"Отвертка для Золушки" Глава 9."Сим-сим, откройся!"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Историческая
  • Юмор

Потолок зала тонул в темноте, пол был вымощен плитами из черного и белого мрамора и напоминал шахматную доску. Статуй и барельефов, насколько я смогла разглядеть при свете факела, здесь было больше, а проемы между ними были завешаны гобеленами или большими картинами. Огромный, как пасть дракона, камин располагался в самой глубине помещения. 

- Нам – туда! 

 Мы торопливо пересекли зал. Когда эхо разносило наши шаги  по мраморному полу  особенно гулко, у меня сжималось и падало сердце. И казалось, что на шум сейчас примчится стая  разъяренных и вооруженных врагов!
Но все прошло спокойно. Мариучча затушила факел, бросив его в глубину камина. Потом щелкнула кремнем и зажгла свечу, что стояла рядом на золоченой полке. 

- Там, куда вы пойдете, будем удобнее светить ею. 

Девушка вздохнула. 

- Я, конечно, ни разу не была в Потайной комнате. Но Бруно однажды присутствовал, когда хозяйка отпирала ее, чтобы достать драгоценные ошейники. В саму комнату он, правда, не попал. Но запомнил, что к ней ведет цепочка помещений, наполненных  разными ловушками. 

Мариучча обняла нас. 

- Удачи, друзья! И берегите себя! А ход, что приведет вас к цели, начинается прямо здесь. 

Она приподнялась на цыпочки и с трудом повернула стоящую на каминной полке фигурку пухлого амура. В тот же миг стена разъехалась на две половинки. Поджио снял с плеча сумку с отмычками. Я крепко сжала свечу. 

И мы, не оборачиваясь, шагнули вперед, навстречу опасности...

Которая  не заставила себя долго ждать!
Узкий коридор с грубыми каменными стенами закончился плотно закрытой дверью из черного дерева. Вместо замочной скважинызлобно скалила зубы большая медная бульдожья морда. 

- Это по моей части, - пробормотал Поджио. 

  Он покопался в мешке, достал нужную отмычку и, сунув руку чудовищу прямо в пасть, воткнул железку  между собачьих клыков.  
В замке что-то заскрипело и треснуло. В ту же минуту медные челюсти клацнули и сомкнулись вокруг кисти незадачливого взломщика!
Я вскрикнула. Мальчишка шепотом взвыл и попытался высвободить руку. Не тут-то было. Проклятый механизм держал ее с силой и цепкостью настоящего бульдога! 

- Тише, не дергайся! – торопливо сказала я, срывая отвертку с пояса. – Твое счастье, что клыки у этой псины не острые. Мог бы без руки остаться, а тут – отделаешься парой синяков. 

- Ты сможешь меня освободить? – жалобно спросил мальчишка. 

- Постараюсь! Это довольно простое устройство. Видишь: собачьи челюсти крепятся на винтах. Сейчас я их расшатаю, и ты вытащишь свою несчастную лапу. 

  Приговаривая так, я вогнала отвертку в нарезку на головке винта, молясь всем святым, чтобы он повернулся вокруг своей оси. Главное – не сорвать резьбу!!!
Винт тихо пискнул и начал крутиться! Через минуту я точно так же расправилась со вторым. Железная хватка ослабла, челюсть механического бульдога бессильно повисла. Поджио облегченно вздохнул, быстро дернул рукой, освобождая ее, и растер покрасневшую и помятую кисть. 

- Отвертка – лучшее оружие вора! – не удержавшись, усмехнулась  я, прикрепляя бесценный инструмент обратно к поясу. – С помощью отвертки и отборной ругани можно собрать и разобрать любой механизм. 

- Ох, лучше бы мне век с этими техническими che сazza не связываться! – простонал мальчишка. – Прости, что ругаюсь, как сапожник. 

- Бывает! – хмыкнула я. – Мой отец, когда ронял на ногу молоток, тоже  не Гомера цитировал. Ладно, пошли дальше. Сдается мне, что это была самая простая из здешних ловушек.

Поджио мрачно кивнул и толкнул дверь. Она открылась неожиданно легко и беззвучно.
Яркий свет, ударивший в наши лица, сначала заставил нас зажмуриться, а потом, как следует проморгаться. Как ни странно, в комнате за «собачьей» дверью горели два трехсвечовых шандала. Должно быть, хозяйка, спеша на  прогулку с хвостатым питомцем, побывала здесь, но забыла потушить свечи. Впрочем, нам это было только на руку.
Взломщик попытался сделать шаг вперед. Но я крепко ухватила его за руку, заставив остановиться. Что-то в этой комнате меня насторожило. А Рикардо, как я помню, советовал нам прислушиваться к своему внутреннему голосу. Итак, мы замерли на пороге.
Помещение и впрямь выглядело необычно. По обе стороны от входа застыли в изящном пируэте две мраморные статуи, изображающие танцующих нимф. И вся комната была буквально заставлена каменными и бронзовыми изображениями древнегреческих богов и божков. 

А напротив нас на стене блестел яркой позолотой барельеф: голова греческого юноши в цветочном венке. Глаза творения неведомого скульптора были опущены вниз, веки плотно сомкнуты, а губы наоборот чуть приоткрыты. Вот это как раз меня и испугало! Когда мы вошли, мне показалось, что бронзовая голова пошевелилась и открыла рот.
Я стояла в неловкой позе, боясь сдвинуться с места. Поджио недоуменно дернул меня за рукав. 

В тот же миг губы спящего юноши открылись еще шире. 

- Не двигайся! – яростно прошептала я оторопевшему взломщику. 

Он послушно замер в неловкой позе. 

- Что происходит? – испуганно шепнул Поджио. 

Вместо ответа я начала судорожно перебирать в голове сюжеты и образы греческой мифологии. Как девочку из богатой и просвещенной семьи, меня, кроме чтения, письма и счета, учили еще и латыни. Городской кюре, преподававший мне этот язык, был очень строг. Но умел интересно пересказывать древние мифы и легенды. Кажется, в одной из этих историй упоминался такой юноша… 

- Этот барельеф,  - еле слышно начала объяснять я. – Изображает Гипноса -древнегреческого бога сна. А еще это – очень коварная ловушка! 

- Коварная? – пролепетал бедный Поджио. 

- Да! Я читала о таких в старинных трактатах. Нам не показалось, что голова на стене шевелит губами. Если мы сделаем хоть шаг вперед, то изо рта этого бронзового болвана вылетит струя сильнодействующего снотворного. Или чего доброго – яда! Так что стой на месте! 

- Стою… - послушно вздохнул мальчишка. – А как же хозяйка попадает сюда? Почему в нее-то эта башка ядом не плюется?! 

- Наверно, синьора-собачница знает секрет, как отключить этот механизм. Подожди, не говори сейчас ничего! Я должна хорошенько подумать! 

Взломщик замолчал и застыл, боясь даже вытереть капли пота, бегущие по вискам.
Я стиснула руки, изо всех сил стараясь собрать умные мысли в кучку. А они, как на грех, разбегались в стороны стаей чертовых мопсов.
Так-так! Думай, Николетта, думай! Присматривайся к деталям, как учил тебя отец, показывая новый невиданный механизм. 

Гм! Какие же тут интересные детали? На голове у Гипноса, как рассказывает  миф, венок из цветов мака. Ага! Из головок мака делают сильнейшее снотворное. Мачеха, страдающая бессонницей, частенько заказывала его у нашего аптекаря. Черт, опять не о том думаю!
Вот, значит, бог сна спит, убаюканный ароматом собственного венка. Кто из смертных, по легенде, увидит его в этот миг, тот сам уснет вечным сном. А когда цветы закрывают венчики, бог просыпается…
 Стоп! Так может, нужно РАЗБУДИТЬ эту бронзовую голову? Если у нее губы двигаются, то и глаза должны открываться. Не уверена, но думаю, что тогда зловещий механизм отключится.
Я чуть не подпрыгнула от радости, что, кажется, нашла выход из безнадежного положения. Но сдержалась и пробормотала: 

- Бог просыпается, венчики маков закрываются. Как же их закрыть? 

Я пристально вгляделась в венок на голове юноши. И вдруг заметила, что стебли его маков  плотно сплетаются   с выпуклыми металлическими цветами, украшающими стены. Этот бесконечный растительный узор тянется все дальше и дальше…И заканчивается он возле ручки двери, увенчанной большим цветком!
Выходит, все очень просто! Хозяйка  нажимает на ручку, открывая дверь,  и ловушка перестает работать. А мы взломали замок и, разумеется, чуть не попались! 

- Сейчас я отключу эту дрянь! – торжествующе прошептала я и с силой сжала в руке цветок мака, красующийся  на дверной ручке.
 В тот же миг рот бронзового юноши захлопнулся, а глаза широко распахнулись. Они оказались сделанными из кусочков сапфира и ярко вспыхнули  синими огнями на золотистом лице бога. А все блестящие  цветы в его венке, негромко звякнув,  тут же плотно свернули венчики. 

- Neanche cazzo! – выдохнул Поджио, на этот раз даже забывпередо мной извиниться. 

Потом обернулся ко мне, и я увидела, что его небольшие серые глазки широко распахнулись и горят таким восхищением, словно я только что сотворила нечто невиданное.

- Ты волшебница, Николетта! – потрясенно прошептал мальчишка. - Ты совершила чудо и  спасла нас обоих! 

- Никаких чудес - обычная механика! Ну, и знание греческих мифов тоже помогло,  - отмахнулась я. – Идем  к следующей двери. Кто б еще нам подсказал,  что нас дальше ожидает? 

Увы, волшебника Юлиуса, который один мог бы дать ответ на этот сложный вопрос, рядом, конечно же, не было.
 Мы быстрым шагом пересекли комнату с опасным  барельефом, и Поджио вновь завертел отмычкой в очередном замке. На этот раз никакие капканы его за руки не хватали, и он благополучно справился с механизмом. Дверь распахнулась, и мы шагнули в темноту.

Тьма, окутавшая нас, была теплой, влажной, почему-то пахла сырой землей и еще чем-то душным и сладким. Я осторожно повела свечой в воздухе. Ее неяркий свет озарил аккуратно подстриженные розовые кусты с закрытыми бутонами, поникшие головки спящих лилий… Так мы в оранжерею попали что ли?! Ну и ну! Недаром Мариучча говорила, что в этом странном доме все комнаты перемешаны. 

- Кажется, ни один из этих цветочков на нас бросаться не собирается,  - с нервной усмешкой заметил Поджио. 

- Вроде бы, так,  - отозвалась я. – Хотя кто знает, какие ловушки в этих клумбах прикопаны? Давай на всякий случай пойдем очень медленно и осторожно. 

И мы пошли дальше, ступая друг за другом точно след в след. Я, как знаток,  здешней «коварной техники» шла первой.
 Вот я достигла каких-то густых  зарослей, еще раз внимательно огляделась и сделала осторожный шаг вперед.
В тот же миг что-то резко просвистело в воздухе и блеснуло металлом. Я вскрикнула и зажмурилась! Почудилось, что в меня полетели остро отточенные копья. Но страшного удара не последовало. 

Я открыла глаза. И чуть не заорала от ужаса! Вокруг меня, с четырех сторон, как по взмаху волшебной палочки, выросла высокая железная решетка! Теперь я стояла на влажной земле оранжереи, заключенная в невесть откуда взявшуюся клетку. Причем стены ее уходили высоко под потолок и терялись в темноте. Перелезть нет никакой возможности!
Но откуда взялась эта проклятая ловушка?! ЧТО на этот раз включило чертов механизм?! 

Пока я нервно бегала внутри клетки, Поджио, оставшийся снаружи, подскочил к железным прутьям и, что есть силы, затряс их. 

- Николетта, я тебя вытащу! 

Он с силой, удивительной даже для такого здоровяка, вцепился крепкими пальцами в решетку. Покраснел от натуги, надавил на прутья и попытался раздвинуть их. Железо ржаво заскрипело. Один прут слегка погнулся, но на этом все закончилось.
 Поджио бессильно всхлипнул и снова рванул ненавистную  решетку. 

- Бесполезно,  - грустно сказала я. – Если бы эту штуку было так просто сломать, ее бы тут не поставили. Так что не надрывайся зря, побереги силы. 

- А что же мне делать? – отчаянно вскричал мальчишка, забыв об осторожности. 

Я тяжело вздохнула. 

- Боюсь, что тебе нужно идти дальше. Одному. Эта ловушка уже сработала, значит, дальнейший путь безопасен. Надеюсь, в комнату с золотыми ошейниками ты попадешь без труда. Возьмешь там эти побрякушки и пойдешь обратно. Найдешь Рикардо, и вместе вы придумаете, как вытащить меня отсюда. 

Поджио упрямо затряс головой. 

- Я тебя не брошу! А вдруг, пока шляюсь по этим коридорам, сюда явится кто-то из слуг? И сдаст тебя страже? Да мне подумать, жутко, что с тобой будет потом! 

- Ничего не будет! Ты же сам говорил, что невезучих воров здесь в самом худшем случае кнутом на площади выпорют. А я вообще – начинающая воровка, да к тому же девчонка. Значит, просто подержат в кутузке, поругают и выпустят! 

На самом деле я, конечно, не верила, что так легко отделаюсь. Но если в плен захватят Поджио, мальчишке придется гораздо хуже. Особенно,  если ему припомнят тот самый ларец с секретными бумагами. Значит, нужно, чтобы  взломщик спасся любой ценой! 

Но Поджио не поверил моей нарочито легкомысленной болтовне. 

- Ага, выпустят! – горько усмехнулся он. – Только сначала… тьфу, говорить противно! Нет уж, Николетта! Я зубами эту дерьмовую решетку перегрызу, но спасу тебя! 

- Не надо зубами! – торопливо воскликнула я, осененная внезапной мыслью. – Лучше наклонись и посмотри, ЧТО там у тебя под ногами. 

Удивленный мальчишка послушно наклонился. 

- Ну, плиты каменные, мхом зеленым  заросшие. 

- Приглядись, на этих плитах какие-нибудь узоры есть?! 

Я подумала, что вляпалась в ловушку из-за того, что наступила на камень, включающий чертово устройство. Может, если наступить на него еще раз, решетка поднимется? 

- Ага, вижу,  - пропыхтел Поджио. – Черточки какие-то нарисованы, стрелочки. 

- Наступай на эту плиту! Скорее, наступай! – обрадованно завопила я. 

 

 



Похожие публикации:

Успокаивая дядю-волшебника, Николетта и не подозревала, что вскоре ее ждет невероятное путешествие.
Мир в отношениях с юными разбойниками полностью налажен. И героине надо постепенно думать, как выживать в этом новом мире.
Заговорщики принуждают маэстро создавать для них чудовищное оружие. Серениссиме грозит скорая война.
Николетта постепенно сдруживается с воровской компанией, и даже пытается привести их логово в порядок.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...






Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru