"Отвертка для Золушки" Глава 17.Рай, открытый немногим, сад, доступный не всем…""
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Историческая
  • Юмор

Мастер, которому Рикардо протянул музыкальную шкатулку, бережно взял ее узловатыми, потемневшими от въевшейся в кожу металлической пыли пальцами и озадаченно крякнул:

- Ре-едкая вещица! Видно, что нездешние умельцы делали, уж больно тонкая работа. Нет, господин хороший, сам я такое чудо исправить не решусь.

- А кто решится? – быстро спросил юноша. - Вы можете посоветовать нам такого мастера?

  Мужчина озадаченно поскреб в затылке.

- Ну, разве что маэстро Кристофоло? Правда, он странный, говорят.

За иную работу, что большой барыш сулит, не берется, хоть сам Правитель ему прикажи. А какой-нибудь  пустячок красивый, вроде этой вот штучки, сделает охотно.

- А где он живет? – не выдержала и влезла я.

  Рикардо незаметно, но сердито дернул меня за руку. Мастер удивленно покосился на «уличную красотку», интересующуюся адресом знаменитого на всю Серениссиму механика. Но ответил:

- А тут недалеко. За площадью, на Виа Дончелла. Там, стало быть, его дом стоит с зеленой калиткой.

  Мы поблагодарили мужчину и поспешили по указанному адресу.

 Дом с зеленой калиткой отыскался довольно быстро.
Мы переглянулись.

- Давай сначала говорить буду я,  - предложил Рикардо. – И на всякий случай представлюсь клиентом, желающим починить эту штуку. Так сказать, прощупаю почву. Неизвестно, что за человек этот самый маэстро Кристофоло.

- Хороший, наверно, раз нашего взломщика страже не сдал.  - пожала я плечами.

- Это верно, но осторожность никогда не помешает. Потом я постараюсь переключить разговор на недавнее ограбление. И если все пойдет хорошо, расскажу мастеру правду о нас.

  Придя к такому решению, мы постучали в дверь. Никто не откликнулся. Рикардо стукнул дверным молотком еще настойчивее.

- И нечего так стучать! - раздался из-за двери звучный мужской голос. –Если хотите войти, просто поверните голову льва вправо, и дверь откроется.

  Кроме замочной скважины и дверного молотка на калитке еще имелась для чего-то приделанная большая львиная голова с густой бронзовой гривой.

Рикардо пожал плечами и повернул ее, куда указал мастер. Калитка мягко распахнулась, сопровождаемая при этом почему-то легким перезвоном колокольчиков.

Мы вошли в маленький, как и у многих здешних палаццо,  дворик, где зеленела круглая клумба и росла пара кустов. В одном из них, должно быть, и прятался  Поджио.
Навстречу нам  вышел высокий мужчина. Без сюртука, в простой белой рубашке с закатанными по локоть рукавами и грубом холщовом переднике. Его длинные,  вьющиеся волосы были прихвачены кожаным ремешком, как у ремесленника.
Он приветливо улыбнулся нам, а мы с юношей остолбенели, сразу забыв про все наши уговоры. Во-первых, меня поразило то, что прославленный маэстро Кристофоло оказался тем самым типом в высокой шляпе, которого я встретила в первый свой день пребывания в Серениссиме. А во вторых, в руках он держал… остатки того самого коварного замка в виде собачьей головы, который чуть не отхватил руку Поджио  в ночь ограбления  и который я так ловко разломала  своей отверткой.

Спускаясь к нам по ступенькам своего дома, маэстро быстро и горячо заговорил:

- Нет, вы представляете, какое чудо?! Я делал этот замок несколько месяцев! Конечно, я был не прав, устанавливая винты снаружи. Но, Мадонна! Кто же мог догадаться, что в этом городе карточных шулеров, воров и авантюристов найдется человек, способный держать в руках не только бокал с вином или талию подружки, но и отвертку?! Клянусь памятью мастера Леонарди, встреть я его сейчас, тут же пожал бы его не совсем честную, но умелую руку!

  Он звонко рассмеялся:

- Ох, простите, юные господа, что-то я совсем заболтался. Так что же привело вас в мою техническую обитель?

  Рикардо только вздохнул.
И слегка встряхнул меня за плечи. Потому что упоминание маэстро о прославленной отвертке повергло меня в приступ неудержимого истерического хихиканья.
- Мы нашли в старом подвале эту старинную вещицу.
Атаман протянул маэстро сломанную шкатулку. Маэстро окинул ее бысрым взглядом.
- Сломан главный винт. Ну, его-то я починю в два счета. Заходите завтра, юные господа, в это же время.
Мы не двинулись с места. Эдгардо  удивленно вскинул брови.
Понимая, что все подготовленные заранее хитрые речи летят под откос, юноша сказал:

- Честно говоря, мы  хотели  поговорить с вами совсем о  другом, синьор Кристофоло. О поломанном замке и множестве других созданных вами и успешно пройденных НАМИ  ловушек. Вы помните, как на днях в ваш дом посреди ночь ввалился мальчишка, за которым охотилась стража?

Мастер нахмурил брови, но скорее недоуменно, чем сердито.

- Отлично помню. Я еще отпустил его тогда… Постойте-постойте, вы сказали «Пройденных вами моих ловушек»?! Давайте пройдем в дом. Кажется, нам найдется, что сказать друг другу.

  Маэстро провел нас в комнату с высоким стеклянным потолком. Лучи солнца золотистыми снопами падали на шкафы, полные  каких-то огромных, переплетенных в кожу фолиантов. В центре комнаты стоял большой стол, заваленный рукописями, чертежами, шестеренками, зубчатыми колесами и другими деталями таких диковинных механизмов, что у меня просто руки зачесались от желания немедленно взять их и рассмотреть.
Мастер механики хитро подмигнул нам, сделал шаг к стене и повернул  какой-то незаметный рыжачок.
В тот же миг громко засвистел и залился трелями позолоченный соловей в большой клетке под потолком.

Оловянные солдатики, стоявшие рядами перед искусно сделанным замком, дружно взяли ружьями «на караул» и принялись маршировать.
Окна замка распахнулись, на крошечный балкончик вышла куколка-принцесса в золотой короне и принялась махать белым платочком, а из ворот замка, низко кланясь, выскочил мажордом в зеленой ливрее.
По озеру, созданному из самого тонкого и прозрачного адрианского стекла, медленно поплыли под нежную музыку фарфоровые лебеди.
Утка, плавающая в серебряном тазике, начала нырять и громко крякать. Китайские болванчики дружно закачали головами, распахнутые музыкальные шкатулки подняли оглушительный трезвон, а огромные часы, стоявшие по углам чудесной мастерской, тут же бросились гулко и размеренно отбивать часы.
Маэстро Кристофоло широко улыбнулся, наслаждаясь нашим изумлением, а потом повернул рычаг обратно.
Все стихло.

Впрочем, мое изумление было не слишком сильным: я, правда, не видела столь удивительные вещи, но хотя бы про них слышала. А Рикардо застыл на месте аки соляной столб.

- Эй! Очнись! – рассмеялась я. – Это всего лишь заводные игрушки. Причем, совсем маленькие. А вот в далекой стране Московитии и не такие были!Вы позволите мне рассказать о них, маэстро?
Эдгардо охотно кивнул. И посмотрел на  меня внимательно и удивленно.
А я вдохновенно начала:

 - Сохранилась легенда о «механическом слуге» московитского царя Ивана Гневного. Один из купцов, прибывших туда издалека, писал: «Железный мужик прислуживает царю за столом, подает ему при ошеломленных этим зрелищем гостях кафтан, метет метлой двор».

Когда купец выразил сомнение в том, что «мужик» и впрямь механический, придворные мастеровые «открыли, спрятанные под одежей железного мужика крышки, в нем оказались шестерни и пружины, двигавшие руки, ноги и голову. Гости с перепугу протрезвели, а  царь прихвастнул, будто такие слуги были в его стране  еще века два-три назад».
Насчет двух-трех веков государь, и в самом деле загнул, но, начиная с шестнадцатого века, автоматоны, то есть заводные игрушки,  вошли в моду во многих странах. А в Ниппоне  были в ходу механические официанты. Фигурка, под названием «каракури», подъезжала к гостю, держа поднос с чашечкой, и почтительно замирала, когда тот брал чашку в руки, и делал глоток. Когда она возвращалась на место, куколка кланялась и отправлялась назад – и все это за счет системы деревянных шестеренок.

- Откуда ты все это знаешь? – удивился мастер.

  Я пожала плечами.

- Про далекую Московитию мне много рассказывал один знакомый волшебник.

А вообще-то  эти истории я слышала от своего отца. Он еще любил повторять, что:«Успехи науки - дело времени и смелости ума». И, что мастера способны создать чудеса механического искусства, доказывающие победу разума над  слепой природой.

  После этих моих слов маэстро Кристофоло уставился на меня приблизительно так же, как Рикардо на марширующих солдатиков.

- Как звали твоего отца, девочка? Эту фразу про успех науки я когда-то уже слышал…

- Огюст Ноэль де Грасси,  - ответила я, грустно подумав, что в прошлый раз маэстро не обратил внимания  на это имя.

  Но теперь он нахмурился и напряженно потер лоб, словно бы что-то вспоминая:

- Де Грасси, Де Грасси… Послушай, девочка, а ведь мы уже встречались с тобою, не так ли?

- Было такое,  – согласилась я. – Вы вовремя подхватили меня, когда я чуть не полетела под ноги разбуянившейся толпе.

- Точно! – воскликнул маэстро. - Ты потом ушла такая грустная и потерянная.

Я долго жалел, что не остановил тебя и не расспросил подробно о твоем горе.

  Он снова потер лоб, собираясь с мыслями.

- А еще у меня в голове все время вертелась эта фамилия – Де Грасси. Она будила во мне какие- то воспоминания. Что-то давно забытое - о веселой студенческой юности в славном университете города Саламанка. О лихих пирушках, о проказах и каверзах, а еще о грандиозных планах и мечтах изобрести нечто такое, что сразу изменит этот мир к лучшему. Бог мой, но как же я мог предположить, что в этом большом городе судьба сведет меня с дочерью моего лучшего друга?! Старина Огюст! Я совсем забыл его чуднУю франкскую фамилию, но стоило тебе назвать его имя, как все сразу стало на свои места. Какая жалость, что он рано покинул университет, не закончив  обучение! Милая девочка, ну расскажи же скорее, как поживает мой университетский приятель? Много ли изобретений ему удалось воплотить в жизнь?

  Я сглотнула горький комок. И опустила глаза, чтобы Кристофоло не увидел моих слез.

Рикардо сочувственно посмотрел на меня и ободряюще приобнял за плечи.

- Моего отца… уже нет на этом свете.  - тихо сказала я. – И он ничего не успел изобрести. Был простым купцом, ездил с товарами за границу. И погиб где-то на Востоке.

  Последние слова я произнесла совсем тихо. И все-таки торопливо провела ладонью по лицу, стирая непрошеные слезы.
Маэстро тоже замолчал. Улыбка погасла на его губах. А потом он наклонился ко мне и произнес негромко, но твердо.

- Зато Огюст, похоже, многому успел научить тебя. А значит, все знания и все труды моего лучшего друга не пропали даром!

  Он снова улыбнулся открыто и заразительно.

- Раз его дочь с легкостью распознала и преодолела все мои ловушки. Давайте присядем прямо здесь и вы, наконец-то, расскажете мне, что же произошло той ночью во дворце этой ненормальной эль Морано.

  Кристофоло кликнул слугу, расставил прямо на столе вино и закуску, сдвинув на край все свои чертежи и шестеренки, и я начала рассказ.
Признаться  честно, я немного робела, живописуя наши с Поджио ночные похождения. Вдруг маэстро рассердится, узнав, как бесцеремонно мы расплавлялись с его уникальными изобретениями?
Но он только хлопал себя по коленям, то и дело, разражаясь громким хохотом.

- Ничего себе! И «Маковые Сны», выходит, прошли?! И «Запретный Сад» одолели! А вот от «Храброй Моськи» вам все ж пришлось спасаться бегством! Ах, вы плутишки!

  Отсмеявшись маэстро, прокашлялся и сказал почти серьезно:

- Как же это замечательно, что у нас растет такая не по годам умная и находчивая молодежь! Хм! Совсем недавно я сказал, что готов пожать руку неведомому мастеру, который так ловко обскакал меня. И я держу свое слово! Милая синьорина, позвольте вашу ручку?

  И он, изящно поклонившись, по всем правилам светского этикета поднес мою руку к губам.
Рикардо издал странный звук. Нечто среднее между удивленным вздохом и возмущенным хмыканьем. А я мило улыбнулась маэстро и победно задрала нос. Пусть юноша видит, что меня ценят - как не по годам мудрого мастера, а еще как симпатичную девушку!
Тут наш атаман, видимо решив, что он уже достаточно сидел молча и  внимая чужим речам, решительно произнес:

- Все это, конечно, хорошо, но мы пришли сюда не только за тем, чтобы познакомить вас с Николеттой, уважаемый маэстро Кристофоло…

- Можете звать меня просто – Эдгардо,  - заметил мастер.

- Благодарю вас. Так вот, маэстро Эдгардо, дело в том, что в мои  руки волею судьбы попали старинные рукописи с описаниями различных чудес механики. А нашей небольшой дружной компании грозит серьезная беда. Вдруг какое-нибудь из этих изобретений спасет нас? Мы решили обратиться к вам за помощью и советом.

  Внимательно слушавший юношу маэстро внезапно побледнел и вскочил с места.

Чьи рукописи к вам попали?! – выдохнул он срывающимся шепотом.

- Великого мастера  Винченцо Леонарди,  – тут же откликнулась я.

  Эдгардо прикрыл глаза и замер, как восковая статуя.

Потом медленно произнес.

- Десять лет назад, когда я только приехал в этот город, бесценные труды Леонарди, подаренные мне после окончания университета моим учителем, были нагло похищены. Я думал, что потерял их навсегда. Пресвятая Дева! Скажите же, прошу вас, где и как, в конце концов, обнаружился сверток с заветными рукописями?!



Похожие публикации:

"Отвертка для Золушки" Глава 55."Мера моя высока, но таков закон - я сорвался с небес не за тем, чтобы падать ниже"
Волшебная лодка с гребным колесом готова. А Николетта делает последнюю попытку объясниться с Рикардо.
"Отвертка для Золушки" Глава 27."Напротив капеллы растёт одинокий дуб - в нём прячется бог, если сводят его с ума..."
Дядю Юлтуса успешно транспортировали в мастерскую Эдгардо, и там старый волшебник неожиданно обрел смысмл жизни.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru