"Отвертка для Золушки" Глава 39."Наши призраки - дети, которых не водят гулять. Они заперты в доме, растут и становятся злее…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Историческая
  • Юмор

- Жажда жизни… - задумчиво повторил Юлиус.

  А потом вдруг задорно улыбнулся нам. Глаза молодо блеснули за стеклами очков.

- Кажется, это именно то, что я почувствовал, оказавшись здесь. В этом городе, полном опасностей и смертельного риска. Но только сейчас я ощутил себя живым! Там, дома, в моем уютном поместье, я не жил, а медленно таял от тоски. Весь мир казался мне серым, а жизнь бессмысленной. А сейчас мне есть ради чего жить!

  Волшебник обнял нас с Мариуччей, подмигнул Поджио, растрепал и без того лохматые волосы Марко.

- Теперь смысл моей жизни – это вы, мои сумасшедшие друзья! Мои юные бесстрашные спасители! И очень хочется сказать – моя новая семья! Я буду помогать вам, пока хватает моих невеликих волшебных сил.

- Да ведь вы уже помогли нам, дядюшка! – улыбнулась я. – Когда утащили нас  сюда прямо из-под носа стражи.

- Это было незабываемое приключение! И все же, я чувствую, что должен отплатить вам чем-то большим! Хм! Чем же? Превращать мальчишку в заводную куклу пока не надо… Поджио, друг мой, что ты говорил там про напильник?

- Это Николетта говорила,- отозвался взломщик. – Когда рассказывала про знаменитого английского вора.

- Да-да, именно так! Проклятая рассеянность…  Вот о чем я хотел спросить, друзья! У вас есть подходящий напильник?

Мальчишки переглянулись.

- Конечно, есть,- солидно отозвался забывший обиду Марко. – Настоящему вору без этой штуки – никуда. Щаз принесу.

Он выбежал и почти сразу же вернулся, сжимая в руке узкую металлическую пластину с деревянной ручкой.

- Удобный! – похвастался юный воришка. – В рукав легко помещается.

- Так-так! Можно посмотреть?

Юлиус поправил очки и принялся вертеть в руках орудие нечестного труда.

- Что вы собираетесь делать, синьор чародей? – удивленно спросила его Мариучча.

- Немного изменю… оборудование, - усмехнулся дядя. – Кстати, племянница, где те колечки с алмазами, что я сотворил тебе к балу из дурацких ошейников?

Я растерянно заморгала, а потом принялась шарить в карманах.

- Хи-хи! В большой семье – клювом не щелкай!

В комнату прискакали соскучившиеся Коломба, Бьянка и Джованни.

Причем в ладошке мелкого пацана блестели МОИ побрякушки.

- Держи! - Джованни с гордым видом протянул мне брюлики. - Утром пока девчонки ревели, я их потиху у тебя стибрил. Это нас Марко научил!

Взгляд Мариуччи, брошенный на «учителя» не предвещал ничего хорошего.

- А я – чо? Я – ничо! – попятился назад мальчишка. - Вы же сами из меня няньку сделали! Сказки рассказывать я не умею, кашу детям варить тоже. Зато развлекал малышню, как мог. Ну, и научил заодно кое-чему.

- Как это ты сказок не знаешь? – почему-то удивилась Коломба. – А помнишь, когда я маленькой была, ты для меня такую веселую сказочку сочинил!

«Жила-была одна шайка разбойников. Однажды они грабанула ювелирную лавку на триста тысяч золотых монет. За ними гнались стражники. Но всех разбойников спасла добрая фея – скупщица краденого. Она спрятала их в темной пещере - всего лишь за двадцать золотых колец. На каждый палец – по кольцу».

- Ой, как интересно! – воскликнула Бьянка. – А что потом с ними дальше было?

- Э-э, пойдем, детки, обратно, я вам доскажу эту историю,- заюлил Марко, потому что Мариучча с каким-то нехорошим вниманием начала взвешивать в руке поднятый с пола тяжелый кожаный шнур, на котором раньше крепился гобелен.

Мальчишка ойкнул и выскочил из комнаты. Малышня унеслась вслед за ним.

Мы с Поджио переглянулись и расхохотались. Мариучча грозно нахмурила брови, но потом не выдержала и тоже улыбнулась.

- На самом деле я этого рыжего обормота и пальцем бы не тронула. А вот племянники, бывало, получали ремня, когда совсем от рук отбивались. Рикардо тогда сердился на меня, жалел их…

Девушка опять погрустнела. И, сдерживая боль, принялась перебирать и так аккуратно стоящую на столе посуду. Потом всхлипнула и вышла.
Я тоже помрачнела. Опять навалились тяжелые мысли. Мы-то хоть сытые, сидим в тепле и относительном уюте. А нашим друзьям в подземелье – каково?!

- Именно ради их спасения я сейчас и тружусь!

Юлиус, кажется, прочитал мои мысли. Быстро взял у меня драгоценные побрякушки, повертел их в руках. Потом резко сжал и разжал кулак.
Уже не маленькие искорки, а целые языки пламени сорвались с его пальцев. Повеяло сильным жаром.
Мы с Поджио быстро отступили и с почтительного расстояния стали наблюдать, как кусочки золота в руках волшебника начинают гореть невыносимо ярким светом, становятся почти прозрачными. Мне даже показалось, что кольца вот-вот расплавятся!
А потом Юлиус просто подул на ладонь, и пламя погасло. Дядя небрежно бросил обломки колец на стол.

- Пригодится Мариучче. Она, кажется, говорила, что в тюрьму надо идти с продуктами для узников. Вот и будет, на что купить. А меня гораздо больше интересуют ЭТИ штуки.

Он сжал большим и указательным пальцами парочку некрупных алмазов, внимательно посмотрел на них.

- Кажется, это именно то, что мне нужно!

- Что он собирается делать? – шепотом спросил меня взломщик.

Я пожала плечами.

- Не знаю. Волшебники – народ непредсказуемый. Может, в размере увеличит, а, может, в головку сыра превратит. Это тебе не механика. Тут я бессильна что-либо вообще понять.

И в самом деле! То, что потом сделал дядюшка, предсказать не мог никто!

Он подбросил алмазы в воздух, и они зависли, сверкая, как крошечные звездочки.
В комнате потемнело, запахло грозой. Поджио испуганно схватился за волосы, которые вдруг встали дыбом и начали сухо потрескивать, рассыпая синеватые искры. Вдруг ударил такой гром, что мы ахнули и присели.
Пламенный зигзаг молнии врезался в висящие между полом и потолком драгоценные камни.

И они…рассыпались на тысячу осколков, став звездной пылью. В это светящееся облачко чародей мигом сунул напильник.

И алмазные крупинки сначала облепили тонкую стальную полоску, а потом словно бы втянулись в нее.
Темнота растаяла. Солнечные лучи снова пробивались маленькими золотистыми снопиками сквозь щели в забитых окнах.

- Что-нибудь железное сюда – быстро! – рявкнул Юлиус.

Мы со взломщиком бестолково метнулись туда и сюда, не видя ничего подходящего. Наконец, мальчишка схватил какой-то ржавый гвоздь, криво торчавший в раме. Рванул его, и железяка с чпокающим звуком выскочила наружу.

- Смотрите, что сейчас будет!

Волшебник всего лишь раз чиркнул напильником по гвоздю. Причем без особого усилия, так, царапнул слегка.
 Но толстый, размером с палец взломщика,  гвоздьтут же разломился на две половинки. Словно ветка, перерубленная ударом топора!

- Voilà! – дядя радостно выкрикнул свое любимое словечко.

- Режет железо, как нож масло! – благоговейно выдохнул Поджио.

А я завопила:

- Мариучча, иди скорей сюда! Вот теперь мы точно спасем маэстро и Рикардо!

- Жаль, напильник всего один - вздохнул волшебник, вручая девушке орудие спасения. – Но, думаю, наш Эдгардо сумеет как-то передать его вашему атаману. Например, если их одновременно поведут на допрос.

  Мариучча кивнула и спрятала напильник за корсаж.
Потом я раздобыла в захламленной кладовке какое-то пыльное покрывало нужного цвета, и мы, вооружившись иголками, принялись шить монашеское одеяние. Я, правда, попробовала заявить, что сейчас тоже соображу себе нечто подобное и пойду в застенки вместе с Мариуччей.
Но дядя и Поджио тут же бурно возмутились.

- Совсем с ума сошла?! – заорал взломщик. - Тебя эль Драко видел, когда мы волшебника спасали. И Беппо в лицо знает, хоть и думает, что ты мальчишка!

  Он выдохнул и тихо добавил:

- А если с тобой что-нибудь случится, я себе этого никогда не прощу! Тут уж только головой в канал останется броситься.

- Наш юный друг прав – строго заметил Юлиус. - Все это – смертельный риск для тебя. Поэтому сиди дома, дорогая племянница, и жди вестей!

- Терпеть я этого не могу – сидеть и ждать! – из остатков вредности буркнула я, отлично понимая, что друзья правы.

  Просто, несмотря на все эти наши чудеса, дружеские беседы и даже шутки, сердце то и дело тупыми ржавыми иглами пронзали боль и тревога.

Что с Рикардо? Жив ли он вообще? Это маэстро с его знаниями представляет для Совета большую ценность. И вряд ли его будут сильно мучить в подземелье.

А простого вора могут и сразу казнить, без суда и следствия! Джека вон вздернули за то, что он всего лишь неудачно в карман залез. А тут – самого Правителя грабанули…

Чтобы отвлечься от этих страшных мыслей, я в сотый раз повторила девушке все детали нашего плана.

- Понимаешь, самое важное – убедить Эдгардо, чтобы он притворился, будто готов на сделку со злодеями. Правда, сделать это будет, пожалуй, трудновато! Тюремщики-то, поди, с заключенных глаз не спускают! И будут ловить каждое ваше слово.

- Я что-нибудь придумаю - пообещала Мариучча. – В крайнем случае, наплету охране всякой чуши про божий гнев и расплату за тернистый путь греха. Когда на синьору эль Морано после прогулки по каналам со своим очередным дружком, нападало желание молиться и каяться, она, обычно, вопила именно эти слова.

- Ну, как знаешь, - вздохнула я. – Удачи тебе, подруга! И возвращайся с добрыми вестями.

 

К мрачным железным воротам тюрьмы, находящимся в заднем фасаде дворца, сквозь шум и давку уличной толпы пробиралась тоненькая фигурка в черном плаще и сером монашеском одеянии. Она сгибалась под тяжестью большой корзины, из которой аппетитно торчали нога жареной индейки и горлышко глиняной бутылки.
Монахиня остановилась возле закрытой калитки, секунду помедлила и стукнула дверным молотком. В ту же минуту в воротах открылось маленькое зарешеченное окошко.

- Чего надо, тетка? – нелюбезно буркнул охранник.
Сквозь ржавые прутья был виден только его заплывший глаз и изгрызенный седой ус.

- Откройте, брат мой! – жалобно попросила Мариучча, стараясь, чтобы голос звучал тонко и надтреснуто, словно у дряхлой старухи. Девушка поглубже натянула капюшон плаща на лицо. – Во имя Господа нашего!

- Зачем притащилась... сестра? – уже мягче поинтересовался тюремщик, не торопясь, впрочем, отпирать замок.

- Матушка аббатиса из ордена святой Катарины послала меня сюда, дабы скромными яствами облегчить участь закоренелых грешников и очистить их погрязшие по тьме души светом молитвы.

- Гм! Скромными яствами, говоришь? Так что у тебя в корзинке, святая сестрица? – неожиданно оживился охранник, громыхнув засовом и встав на пороге.

Мариучча с готовностью протянула ему поклажу.

- Жареная индюшка, хлеб, сыр, немного яблок и винограда. Пусть несчастные вспомнят о блаженстве райского сада, который им, увы, не увидать, пока они не раскаются в содеянном…

- Ну, это я и так вижу - прервал поток благолепия усатый тюремщик. - А вот что это так соблазнительно торчит из кучи яблок, сестра? Не горлышко ли бутыли со славной граппой?

Девушка скромно опустила голову.

- Ты прав, брат мой. Хоть наш Орден и запрещает своим сестрам употреблять горячительные напитки, дабы не впасть в грех излишней мечтательности, но все же для несчастных узников сия влага может оказаться спасительной посреди вечной сырости казематов, сравнимых разве что с кругами ада…

- Ох, насчет сырости, это ты, сестрица, верно заметила!

Охранник скривился и потер поясницу.

- Сия живительная, как ты говоришь, влага полезна не только для этих чертовых грешников, которых я сторожу, не жалея сил, но и для твоего смиренного брата. Для меня то есть! Господь ведь завещал делиться?

Мариучча с готовностью кивнула.

- То-то и оно, сестра! Вот я и поделюсь с заключенными по справедливости. Мне и моим ребятам из соседних казематов – бутылка, сыр, да фрукты с индюшатиной. Ну, а грешники и хлебушком обойдутся. Верно, ведь я говорю?

- Верно, брат мой, - важно согласилась «монахиня». - Ибо сказано в Писании было: «В поте лица своего будешь ты добывать хлеб свой…»

Тюремщик ловко выхватил у Мариуччи корзину и отпер ворота.

- Пойдем, святая сестра! А то мои парни уже заждались. У всех после вчерашнего башка трещит так, что чертям тошно... Фу ты, прошу прощения, сестрица! Я хотел сказать, освежиться нам всем пора. А то ни одного святого слова вспомнить не можем. Идем-идем скорее!  Про Писание ты мне по дороге расскажешь.



Похожие публикации:

"Отвертка для Золушки" Глава 36."У каждого - своя боль…"
Удачное завершение операции "золотая птичка" не спасло друзей от мести эль Драко.
"Отвертка для Золушки" Глава 46."А вешать будем после…"
Заговорщики принуждают маэстро создавать для них чудовищное оружие. Серениссиме грозит скорая война.
"Отвертка для Золушки" Глава 1."Мир был неплохим местом, до тех пор пока люди не захотели сделать его лучше!"
Успокаивая дядю-волшебника, Николетта и не подозревала, что вскоре ее ждет невероятное путешествие.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru