо чайку из яблок не худо было выпить. Для профилактики, так сказать.

  Я украдкой покосился на лежащую у края стола газету. Свежий выпуск издания «Лечимся сами» сверкал на весь разворот красочным заглавием: «Молодильные яблоки: сказка или реальность?!»
Все ясно. Бабуля не на шутку увлеклась новым направлением нетрадиционной медицины. А вдруг ей и вправду эти самые яблоки помогут? Но где их взять при нынешнем плачевном состоянии сада? На рынок ехать – так там, на прилавках одни турецкие плоды пока что лежат. Та же самая химия! Польские яблоки не наблюдаются по причине санкций, а «дымовские» - прямиком гонят в Москву.

И я крепко задумался. Вариант – «пойти поработать к Аркадию Ивановичу» можно было даже не рассматривать. Наши местные быстро с этим бизнесом завязали. И понятно почему. Сосед рассказывал:

- Дают такую штуку под названием «рвач» - ведро с заворачивающимся мягким дном. Крепится лямками и висит у тебя на груди. Целый день ты это ведро на себе таскаешь. Еще ты должен следить, чтоб яблоко было не гнилое и без червяка. Нельзя трогать деревья, обламывать ветки, которые тебе мешают. Нельзя  сжимать плоды пальцами. Зато надо аккуратно класть их в рвач  и очень аккуратно высыпать потом в ящик. Чуть что не так – штраф. В общем – капитализм во всей красе! Выходных – нет, платят – копейки. Аркашка в погоне за деньгами совсем берега попутал. Короче, наши попробовали – и все сбежали. Теперь там какие-то узбеки убиваются. Но к ним – не просочиться.

  Хм! Да и смысл? Яблоки в качестве оплаты не дают. Жрать в процессе – и прятать семечки? Так ведь их надо тонну сожрать, чтобы стакан насобирать! Засада, одним словом.
Пока я просчитывал варианты, Герка сбегал за пуховым платком, заботливо обвязал его вокруг бабкиной поясницы, стянув узел так, что старушка пискнула. И потом сурово кивнул мне.

- Слышь, братан, выйдем. Поговорить надо.
- В общем так, - братец рубанул воздух пудовым кулаком. - Бабку спасать нужно. И я этим займусь! А че? Цезика я считай что приручил. Гы! Песик-то совсем одурел от сухого корма, которым его Дымов пичкает. Так что сидит щаз, поди, да о сосиске мечтает. Кароч, я Цезику сосиску кидаю, и он меня в сад пропускает.

  Тут братец, не привыкший к столь долгим речам, замолчал и устало выдохнул.

- Ага. Пропускает. - мрачно хмыкнул я. – И ты радостно трясешь урожай с ближайшей яблони. А потом тебя хватает дымовская охрана вместе с гастерами подневольными. Думаешь, ты от такой толпы отобьешься?

- Оглоблю возьму! – уверенно заявил Герка.

- Опять былины русские пошли. Где ручкой богатырь махнет – там улочка. Где оглобелькой – там переулочек! Только не забудь, что живем мы не во времена Владимира Красно Солнышко. И за такие «подвиги» тебя запросто в ментуру могут укатать, на возраст и не глянув. А папаше нашему – повестку в суд. Мол, с чего бы ваша «деточка» людей калечит? Извольте штраф заплатить в десятикратном размере! Плюс деньги на лечение всем пострадавшим. И что нам тогда делать? Бабкин дом продать и обратно на Север мотать всем колхозом? Спасибо, я там уже был. Мне не понравилось!

  Герка насупился и повесил нос.

- Ну а чиво делать-то? – спросил он меня жалобным и каким-то совсем детским голосом. - Нормально лечиться бабуля не желает, ей молодильных яблок подавай! Так и будет скрюченная ходить? Мне ее жалко! И вообще – куда мне без нее? Предки – на работу свалят. Ты – в институт свой поганый поступишь и в столицу уедешь. А мне – куда? Если не дай Бог с бабкой чего?

- Мне тоже ее жалко - вздохнул я. – Но пороть горячку в такой ситуации - последнее дело. В общем, смотаюсь- ка я пока в город, как и собирался. Все равно интернет позарез нужен. А ты – сиди дома, помогай маме за бабушкой ухаживать  и главное – ничего без меня не предпринимай! Понял?

- Угу, - бормотнул братец. - Тады я еще подумаю.

- Попробуй, вдруг получится - грустно вздохнул я.

  И отбыл на автобусную остановку.
Настроение, бывшее и так «не айс», упало еще ниже. Хм! Как-то не думал я раньше про то, с кем младший останется. Бабка у нас, конечно, боевая – но сильно доверчивая. Вот так начитается своей газетенки – и вздумает однажды  мухоморной настойкой полечиться.

И все – аллес капут! Герка за ней один не уследит…

Впрочем, грустные мысли в голове у меня надолго не задержались. Автобус подпрыгивал на ухабах, по салону то корзинки чьи-то носились, то дети, не пристегнутые к родителям. Так что я на своем заднем сиденье только и смотрел, как бы мне чего в голову не прилетело.
Выпав на конечной, я бодро порысачил к знакомому торговому центру, где между МакДональдсом и свечной лавкой красовалась вывеска: «компьютерный клуб». Оставалось только догадываться, почему заведение с пятью компами назвали клубом.

  Я мысленно перекрестился и пожелал, чтобы хоть один из этих первобытных «монстров» был свободен. Сунул в кассу стольник и забился в угол, надев на голову разбитые наушники. На остальных трех стайка геркиных ровесников радостно резались в «танчики», а в четвертом, разобранном до состояния «нигде», громко матерясь, копался хозяин заведения. В общем, все, было как всегда.

Я лишний раз похвалил себя за отбитые у предков книжки. Если бы их не случилось под руками, заниматься пришлось бы здесь – под крики: «Мочи его, Колян!» и прочую непечатную информацию о родственниках системного блока, причем, до десятого колена. Вздохнув, я включил аппарат и полез в недра интернета.

На сайте приемной комиссии ничего нового не было. Уточнив дату творческого конкурса, я собрался было покопаться в дебрях народной медицины, но вдруг увидел в новостной ленте знакомую физиономию. 

Оказывается, наш господин Дымов отбыл на международную конференцию селекционеров. Интересно, а диплом он себе, где прикупил, гробовщих хренов?!! Впрочем, какая разница? Как говорится – дядя с возу, фаэтону легче! Хм! Не иначе, в его владениях сейчас – дым коромыслом! Надо будет проверить!!!

 

С остановки к дому я несся, как бешеный сайгак. В сознании один за другим складывались наполеоновские планы.

- Герка! – скомандовал я брату, как только влетел во двор. – Быстро отвлеки отца чем-нибудь! Начинаем операцию под кодовым названием: «Молодильное яблоко»!

  Младший понятливо кивнул и охотно гаркнул:

- Бать, расскажи, как вы с друганом на Севере в пургу попали и начали в сугроб закапываться, а там медведь дрых.

  Когда младший сын просит рассказ на тему «бойцы вспоминают минувшие дни», разве любящий отец может устоять? Папа тут же отбросил все дела, присел рядом с Геркой на крыльцо и завел свою сто раз пересказанную «северную сагу».
А я на цыпочках прокрался мимо них и проскользнул в дом. Озираясь, залез в ящик шкафа, где хранились ненужные документы и старые письма. Сунул в карман найденные «корочки» и открыл их уже в своей комнате.

Ярко-зеленое, как весенняя тундра, удостоверение гласило, что получил его водитель вездехода шестого разряда – Зиновий Васильевич Овсянников. Отец на маленьком фото был совсем молодой. Пожалуй, если не сильно вглядываться, то можно и со мной спутать. По крайней мере, темный «ежик» на макушке, крупный нос и острый подбородок - у нас одинаковые. А вот Герка больше на матушку похож – такой же светловолосый и кудрявый. Впрочем, в таком деле, как налет на дымовский сад лучше не рисковать. Придется подрихтовать «корочки».

И я осторожно поддел кончиком перочинного ножа отцовское фото. Вклеил на его место свое – благо для поступления в институт этих штук в свое время наделал немеряно. Потом, поколебавшись немного, пририсовал к надписи на удостоверении несколько причудливых завитков. Разобрать, что это за документ, стало совсем трудно. Но мне ведь только этого и надо!

Закончив коверкать отцовские «корочки», я опять подозвал к себе Герку. Критически оглядел его выцветшую майку.

- Переоденься! – скомандовал я, - У тебя, кажется, рубашка где-то камуфляжная валялась? Надень-ка лучше ее.

- На фига в такую-то жару? – удивился братец.

- Я тебе по дороге все объясню. Сосисок только прихватить для Цезика не забудь. И – да, чуть не забыл! Забеги сейчас к  Агеевне. Помнишь, у нее возле сарая собачий ошейник валялся? Он нам тоже пригодится.

  Герка озадаченно почесал репу, но возражать и лишних вопросов задавать не стал.

 Когда все мои поручения были выполнены, мы бодро двинулись на край поселка, где за колючей стеной живой изгороди возвышались белокаменные стены Дымовского особняка.

Как я и предполагал, начало нашей операции прошло идеально. Лениво бродящий возле кустов Цезик сначала грозно зарычал, заметив посторонних. Но потом, как видно, разглядел Герку, а главное учуял вкусный запах, идущий от заднего кармана его штанов. И заскулил, завилял обрубком хвоста, словно изголодавшийся уличный щенок.

Братец кинул псу сосиску. Тот мигом проглотил ее и только облизнулся. Герка повторил процедуру. Цезик умиленно взвизгнул и подбежал к брату ближе, всем своим видом демонстрируя горячее желание поскорее продаться за кусочек вареного мясца. Герка скормил ему третью сосиску, а пока пес радостно облизывался, ловко ухватил его за загривок и надел бабкин ошейник. Мой старый ремешок отлично сгодился для роли поводка. Цезик поворчал для приличия, но потом снова развеселился и игриво ткнулся носом в Геркину ладонь.

- Пошли, песик, погуляем по саду! – ухмыльнулся я. – Заодно проведаем, как там у вас узбекские пролетарии трудятся. И прочитаем восточным гостям маленькую лекцию о специфике местного садоводства.

 



Похожие публикации:

И финальное в этой истории приключение оборачивается для ребят настоящим подвигом.
Старший пытается готовиться к экзаменам, но это мирное занятие внезапно прерывает срочное сообщение. На реке завелось НЕЧТО!


14:11

Ну вот, на самом интересном месте… И где продолжение? blush

14:18

Скоро будет продолжение)


Загрузка...






Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru