Нечаянный выходной
Жанр:
  • Фантастика
  • Космос
  • Приключения
  • Мистика
  • Юмор
  • Абсурд

 

Третий час Ли Лян ругался с кондуктором трамвая, хотя сам же и был виноват. Транспорт ночами не ходит, но вот надо же было такому случиться, что когда он брел по рельсам домой, за спиной тревожно забил колокольчик, и бухгалтер, отскочив в сторону с дороги, почти на автомате ухватился за поручень. Лишь оказавшись на подножке, он понял, что попал не на свой маршрут.

Первый час пути он гадал, отчего за пределами трамвая погасли огни, и какая сила не позволяет ему выскочить на мостовую. И почему на лице кондуктора жутковатая маска с клювом, а на пальцах, сжавшихся вокруг нагрудного компостера, – кривые черные когти.

На страхи и самотерзания ушел второй час пути. Шутка ли – угодить в трамвай-призрак с междупланетным маршрутом следования? Смешно ли смотреть, как на остановках в салон набиваются все более невероятные персонажи: стальные букеты с глазами-шариками в центре; дуга, переступающая поочередно концами (в трамвай она втискивалась боком и зависла под потолком, словно радуга); какой-то цилиндр без глаз и со ртами по всему экватору, он катился в проходе, оставляя за собой длинное послание инопланетной грязью.

К третьему часу персонажи сошли на своих остановках, а Ли Ляна, как безбилетного пассажира, когтистый Кондуктор забрал в депо – разбираться.

– Да я в который раз вам повторяю: я думал, что это двадцать третий маршрут!

– Землянин, у тебя что с головой, раз ты ею «думал»? Мы специально пользуемся вашими рельсами в городах на ночной стороне!

– Писать надо: «В депо», «Обкатка», любые предупреждения!

– Тутик, – обратился Кондуктор к роботу-водителю. – Дай нашему другу посмотреть, что у тебя на переднем стекле выставлено.

– Его Тутиком зовут? – нервно захохотал Ли Лян.

– Лучше, чем твое имя.

Кондуктор принял стопку табличек, собранных роботом с передней панели, и ткнул под нос пассажиру. Там была информация не только про депо и обкатку, но и добрый десяток предупреждений, что на трамвай садиться нельзя. Следствие нарушения запрета – неминуемый штраф.

Взгляд Ли Ляна, сидевшего под арестом в кабине водителя, приковал объект за стеклом. Бухгалтер успел попривыкнуть к галактикам за окном, но светящаяся юла с двумя длинными лентами, разлетающимися от полюсов, проступала сквозь дымное облако туманности и была похожа, скорей, на…

– Квазар «Депо-3». Прибыли.

По орбите «депо» было обернуто рядами рельсов с нанизанными на них шарами. Это было похоже на кольца Сатурна, состоящие из множества ниток бус. То там, то здесь проскакивал усталый транспорт, садясь на рельсы, ныряя под сень шаров, спасающую от долгого воздействия раскаленной газовой оболочки квазара. От рельсов, попавших под колеса трамвая, где ехал Ли Лян, затряслись стенки, где-то что-то заскрежетало, и Кондуктор выскочил на подножку, вглядываясь в приближающийся шар.

В блестящих стенках объекта разинулась дверь шлюза.

– Чем дышишь? – поинтересовался Кондуктор, вернувшись в салон.

– Э-э… легкими.

– Дурак, я спрашиваю: каким составом?

– Вы про воздух?

– Воздух, вода, пыль… Что тебе нужно, чтобы не загнуться?

– А здесь разве не земной воздух?

– А ты как думаешь, что здесь? Если все пассажиры дышат кто чем? Каждому скафандр выдавать, что ли? В салоне трамвая устроен особый кондиционер, он создает универсальную атмосферу. Система «Дружба», слыхал о такой? Деревенщина. В депо на это не разоряются, проще для тебя персонально воздуха нагнать.

– Погоди, а чем ты дышишь сам?

– Я? Если б я в этом нуждался, разве б меня на работу взяли? Тутик, ты слышал нашего пассажира? – заклокотал Кондуктор чем-то похожим на смех. – Все, собирайся, у них есть образец земного воздуха, так что можешь не волноваться.

Атмосфера, которой нагнали для пассажира, была, похоже, взята с болот – такой заразы Ли Ляну нюхать давненько не доводилось. Брюзгливый Кондуктор толкнул его на выход.

Когтистая лапа не слезала с его плеча, направляя по запутанным коридорам шара. Несколько раз они забредали не в свои измерения и были вынуждены, в поисках нужного отдела, проходить через лабиринты реальностей. Наконец и Кондуктор не выдержал:

– Бред какой! Параноики! Наркоманы!

– Что такое?

– А то! Бюрократы проклятые. Без конца целыми кабинетами переезжают. Боятся проверки.

– Ничего нового, – кивнул Ли Лян. – Вот у нас…

– Нашел! – радостно перебил его Кондуктор. – Наконец-то, нужный кабинет. Какое счастье! Давай, заходи и бай-бай!

Он втолкнул безбилетного пассажира в дверь, за которой заседала комиссия из трех роботов, и убежал прочь, как будто за ним гнались все черти.

– Мы осведомлены о вашем правонарушении, – сказал робот, сидевший справа.

– Но я не…

– Но он не мог знать, что садится не на свой трамвай, – подхватил левый робот. – Возможно, он не умеет читать.

– Верно-верно, – закивал средний.

– Но правонарушение, тем не менее, имело место быть. Безбилетный пассажир внес лишнюю нагрузку на транспорт и израсходовал ноль целых, ноль-ноль-ноль пятнадцать дополнительных джоуля, за которые не заплатил.

– Верно-верно, – повторил средний.

– Но у него нет наших денег, – не согласился левый.

– Верно-верно.

Это продолжалось долго. Волновавшийся поначалу, Ли Лян в середине заседания сел на стул и наблюдал за роботами, как за комедийными актерами. Что там они надумают, его не волновало: почему-то он был уверен, что решение может быть только одно.

– Итак, – подвел итог правый, – исходя из степени его вины, мы предлагаем обязать пассажира отработать затраченные на него ноль целых, ноль-ноль-ноль пятнадцать джоуля, а также возместить внеплановое заседание комиссии по работе с безбилетными пассажирами.

– Верно-верно.

– Но поскольку в происшествии наличествует вина кондуктора, который не остановил вовремя трамвай и не высадил пассажира, мы предлагаем перенести штраф в виде материальной оплаты или оплаты работой на кондуктора, – добавил левый робот. – После чего обязать его за свой счет вернуть безбилетного пассажира на родную планету, как только трамвай снова выйдет на маршрут.

На сей раз средний не сказал «верно-верно», а поднялся, и вместе с ним поднялись оба оппонента. Оказалось, что это три головы, на одном и том же железном теле.

– Позвать кондуктора! – гаркнула средняя голова через дверь.

Спустя пять минут явился когтистый в маске. Робот о трех головах объявил ему свое решение, но, вопреки опасениям Ли Ляна, Кондуктор не захотел его растерзать за полученный штраф.

– Вам следует заплатить или отработать… – завел средний робот.

– Этого хватит? – из складок одежды Кондуктор достал бурый камень и кинул на стол роботам.

– Минуточку, сейчас вернем сдачу.

Комиссия отпилила от камня четверть, которую вернула кондуктору. Все остальное средняя голова робота, под недовольный скрип правой и левой голов, закинула в железную пасть и смачно захрустела.

– Вы свободны.

Кондуктор подхватил Ли Ляна и потащил его на выход.

– Это у вас такие деньги? – поинтересовался бухгалтер, глядя, как Кондуктор убирает остаток камня за пазуху.

– Деньги? – снова заклокотал маскированный. – Это астероидный мусор, попавший в трамвай по дороге. Я везу его до ближайшей урны, чтобы выбросить. В нем много железа, питательного для этого поколения роботов, и они считают его очень вкусным. Правда, потом получают расстройство желудка – термояда им не хватает все обработать. Жаль, что сдачу они себе не оставили.

На обратном пути Кондуктор с Ли Ляном не разговаривал, а когда трамвай переполнился, он даже согнал землянина с места, велев уступить место «старушке», хотя определить возраст существа, похожего на желейного мишку-переростка, было сложно. Возможно, где-нибудь в прикрытых бумажной юбочкой частях на нем и стояла дата изготовления.

– Следующая остановка – Земля! – объявил робот.

Пришлось бухгалтеру продираться через толпу на выход.

Увидев, что он замешкался при высадке, Кондуктор чуть ли не пинком выставил пассажира за дверь, и трамвай унесся в серую хмарь.

Моросил дождик, поднимая туман до крыш. Дома в темном переулке выглядели небоскребами. Ли Лян сделал шаг, другой, и пошатнулся.

Он стоял в воздухе.

Дальше шагать было страшно.

Дзинь-дзинь! – знакомо забил над головой колокольчик, и с воздуха на рельсы опустился трамвай. Ли Лян решил, что это клювастый ворчун зачем-то вернулся.

«Надо спросить, что происходит!»

Усилием воли незадачливый пассажир заставил себя спуститься на остановку, и обнаружил, что из трамвая выходят люди, одетые так, словно собрались на маскарад. Хотя у них у всех была земная внешность, большинство точно так же поднялись в воздух, шагая в разные стороны, будто по невидимой лестнице.

– Извините, можно у вас спросить, – обратился Ли Лян к одному из тех, кто остался на твердой земле.

– Да, я слушаю.

Не зная, о чем спрашивать, бухгалтер закинул удочку:

– Который час?

Человек откровенно невежливо выпучил на него глаза и поспешил прочь, оглядываясь.

– Метаголик, что ли? – фыркнули над ухом. – Обдолбанный, явно.

– Может, идиот, – не согласился кто-то со стороны.

– И не вылечили?

«Ну, знаете ли!» – вскипел Ли Лян от «вежливого» обращения. Сам не зная, что говорит, он выдал, не вынимая рук из карманов:

– Комиссия по проверке нравов! Тест-опрос на взаимопомощь. Нам интересно, как реагируют жители, услышав простой, внятный, но относительно неожиданный вопрос.

Вся улица вмиг опустела. Бухгалтер не знал, что и думать.

И только выйдя из переулка (перемещение по воздуху он более-менее освоил через час) путешественник относительно разобрался, что к чему. Трамвай вернул его в будущее. Судя по пейзажу – о-очень далекое будущее!

«А чего ты хотел, проболтавшись около квазара?» – раздался в голове ехидный клекот кондуктора, и следом за этим голос школьного учителя стал диктовать у доски давно забытый урок астрономии: «Квазары – это сверхмассивные объекты, представляющие собой черную дыру… теперь вы знаете, что время при нахождении около черных дыр течет иначе, чем время на нашей планете, и если бы вы случайно оказались рядом с одним из таких объектов…»

Случайно он и оказался.

Ли Лян добрался до полицейского участка, и, пройдя сто тысяч проверок на метаголь, инопланетные наркотики и шпионаж, был принят, наконец, в 52 636-м году как почетный гость из прошлого. К счастью, его слишком надолго задерживать не собирались. Путешествия в прошлое ныне были обычным делом, наравне с хождением по воздуху, определением времени по виртуальным часам, возникавшим перед глазами, и бесконечными «добровольными» опросами граждан о том, как им нравится жизнь такая. Ближайший круиз в год, из которого он попал в междупланетный трамвай, ожидался довольно скоро.

Можно было, конечно, остаться в будущем, но тогда в прошлом рано или поздно напишут, сначала на столбах, а то и в газетах, что некий бухгалтер с обыденной внешностью, без особых примет, пропал в ночь с такого числа на такое, очевидно, направляясь к себе домой. Тому, кто видел похожего человека, звонить по этому телефону… Скорее всего, обойдется и без газеты, кому он нужен? Но вдруг, однажды, здесь, в будущем, он заглянет нечаянно в библиотеку или на выставку древних бумаг и увидит одну их тех неудачных фотографий, которые вечно с него получались, когда он «щелкался» на документы? До чего же противно будет узнать, что в те дни о нем думали и что говорили…

Решив, что в своем «беспонтовом» времени жить куда лучше и много привычнее, он согласился взять подарочный билет на корабль времени в прошлое, в одну сторону.

Когда его высадили по назначению, погода кругом не отличалась от погоды вчера, до дня его приключений. Проходя мимо магазина, Ли Лян услышал по радио метеорологическую сводку и понял, что сейчас и есть вчера. Раннее утро. Ведь именно это число, месяц, год он назвал, позабыв, что в полночь, когда он сел на трамвай, для него наступило завтра.

Следя за подъездом из-за угла, невольный путешественник во времени колебался: стоит ли подбежать к самому себе, выходящему из дома, и предупредить, что ни в коем случае на ночной трамвай садиться нельзя? Но при виде себя «утреннего», сонного и осунувшегося, сразу подумал о парадоксах времени, о том, что его прошлая ипостась засидится в бухгалтерской до полуночи, и непременно скакнет на подножку на автомате, забыв про предупреждения. Ли Лян махнул рукой. Лучше было пойти домой отдыхать. Лишний выходной, выгаданный в приключении, вполне того стоил.

 






Обложка такая же красивая и позитивная, как и рассказ :)
19:41
Понравилась?))
21:46
Рассказ ироничный, хотя и немного апокалипсичный, больше всего понравились последние фразы — про то, что для него наступило завтра и как махнул на самого себя рукой))

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru