"Отвертка для Золушки" Глава 6."У каждого, кто встретится случайно хотя бы раз - и сгинет навсегда, своя история, своя живая тайна, свои счастливые и скорбные года."
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Историческая
  • Юмор

Но Поджио, не ожидавший такого отпора, только молча затряс головой.

И послушно притащил из канала целое ведро воды. Я, схватив первую попавшуюся тряпку, принялась яростно драить пол.

- Тьфу, тьфу, вот ведь город на воде, а жители лишний раз умыться боятся,  - приговаривала я, попутно стирая пыль со стен и окон  и швыряя в угол попавшиеся под руку лохмотья и какие-то обломки.
Коломба сначала с интересом следила за мной, а потом, решив, что это, наверно, какая-то новая игра, быстро кинулась мне помогать.

- Вот-вот, молодец! Протри-ка еще разок эту дверь. И порожек помыть не забудь.
Я металась по  дому,  причитая, как престарелая тетушка. Стараясь заглушить тревогу и неуверенность нарочито громким ворчанием.
Поджио, тащи еще воды! Кошка ваша языком моется и то - вон какая чистая ходит! Давайте-ка, возьмем с нее пример!

  В общем, бедного толстяка я совсем загоняла, но дело того стоило. После того как Поджио в пятый раз вынес мусор  и принес десятое по счету ведро воды, я посмотрела по сторонам и удовлетворенно хмыкнула.

- Это пока что не приличный дом, но уже не свинарник.

- Если ваш король мылся  всего два раза, то откуда ты, такая чистюля, на нашу голову взялась? – простонал мальчишка, падая на свежевыбитый ковер.

  Я наставительно сказала:

- Потому что мой отец много путешествовал. И часто бывал в странах Востока. А там царит культ воды и чистого тела! Даже в самые бедные домишки проведены такие особенные глиняные трубы, по которым из реки бежит чистая водичка. И все, и бедные, и богатые, каждое воскресенье моются в бане!

- А что это такое? – поинтересовалась чумазая, как трубочист, Коломба.

- Сейчас узнаешь, тебе понравится! Эй, Поджио, отдохнул? Давай доламывай вот эти стулья. Все равно у них три ноги и спинки нет. А теперь разжигай камин! Ставь ведро на огонь, а теплую воду лей в эту бадью.

- Подожди, дай я хоть выдохну чуток! У меня после этой скачки с ведром по лестницам до сих пор руки трясутся!

- Вот и хорошо! Тогда вытрясешь все коврики и половики!

  В итоге бадья наполнилась водой, я милостиво отпустила мальчишку отдохнуть и принялась запихивать в воду отчаянно отбивающуюся Коломбу. Причем у меня было полное ощущение, что искупать я пытаюсь не мелкую девчонку, а взбесившегося осьминога.

Так усиленно она брыкалась и отмахивалась.

- А-а-ай! Не хочу мыться!

- А придется! Ничего, привыкнешь. Будешь у меня чистенькая-пушистенькая!

Эх, жалко мыла нет! Ну, да ладно! Воспользуемся для начала каминной золой.

- О-ой! Николетта! Ты меня моешь или варишь?!

- Не выдумывай! Совсем не горячо! Ну, вот и готово. Посмотри, какая ты хорошенькая стала!

  Я дала девочке найденное где-то в недрах дома маленькое  зеркальце. И принялась расчесывать ее кудри своим гребешком, который, к счастью, всегда лежал у меня в кармане, и потому благополучно перенес все волшебные перемещения.

- Твое старое платье я выкину и к завтрашнему дню сошью тебе новое, – пообещала я, закутывая малышку в относительно чистую занавеску, сорванную с ближайшего окна.

  Из второй занавески я собиралась скроить ей обещанную одежку. Разрумянившаяся Коломба с удовольствием выпила оставшееся молоко и задремала прямо на ковре. Я быстро искупалась сама, а потом задумалась: как бы мне проделать ту же процедуру с Поджио? Понятно, что упрямый мальчишка просто так в воду не полезет. Тут нужна будет военная хитрость. Но какая?! Так ничего и, не придумав, я просто громко позвала:

- Поджио-о! Беги сюда, мне твоя помощь нужна!

  Дверь в комнату осторожно приоткрылась.

- Чего тебе? - опасливо проворчал взломщик.

- Подойди поближе, - заговорщицким шепотом сообщила я. – Сейчас я тебе та-акое скажу…

  Но я даже ничего не успела придумать. Невезучий « медвежатник» шагнул ко мне. И вдруг наступил на кошку, которая задремала рядом с бадьей. Мичио взвыла, как стая голодных ягуаров. Коломба дернулась, но, к счастью, не проснулась. А бедный толстяк пошатнулся, взмахнул руками и рухнул спиной вперед прямо в чуть остывшую водичку.

- Теперь тебе поневоле придется вымыться, а заодно и постираться,  - с притворным сочувствием заметила я.

- Maledetto! – не хуже Марко выпалил взломщик. - Я же не тролль из северного края, который, судя по сказкам, всегда купался одетым!

  Но вздохнул и послушно нырнул с головой.

- Когда вылезешь – переоденешься.

  Я положила рядом с бадьей залатанные, но чистые штаны и почти новую рубашку.

- Нашла это в одном из сундуков. Вы б почаще свои чуланы разбирали, глядишь, и воровать поменьше пришлось бы.

Через полчаса Поджио, полыхающий круглыми щеками и оттопыренными, как ручки кастрюли, ушами, сидел у окна в новом «наряде» и чинно причесывался выданным ему гребешком. А у меня как-то сразу поднялось настроение.

- Вот теперь вас всех люблю я, вот теперь вас всех хвалю я,  - удовлетворенно заметила я, неся чистую посуду. – Кстати, дружище, притащи-ка с чердака заодно еще и стол. Хватит уже на полу есть! Мы же не султаны восточные какие! Да и ковер оставляет желать лучшего. Ты когда с него встаешь, половину ниток на своих штанах уносишь.

  Мальчишка отложил гребешок и страдальчески закатил глаза:

- Мичио, - обратился он почему-то к кошке. - Зачем ты привела в наш дом эту ненормальную? Она же нас всех теперь заучит и завоспитывает! Эх, какая спокойная жизнь до тебя была!

- Не ругайся на Николетту! – вступилась Коломба, забираясь ко мне на колени, - Она – добрая!

- Ага! Добрая! В следующий раз, когда она начнет уборку, я сделаю самое важное и нужное дело. Уберусь из дома сам!

- Давай, за столом иди! – вмешалась я.

- Подожди, дай передохнуть. Я только сел.

- А что ты до этого делал?

- Лежал.

  Пыхтя и охая, взломщик приволок долгожданный стол. И мы, наконец-то, рассевшись  за ним по- человечески, приступили  к довольно скудному ужину.

- Так как же все-таки вышло, что ты сбежал из дома, не закончив курс обучения юного медвежатника? – поинтересовалась я, с трудом покончив с черствой лепешкой.

  Поджио на шутку не отреагировал. Глядя в сторону, он потер затылок и хмуро ответил:

- Просто мой папаша был не только мастером потрошить сейфы, но и еще любителем заложить за воротник. А в таком состоянии он любил  «учить» меня «уму-разуму». Лапа-то у него всегда была тяжеленная! Ну, я пока мелкий был – терпел. А как подрос – тут же сбежал и обратного адреса не оставил.

- Прости за глупую шутку, - тихо произнесла я. - Конечно, ты не мог поступить иначе.

Поджио вздохнул и невесело хмыкнул.

- На самом деле, когда я свалил из дома, жить мне стало гораздо хуже. Потому что по неписаным воровским законам,  все юные dei ladri должны служить Королю Воров.

- Тому самому Беппо? – понимающе кивнула я.

- Да. Этот тип редкостный рezzo di merda! Ох!.. – он прикрыл ладонью рот и смущенно покосился на Коломбу.

Но девчонке, похоже, было не привыкать к крепким выражениям, и она даже бровью не повела в ответ на ругательство.

- Ну, так вот, - продолжил Поджио. - Насмотрелся в этой шайке… всякого! По тем же поганым законам  начинающий вор должен служить своему Королю, как верный пес, во всем исполняющий волю «хозяина». А хозяин из Беппо был хуже некуда!

Поджио сжал кулаки. Его круглое, добродушное лицо стало вдруг жестким и гневным.

- Больше всего этому уроду нравилось показывать свою власть над тем, кто слабее. В своем логове он часто приказывал мальчишкам помладше меня драться между собой, а победителю кидал мелкую монетку. «Развлекался», словом! Проделывал он и другие мерзкие штучки. При девочках даже рассказывать такое нельзя. Короче, когда мне стало совсем тошно, я сбежал из шайки.

- И, блуждая по городу, натолкнулся на наших «погорельцев»! – осенило меня.

- Точно! Так оно все и было! Представляешь, иду я по окраине города и вижу жуткую  картину! Рыжий мальчишка с трудом держит на руках маленькую девчонку, которая еле слышно стонет. И вид у бедолаги такой, будто он вот-вот без сил свалится. Волосы на голове опалены, и от одежды несет горелым. А рядом с ним, чуть ли не уткнувшись головой в канал, лежит почти взрослый парень. Я только в лицо ему глянул, как сразу понял: все плохо! Ну, что тут оставалось делать? Рикардо я на спине до убежища кое-как дотащил. А Марко донес Коломбу. Денежки от прошлых удачных «дел» у меня еще оставались. На них-то мы и вызвали лекаря для нашего будущего атамана и для малышки.

- Выходит ты один всех спас! – восхищенно сказала я. – Поджио, ты же настоящий герой!

Он только смущенно отмахнулся.

- Герой – это Рикардо. Он избавил нас от Беппо, когда согласился на очень страшное испытание.

- Какое еще испытание? – дрогнувшим голосом спросила я, уже заранее зная ответ.

- Побороться за звание Принца Воров! Если кто-то из молодых dei ladri хочет отделиться от главной городской шайки, устроить своюи стать атаманом, он должен сначала доказать, что способен на это! А ведь Рикардо тогда только-только выздоровел. Но он собрал силы и успешно прошел все испытания!

- Украсть, убежать и спрятаться,  - прошептала я.

- Да! – Поджио удивленно распахнул глаза. – А ты откуда знаешь?

- Потом расскажу. Ты говори дальше, не отвлекайся, пожалуйста.

- В общем, тяжко пришлось нашему Рикардо, но он выдержал! И гильдия воров признала его атаманом. С тех пор мы так и живем. Проделываем опасные «дела», платим каждый месяц  взнос в гильдию, чтоб подтвердить свою независимость…

Мальчишка вздохнул.

- И втайне мечтаем о другой жизни. Спокойной, свободной, честной. Но, похоже, она не для нас. Серениссима – воровской город….

- Но ведь есть же здесь и другие ремесла!

- Какие? Ты город видела? Наша  Серенссима  лишена всякой защиты. Она не имеет ни ворот, ни укреплений, ни гарнизона, ни пограничной стражи - ведь с материка ее захватить нельзя, а с моря тоже нельзя, потому что лагуна слишком мелкая и большому кораблю по ней не пройти. А еще здесь дают убежище всем бежавшим из окрестных стран разбойникам.  Правда, убийства случаются у нас   реже, чем где-либо в Адрии. И куда податься – если свои солдаты и стражники городу не нужны?! Не каждому ведь удается родиться в семье потомственного повара или портного! Или там – мастера фейерверков. А если еще добавить, что во время карнавалов сюда съезжается куча купцов и чужеземцев, то морскому ежу ясно – почему воровство здесь процветает. Правда,   последний сольдо никто ни у кого не отнимает. Ограбленные жалуются редко, так что власти смотрят на все сквозь пальцы. Тем более, что всякие Беппо им взятки  отстегивают. Опять же - за любовь к чужому у нас головы никому не рубят – самое большое  зверство – на площади кнутом выдерут. Так ведь и это – зевакам развлечение… Хотя, конечно, с какой стороны посмотреть. Этот наказание очень упрощает жизнь атаманам, и усложняет – простым воришкам. У нас ведь все местные носят маски – это уже вековая традиция. А с  вора,попавшего к позорному столбу,снимают не только штаны, но и маску. И попробуй потом чего укради, если все тебя в лицо знают.

- А причем тут атаманы? Им-то какая польза?

- Так ведь они гордятся своими «непойманными». И у кого их больше – у того и шайка лучше…

- А зачем все носят маски?- недоуменно спросила я.

- Ну, мы же на острове живем,  – ответил Поджио. - Как в большой деревне. Иначе все про всех всё знать будут. А это усложняет жизнь. К тому же – надо как-то отличать своих от чужаков.

   Он покосился на Коломбу и тихо добавил:

- По правде говоря, Серениссиму не зря называют «веселым городом». Сквозь пальцы здесь смотрят не только на воровство,  но и на…шалости богатых господ. Дамочки из высшего общества ходят к исповеди под ручку не только с мужем, но и непременно с «милым другом».  Приюты переполнены  подкидышами. А игорных домов  у нас  больше, чем церквей!

- Да-а! – изумленно выдохнула я. – Получается, что сон, который мне приснился в этом доме – недалек от истины?

- Какой сон?

- Про Принца Воров. И про то, как вашу молодежь в жулики загоняют. Правда, там был какой-то разговор о том, что неудачников забреют в солдаты. Но у вас ведь их нет!

- У нас – нет. А на материке – есть. Ну, о том, куда деваются девушки, тебе лучше не знать. Марко рассказывал, что тетки из его приюта, почитай что  каждый день,  находили под дверьми пищащие свертки. Хотя бывает, что бастарды благополучно остаются в семьях. 

- Ну да, с вашими-то нравами детишек должно быть много. И однажды они вырастают – и становятся лишними…

- Ну да, я ж и говорю:  лет до пятнадцати  одинаково воспитывают всех – и законных, и незаконных. А потом указывают на дверь. Кстати, лентяи и бездельники тоже рискуют пойти «на выход», даже, если с происхождением у них все хорошо. А у бастардов бывает шанс продолжить семейное дело – если они прилежны и талантливы. Но – это редко…

- Мда-а! В «хорошем» местечке я  оказалась, нечего сказать!  - только и ахнула  я про себя. - Ведь, не попади я к ребятам,однажды   тоже могла бы загреметь на площадь – попытать счастья у «болвана» с колокольчиками»…

 



Похожие публикации:

Герои начинают строить планы по спасению дяди Юлиуса, а враги тоже не дремлют.
Работа кипит. Друзья строят небывалую лодку и вспоминают великих ученых прошлого.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...






Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru