ХИМЕРА
Жанр:
  • Фантастика
  • Приключения

                                                           ХИМЕРА

 

 

- Беги, дочка – мать подтолкнула её в сторону леса, закрывая собой. Страшные люди напали на них, и мама решила спасти ребёнка, жертвуя собой. От страха малышка побежала в лес, ей не было ещё и двух лет, она только начала разговаривать, но уже понимала мамины слова. Бежала она долго, по её представлениям. Наконец силы оставили её и она упала на мягкую лесную подстилку, свернулась калачиком и заснула.

 Проснулась она от того, что в неё ткнулось что-то мокрое и холодное. Огромная кошка обнюхала её, а потом взяла осторожно зубами и понесла. Мокрый, шершавый язык прикасался к ней, а огромный зверь скользил между деревьев плавно и быстро. Её принесли в логово, где лежал котёнок, размером с взрослого кота. Странный котёнок, с двумя головами, он был такой беспомощный, что даже не видел ничего и едва мог ползать.

- Киса, – девочка протянула к нему руки и погладила.

Огромный зверь улёгся на землю, и котёнок потянулся к нему, ища мамин сосок. Он проголодался и очень хотел есть. Девочка помогла котёнку найти сосок и, тот с радостью присосался большой головой.  Девочка тоже хотела есть, но для неё ничего не было, она обошла логово и не нашла еды. Огромная кошка поняла, что она голодна и подтолкнула мордой к своим соскам. От сосков пахло молоком и девочка попробовала его слизнуть, получилось не очень. Тогда  она последовала примеру котёнка и наконец-то получила свою порцию молока. Когда то мама так же кормила её, но с тех пор она выросла и могла есть уже обычную пищу.

 Наевшись, котёнок задремал, прижавшись к маминому боку. Девочка побродила по пещере, заняться ей было нечем, и она села на землю и начала рисовать не полу чёрточки и кружочки какой-то косточкой. Котёнок проспал недолго, а проснувшись, стал, снова есть, был он совсем малышкой и весь его распорядок складывался из еды и сна. Теперь и девочка  проголодалась и припала к другому соску. Огромный зверь лизнул её своим шершавым языком. Девочка улеглась рядом с котёнком, обняв его ручкой. Когда она проснулась, то уже стало темно. Она посмотрела на улицу и заплакала, повторяя «мама». Огромный зверь смотрел на неё, а потом взял лапой и прижал к себе, громко мурлыча.

 Так они и жили, когда огромная кошка уходила из пещеры, девочка следила за котёнком, чтобы он не выполз наружу, рисовала на полу и на стенах свои кружочки. Иногда она плакала, вспоминая маму, но где её искать и куда идти, она не знала, была она маленькой и несмышлёной девочкой. Иногда пещеру трясло, в голове мутилось и было очень страшно, тогда девочка брала на руки котёнка, который уже довольно хорошо вырос, и прижималась к огромной кошке. «Киса цаца, ибося», говорила она ему, котёнок засыпал на ручках мурлыча, а девочка уже говорила «киса мурр» и сама потихоньку засыпала. Ей нравилось говорить, и она болтала порой много своими детскими словами – « цаца, мур, ням, поси уять». А котёнок рос и рос, его уже тяжело было поднимать. Однажды он оцарапал её руку, девочка заплакала и сказала «киса бяка», а огромная кошка шлёпнула его лапой. Теперь химера приносила в пещеру и куски мяса, отдельные части животных. Котёнок учился есть взрослую пищу и девочка училась вместе с ним, к её игрушкам добавились кости разных животных, а желудок привык к сырому мясу. Девочка строила из костей разные игрушки, вспоминая свою прежнюю жизнь. Оказалось, что костью можно больно ударить и она уже обращалась с осторожностью, стараясь не повредить котёнка. Сила её отличалась от детей её возраста, выросших в домашних условиях. Расколотые кости были ещё и острыми, ими можно было больно порезаться, это она тоже усвоила и даже завела себе что-то, напоминающее нож из собачьей кости, которым даже убила крысу, опрометчиво показавшуюся возле их пещеры. Как и положено человеку, она открывала мир и его возможности. Так она играя и научилась точить свой нож о камень, научилась ковырять дырки в кости клыком хищников. Росла она конечно намного медленнее котёнка, которого через год мама выгнала из пещеры, научив, конечно, охотиться. Училась и девочка, крысы стали её постоянной добычей. Это в городах трёхлетние дети мало что умеют, кроме сборки кубиков, пазлов и прочей игровой дребедени. На природе приходится всему учиться самому и выживать самостоятельно.

 Химера уже брала её на охоту, девочка залезала ей на спину и держалась за густую шерсть, порой забывая спрыгнуть перед атакой, только прижимаясь всем телом к тёплой спине. Поскольку она не обладала шерстяным покровом, то постепенно на полу их пещеры появился уголок из кусочков шкур разных животных, куда она залезала в прохладное время. Ещё через пару лет она догадалась, что шкуры можно сшивать, прокалывая остриём своего костяного «ножа» и продевая в отверстия жилы или кишки животных.

 Течка у химер бывает не часто, поэтому она помогла вырастить за это время ещё пару поколений молодых химер. А когда ей исполнилось десять, девочка была уже маленьким диким зверем, способным убить достаточно серьёзного противника. Одежда её износилась, так что она сшила себе «маленькое чёрное платье» из шкур Чёрных Псов Зоны. А вот речь её осталась почти такой же, как у маленького ребёнка, да и где ей было учиться. Хотя она порой подслушивала разговоры у костра, с её слухом даже подкрадываться особо не нужно. Это имело и негативную сторону, сталкеры редко попадаются с изысканными манерами, а потому её речь изобиловала искажёнными формами самых изощрённых ругательств, смысла которых она даже не понимала. Химера обладала некоторыми телепатическими способностями, хотя явно не контролёр и даже не Чернобыльский Пёс. Этого хватало для общения на зверином уровне, так что этот мир она знала очень хорошо. Кроме ножа, девочка сделал себе и дубину из бедренной кости какого-то зверя. Долгие размышления и практические попытки помогли ей вставить в дубину собачьи клыки, так что плоть эта дубина рвала хорошо. При всём этом, она великолепно лазила по деревьям, чем порой помогала выслеживать добычу, осматривая местность своими острыми глазками.

 Так прошло ещё пару лет и её тело стало меняться, появилось то, что отличает женщину от девочки. Она ощупывала себя, удивлённо рассматривала, что это такое, она не могла понять. Впрочем, «маленькое чёрное платье» уже неплохо держалось на её новых формах, так что в итоге она осталась довольна собой. Добыча её стала больше и сильнее, во всяком случае огреть слепого пса так, что он испустит дух, она уже вполне могла и иногда баловала свою старшую подругу свежей дичью. Иногда она прижималась во сне к своей стареющей подруге и во сне, зарывшись в шесть шептала «мама».

 Тем временем химера сильно постарела, она уже не могла охотиться и давно бы умерла, если бы не девочка, которая таскала ей крыс, собак и даже как то принесла поросёнка. Это сильно продлило её жизнь, но однажды ночью девочка проснулась от того, что киса больше её не грела, она по толкала химеру, но та не отозвалась. Девочка потрогала носы у химеры, они стали холодными, но сухими, а не влажными, дыхания тоже не было. Смерть не была для неё в новинку, она её видела много раз, но то дичь, а это единственный друг. Утром она поняла, что её друга больше нет, поплакала и ушла из пещеры, ставшей могилой.

 Жизнь её стала совсем другой, спать приходилось на деревьях, она начала мёрзнуть на ветках, поскольку ветер уносил её тепло, раньше она спала на шкурах, в своей пещере, прижавшись к тёплому другу. Пришлось возвращаться в пещеру за шкурами, но их сожрали крысы. Наглая местная живность и её подругу обглодала до косточек и всё съедобное утащила из пещеры. Пару раз она встречала своих бывших воспитанников, те узнавали её, но к себе не звали, у каждого была своя жизнь. Она соорудила себе одеяло из шкур убитых ею псов и в нём спасалась от холода по ночам, а когда зарядили нудные дожди, она решила вернуться в свою пещеру. Наглое крысиное семейство было изгнано с позором и потерями в личном составе, одеяло заняло место рядом со скелетом её подруги, а вход был помечен запахом, означавшим «я тут хозяин».

                                                                         *****

 Девочка кралась по лесу, явный запах крови и человека её и манил и пугал, надо было узнать, что так пахнет. За деревьями рыжеволосый человек занимался своими ранами, сняв комбинезон до пояса, промывал, вытирал, заклеивал и заматывал чем-то их. Странный человек, рыжие волосы, как и у неё, только короткие, на груди были такие же выпуклости, как и у неё, только больше и белая кожа, которая ни шла ни в какое сравнение с её грязной и задубевшей кожей. Закончив с телом, натянув на себя комбинезон, сталкерша занялась своей ногой, которая тоже была ранена, застонала, сдирая присохшую, наскоро намотанную повязку и принялась обмывать рану, проделав с ней всё. то же, то и с телом, она достала что-то из своего рюкзака и зачем то проткнула себе бедро. Потом закрыла глаза и откинулась к дереву.

- Пока жива, – проговорила она сама себе, – только что я буду делать с одним ножом в Зоне.

Достала что-то с пояса, вынула из него какую-то штуку и безвольно опустила руки.

- Патронов нет, – вздохнула она.

 Девочка наконец решилась подойти ближе, пока та задремала, что это «она», девочка уже поняла, она давно различала самцов и самок. Рассматривая незнакомку, девочка подошла ещё ближе. Та вздрогнула, сработала видно сталкерская чуйка, и уставилась на лесное чудо, а посмотреть было на что, лохматая рыжая бестия в шкурах, босая и чумазая.

- Ты кто ? – удивлённо спросила она.

Девочка не поняла вопроса, тогда сталкерша ткнула себе в грудь пальцем и сказала «Катя», потом показала на девочку и повторила вопрос. Девочка задумалась, имя у неё когда то наверное было, но она его не помнила. Потом подумала и ответила «Киса», ткнув в грудь пальцем.

- Киса, ты где живёшь? Где твои родители? – спросила Катя.

Такую длинную фразу девочка не могла понять и удивлённо уставилась на Катю.

- Мама твоя где ? – изменила вопрос Катя

- Ам, – махнула девочка в сторону леса, «там» она не выговаривала.

- Можешь меня проводить?  В ответ снова непонимающий поворот головы.

- Мама идти, – перефразировала свой вопрос Катя.

- Мама ти, паси, – сказала девочка, приглашая Катю.

Катя со стоном поднялась и нацепила свой рюкзак.

- Вава? – спросила девочка.

- Да Киса, вава, много разных вав, попала я в переделку и патроны кончились.

Девочка ничего не поняла из её фразы, кроме слова «вава», но помогла Кате подняться и идти. В это время из леса вышла химера.

- Беги Киса! – крикнула Катя, – я задержу.

Вдруг Киса бросилась на приготовившуюся к прыжку химеру.

- Бяка! Киса бяка! Ася нау! Ася опу! – кричала она. Катя даже сначала не поняла, что детский крик, это ругательства.

А Киса подошла к химере, схватила её за ухо и начала ругать.

- Бяка, изя, ню-ню-ню, – грозила она пальчиком огромному зверю.

Самое удивительно было то, что химера не то чтобы боялась, но ей было вроде как стыдно за желание полакомиться Катей. Когда химера, поджав хвост, исчезла в лесу, Киса подошла к Кате и подхватила её, помогая идти.

- Ну ты даёшь, подруга! – обалдевшая Катя никак в себя не могла прийти, – она тебя испугалась что ли?

Киса не поняла ни одного слова из её фразы, но помогала идти своей спутнице. Так они и добрались до пещеры, огромный скелет страшного хищника Зоны расставил всё в голове Кати, девочку вырастила химера. Что девочка сама воспитала не одну химеру с маленького котёнка, она конечно не могла знать. Осмотрев довольно уютную пещеру, Катя улеглась на шкуры и задремала. «Пи, Атя, аю ай» прошептала у неё над ухом Киса, гладя её рыжие волосы.

 Когда Катя проснулась, девочка кинула ей крысу, «ням», пояснила она. Сама же с аппетитом поглощала вторую прямо в сыром виде. Потом она выдавила из крысиных кишок всё содержимое и развесила их на рёбрах скелета. На вопрос «зачем», она показала на подстилку из шкур и Катя догадалась, что она шьёт этим материалом. Свою крысу Катя решила всё-таки поджарить, выбралась из пещеры и развела костёр. Киса сморщила носик на запах дыма, огня она явно не знала, а на жареную крысу сказала «бяка», едва откусив предложенный кусочек. А вот шоколадка ей понравилась, удостоившись титула «цаца». Разговаривать пришлось односложно и больше жестами, что ухватывала Киса слёту, а порой даже стоило подумать о чём то, а Киса уже показывала нужное.

 Две недели прожила Катя в гостях у Кисы, но человеку хочется хотя бы минимума удобств, помыться, постирать, поговорить нормально со знакомыми и Катя начала собираться. Раны её затянулись и уже не так болели, правда и аптечка была использована напрочь. С трудом удалось объяснить Кисе, что ей нужно идти, та никак не понимала, зачем ей идти в эти вонючие пещеры, в которых так много людей. При виде сталкеров у неё в мозгу всплывал образ из детства «Беги дочка!» крик порой настигал её и во сне.

 Зато провожать её Киса пошла с радостью, по дороге ловко ведя её между аномалиями. «Вот это сталкер вышел бы из этой девочки», думала Катя, никаких приборов не надо. Киса останавливала её, если впереди были кабаны, или большая стая собак, чувствовала их по запаху. Когда вдали показались строения Милитари. Киса остановилась и принюхалась, «бяки», пояснила она и начала загибать пальцы сначала на одной, а потом и на другой руке. В общем бяк было очень много по её мнению.

- Ты права, Киса, бяк там больше, чем хотелось бы - со вздохом сказала Катя, – но мне надо туда кое за чем.

На прощанье Катя обняла Кису и даже хотела подарить ей нож, но Киса вернула его, «аона», сказала она, видимо, имея ввиду, что нож холодный. Потом они помахали руками, а потом Киса просто исчезла, растворившись в окружающем мире. Придя на базу «Свободы», Катя выкупалась, продала единственный артефакт, который был у неё в рюкзаке, купила патронов к пистолету и зажила обычной сталкерской жизнью, решив как-нибудь навестить свою лесную знакомую.

 А Киса тем временем нашла маленького котёнка химеры, её мать убил «Долг», а котёнка не заметили. Котёнок сначала воспринял её плохо, но после угощения мясом стал более податливым и в итоге пошёл за Кисой в её пещеру. Потянулись будни воспитания из маленькой кисы настоящего хищника, Киса много охотилась, аппетит у котёнка рос и рос сам котёнок. Скоро она научила его охотиться на крыс и вопрос пропитания маленького нахлебника был решён. При этом пришлось обучать его хорошим манерам, не кусаться, не царапаться и вообще, вести себя, как положено приличной химере, как мама учила её и других котят. Через пару месяцев, когда котёнок был уже размером с овчарку, к ним в гости пришла Катя, Киса устроила нагоняй котёнку, «нельзя есть Катю и царапаться от счастья тоже нельзя и вообще, иди на крыс поохоться», примерно так можно было рассказать это словами. Девчата всегда девчата, тараторили от радости своё, обнимались и хвастались. Киса сделала себе новую булаву из чьей-то большой бедренной кости и сшила новое одеяло. А Катя хвасталась новым комбинезоном и своей снайперской винтовкой. Винтовка не вызвала восторгов у Кисы, в этом она ничего не понимала, а запах от ствола ей не понравился, на комбинезон она одобрительно кивнула. Принесла Катя и гостинцы, шоколадки вызвали восторг, одна была тут же съедена, а остальные закопаны в пол пещеры. Иглы Катя догадалась принести хирургические, объяснила, как крепится «нитка» и как шить. Этот подарок тоже понравился Кисе, а вот мыло и расчёска не вызвали положительных эмоций. Её спутанные волосы трудно поддавались расчёсыванию, с огромным трудом Катя объяснила ей, что если это делать каждый день, то больно не будет. А потом заплела ей довольно длинную косу. Вот это понравилось Кисе, волосы больше не мешались и гребень присоединился к категории «цаца». Зато джинсы были забракованы, точнее после примерки и расхаживания в них по пещере, они лишились паховой части, проблемы постоянного снимания-одевания не нравились Кисе. Тогда Катя показала ей, конечно же на пальцах, что не помешало бы «маленькое чёрное платье» сделать чуть длиннее, поскольку из-под этого уже торчало слишком много. Мыло тоже не было использовано по назначению, хорошее душистое мыло Киса нюхала с радостью, а вот иметь  такой запах тела отказалась напрочь. Охота ставит в свои рамки, тут лишние запахи ни к чему, однако  идея мыться заинтересовала и она с удовольствием искупалась в ближайшем ручье вместе с Катей. Не понравились ей и ботинки, которые были забракованы напрочь, её детская обувь давно пришла в негодность и уже успела сгнить в Зоне, так что ходила она босиком. Пришлось Кате учить Кису плести косу, что не заняло много времени, поскольку несмотря на свой дикий образ жизни, мелкая моторика у неё было очень хорошая. А вот говорить с Кисой получалось сложно, её детский лепет и коверкание слов и ограниченный запас, сильно осложняли разговор. Зато на пальцах, а точнее на руках можно было рассказать что угодно, тут она схватывала буквально на лету, даже почти поняла принцип работы винтовки. Конечно сгорание пороха ей невозможно было объяснить, а вот вылет пули и полёт по траектории прошли на ура.

 Была ещё неожиданная проблема, оказалось, что Киса уже не маленькая девочка и прекрасно знакома с проблемами размножения, а поскольку всё уже началось, то она спросила, на пальцах конечно, где найти самца. Еле уговорила Катя её подрасти ещё немного, сказав, что самцы у людей бяки и хорошего найти будет непросто, поскольку рядом самцы не просто бяки, а ещё и козлы вонючие и гады позорные и вообще ждать надо хотя бы ещё год. Киса поняла далеко не всё, но основная мысль до неё дошла. Зато пир горой они всё-таки устроили, Киса завалила поросёночка, да ещё и не мутировавшего.

Правда, костёр она не особо одобряла, но смирилась с необходимостью порадовать подругу. Девчата устроили знатный пир, даже котёнок наелся до отвала и развалился на шкурах рядом с Катей, гостья ему нравилась. Точнее ей, поскольку котёнок был девочкой

Через три дня Катя собралась домой, это были замечательные три дня, они болтали, каждая о своём и каждая пыталась понять, что же говорила другая, смеялись, плескались в ручье и вообще вели себя, как лучшие подруги. Киса конечно провожала её как и прежде.

По дороге Катя подобрала несколько артефактов, на удивлённый вопрос Кисы, она как могла, объяснила, что это можно поменять на «нямку», а тем более на «нямку цацу», на одежду, воду и даже на аптечку, которую пришлось достать и показать. Тут Киса вспомнила, что аптечкой можно лечить раны и попыталась объяснить Кате, что ей это тоже нужно, в смысле бинт и пластырь, она иногда ранится по мелочи и приходится зализывать  раны. Катя отдала ей всё из того, что было у неё в аптечке, кроме конечно таблеток и шприцов, перекись тоже была обнюхана и забракована, инфекции местные видимо девочку давно не брали, с её образом жизни иммунитет был мощнее слоновьего.

 Так и дошли до Милитари, подруги обнялись так крепко, как только могут близкие друзья во время расставания.

- Азы  аюсие – показала на здание Киса.

- Верно, подруга там козлы вонючие – засмеялась Катя.

Она сделал несколько шагов, а когда обернулась, Киса опять исчезла. Внутри всё было как всегда, «точно козлы вонючие», подумала Катя, глядя на пьянствующих бродяг.

     У Кисы появились новые заботы, надо было сшить новое «маленькое чёрное платье», для которого ещё надо было добыть шкуру и потом её не покидала идея сумочки, в которой можно было бы носить её гребень и кое-что другое, косу она заплетала ежедневно поскольку это не просто нравилось ей, но и значительно улучшало обзор.

Скелет химеры рассыпался на связках и она собрала все кости в кучу, а сверху положила её черепа. Котёнок уже был явно не котёнком, теперь она напоминала по размерам тигра, охотилась на кабанов или собак. А вот поведение становилось всё покладистее, уходила из пещеры поскакать и порезвиться и по ночам грела Кису своим пушистым телом. А Киса шила себе новый наряд, огромный чернобыльский пёс честно погиб в бою с нею, пока химера рвала его свиту. По весу наряд был уже тяжелее и, хорошенько подумав, она сделала одну бретельку на левое плечо, оставляя свободу для правой руки. Из остатков шкуры она сшила небольшую сумочку, которая крепилась на пояс. Новый нож получился из какой-то непонятной, но огромной кости, она била её камнем, пока та не раскололась на три разные части, вот из средней части она и сделала свой нож, обточив его на шершавом камне, Нож вышел красивый и прочный, кости у Псевдогиганта вообще очень прочные, надо же нести такой вес. Ей понравилось ездить верхом на химере, а та вроде и была не против.     

   Пришедшая в гости Катя, одобрила её наряд и нож и вообще назвала её умницей и рукодельницей. В гости она ходила  каждый месяц, так что Киса не успевала соскучиться. Вот что из техники подарила ей Катя, так это датчик радиации, в её лесу было почти чисто, но вдруг куда пойдёт, объяснила, как его включать и Киса схватила с первого раза. Показала и как он будет звучать, по пути она подобрала прилично фонящий артефакт, так что стоило открыть контейнер и продемонстрировать звук.

 А потом Катя пропала, не пришла она и через месяц и через два, у Кисы было неприятное предчувствие, изрядно на мучавшись, она решила отправиться на поиски. Положила в сумочку гребень и датчик радиации, засунула за пояс булаву и нож и отправилась в путь, туда, где живут «козлы вонючие». В пути она по примеру Кати смотрела артефакты, ничего знакомого не попадалось, Подняла какой-то цилиндр, который явно не был типичен для пейзажа Зоны, а потом ей попался странный красный предмет, который висел в воздухе в полутора метрах над землёй. Она повертела его в руках и решила взять с собой. До Милитари она дошла почти без приключений, раскроив черепа паре слепых псов. Внутрь её пропустили без проблем, поскольку такого дива дивного отродясь не видели, да и отсутствие стрелкового оружия делало её абсолютно безопасной в глазах сталкеров. А вот понять её никто не мог, что за «Атя» нужна ей, она показывала на свою голову, говорила «Атя» и вопросительно дёргала головой, Наконец один пожилой бродяга догадался.

- Катя? Рыжая? – Киса радостно закивала.

- Мужики, кто Руди видел? Сто лет не попадалась, – обратился он к публике.

- Давно не видели, да прячется она, за ней «Долг» охотится.

- А чего «Долгу» от неё надо?

- Убила она там одного козла, который хотел её изнасиловать, да только труп на руках, а доказательств хотения никаких, так что «Долг» считает её преступницей.

- Дела, дочка, в беде твоя Катя.

- Атя поха? – с тревогой переспросила Киса.

- Плохо, девочка, очень плохо.

- Де дог? – спросила она и с третьего раза её поняли.

- Вон там эти козлы, – махнули рукой в сторону Бара.

- Азы аюсие! – зло выругалась Киса.

- Точно, вонючие и есть. Мужики, кто из вольных в Бар собирается? – кинул он клич.

- Я завтра пойду, – сказал один сталкер довольно серьёзного вида.

- Захвати с собой ребёнка, доведи до Бара.

- Иди сюда, я один тут ужинаю, – позвал он Кису.

Киса подошла, мужчина был почти трезв, глотнув перед ужином для аппетита самую малость.

- Садись, девочка, – показал он на место рядом, – утром пойдём, сейчас темно.

Сталкер помогал себе руками, догадавшись, что слова она понимает не все.

- Паси, – позвала его Киса.

- Куда пошли? Кто ходит в Зону по темноте? – задал он казалось бы риторический вопрос. Киса ткнула себя в грудь «я азу». Лицо бродяги вытянулось от удивления.

- А химера съест? Киса такая огромная с двумя головами, – мужик дублировал свои слова руками, показывая огромную кошку.

Киса улыбнулась.

- Киса цаца, киса я. – она ткнула в себя, – паси, Атя ам, - она умоляюще посмотрела ему в глаза.

- Да это маугли, – сказал ему пожилой сталкер, - её наверное химера вырастила, я слышал про такое и даже видел одного, которого псевдопсы вырастили, только он не говорил совсем, только рычал.

- Паси, – трясла его Киса, – Атя.

- Хорошо, вздремну часок и пойдём, – ответил сталкер, раскатал «пенку» и улёгся на неё.

- Ты дочка не серчай, - пытался объяснить ей пожилой сталкер, – устал человек, отдохнёт немного и пойдёте.

- Атя, – со вздохом повторила Киса.

- Да и ты поспи, – пожилой, как заботливый дед пытался уговорить её отдохнуть, – издалека поди шла.

- Атя, – продолжала вздыхать Киса.

- Любишь ты свою Катю, ничего, бог даст, найдётся.

- Атя юба, – согласилась девочка.

Перед рассветом сталкер проснулся, собрал свою постель, упаковал рюкзак, закинул на плечо автомат и они пошли. Сначала сталкер шёл медленно, сверяясь с ПДА, но Киса тянула его за рукав «паси», а заметив, что её «паси» проходит как раз в свободных от аномалий местах, он пошёл за девочкой, Киса тянула его за руку, обходя все аномалии, как будто сама была ходячим датчиком аномалий да ещё навороченным. Так и поверишь, что она ходит ночью по Зоне.

 Как они не торопились, но опоздали, долговский аукцион уже прошёл. Катя на самом деле была в плену у «Долга», до окончания аукциона её можно было выкупить, но теперь судьба её неизвестна. Сталкер пошёл узнавать, что ждёт Катю, а вернулся он мрачнее тучи.

- Пропала Катя, её скормят на арене химере, – сказал он со вздохом.

- Атя вава? – с тревогой спросила Киса.

- Вава, ещё какая вава, сожрёт её живьём зараза, хорошо, если быстро убьёт, – сталкер совсем повесил голову. Киса с тревогой смотрела на него, чувства её говорили, что Кате угрожает что-то плохое, а как это исправить, она не знала.

- Паси Атя, – она потянула его за руку.

- Не стоит, не надо на это смотреть.

- Паси! – закричала громко Киса и сталкер сдался, повёл её на арену.

Арена, место гнусности и кровожадности, мало людям боли и крови в Зоне, так они ещё и устраивают тотализатор на чужой смерти и наслаждаются убийством на потеху публике. Сталкер посадил Кису подальше от кровавого зрелища. Первым был бедолага, которого разорвали два огромных псевдопса, он орал от страха и боли, а публика визжала от восторга. Потом пришла очередь Кати, её выпустили на арену и Киса увидела свою любимую подругу, «Атя» прошептала она и пошла к краю трибун. В это время на арену выпустили химеру, огромная кошка устала от этих представлений, от шума толпы. Но дело надо делать, а её работа, это убийство. Толпа заулюлюкала, а химера, грозно зарычав, уже собралась кинуться на Катю, как вдруг дикий крик пронёсся над всей ареной.

- Бяка! Изя! Киса бяка! Изя, изя  ам Атю! – истошно орала Киса, колотя руками по клетке.

Химера остановилась, голос был знакомый, где то она его слышала, вдруг, она вспомнила пещеру, маленькую девочку, которая гладила её и с которой они спали в обнимку. Довольно замурчав, химера прошла мимо Кати и подошла к Кисе, та обняла её через прутья, а химера лизнула её своим шершавым языком.

- Киса, – шептала девочка, – киса цаца, киса аоси, – а огромная кошка довольно урчала.

Сталкер опомнился первым, куда-то быстро сбегал, а вернувшись сообщил, что Катю можно теперь выкупить, но цена немалая. Киса поняла, что речь идёт об обмене и полезла в сумку и вытащила в обеих руках по артефакту. «Батарейка» не вызвала никакой реакции, товар недорогой, а вот красная штучка приковала взгляд  сталкера.

- Да за это можно кого угодно выкупить, это же «красное сердце», я его и вижу  второй раз в жизни – сталкер взял артефакт и побежал в Бар, цена за Катю была намного ниже, так что следовало продать сначала артефакт «кровососу» Бармену. Особо не торгуясь, он сбыл его за весьма солидную сумму и побежал выкупать Катю. Встреча двух подруг была бурной, слёзы, объятия, каждая говорила своё, но всё было понятно и без слов.

- Ты моя спасительница, верный друг мой, – причитала Катя, а потом, немного успокоившись попыталась выяснить, кто заплатил за неё немалую сумму. 

- Призрак, я тебе теперь должна, как земля колхозу

- Ничего ты мне не должна, ни копеечки, за всё заплатила твоя маугли.

- Шутишь, откуда у неё деньги то.

- От верблюда, шёл верблюд, потерял своё сердце, а она нашла, – с улыбкой сообщил он.

- Ничего не поняла, – обалдело произнесла Катя.

- Ладно, сколько по-твоему стоит «красное сердце»? – он вопросительно посмотрел на Катю, та назвала цену.

- Ошиблась ровно вдвое, – сталкер улыбнулся лукаво, – так что свободой своей ты полностью обязана своей маугли, а сдачу я ей сейчас вручу.

Катя обалдело смотрела то на Кису, то на Призрака, а Киса, немного отойдя от радости за подругу, показала в сторону арены «киса».

- Вот уж не знаю,  продадут ли тебе химеру? Хотя она уже довольно старая.

И всё-таки удалось уговорить продать химеру за все оставшиеся от артефакта деньги.

Когда её выводили на цепях и в намордниках, девочка подошла к ней, обняла за шею и прижалась, потом подвела к друзьям и представила, «киса», всё просто и понятно. Потом она по очереди подводила каждого к химере и знакомила, « Катя», а потом и сталкера, «Дядя». Химера принюхалась и лизнула языком каждого. А девочка потом обняла сталкера и поцеловала в щёку, протянула ему «батарейку» «дядя на» и начала расстёгивать все ошейники и намордники с химеры, улицу сдуло, как ветром.        

- Атя, паси – позвала она Катю и сама села верхом на химеру. Катя залезла на страшного зверя и химера увезла их. Стрелять в ребёнка верхом на звере никто не решился, потому они покинули территорию Бара свободно.

 Сталкер разжал ладонь, взглянул на скромный артефакт и пошёл в «100 рентген», отмечать необычайное происшествие, «батарейку» он так и не продал, она осталась на память.

 А химера прошла до леса и девочка отпустила её, предварительно обняв и чмокнув в носики.

- Паси, Атя.

- Пошли, подруга моя дорогая, – и они пошли в сторону пещеры.

                                                                       *****

 

 Киса повела Катю в свою пещеру, по дороге удалось вполне сносно научить её произносить «Катя», оказалось, что мало звуков, которые она просто не знает, только заучивать слова пришлось тяжело. Зато рычала Киса просто великолепно, низкий гортанный рык мог напугать любого.

- Я теперь совсем безоружная, - показала на свои руки Катя.

- На! – Киса достала свой нож и протянула ей.

- Ух, красивый, рукодельница ты моя.

Драться по дороге особенно и не пришлось, небольшую стайку слепых собак Киса разогнала рычанием и палицей, «кака», пояснила она, имея ввиду гастрономическую сторону псов. Придя в пещеру, Киса усадила Катю на шкуры, откопала последнюю шоколадку и протянула Кате «ням цаца». Потом она вышла из пещеры и вернулась с парой крыс «ням». У Кати в кармане хоть зажигалка нашлась, как то не подумали они на радостях, уезжая на химере, что у неё ничего нет. Впрочем Кису это мало заботило, она обходилась тем что было у неё под руками. Пожарив свою крысу, Катя задумалась об оружии, нож надо было вернуть хозяйке, а заодно сделать хотя бы копьё. Киса пошла показывать ей, откуда она берёт материал для своего оружия. Огромная кость псевдогиганта лежала на прежнем месте, с пищевой стороны она давно никого не интересовала. Киса взяла камень и несколько раз сильно ударила по кости, большой камень, килограммов под десять с трудом отколол несколько кусочков от кости.

- Маньки, -  сказала Киса  про их размер, потом ещё несколько раз ударила по кости камнем и она, наконец, треснула. Ещё пара ударов отделила довольно большой кусок.

- Цаца, – одобрила девочка результат, – паси, -  повела она Катю к своему камню.

Показала, как точить и Катя занялась нелёгкой работой древнего человека. Киса же отправилась на охоту, примерно через час она вернулась и позвала Катю «пошли тащить», объяснила она жестами. Кабан был весьма солидного размера, одна Киса явно с ним бы не справилась, да и вдвоём им пришлось сильно повозиться, но всё равно они не дотащили его, отрезали окорока и принесли их к пещере. Запылал костёр и мясо зашкворчало над пламенем. Киса не стала дожидаться готовности и занялась своим окороком. Наелись они в итоге, что называется от пуза, химера тоже посетила останки кабана и вернулась с солидно отвисшим брюхом, потом улеглись в пещере и под периодические смешки дружно заснули.

 Дальше потекли обычные пещерные будни, охота, изготовление оружия, попытки научится говорить правильно слова. Звук «Л» никак не удавался Кисе, потому «пошли», так и осталось «поси», хотя «Катя» уже заменило «Атю» прочно. Катя обзавелась не только хорошим костяным ножом, но и соорудила себе копьё, да ещё и с перекладиной из кабаньих клыков, всё это было прочно стянуто кишками собак, так что при высыхании они намертво зажали и костяное лезвие и клыки. Копьё вызвало у Кисы бурю восторгов, с таким оружием она ещё не сталкивалась. Но и Кисе было что показать Кате, охотник из неё был просто великолепный, она учила подругу выслеживать добычу, устраивать засады, выручала, когда Кате не удавалось сразу убить зверя. Когда химера завалила огромного секача, девочки, хихикая, отрезали ему мошонку, из которой была изготовлена маленькая сумочка для Кати, предмет гордости и постоянного смеха.

 Понемногу Катя задумалась о своей жизни, возвращаться к людям как то не особо хотелось, после того, как её несправедливо чуть не убили страшной смертью, но кое-что им требовалось. На первом месте она считала, что ей нужно соль, потом зажигалка её не вечная и надо сделать запас, аптечка всегда может понадобиться, да и «цацу» шоколадки хотелось принести Кисе. На всё на это нужны деньги, к тому же, она не обладала умением Кисы обходить аномалии. Так что и ПДА с датчиком аномалий не будет лишним. В общем, надо было заняться ремеслом сталкера, сбором артефактов.

 Киса помогала ей в этом нелёгком деле, водила по местам, где они могли попасться и охраняла во время сбора. Дело шло медленно, но постепенно набралась неплохая коллекция, Если артефакт был опасным, то его просто укладывали в кабанью мошонку и привязывали к копью, чтобы не нести возле тела. Проблема стала с доставкой, понадобилось несколько таких «мешочков» и они устроили форменный геноцид местным кобелям, что принесло нужный результат.

 На Милитари обалдели, когда Катя с Кисой появились на территории с целой гирляндой «мешочков», привязанных на конец копья, сдали товар и накупили то, чего  сталкерам обычно требовалось мало. Конечно ПДА всегда был востребованный товар, но люди брали консервы патроны и оружие, а этого девчатам вовсе не требовалось. Сначала Катя думала об огнестрельном оружии, но цены взлетели до небес, а брать пистолет вроде как и смысла не было, поскольку один удар копья по убойности равнялся половине обоймы того же «макарова». Взять бы снайперку, но денег не хватало на хорошее ружьё, поэтому этот вопрос отложили на другой раз. Сложили это в обычный солдатский вещмешок и отправились в обратную дорогу. По пути Киса ощутила новый запах, «козлы вонючие» пахли не так, хотя это несомненно были люди, пришлось прятаться и высматривать незнакомцев. Ими оказались бандиты, «большие бяки», как пришлось объяснить Кисе, которые могут и людей «ням», других аналогий не нашлось. Лучшим вариантом было от них спрятаться, что девушки и сделали.

 Бандиты устроили засаду на вольных бродяг и пара сталкеров попала в эту засаду. Стрельба и крики на том месте показывали, что парни оказали сопротивление бандитам, минут через двадцать, Катя предложила осмотреть место боя. Бой был жестоким, парням почти удалось отбиться, но подвело то, что патроны закончились, как всегда не вовремя.

Тем не менее троих они убили, да и выжившие ушли с кровавым следом, что определила Киса. Грустно осматривая место, они обнаружили, что молодой ещё жив, правда жить ему осталось не долго.

- Душа, – простонал он.

- Нет у нас, парень, «души», - ответила Катя, – и «мяса» даже нет.

- Унесли, – простонал опять парень.

Девушки устроили быстрое совещание, нужен артефакт «душа», а он у бандитов, Киса махнула в тут сторону, где они скрылись, «паси» был её ответ. Быстро перевязав раненного, они буквально побежали по следам бандитов. Нагнали их быстро, те еле ползли, таща на себе награбленное и оба были солидно ранены, повязки пропитало кровью, их знобило и то один, то другой, постоянно прикладывались к фляге со спиртным. Киса показала на кусты впереди «засада», обогнули по дуге бандитов и затаились. Договорились жестами кто чей и стали ждать. Бандиты приблизились и снова остановились, чтобы приложиться к фляге, лучшего момента и ждать не надо было. Когда из кустов вылетели две фурии, бандиты не успели даже испугаться, когда одному в горло вонзилось копьё, а второй получил палицей по голове, его череп не был крепче собачьего, а потому разлетелся серо-красной массой.

 Киса стояла немного ошарашенная, человека она убила в первый раз. Зато Катя быстро определила хабар бродяг и взвалила на себя рюкзак. Второй достался Кисе, некогда было выяснять, где там лежит заветный артефакт, после чего бегом вернулись назад. Парень был ещё жив, вот тут настала пора артефакта, Катя быстро нашла его и положила на грудь парня, под комбинезон. «Душа» мощный артефакт, лечит буквально на глазах, так что через десять минут парень буквально начала приходить в себя. Рассказал, что шли с богатым хабаром, но нарвались на засаду, напарник погиб, а его ранило несколько раз в живот и в грудь, как всегда подвели патроны. Напарника парня, Катя оттащила к жарке, как принято у вольных сталкеров, Киса ей помогала. Поскольку на месте стрельбы нельзя долго оставаться, то парня положили на бандитский плащ и потащили в сторону пещеры. Катя подобрала винтовку погибшего «на всякий случай», автомат спасённого положили к нему. А рюкзаки с хабаром просто припрятали неподалёку, сейчас было явно не до него.

- Там химера, не бойся, - предупредила Катя, – она её, – кивнула на Кису.

Парень сперва опешил, но глупостей делать не стал, правда автомат его  отложили подальше. Химера рыкнула, но, получив нагоняй от Кисы, «бяка, изя», успокоилась, а потом и вовсе обиженная выскочила наружу и отправилась на охоту.     

- Вот, отлежишься, успокоишься и пойдёшь себе продолжать свою сталкерскую жизнь, – сказала ему Катя. Из еды, правда, пока были только шоколадки, одну тут же и скормили подопечному.

- Тебя как зовут, крестник? -  спросила Катя.

- Лешак, – ответил тот.

- Леший что ли?

- Нет, именно Лешак, я из лесного края, видно потому и назвали.

- Ну а мы Руди и Киса.

- А почему Киса? Руди то понятно почему.

- А она у нас химера, это её дочка, а вон кости в углу, её мама.

- Что, правда? А похожа на человека, – изумился парень.

- Так она и есть человек, просто химера вырастила её, а она вырастила эту вот химеру.

- А, в этом смысле, – дошло до парня, – она совсем дикая чего-то и не говорит.

- Говорит она, только речь осталась на том возрасте, как к химере попала.

- Ладно, пора еду добывать, - Катя посмотрела на Кису и жестами спросила, кто пойдёт на охоту, пошла Киса

Не прошло и часа, как Киса приволокла небольшого поросёночка. За этот час парень выслушал лекцию, что не дай бог он покусится на Кису, не иметь ему детей и даже писать будет сидя, «а то я видела, как ты стреляешь глазками». Поросёнок выл освежёван и поделён, а раненному предложили сырую печень, он отказывался, но Киса настаивала, показывая жестами, что он будет здоровым и сильным. С огромным трудом он съел немного, а когда посолили, то и вполне приличный кусок был съеден им даже с удовольствием. Киса на соль сказала «бяка», поскольку сыпанула она её от души, Съела сырое сердце и принялась за особо приятные куски мяса.

- Она что, сырое всё время ест? – удивился парень.

- А ты с детства что ешь? Вот она сырое мясо и ест, в нём, вообще то, витаминов больше.

Катя возилась с костром и мясом, гастрономические вкусы девчата так и не объединили. К вечеру заявилась сытая химера, не приходила, пока костёр не потух, обнюхала парня и разлеглась довольная, урча от сытости. А утром Лешак был уже вполне здоров, его проводили к спрятанным рюкзакам. На месте боя валялись только обглоданные кости, Зона быстро прибирает любую полезную для жизни органику особенно мясо. Парень собрал свой рюкзак, контейнеры с артефактами, девчата отказались от материальных благодарностей, поблагодарил их от души и ушёл в сторону Кордона.

- К Сидоровичу подался – прокомментировала Катя.

И всё-таки кое-что  осталось на месте побоища, это старенький обрез, пара пистолетов и бандитские финки, которые Катя сложила во второй рюкзак и хорошенько спрятала в стороне от битвы. Наведались они и на место гибели двух бандитов, где тоже осталось немало любопытных предметов, два пистолета-пулемёта с патронами, ножи, остатки аптечек и консервы. Катя спрятала и это, а флягу с остатками спирта повесила на ветке.

                                                                 *****

 

В следующий свой поход к людям, Катя прикупила к своей винтовке патронов, хотя уже вполне сносно управлялась и с копьём, одного удара которым хватало, чтобы навсегда успокоить слепого пса. Химера уже была почти взрослой, крупнее самого большого льва, она господствовала в окрестностях пещеры, впрочем была она по характеру вполне милой киской, ласковой и игривой. А вот Киса стала беспокойной, всё чаще она заводила разговор о необходимости найти самца. Кате стоило больших усилий, отговаривать её от немедленного поиска, разговоры о козлах вонючих натыкались на фразу «Есак аоси». Ну да, в сравнении с другими, Лешак конечно был парнем неплохим, только Катя по-прежнему считала её маленькой девочкой. Разговоры эти Киса начинала каждый раз и однажды Катя не выдержала.

- Пошли искать твоего Лешака, – недовольно побурчала она. Киса очень обрадовалась и собралась в дорогу. Помня о том, что он ушёл к Сидоровичу, поиски решили начать с него. Катя взяла с собой и винтовку, мало ли что может быть в пути, с нею было спокойнее. Химеру оставили в пещере, брать с собой такого монстра было неразумно, да и опасно, на них могли устроить охоту из-за неё. Кордон по-прежнему жил своей жизнью, отмычки так же не переводились, постоянно сменяя друг друга, расходный материал Зоны, выживали в первые же ходки единицы. Бродяги всех мастей, порой просто бомжи, собиравшие всякую мелочь неподалёку. Старые бродяги появлялись здесь не часто, либо подбирали отмычек, либо были какие-то дела с барыгой. Лешак пока ещё не заматерел, да и «Долг» невзлюбил сразу, потому хабар таскал сюда. Сейчас он был в Зоне, пришлось его дожидаться на Кордоне. Охотиться тут было особо негде, да и не поняли бы люди Кису, уплетающую сырое мясо, поэтому пришлось ей отведать тушёнки, по её мнению «бяка» была редкостная, но, проголодавшись, она всё-таки проглотила половину банки.

- Это когда охотиться нельзя, – оправдывалась Катя, – но я с тобой согласна, дрянь конечно. А вот шоколадные батончики шли на ура. Вода в бутылках тоже оказалась «бякой», хотя и не настолько, чтобы от неё отказываться, дома тёк весёлый ручей, который по понятиям Зоны был вполне чистым и Киса привыкла к его воде.

 Лешак появился на третий день, вполне довольный, хотя и слегка раненый. Даже отмычку довёл живым, но основательно перебинтованным, « бандиты», пояснил он после приветствий.

- Лешак, разговор есть, – сказала Катя, – сдашь хабар и давай поговорим без ушей.

Так и сделали, поручив отмычку местному эскулапу, точнее бывшему ветфельдшеру, он пошёл к Сидоровичу.

- Так что за разговор? – спросил он у Кати.

- Тут такое дело, помнишь я тебе кое-что обещала?          

- Да помню я конечно, я уже и забыл всё, в смысле этого, ну понимаешь, – парень замялся.

- Молодец, но тут такое дело, в общем так, девочка созрела и уже не может терпеть, а чтобы не попался какой-то извращенец, придётся тебе побыть немного мужчиной.

Лешак вытаращил удивлённые глаза, такого развития событий он не предполагал, к тому же был он молод и особого опыта в этом деле не приобрёл, да и где его в Зоне то приобретёшь, если женщин тут мало, а имеющиеся запросто могут и пристрелить.

- Чего глаза то вытаращил, девчонка не нравится или брезгуешь? 

- Я просто в шоке, первый раз такое, – сознался обалдевший парень, – пошли наверное к вам что ли.

- Молодец, а то разговоров будет ненужных потом.

Киса хотела прямо тут соблазнить Лешака, но Катя объяснила ей, что кругом люди и у людей так не делается. Даже не дав парню отдохнуть как следует, его повели к пещере.

По пути удалось собрать немного артефактов, такая судьба сталкерская, что без хабара не будет ничего, ни патронов, ни еды и даже воду негде будет чистую набрать. Ещё парень получил урок, с какими опасными спутницами он идёт. Киса без всяких разговоров и стрельбы раскроила черепа  слепым псам, имевшим наглость попасться ей на пути, а Катя проткнула одного копьём. В остальном путешествие прошло вполне безобидно. Фляжку, висевшую на кусте  ему объяснили знаком, что рядом схрон, оставшийся от бандитов, которые на него напали в прошлый раз, а место нападения он узнал и так.

 Химера куда-то ушла, так что пещера была совершенно свободна. Не откладывая в долгий ящик, Киса потащила его в пещеру и начала снимать своё «маленькое чёрное платье». Девчонка была хороша собой, особенно с рыжей косой и весёлыми веснушками, молодое тело её было привлекательным, а поведение таким напористым, что парень недолго сопротивлялся.

 « Прямо сводня за работой» думала о себе Катя, «а может и правда пора, возраста её я не знаю, формы уже зрелые и вообще, это её жизнь», червяк, грызший её, потихоньку утих и куда-то уполз. Да, пусть всё идёт своим чередом.

 Неделю провёл Лешак в их пещере, химеру выпроваживали наружу каждый раз и они сидели у пещеры с Катей и вроде как болтали о превратностях судьбы. Охота целиком легла на Катю и химеру, как бы понимая, что Кисе не до охоты, химера таскала поросят и трапезой занималась уже на месте, когда Катя отрезала необходимый кусок мяса для пропитания трёх человек. А через неделю Лешак бал «отлучён от тела» со словами «сё иди», Киса подвела его к Кате и предложила забрать себе, ей он больше не был нужен, своё дело он сделал. Катя даже возмутилась поначалу, но потом вспомнила о непосредственности своей подруги и перестала дуться. Мужчин у неё не было давно, да и парень оказался совсем не козлом вонючим и далеко не гадом ползучим, так что вечером Кису выставили из пещеры. Она сидела рядом с химерой, играя её головами и теребя ушки, счастливая и загадочная, даже заснула, прижавшись к своей воспитаннице.

 Наутро уставшего до изнеможения Лешака проводили почти до Кордона, Киса подарила ему свой костяной нож и помахала ручкой, Катя послала воздушный поцелуй, в смысле «ты заходи, если что», на том и расстались.   

                                                       *****

 

Дома сразу же нашлись дела, надо было сделать новый нож, в палице пару клыков уже основательно износились и вообще дел было много. Киса засела за работу, Катя охотилась и пыталась научить её читать и писать, надеясь, что раз речевой аппарат не может хорошо произносить слова, то может текстовая информация станет более понятной. Сил на это ушло много, буквы никакого смысла для Кисы не имели и привычное обучение алфавиту не давало результатов. Помог случай, слово «мама» вызвало интерес Кисы, она быстро научилась его повторять и написала возле скелета слово мама острой косточкой, а потом прижалась к большому черепу. Тут дело и сдвинулось, следующим словом было «киса», за день удалось и его выучить и писать, Вообще-то мелкая моторика у девочки была на высоте, потребность шить и работать пальцами, а также её любовь к рисункам на полу и стенах, развили эту способность. Так вот помаленьку, Киса и училась писать и конечно читать, показывала Катя и сообщения с ПДА, рассылка то приходила и Лешак порой чего-нибудь писал. Киса узнавала знакомые слова. Так что через месяц уже был неплохой запас слов, которые Киса могла прочесть и написать, запоминала она не буквы, а слова целиком, как китайские иероглифы, так что строить новые слова из букв так и не получалось.

 Химера тоже почувствовала волнение и покинула пещеру, её не было несколько дней, где уж она пропадала неизвестно, самцов химер никто никогда не видел, да только пришла довольная, а через два месяца у неё родилась махонькая кисонька, размером с взрослую кошку. У девчат прибавилось забот, не отпускать котёнка далеко, а на первое время и пропитание химеры они взяли на себя, так что котёнок рос под многочисленным присмотром. Как только глазки открылись, его стали приучать к хорошему поведению, справлять дела на улице, не кусаться, не царапаться. Мама химера постепенно приучала дитя к мясу, крысы стали её привычным рационом, а по мере роста малышки и более серьёзная дичь стала появляться в её рационе. Киса уже знала много слов и даже читала кое-что с ПДА, «Семекий уме» говорила она или «Есак кучает».

- Ой, ну скучает, пусть приходит, – отмахивалась Катя.

- На, пиши, – протягивала приборчик Киса.

- Самой пора уже научиться, – говорила ей Катя, но набирала текст.

 И Лешак приходил, с гостинцами, как и полагается гостю, показал Кисе  её нож, на рукояти была выполнена в технике скримшо большая химера. Лешак показал на Кису и на изображение «это ты», Киса засмеялась. Катю он обнял и поцеловал, стыдливо поглядывая на Кису, а та и не возражала, воспитанная в дикой природе, она не претендовала на самца, который сделал своё дело, а дело это уже начало ворочаться иногда в животике у Кисы. Выгонять химеру из пещеры с котёнком не стали, так что свои забавы они устраивали на берегу ручья, в котором купались все вместе.

- Кто бы сказал, не поверил бы, – стесняясь говорил он.

- Лишь бы ты никому не сказал, – грозила ему пальцем Катя.

- Да я молчу, и не поверит никто, что в Зоне такое может быть.

- Вот и умница, значит настоящий мужчина, только козлы болтают об этом.     

Киса давала послушать животик, а что, не жалко, пусть слушает, смущало её, что вон химера уже родила, а у неё только живот растёт. Пришлось Кате объяснять, что у людей всё намного дольше, так что к сроку всё и случится. «Вот жизнь», думала порой Катя, «живём тут каким-то гаремом, да и мужик наш далеко», порой вздыхала, порой смеялась, а тем временем жизнь шла своим чередом. Котёнок уже вырос с нормального такого пса, животик с каждой неделей прибавлял в размерах, охотится, приходилось больше Кате и химере, наконец настала пора. Малышке было приготовлено парочка великолепных,  по местным меркам, конвертиков из собачьих шкур, Когда по ногам Кисы потекла вода, Катя сказала ей, что это пора. Киса переносила роды стойко, ни разу не закричав, только стонала, стиснув зубы, потом схватил Катю за шею, села на корточки и родила. Малышку следовало обмыть, но тёплой воды не было, зато была химера, которая облизала её своими шершавыми языками, а когда отошёл послед, то и он не задержался и исчез в её пасти. Лёжа на мамином животике, малышка припала к её груди, сосредоточенно поглощая материнское молоко, а руки, которые могли пробить палицей череп любому псу, нежно держали её.     

 Уже через неделю Киса нашла в себе силы охотиться, однако малышка требовала много времени. Ела она часто и с удовольствием, а молока было больше, чем достаточно, поэтому ребёнок рос крепким и здоровым, лёжа в тёплых шкурах, она улыбалась маме.

Лешак раздобыл и приволок пачку памперсов, которые экономили до последнего. А через месяц малышку уже купали в ручье, правда недолго. Росла она закалённой  и быстро развивалась. Сопровождая маму, висела у неё на спине под тёплой шкурой. Когда девочке было примерно девять месяцев, она уже бегала ножками и пыталась говорить, Тут Катя взяла на себя роль воспитательницы, обучая её словам и к году малышка уже довольно сносно начала высказывать свои желания. Мама сшила ей платьице из крысиных шкурок, и малышка гуляла по пещере и её окрестностям в наряде «от химеры». Что ещё надо для счастья женщине? Котёнка химеры к тому времени давно изгнали, к году это была уже молодая химера, способная сама устроить свою жизнь. Маленькая женская колония процветала. Малышке дали имя Аня, просто его Киса могла произносить без ошибок, так что из всех имён выбрали это. Пока было молоко, заботы о питании ребёнка не было, а потом Киса стала кормить её сырым мясом, а Катя жареным. Малышке больше понравилось сырое, но и жареное ела без претензий, такая вот получилась всеядная. Сшили ей и пинеточки из тех же крысиных шкурок, так что девочка с детства приучалась ходить в обуви. С химерой у девочки сложились самые тёплые отношения, та позволяла ей почти всё, что угодно, во всяком случае её уши стали надолго любимой игрушкой Ани.

Само собой Кису научили писать имя своей дочери. Шили и кукол из шкурок, так что у ребёнка было вполне счастливое детство. К двум годам Аня прекрасно разговаривала, лазила по деревьям и представляла собой синтез дикого сорванца и вполне цивилизованного ребёнка, к тому же получила она и зачатки телепатии, во всяком случае не хуже химеры. Управлять она никем не могла, а вот угадывать чувства вполне. Получила она и маленький ножик, который мама сделала из небольшого куска кости псевдогиганта, так что однажды она сумела добыть крысу, чему радовалась вся маленькая женская колония, даже химера. Только с мамой говорить получалось сложно, Киса так и не освоила произношение большинства слов, хотя восприятие фраз заметно улучшилось. Киса с дочкой ходила уже на охоту, учила её распознавать аномалии, по запаху понимать наличие зверей вокруг, в общем всему, что знала сама. Артефакты Киса выучила прекрасно, только дочке их названия рассказывала Катя, поскольку Киса не в состоянии была произнести большинство из них. Сделали копьё и для Кисы, да только она предпочитала свою палицу, которую снова сделала из чьей-то большой кости. Была она почти шедевром, в тех условиях, которые у них были. В этот раз она вставила острые концы кабаньих клыков, так что раны наносила ужасные. Часто их посещал Лешак, на которого по-прежнему Киса не претендовала.    

- Ну как тебе твоя дочка?

- Спасибо, Катюша, ты её многому научила.

- Значит это теперь наша общая дочка – шутила она, немного завидуя Кисе, по правде говоря ей уже хотелось своего ребёнка.

                                                               *****

 

 Банда перебиралась на новое место, они всегда так делали, когда об их местоположении становилось известно и на них собирались устроить облаву. Филин был кровожадным бандитом и никто не уходил от него живым, но в последнее время ему не везло и банду основательно проредили, да ещё пятеро не вернулись тогда с дела, Пополнения не предвиделось и нужно было обосноваться на новом месте, где сталкеры ходили с хабаром. Семь оставшихся членов банды собрали всё своё имущество и главарь повёл их искать богатые места. Сзади них плелась старая женщина, седые космы и понурый вид выдавали обилие испытаний, выпавших на её долю, в банде её держали на положении рабыни. Любой мог изнасиловать её, её пускали вперёд, как отмычку, такую не жалко, но Зона почему то хранила её, хотя смерть была бы наверное лучшим выходом для неё. Когда то над ней надругалась вся банда и она еле выжила, потеряв свою дочь, которую ей удалось отправить в лес. Да  только жива ли она, Зона не ласкова к взрослым, а шансов у девочки было ещё меньше. Её часто били, заставляли стирать и готовить и ублажать этих гнусных тварей. Когда то красивое лицо изрезали глубокие морщины, а волосы походили на копну бурьяна, выбеленного солнцем.

 Киса с Аней шли на охоту, мама давно собиралась показать дочке, как она охотится на кабанов. Редкое для Зоны и довольно крупное не мутировавшее стадо водилось в их краях.

Показывая дочке следы, она немного увлеклась и почуяла чужих слишком поздно, её заметили. Киса, взглянув на людей, поняла, что они не просто «бяки», а несут прямую угрозу ей и её малышке, подхватив на руки Аню, она побежала к пещере. Бандиты кинулись за ней, как ни быстра была она, но с ребёнком бежать не просто и её стали настигать, тогда она зарычала грозно и отчаянно, в её рыке было что-то такое, что бандиты замерли на мгновение, но окрик главаря бросил их в погоню. Этот рык услышали не только бандиты, его услышало всё живое на сотни метров вокруг, замерли псы, кинулись бежать кабаны, только химера поняла, что её маме грозит опасность. Она побежала в ту сторону, откуда раздался рык.

 Киса почувствовала, что её скоро догонят и решила принять бой, на бегу выдохнув звук «беи», она подтолкнула Аню и развернулась лицом к врагам. Первый пал с проломленным черепом, но другие навалились на неё, вырвали её оружие и прижали к земле.

- Кончать её, Филин? - спросил один.

- Зачем же сразу кончать, пустим по кругу и посмотрим, глотку перерезать всегда успеем, мелкую поймайте.

Но поймать никого не довелось, пока Киса извивалась, кусалась и брыкалась, сзади мелькнула чёрная тень и огромная кошка выскочила из-за деревьев. Как демон смерти, она валила с ног мерзавцев, рвала их зубами, когтями. Киса подскочила, схватила свою палицу и кинулась в бой. Филин прицелился в голову девчонке, но выстрелить не успел, старуха подскочила сзади и выхватила его нож, кровь хлынула из горла бандита и он рухнул на землю. Киса остановила химеру, которая уже неслась к старой женщине «стой, изя, аоси». Химера послушалась и поволокла одного из бандитов за дерево, это была её законная добыча.

 - Беги дочка, пока она не вернулась! – посоветовала ей старуха.

- Киса аоси, киса цаца, – ответила девочка и крикнула – Аня!

Скоро девочка вышла из леса – Мама, эти дяди бяки?

- Да, бяки, азы аюсие! – зло сказала Киса.

- А тётя?

- Тётя цаца, тётя аоси, – она посмотрела на старуху, – паси.

- Пойдёмте с нами, – перевела маленькая девочка.

 Старуха удивлённо посмотрела на них, маленькая девочка, так хорошо говорившая и её мама, совсем как ребёнок, вызвали у неё удивление. Они шли молча до самой пещеры, старуха была в шоке, а Аня не привыкла много болтать вне дома. Женщине предложили шоколадку, охоты в этот день не получилось. А вскоре и Катя вернулась. Когда ей рассказали обо всём, она сказала, что надо спрятать вещи бандитов, Аня осталась со старухой, а Киса повела Катю на место побоища. На подходе шуганули собак, которые уже учуяли запах крови, собрали быстро оружие и хабар бандитов и отволокли неподалёку в ямку, закидав ветками. Сделав дело, они вернулись в пещеру. Волнение отбило аппетит, так что о еде никто не вспоминал, Аня расспрашивала женщину и знакомила с обитателями пещеры. Старуха сильно переволновалась, когда в пещеру полезла химера, но Аня подскочила, обняла её и сказала «спасибо, киса», она видела битву из леса.

- Это тётя, – познакомила она химеру со старухой, – она хорошая.

Катя с Кисой вернулись и начался разговор.

- Это страшные люди, они жили убийством и грабежом, даже не гнушались людоедством.

- Значит всё произошло правильно, вы избавили мир от негодяев, – сказала Катя.

Киса тискала Аню, она перепугалась за неё, но девочка стойко пережила происшествие.

Она уже собиралась идти на охоту, но Катя остановила, «тушёнкой обойдёмся», достала по банке на каждого и они поужинали. Кисе конечно это не нравилось, но ситуация была необычной, да и кабаны явно уже убежали, пришлось есть тушёнку. Потом она подошла к костям химеры, обняла большой череп и долго молчала, мысленно разговаривая с «мамой».

- Поля, Полина! – позвала старуха, которая внимательно смотрела то на неё, то на Аню.

Киса вздрогнула, что-то было в этих словах, что-то из далёкого детства, так далеко, что совсем уже забылось. Она посмотрела на старуху долго и внимательно, трудно было узнать в ней красавицу маму. В горле что-то запершило, сердце застучало и слеза покатилась по щеке.

- Тётя знает маму? – спросила Аня, – умение воспринимать мысли позволило ей прочесть и мысли старухи и подсознательное смущение мамы.

- Поля, ты живая? – шептала старуха, трясясь от душившего его плача.

В сумерках пропали морщины с лица и стало видно, как похожи три женщины, как будто один человек сфотографировался в разные годы жизни. Киса сидела и молчала, не в силах найти звуков, чтобы выразить, что творилось у неё в душе, а в голове пульсировал крик «Беги, дочка». Потом она подошла к старухе, опустилась на колени, обняла её за шею и прошептала «мама». Слёзы хлынули у обеих, Катя взяла Аню и вышла на улицу «пусть побудут вдвоём».

- Катя, у мамы есть мама? Живая мама? А чьи кости в пещере?

- Понимаешь, Аня, когда-то мама убежала в лес от злых дядей,  её вырастила химера, её косточки лежат там. Но мама её выжила и вот они теперь встретились, это твоя бабушка.

- Бабушка? – удивлённо спросила девочка, такого понятия в её жизни ещё не было.

- Да, у тебя есть настоящая бабушка, тебе повезло, – вздохнула Катя.

Потом все сидели в пещере, в которой вдруг стало тесно, Киса чего-то лопотала, а Аня пыталась перевести бабушке мамины слова, чаще угадывая мысли Потом все от переизбытка чувств заснули крепким сном до утра, только химера сторожила их сон, она наелась и на ночную охоту не пошла.   

   Так и зажили женской колонией. Бабушку звали Анна и чтобы не путаться, она осталась просто бабушкой, Кису продолжали звать Кисой, хотя бабушка часто называла её Полей. Познакомилась она и с отцом Ани, удивилась, что они с Катей встречаются, но ей удалось  объяснить, что Киса не воспринимает его, как мужчину или любимого, а только как самца.

Лешак ходил по возможности, всегда носил гостинцы, девчата ему помогали с хабаром, какая разница, кто его будет сдавать. Бабушка здорово освободила и Кису и Катю, теперь они больше времени уделяли  охоте и сбору артефактов. Взяла на себя бабушка и шитьё, с удовольствием наряжая внучку, поначалу её удивило пристрастие Ани к сырому мясу, но пришлось смириться с этим. Маленькая охотница стала истребителем крыс, поэтому они не докучали женской колонии. Баба Аня оказалась местной жительницей, которая чудом не погибла после второго катаклизма, муж её погиб, так что родственников больше в Зоне у неё не было.

 Однажды Лешак пришёл серьёзно озабоченный, оказалось кое-кто из «Долга» не смирился с тем, что Катя осталась жива и собираются найти и убить её. Переселяться особо было некуда, поэтому решили быть максимально бдительными, а Катя стала везде ходить с винтовкой. Потом новости пошли ещё хуже, кто-то проследил за Катей и сдал примерное их расположение, благо честные бродяги подслушали разговор и предупредили Лешака. На маленьком совещании Киса настояла на принятии боя, вопрос надо было решить раз и навсегда, впрочем другого выхода и не виделось, иначе опасность будет постоянной. Достали всё оружие, которое осталось после бандитов. Получилось два автомата, три пистолета-пулемёта и обрезы. Стрелять умели только двое, Лешак и Катя, против «Долга» этого было мало, химера могла помочь, но её могли и убить, а этого никто не хотел. Пришлось обучать стрельбе Кису, заняло это несколько дней, так и не научившись перезаряжать, она сносно стреляла из обрезов. Решили, что для крайних обстоятельств этого достаточно. Лешаку пришло сообщение, что долговцы выдвинулись и через пару дней будут у них. И тут Киса проявила задатки стратега, одного надо оставить на пути врага, а двоим устроить  засаду. Потом она исчезла и вернулась под утро со второй химерой, своей воспитанницей. Объяснила скорее на пальцах, что Лешак должен принять бой и отвлечь врага, а они с Катей верхом на химерах устроят засаду. Все удивились, откуда у дикой лесной девочки такие идеи, но изъянов в плане не нашли и решили так и действовать, а Кисе засады были не в новинку, только дичь поменялась. Лешаку отдали снайперку, Катя взяла автомат и пистолет-пулемёт, а Киса засунула за пояс обрезы. Всё-таки огневая мощь в данном случае считалась вторичной, в сравнении с мощью химер.  

 Враги выдали себя дальней перестрелкой, не могли долговцы пройти мимо мутантов, прислушавшись, насчитали пять боевых единиц. На возможной тропе устроили засаду, Лешака просили не рисковать, сигнал к атаке был автоматный огонь Лёшака. С засадой не ошиблись, долговцев было именно пятеро и шли они там, где их и ждали, девчата затаились, поглаживая нежно химер. Лешак уложил из снайперки одного из долговцев выстрелом в голову и залёг, враги взбесились и кинулись к месту выстрела, когда они подбежали метров на сто, он открыл огонь из автомата. Долговцы открыли шквальный огонь по нему, но тут сзади, верхом на химерах выскочили две фурии, Катя поливала их из автомата, а Киса разрядила пару обрезов и спрыгнула с химеры. Она выхватила свою палицу и кинулась врукопашную, впрочем драться особенно не пришлось, враги заметались и с ними было покончено довольно быстро. Из потерь было лёгкое ранение Лешака и обе раненные химеры, на которых впрочем очень быстро всё зажило. Катя занялась Лешаком, а Киса гладила своих воспитанниц, шептала им ласковые слова, мурчала вместе с ними, в общем высказывала свою благодарность, потом разрешила полакомиться поверженными врагами, заслужили. Снова собрали оружие и спрятали, хорошенько прикопав его, а ПДА закинули в жарку, чтобы не выдавать место побоища, с телами расправятся без них.

 А потом устроили пир в своей пещере, обнимались, радовались и говорили много разного, порой не слушая друг друга, а потом все улеглись спать, но в пещере было тесно и Катя с Лешаком ушли к ручью, а через девять месяцев Катя родила мальчика.



Похожие публикации:

Этот рассказ тоже можно отнести к Кафе Мутантов, хотя он и не совсем об этом
Редкий даже для Зоны Кот может сожрать, а может и спасти.
И ещё небольшая зарисовка из жизни Кафе Мутантов
Персефона поднялась и еще раз хотела обойти ночной цветущий луг, как неподалеку в зарослях услышала чье-то дыхание. Сначала она насторожилась, ...


23:36

Помнится, в универе мы дурачились и пели песенку: «Матриархат давно пора вернуть назад!!!» tongue

Увлекательная история вышла, причем опять дамы сверхколотритные! thumbsup

03:57

Благодарю, уж как получилось blush rose

22:14

Пока я новую сказку редактирую хочу предложить вам мою старую сказку почитать))) Мне теперь кажется, что она чем-то напоминает вашу историю про Русалку и сталкера)))

Вот ссылку кидаю, на первую главу, а дальше можно читать по главам, нажимая на «Продолжение»

dabudetsolnce.ru/articles/1637-tainy-svetlogo-lesa-glava-1-o-esli-by-my-znali-napered.html

22:24

Благодарю от чистого сердца, обязательно прочну, только немного позже rose


Загрузка...






Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru