МИР ВОДЫ
Жанр:
  • Фантастика
  • Приключения

 

 

  Холодный осенний ветер с мелким грустным дождём. Мокрый асфальт, лужи  грязь. С уборкой в, когда то чистом Киеве, сейчас проблемы. Женщина шла по ночному городу, ступая босыми ногами по лужам. Замёрзшая, избитая ограбленная и изнасилованная. Она уже отплакала своё и теперь просто шла. Куда-то ушла боль и страх и обида. Улетели все мысли. Тело шло само собой, а её глаза не цеплялись ни за что. Странное состояние полного отсутствия в этом мире. Какие-то отморозки затащили её в машину, ограбили, избили и изнасиловали, а потом выкинули под дождь. «Сдохнет к утру и так, мараться ещё об неё». Только утром её уже не было в этом мире, точнее в этой реальности. Когда она шла по мосту, рядом остановилась машина её мучителей.

- Смотри, не сдохла ещё, - они выскочили из машины и кинулись к ней.

 Что произойдёт дальше, она не думала и даже не пыталась сопротивляться, просто она перестала воспринимать окружающий мир. Отморозки схватили её за руки и за ноги и скинули с моста. Вот и конец её короткой жизни. Только пока она летела, внизу заиграли сполохи, а потом вспыхнуло так, что даже её убийцы ослепли на некоторое время.

  - Пришла в себя? Молодец, теперь всё будет хорошо, странное лицо склонилось над ней.

Это был вроде человек. Только вот волос на голове не было вовсе, кожа напоминала цветом лягушачью, и даже уши куда-то делись. Впрочем, вскоре она заметила почти у самой шеи крошечные отверстия, закрытые плёнкой. Зато глаза были полностью лишены век в обычном понимании. Странные большие глаза, тёмные, но не чёрные, полностью одного цвета и без малейших признаков зрачков. Зато время от времени человек прикрывал их прозрачным веком.

- Ты кто? – спросила она удивлённо, - и где я?

- Ты у меня дома, на берегу реки, я тебя из воды выловил. Вот отогрел, и ты очнулась.

Вокруг была осень, но ей было тепло, как тёплым летним вечером в Крыму.

- Ты есть хочешь? Я сейчас рыбку пожарю. Вовремя успел, она тебя чуть не сожрала.

Женщина поднялась и осмотрелась, Река, берег, она без одежды и странный незнакомец без одежды, у воды лежит огромная рыбина, она таких и не видели никогда. Что с ней было, она не помнила. Разум порой бережёт своего хозяина и забывает напрочь неприятные воспоминания. Ну и ладно, зато можно начать жизнь сначала.

- А где я, и как тебя зовут?

- Меня зовут Мо, - произнёс он имя, не раскрывая рта. -  Ты в Зоне у меня дома.

- Странное имя и почему с закрытым ртом?

- Под водой рот много открывать не получится, а представиться порой надо, не все же вокруг псионики.

- Ты прав, а ты псионик? Кстати, а твой дом где, раз мы у тебя дома.

- Вот, - он указал на реку, - это мой участок реки, чужие могут только проплыть мимо.

- А хотя бы шалаша у тебя нет? я боюсь, что станет холоднее, и я замёрзну.

- Не замёрзнешь, я же рядом «огненный шар» положил. Теперь постоянно будет такая температура. Он в радиусе пяти метров поддерживает тепло. Но если тебе нужен шалаш, то я сделаю. Тебя как зовут-то?

Зовут…, вот это как раз вызвало серьёзный вопрос, она не помнила даже, как её зовут.

- Не помню, помню только полёт и вспышку и всё.

- Я попробую помочь тебе, только поедим сначала. Рыба уже пожарилась.

Они сидели на берегу и ели рыбу, довольно вкусная, что-то среднее между треской и бычком. Откуда она это помнила и как здесь появилась, этого она не могла вспомнить. А необычный человек внимательно смотрел ей в глаза, поглощая рыбу. Потом подошёл к ней, взял за голову руками и заглянул в её глаза глубоко. Так глубоко, как обычные люди и не представляют. Перед ним как обратная кинолента мелькали все события её жизни. Когда он увидел достаточно, он просто устало повалился рядом и лежал молча.

- Ужасно, как так можно поступать с людьми? – прошептал он.

Мужчина лежал и смотрел в серое небо через своё прозрачное веко. А женщина сидела рядом и держала его за руку.

- Тебе плохо? Что ты там увидел? – спросила она, нежно гладя его по руке и прижав его кисть с перепонками между пальцев к щеке.

- Нет, всё прошло. Тебя зовут …- он немного замялся. – Я не понимаю, Ганна и Аня, это одно и то же?

Она кивнула в ответ.

- Ты из Киева, только какого-то другого Киева, там нет мутантов и много людей. Зато теперь я знаю, откуда появились они.

- Кто они? – спросила женщина, не совсем поняв, о чём он говорит.

- Скакуны, мутанты, живущие в Киеве. Там и других хватает, но эти похожи на людей. Только скачут всё время. Чешуйчатые называют их бандерлогами.

- А кто такие чешуйчатые?

- Это другие люди, не такие, как мы, они покрыты чешуёй и живут на суше, а ещё есть люди-волки. Они люди, только волосатые, а живут они совсем далеко, я там и не был никогда, у них нюх хороший.

- Странное место, - вздохнула Аня, - а как я тут оказалась?

Мо долго думал, как ей сказать. Ведь если совсем всё, то придётся рассказывать, как её скинули с моста.

- Сверкнуло и ты очутилась здесь, - нашёлся он, наконец, - перенеслась из своего мира в наш.

- А назад никак нельзя?

- Я не знаю, как это сделать, да и зачем это тебе, там тебе было хуже, чем здесь.   

Она хотела о многом расспросить его, но Мо вскочил и метнулся к реке, прыгнул в воду и скрылся из виду. Через пять минут он вынырнул у берега с таким же зелёным и голым человеком.

- Садись, поешь, обратно далеко плыть будет, - указал он гостю на место у костра, а сам сел с Аней.

- Это твоя жена? – спросил гость.

- Да, это моя жена, - сказа Мо и сжал руку Ане.

Она поняла, что возражать не стоит и слушала, молча разговор.

- Я только проплыву дальше, - сказал гость

- Дальше некуда, у меня последний участок, за городом Зона кончается, ты умрёшь там. Ты откуда плывёшь?

- От Припяти, там с едой стало не очень и женщины все замужем, никаких перспектив.

- Попробуй на север, там же Припять далеко течёт и Зона там тоже далеко. Или водохранилище осмотри, тут свободные женщины только бандерлоги в городе.  До Мозыря сплавай, хотя можно и у чешуйчатых поискать, у них же избыток женщин, а рек тут много и везде можно жить.  

- Да что там получится у нас? Как она под водой дышать будет?

- Не обязательно её в воду таскать, зато на берегу, они сильные и ночью видят хорошо.

- Хорошо, поплыву я, извини за беспокойство.

 Гость вошёл в воду и уплыл вверх по течению.

- Почему ты назвал меня женой? – спросила Аня.

- Жена, это жена, а если женщина свобода, то её можно увести в жёны. Он и так хотел воевать за место, но я сильнее.

- Вы же не воевали совсем, - удивилась Аня.

- Ментально, в реке не выжить, если не псионик, такие на берегу живут в хижинах и рыбу видят редко.

Странный мир, но она другого не помнила, а уходить от этого странного человека почему-то не хотелось.

- А меня ты научишь так делать?

- Этому может научить только Зона, я могу заботиться о тебе, кормить рыбой и оберегать от опасностей.

Ей почему-то захотелось спать, и незнакомец притащил ей сухих водорослей, которые заменяли кровать и ему. Сон навалился почти мгновенно, видно всё пережитое подействовало. Необычный человек смотрел не неё спящую и думал, сколько же ей пришлось пережить. Возвращать ей память он не собирался, это могло вызвать истерику и шок, а зачем травмировать женскую психику.

- Ты странная, - услышала она во сне. – Когда-то тут жили такие люди, но они перебили друг друга.

- Ты кто и где ты прячешься? – во сне же спросила Аня, я тебя не вижу.

- Я Зона, ты сейчас находишься во мне, и я тебе просто снюсь, точнее не просто, это и сон и не сон, я просто знакомлюсь с тобой.

Ане снилось, что её разглядывают, но, ни глаз, ни человека она не видела.

- Так вот что произошло, сказал голос, - сработал случайный переход. Тебе сильно повезло, что рядом оказался хороший человек. Не грусти, я буду заботиться о тебе, - сказал голос и пропал. Аня спала дальше без всяких сновидений, спала долго, пока не восстановила силы.

- Фух, поспала хорошо, она потянулась и пошла к реке, умыться.

Умывалась, а точнее купалась, обмывая своё тело. Вдруг Мо прыгнул мимо неё, и вода забурлила, а минут через пять он вытащил на берег большую рыбу.

- Осторожнее надо, она тебя запросто утянет под воду и съест, тут опасностей хватает.

Потом он оценил запасы рыбы и решил продать ту, которая было поменьше. Всё равно им столько не съесть.

- Сейчас разделаю, и понесём чешуйчатым, они всегда охотно берут рыбу.

 Мо ловко орудовал ножом, отрезая от рыбы довольно большие куски. Затем он складывал их в рюкзак. Получился весьма увесистый баул, а остальное он завернул в шкуру рыбы, перетянул ремнём и отдал Ане.

- Пошли, это недалеко.

Получилось и, правда, недалеко, но час пришлось идти и нести довольно приличный вес. Аня устала, но виду не подавала, что-то изменилось в её организме после той ночи, она перестала замечать неудобства, боль и усталость, шла, как машина. Ногам было некомфортно без обуви, но на это она не жаловалась, старалась даже внимание не обращать. Чешуйчатые жили в огромной трубе, выходившей почти к берегу реки. Когда-то это была ливневая канализация, но теперь её никто не чистил и всё давно забилось. Даже в дождь их теперь не заливало, а на мелкие ручейки никто не обращал внимания.

- Не отходи от меня, - шепнул ей Мо, - женщин у них хватает, но мало ли что, назову тебя снова женой.

Странные люди, у которых вся кожа была покрыта чешуйками всех оттенков зелёного. На голове вместо волос красовался красивый костяной гребень, переходящий в нарост, закрывавший всю заднюю часть головы. Кожа была только на лице, ладонях и ступнях. Чешуйчатые тоже не носили одежды, но это её почему-то перестало волновать совсем. Рыбе они обрадовались, поскольку рацион был не очень разнообразным. Основную часть, рациона составляли крысы. С обменом было сложнее, что же взять себе? Мо посмотрел на Аню, потом на вещи, которые предложили «ящерки». Хороший нож не помешал бы, но у них с оружием не очень, Гребень для волос тоже нужен, но такого «ящерки» не держат, ввиду полной бесполезности. Взяли второй рюкзак, чтобы было удобнее и несколько крыс. Так и вернулись к себе, где зажарили крысу и съели пополам.

- Ничего, достанем, Зона большая, зато они нам должны теперь, а ты можешь таскать за собой «огненный шар», я-то привык к холоду.

- Слушай, а одежду вы, почему не носите? – её не очень напрягало отсутствие одежды, но она помнила, что в прежней жизни она её носила.

- Да мне не нужно, а в воде только мешать будет, мы же кожей тоже дышим под водой.

- А эти, почему без одежды?

- У них же чешуя, она лучше любой одежды, да и где её брать. А чешуйчатым главное не перегреться, они же не потеют совсем, а так от движения согреваются. Ты заметила, что у многих есть «огненные шары»? Зона даёт нам всё, что нужно.

- Расчёски нет, жалко, волосы надо расчёсывать, а то спутаются, - пожаловалась Аня.

- Достанем потом, я поищу, да и не всё мы обошли.

 Потом они жарили рыбу на костре, дрова для которого Мо собирал в воде. Порой проплывали мимо ветки и даже брёвна и целые деревья, а он вытаскивал их на берег.

Спали потом как убитые. Снова Аня услышала во сне голос.

- Ты совсем не приспособлена к жизни во мне, - сказал ей женский голос, - ничего, я помогу тебе, ты станешь другой.

- А какой я была? Я ничего не помню из прежней жизни, даже имя мне Мо нашёл.

- Он молодец, ничего лишнего не вытащил из твоей прошлой жизни. Забудь о ней, начни всё сначала. Утром ты будешь другой, но всё будет меняться потихоньку. Даже гребень ты найдёшь, я помогу тебе, а ты поможешь другой. Не удивляйся, я знаю всё, что происходит во мне.

Потом темнота сменила сон, и до утра Аня спала без всяких сновидений. Утром она проснулась одна. Мо нигде не было. Появился он только через час, немного расстроенный.

- Что случилось? – спросила Аня.

- Да ерунда, этот наш давешний гость снова приплывал, очень ему наше место понравилось, пришлось сражаться по-настоящему.

- Ты цел?

- Цел, а он ранен, не люблю я этого, зачем воевать, если можно жить в мире.

- Мне во сне голос сказал, что ты мне не всё рассказал из моего прошлого.

- Не всё, да и не нужно тебе всё, там плохое, а я не хочу тебя расстраивать.

- А ещё мне голос казал, что я проснусь другой, только я пока не замечаю разницы.

- Правда? – Мо усмехнулся, - ты даже не заметила, что мы больше не говорим звуками? 

А ведь и правда, ни одного слова она не произнесла с момента появления Мо. Значит, голос не обманул, она изменилась. И тут она почувствовала другого человека, точнее не совсем человека, но кто-то был рядом.

- Ты чувствуешь? – молча, спросила она.

- Да, это скакун, у них что-то от человека осталось, только разум совсем сломался.

- Это опасно? Я не чувствую опасности.

- Не очень, она одна.

- Это женщина?

- Сложно назвать скакуна женщиной или мужчиной, они перестали быть людьми.

Они посмотрели в ту сторону, откуда шёл сигнал, обрывки мыслей, как будто человек получил по голове и не в состоянии начать думать.

- Иди сюда, - вдруг сказала вслух Аня, - не бойся, мы тебя не обидим.

Из-за куска бетона высунулась грязная мордочка. Она опасливо смотрела на них. Молодая девчонка, лет пятнадцать не больше. Дикая, со спутанными волосами и в обрывках какой-то одежды. 

- Ты хочешь, есть? – спросила Аня.

Девчонка мутантка испуганно смотрела на них и не понимала слов. Она слышала знакомые звуки, но смысла их не понимала.

- Вот, возьми, - Аня протянула ей кусок рыбы.

Девочка скакун сглотнула слюну, но стояла и боялась подойти.

- Не бойся, я не кусаюсь, просто поешь и ничего взамен не надо.

Видно та была слишком голодна, поскольку голод пересилил страх, Девчонка медленно, осторожно, в любой момент готовая убежать, но приближалась к Ане. Потом она схватила кусок рыбы и убежала.

- Ну вот, их не переделать, - усмехнулся Мо, - эта хоть не агрессивная. Ты чего с ней так, рисковала же, да и рыба пропала.

- Голос во сне сказал, что я должна помочь кому-то, а почему бы и не ей.

- А как выглядит этот голос, это женщина в белом?

- Никак, просто голос из ниоткуда, но голос женский, а что за женщина в белом?

- Это Хозяйка, она тут главная.

- Интересно - задумалась Аня,-  вот бы её увидеть, она много бы рассказала.           

- Давай попробуем нырять сегодня, сколько ты сможешь пробыть под водой.- Мао посмотрел на Аню

- Я не знаю, давай попробуем.

Сначала Мо проверил воду, страшных рыб больше не было рядом. Ныряла Аня не очень, плавала она медленно, а под водой находилась от силы минуту, да и не видела там ничего.

- Плохо, с водой у тебя не выходит, хотя есть один способ, но ты, же слепая в воде, смысла нет совсем. А скоро выброс, надо искать убежище.

- А тебе оно не нужно? – поинтересовалась Аня.

- Нет, я сижу на дне реки во время выброса. Зато тебе надо будет прятаться на суше, не водить же тебя к чешуйчатым, да и не успеешь ты.

- А какой способ, это дышать под водой?

- Нет, именно не дышать, но можно довольно долго. Вообще, так можно хоть день просидеть под водой.

- Ого! а это как?

- Сиди тут, я принесу. – Мо встал и ушёл в воду.

 Не было его около получаса, а когда вернулся, то вручил ей странные камешки.

- Что это?

- Клади парочку в рот и пошли, - Мо повёл её в воду,

Она по-прежнему ничего не видела под водой, но дышать почти не хотелось. А её странный спаситель держал её за руки, и так они и сидели довольно долго.

- Вот видишь, так можно долго сидеть под водой, надо только придумать тебе, как там смотреть.

- А откуда ты это взял?

- Это даёт аномалия «газировка», обычно берут другие артефакты, а на эти никто не смотрит, мы же и так дышим кожей.         

- А что она ещё даёт?

- Разное, если кто погибнет, то может «душу» дать, а так в основном «пузыри». Они возле станции пользуются спросом, там радиации много, а тут  её нет вовсе. Остальные артефакты лечебные здоровье восстанавливают, только бывают не часто. Я собираю иногда, когда попаду на аномалию, там опасно во время срабатывания. Газ ядовитый и вода становится плохой, надо выждать, пока течением унесёт. А «камешки», это так, мусор, кого они интересуют, их и за артефакты никогда не считали.

- Ты так говоришь, как будто их кто-то специально собирает, - задумалась Аня.

- Собирали раньше, а потом они тут перебили все друг друга, если кто и остался, то одиночки и они прячутся далеко.

За разговорами и попытками нырять прошёл день. Поужинали и улеглись спать. Снова Аня провалилась в сон неожиданно и резко.

- Тебе понравилось? – голос снова раздался во сне.

- Разговаривать без слов? Понравилось, это удобно и намного быстрее.

- Ты молодец, запомнила мои слова. Она ещё придёт к тебе, помогай ей. Она необычная, у неё есть остатки разума. Завтра ты снова узнаешь что-то новое и получишь маленький подарок. Он научил тебя сидеть под водой, скоро будет выброс, мне пора скинуть лишнюю энергию. Сиди на дне со своим другом.

- Я ничего не вижу в воде, - пожаловалась Аня.

- Не всё сразу, потом решим и это, пока держи его за руку. Спи, пора хорошо выспаться.

Голос исчез, а Аня снова провалилась в сон без сновидений до самого утра. А утром она проснулась и снова пошла купаться. Только рыбу она почувствовала издалека и выбежала из воды. Но мутировавшая рыба и по суше перемещалась достаточно хорошо. Аня убегала, а потом мысленно закричала «стой»! Рыба замерла, потеряв сознание. И тут приплыл Мо.

- Ты сама смогла с ней справиться? – удивился он, - только надо её разделать, она ещё живая.

Мо достал свой нож и перебил позвоночник рыбе.

- Вот теперь и разделаем, - улыбнулся он, - с рыбой у нас всё просто замечательно, устроим маленький пир.

Пока Мо разделывал рыбу, Аня занялась её жаркой.

Эх, ни картошки, ни специй, - сожалела она, такой супчик бы сварганила.

Готовить Аня умела, это она твёрдо помнила, только из чего и на чём. Одно дело жарить на огне, а другое кастрюльки-сковородки. Только отходить далеко от костра и артефакта было холодно, а одежды у неё так и не было. Чумазая мордочка смотрела на неё из-за бетонного блока, разломанного почему-то. Девочка-скакун снова пришла к ним в гости. Она смотрела и глотала слюни. Потом осторожно вылезла из-за блока, посмотрела на Аню и разжала ладошку. Аня удивлённо смотрела на довольно милый гребешок.

- Вот спасибо! Как ты догадалась, что он мне нужен? Держи рыбку, - она протянула большой кусок рыбы, и девчонка схватила его, а в ладошку сунула гребень.  

Она снова убежала с рыбой, правда недалеко, было слышно, как она торопливо ест рыбу в своём убежище. Покончив с рыбой, девчонка взглянула на Аню, а та протянула ещё кусок рыбы.

- Ешь, ты же такая тощая. – Аня улыбнулась, и девочка подошла.

Девочка-скакун взяла рыбу, а Аня показала на себя, потом коснулась рваной одежды девочки. Точнее кучи тряпья, в которой она была замотана. Та отшатнулась и замотала головой.

- Хоо, - выдала она звуки, которые можно было понять, как «холодно».

- Мне тоже холодно, - показала на себя Аня.

Девочка ткнула пальцем на костёр и убежала.

- Ну вот, одежды мне не видать, - немного огорчилась Аня. Впрочем, у костра, да ещё рядом с «огненным шаром», было вполне тепло, зато и отойти куда-то не получалось, даже обмыться в реке уже было холодно.

- Подкармливаешь мутантку? – Мо улыбнулся.

- Она голодная и вот мне гребень принесла. А мутанты тут все,  возможно и я тоже.

- Я таких не видел, значит и ты как мы, - подвёл итог Мо.

Когда вся рыба была поджарена, и они неплохо наелись, он попросил гребень. Потом долго его разглядывал, а потом вернул Ане. Та начала расчёсывать свои волосы, красивые, светлые, достаточно длинные. Мо с интересом следил за ней. Когда она причесалась и заплела косу, глаза у Мо загорелись.

- Я только говорил. Что ты моя жена, но никогда не спрашивал, может, ты на самом деле хочешь быть моей женой?

- Я не помню, что это такое, я ведь и так всегда с тобой.

- Так живут друзья, а жена, это немного больше, – как же ей сказать об этом, чтобы не напомнить о прошлом?

- Больше, это как? – Аня не помнила ничего из прошлой жизни, разум сделал так, что её чувства не пострадали.

- Больше, это в итоге завести детей, а пока делать то, что для этого нужно. 

- А что нужно для этого делать? – Аня была в полном неведении, на сей счёт, ну отрубило это в голове.

- Для начала можно обняться и поцеловаться. – Мо решил подъехать издалека.

- Давай попробуем, - на сытый живот и эксперименты кажутся вполне уместными.

И они попробовали, нежные объятия и поцелуи оказали своё действие, она загорелась огнём и в итоге их тела слились в вечном танце любви.

- Если это нужно, чтобы быть женой, то я согласна, - Аня отдыхала после любовных игр.

Ей понравилось быть женой, а разум снова отказался выдавать воспоминания. Оберегая свою хозяйку от потрясений.

- Кстати, ты заметила, что сама заблокировала рыбу? – спросил Мо.

- Заблокировала? Я ей крикнула «стоять» и она остановилась. 

- Это и значит заблокировать. Можно не кричать вовсе, а только подумать, но подумать мощно. Ты стала псиоником, - завершил свою мысль Мо.

- Голос  во сне сказал, что сегодня я снова стану другой.

- Это Хозяйка, она во сне дарит тебе свои подарки. Возможно, подарит и что-то ещё.

- Пока она не обманула, сказала, что у меня будет гребень, и он появился. Ещё бы нож и что-то из одежды, чтобы не таскать за собой «огненный шар».

Они ещё поговорили о Хозяйке здешних мест, а потом снова предались любовным утехам. День прошёл на редкость приятно, и спала она тоже прекрасно.

- Видишь, ты начинаешь приспосабливаться к местной жизни, даже женой стала, - голос снова появился в её сне.

- Мне понравилось быть женой. – Аня не стала скрывать, - Гребень я получила, спасибо тебе.

-  Будет ещё много чего, - пообещал голос, - Даже не знаю , дарить ли тебе что-то ещё, ты у меня такая одна, остальные давно перебили друг друга. Я подумаю, может, ещё что-то подарю.

- Пока мне не хватает ножа, но может мы выменяем у чешуйчатых.

- Может да, а может, и нет, не спеши, завтра надо будет спрятаться, твой муж знает, что делать. Помогая ей, ты помогаешь и себе.

Снова голос исчез, и до утра Аня спала без сновидений. Утром не успели позавтракать, как небо начало краснеть.

- Держи «камешки» и пошли в реку, - Мо схватил её за руку и потащил в воду.

Вода была холодная, но сейчас это было не самое главное. Они нырнули, когда всё небо заволокло красным. Вовремя, наверху загудело, ураган пронёсся над Зоной, а потом и ментальный удар принялся крушить разум тех, кто не успел укрыться. В реке было довольно тихо. А когда всё закончилось, Мо вытащил её на поверхность. Но приключения на этом не закончились, огромный псевдопёс, видимо изрядно получивший от ментального удара, кинулся на Аню. Мо не успел его заблокировать, а Аня махнула руками, защищаясь от атаки, и пёс отлетел в воду. Река забурлила, и большая рыба потянула на дно псевдопса.

- Ты ещё и телекинетик теперь? Хорошо тебя одарила Зона, - удивился Мо.      

А через час и их знакомая пожаловала. Она принесла какой-то ворох тряпья, на поверку оказавшийся куском ещё довольно крепкой ткани.

- Ну вот, теперь бы нож и маску, чтобы нырять, - размечталась Аня.

Девчонка скакун не убежала, она ела в сторонке, уже ничуть не пугаясь, Ани. Съев первый кусок, она посмотрела на Аню, будет ли второй. Второй кусок тоже дали ей.

- Послушай, ты не можешь достать приличный нож? – Аня показала на пальцах, что ей нужно.

- Но…ж, - с трудом выговорила девчонка мутантка и кивнула.

Потом она снова ушла, теперь уже без страха и неторопливо. Привыкает к Ане, да и Мо уже не боится. Еда пока была, и Мо решил заготовить тины и водорослей. Их постель от употребления постепенно превращалась в труху и требовала периодической замены. А Аня рассматривала ткань, которая у неё оказалась. Трудно сказать, что это было раньше, Возможно даже плед или одеяло, но завернуться уже можно было. Эх, заколки никакой не было, а то можно было бы соорудить что-то вроде плаща или туники. Но и так она была благодарна мутантке. Теперь можно и отходить в сторону от костра или артефакта. Мо вообще не задумывался о жилище, какая разница, в воде или под дождём, ему-то было комфортно. Взяв в руки палку, которая нашлась среди дров, Аня задумалась о шалаше. Она их никогда не строила, поэтому думала долго и не особо продуктивно. Но вот она наклонила камыш, задумалась и снова наклонила целый пучок камыша. Стоп, а это идея! Надо наклонить и связать камыши, чтобы получился своеобразный шатёр, тогда внутри уже будет намного лучше, чем под открытым небом.  Связать на берегу было много чем. Старые верёвки, спутанная леска, какие-то бечёвки, спутанные рекой в забавные мотки. Аня долго перебирала всё это. Что же взять? Хороший кусок верёвки она пустила себе на пояс, так хоть как то держалась ткань на её теле. Потом она подняла моток бечёвки, показавшийся ей менее спутанным, и принялась распутывать.

- Ты что делаешь, зачем это тебе? – Мо вытащил на берег целую копну тины, собрал на опорах обвалившегося моста.

- Сделаю шалаш, пока ты занят, надо же мне чем-то заниматься. Под водой я тебе не помощница, но, думаю, это не навсегда.

Мо нежно обнял ей и поцеловал, он совсем не уставал под водой, это был его дом. Не ответить на поцелуй было слишком, и Аня ответила. Потом пошли нежные объятия и взгляды глаза в глаза. А завершилось всё вечной песней любви.

- Мне нравится быть твоей женой, - призналась она, это такое волшебное чувство.

- Вот и хорошо, - согласился Мо, - мне это тоже нравится. Ты красивая и добрая и нежная. А шалаш я потом сделаю, Нам с тобой и так хорошо.

Она лежала рядом с Мо на ворохе водорослей, и ей было так хорошо и спокойно. Но надо и поесть и она занялась рыбой.

- Жалко, что у нас только рыба, овощи совсем бы не помешали, - вздохнула Аня.

- А что такое овощи? – Мо просто не знал, что такое есть на свете, он же родился в Зоне, где не занимались земледелием.

- Это помидоры, огурцы, картошка, корешки всякие вкусные, тыквы и прочее, - как ей ещё объяснить то, чего он никогда не видел.

- Это далеко, я даже не знаю, можно ли это есть. Если я уплыву, то меня не будет пару дней, тебя пока нельзя оставлять одну. Кстати, у камыша сладкие корни, попробуй.

Он вытащил довольно большой корень из ила и песка и предложил Ане попробовать. Корень был немного сладковатый на вкус и вполне съедобный.

- В воде много чего есть, но за остальным надо плавать, я поищу для тебя, если тебе нравится.

На сегодня эксперименты были закончены, готовить всё равно было не в чем, так что обошлись простой рыбой. После любовных игр, они заснули крепким сном.

- Теперь ты не сможешь меня покинуть, - голос во сне как будто радовался чему-то.

- Почему? – удивилась Аня.

- В тебе началась новая жизнь, а рождённые во мне могут жить только во мне. Не грусти, я уже достаточно большая, а скоро буду ещё больше. Тебе не будет скучно во мне.

- Сейчас меня волнует проблема, как видеть под водой, - созналась Аня, хочется всё время быть с мужем.

- Проблемы … - послышался глубокий вздох, - всё можно решить, но не всё сразу. Ты пока помогай этой девчонке, остальное решится само. Я буду приходить к тебе часто, мне интересно, сможешь ли ты жить во мне. Я так и не поняла, почему они все убили друг друга.

- Ты о тех, кто жил тут раньше? Какие они были?

- Почти как ты, только всё чего-то делили и воевали. У них было оружие, и они стреляли друг в друга, так почти все и умерли, а остальных доели звери.

- Скакуны, они когда-то тоже были людьми?  

- Были, только они сами себя уничтожили, злоба переполнила их настолько, что разумом они стали, как звери. А за разумом начали меняться и тела. Теперь они только скачут и едят всё подряд, даже друг друга.

- А девчонка проснулась что ли? У неё разум не умер окончательно.

- Вот я и прошу тебя помогать ей, она может снова стать человекам, хотя и родилась скакуном. Только будь осторожна, когда они собираются в толпу, они становятся очень опасными.

Снова сон ушёл, и остаток ночи Аня спала без всяких снов. Утром она проснулась, умылась, и ничего нового не произошло, даже девчонка не появилась после завтрака.

- Почему она не приходит? – Аня лежала на куче водорослей после любовных игр. – Я начинаю волноваться, ведь я должна заботиться о ней.

- Ничего с ней не случится, она же привыкла к такой жизни. – Мо был уверен, что с мутантами ничего не случается.

- А вдруг её кто-то съест? – Аня переживала за девчонку, -  здесь же хватает опасностей.

Девчонка скакун появилась после обеда, да не одна. За ней гналась толпа скакунов. Дико визжа и выкрикивая что-то несуразное, бывшие люди гнались за ней, как за дичью. Сожрали бы, если б догнали. Но она успела.

- Все в воду! – скомандовал Мо и потащил Аню в реку, вручив ей «камешки».

Аня ухватила за руку мутантку, и они вошли в воду. Рыб не было поблизости, и они поплыли на середину реки. Девчонка скакун боялась воды, но сзади была смерть, потому выбор был небольшой. Скакуны остановились у воды, они скакали на месте, выкрикивая что-то нечленораздельное, а они втроём уже переплыли половину реки.

- Поплыли к опоре, там можно залезть наверх. – Мо знал обстановку и поэтому уводил их в безопасное место.

У опоры моста были скобы, чтобы вылезать из воды, покорёженные и ржавые, но их вес выдержали. Все трое забрались на опору и смотрели на беснующуюся толпу скакунов. А те раскидали их костёр, сожрали остатки рыбы, подрались и убили кого-то из своих и сожрали и их. Только потом скакуны успокоились и стали бесцельно бродить по берегу, а потом попробовали войти в воду. Вода забурлила, и хищная рыба получила свою добычу. Скакуны с визгом отбежали от воды. Потом они принялись скакать и орать что-то непонятное, а потом устали и побрели прочь от берега.

- Ну, вот и всё, ушли, - обрадовалась Аня.

- Рано радуешься, они могут и вернуться, - Мо был более реалистичен, - а всё из-за неё, - он указал на мутантку.

- И что теперь, пусть её съедят? Они вон с радостью едят своих. – Аня стала на защиту девчонки. – Она хорошая и добрая, не такая, как они.

Девчонка скакун смотрела то на одного, то на другого с испугом.

- Видишь, она боится, - Аня обняла девочку мутантку, и прижили к себе. – Я её не брошу ни за что на свете.

А та прижалась к Ане, как к маме, потом полезла в ворох своего тряпья и выудила кривой кинжал. Настоящий ханджар, с коротким кривым обоюдоострым лезвием и странной рукоятью.

- Она же говорила, что я всё получу в своё время, - Аня вспомнила голос из её сна. – Спасибо тебе, - она поцеловала в щёчку девчонку скакуна.

А та растаяла, прижалась к Ане ещё сильнее и ни за что на свете не хотела от неё уходить.

- Однако и поесть не помешает, - Мо был реалистом, - они же всю нашу рыбу сожрали.

- Давай новую поймаем, - предложила Аня, - на приманку, - она хихикнула совсем по-женски и стала спускаться к воде по скобам.

- Ты чего задумала? – Мо волновался не зря.

Аня спустилась к самой воде и начала ногой плескать, желая привлечь хищника. Рыба не заставила себя долго ждать. Через пару минут ей в ногу едва не вцепилась огромная пасть, но совместный ментальный удар Ани и Мо парализовал рыбу, и она застыла на месте.

- Не рискуй больше так, - пожурил её Мо, - тем более у нас будет ребёнок.

- А ты откуда узнал? Мне же только ночью сказал голос во сне.

- Ты всё время думаешь об этом, очень громко.

Вот так, от мужа псионика не утаить женских секретов.

- Поплыли вон туда, - Мо указал на остров посреди реки, до него было ближе, чем возвращаться. – Сами доплывёте? Я рыбу притяну, только на чём её там жарить. Ладно, перекусим сырой, потом придумаем.

Так и сделали. Аня помогла плыть девчонке, и они добрались без приключений. Было довольно холодно. Покрывало и артефакт, всё осталось на том берегу. Лохмотья мутантки тоже намокли и она дрожала

- Даже огня не разжечь, - вздохнул Мо, - всё там осталось.

Он уже вытаскивал на берег рыбу, ухватившись руками за её зубы, как за ручки. Аня кинулась помогать ему и довольно большая рыба оказалась на берегу.

- Сейчас принесу артефакт, хоть мёрзнуть не будете. – Мо немного перевёл дух, а потом снова вошёл в реку.

Плавал он просто удивительно красиво и быстро, так что вскоре «огненный шар» уже лежал рядом с ними, давая ровное тепло.            

- Огонь бы развести? – Аня разделывала рыбу, снимая с неё кожу. Какие-то смутные идеи на сей счёт копошились в её голове.  

Сырая рыба не такая вкусная, но они были сейчас рады и этому. Аня таскала дрова, которые нашлись по берегам островка. Только чем зажечь всё это? И тут из своих лохмотьев девчонка мутант вытащила зажигалку и протянула Ане.

- Ура! Ты где её взяла?

- Там, - девчонка махнула рукой на тот берег. – Много, - с трудом произнесла она.

- Я тебя люблю, спасительница ты наша, - Аня расцеловала девчонку.

Сухой тростник занял место под дровами и быстро загорелся. Так можно жить с теплом и огнём и жареной рыбой. Постепенно и мутантка просохла, утолила голод и успокоилась.

Она пыталась говорить, только понять её было сложно. Обрывки слов вылетали у неё изо рта, а мысли метались странно, пытаясь зацепиться за реальность. Но, по мере согревания, мысли её начали приобретать некоторую стройность, и Аня стала понимать, о чём думает девочка.

- Почему они за тобой погнались? – спросила она, когда состояние девчонки стало расслабленным и комфортным.

- И..га, - прозвучало в ответ, и только пси способности позволили увидеть детскую книжку с картинками.

- Ты читала книгу? Ты умеешь читать? – удивилась Аня, но потом поняла, что девчонка просто видела красивые картинки. – Ты молодец, интересуешься всем новым.

Мутантка улыбнулась и прижалась к Ане. Потом они ходили по острову и собирали дрова. Пока хватит, а потом Мо притащит с того берега, пока решили пожить на этом берегу. На острове было безопасно, только вещей никаких у них не было, даже сухих водорослей для сна. Зато были целые заросли речного тростника, а он хорошо горит и на растопку удобное средство. Впрочем, пока они просто поддерживали огонь и жарили рыбу, чтобы она не испортилась так быстро. Даже девчонка научилась жарить рыбу над огнём. Семья стала больше и мутантка обрела смысл жизни. Она со всеми таскала дрова, жарила рыбу и часто обнималась с Аней.

- Ты её обнимаешь чаще меня, - как-то заметил Мо.

- Она же ребёнок, как дочка, я попробую ей объяснить, что нам тоже надо порой обниматься.

На удивление, мутантка очень просто восприняла то, что Ане и Мо надо иногда побыть вдвоём, она уходила куда-то и оставляла их одних для любовных игр. Природное любопытство и жажда нового уводили её на самый край острова, и однажды она приволокла им старинный котёл, видимо валявшийся в песке с незапамятных времён. Стенки котла были медными и толстыми, и времени не удалось их победить. Котёл был тщательно отмыт и вычищен песком. А потом этот котёл занял место над огнём, и первая уха с корнями тростника была приготовлена в нём. Небольшой казус ждал её при этом, ложек не оказалось вовсе, так что есть уху было просто нечем. Пришлось ждать, пока совсем остынет и пить через край, а потом руками есть то, что осталось на дне. Котёл временно был забыт, поскольку рыбы было достаточно. А ещё зарядил дождь, и стало холодно и всё промокло. Это Мо было без разницы, какая вода, а девчатам было неуютно. И тут Аня вспомнила свои эксперименты с камышом. Тростник был жёстче, но и выше, а жилище из него получилось просто замечательное. Найденной бечевой она связала несколько тростинок. Потом, обходя по кругу, она стянула из тростника подобие купола. Осталось только внутри убрать лишний тростник, и тут она порезала тростником ногу, не сильно, но очень неприятно. Мо уплыл на поиски артефакта, а девчата остались одни на острове.

- Здравствуй Аня, - от города прямо по воде к ним шла женщина в белом. Шла она даже не оставляя круги на воде от босых ножек. – Ты порезала ногу? Перевяжи её тиной, она поможет тебе.

- Мо уплыл за артефактом, - сказала Аня.

- Он принесёт, но артефакт понадобится другому, так что сделай, как я говорю. Я же всегда говорю тебе правду.

Этот голос звучал во сне, и Аня получила всё, что он обещал. Мокрая тина лежала рядом, Мо ежедневно таскал довольно большие охапки. Аня послушалась и приложила к порезу пучок тины, сразу стало немного легче.

- Вот видишь, я плохого не подскажу. Ты молодец, что не бросила девочку. Правда, она уже довольно большая и через пару лет ей уже можно будет стать женой. Вот решила тебя навестить и поболтать. Кстати, пусть Мо наберёт побольше «камешков», мне пора вырасти и скоро будет выброс на целый день. Научите и её сидеть под водой. Она потом поможет тебе видеть под водой, просто она знает интересные места на том берегу.

- Там же скакуны, они её чуть не съели.

- После выброса их станет меньше, а зомби больше, но зомби не могут гоняться, они  еле ползают. Скоро будут некоторые перемены, будь готова, а пока учи её говорить и писать. Это разовьёт её мозг, и она станет вполне хорошей девушкой, а потом у неё будут хорошие дети, надеюсь, ваши дети не станут убивать друг друга. У вас два дня до выброса.

Необычная женщина поднялась, хлопнула в ладоши и исчезла.

Аня искала, чем примотать к ноге тину, а девчонка скакун оторвала полоску от своих лохмотьев и протянула ей.

- На, - это было так неожиданно и так мило.

- Спасибо, - Аня обняла её и поцеловала в щёку, а потом перевязала ногу этой тряпкой.

Через час приплыл и Мо, только вдобавок к артефакту он тащил раненного незнакомца.

- Рыба укусила, он не псионик. Вот артефакт, приложи к ноге.

Он протянул Ане «ломоть мяса», хороший артефакт, но Аня приложила его к ране незнакомца.

- Ему нужнее, а у меня и так заживёт, мне Зона подсказала.

- Как Зона, ты её видела? – Мо удивился.

- Она приходила к нам, сказала, что через два дня будет выброс на целый день и надо набрать побольше «камешков».

- Хорошо, я наберу, завтра займусь этим, еда пока есть.

Незнакомец был очень похож на  Мо, только моложе. Странно, почему он не псионик и плыл по реке. Но это сейчас неважно, надо вылечить его и артефакт принялся за работу.

- Завтра будет как новенький, а что с твоей ногой будем делать? – Мо беспокоился о своей жене.

- Заживёт, уже не болит. Зона сказала приложить тину, и я приложила. А вот она дала, чем забинтовать. Слушай, пора ей имя придумать, нельзя же всё время её называть мутанткой.

Незнакомцу стало легче, и они занялись изобретением имени для девочки.

- Давай назовём её Нина, - предложила Аня, - это ей будет легко выговаривать.

Они посмотрели на девчонку скакуна.

- Хочешь быть Ниной? Тебе же нужно имя, вот и давай тебя звать Нина. Попробуй, скажи «Нина».

Она ещё несколько раз произносила это имя, пока девчонка, наконец, произнесла «Нина».

- Вот молодец, это ты Нина, - Аня показала на неё пальцем. -  Давай, ты Нина, а я Аня, а он Мо. – Она показывала пальцем на каждого и девчонка догадалась.

- Я Нина, - сказала она довольно чисто, - Ты Аня, он Мо. – Получилось очень хорошо и девчата захлопали в ладоши от радости.

- Как дети, - усмехнулся Мо, но одобрил новое имя, его под водой можно произносить, не открывая рта.

Этот день дальше прошёл без приключений. Они ели, отдыхали, а Аня копала тростник внутри будущего дома под корень, чтобы не порезаться больше. Лишний она выносила и складывала снаружи. Раненый поправлялся на глазах, всё-таки «ломоть мяса», артефакт мощный, не «душа», но она и не нужна была сейчас.

- А тебя как зовут, пострадавший? А то спасли, а имени не спросили. – завёл Мо разговор со спасённым

- А если бы сказал, не спас бы? – спросил раненый.

- Всё равно спас, непорядок это, когда людей рыбы едят. Ты вот чего так далеко заплыл, раз не псионик?

- Палки кончились. Я им в пасть вставлял и они уже не могли укусить, а больше палок не попалось.

- Странный ты, откуда же плывёшь? – Поинтересовался Мо.

- Из Двины, там нас слишком много, вот искал место получше.      

- Дальше уже и Зоны нет … пока. Раз обещала вырасти, значит, вырастет. Ничего, завтра ты будешь совсем здоров, а послезавтра будет большой выброс и Зона должна стать больше, – заключил Мо.

- А таких, как я, ты не встречал? – спросила Аня.

- Таких нет больше. Вы же воевали, а кто выжил, тех поели мутанты.

Ане стало тоскливо, и она заплакала. Мо обнял её и поцеловал нежно в щёчку.

- Не плачь, ты же выжила, всё у тебя будет хорошо. Я люблю тебя, и у нас будет малыш.

Они даже забыли, что спрашивали имя у незнакомца, а он тактично молчал, пока Аня не успокоилась.

- Меня Игорь зовут, - сказал он в наступившей тишине.

- Странное имя, под водой неудобно говорить, - удивился Мо.

- Так мы и не говорим под водой, а зачем?

- Ну, вот плыву я не по своему участку реки, а меня хозяин спросит, кто я, а выныривать совсем необязательно. Так и рыбу можно пропустить.

- А я-то думаю, чего они там мычали?  А это они имена свои говорили, на меня подумали видно, что я немой. - Раненый попробовал рассмеяться, но схватился за бок, рана ещё не зажила.

- Привыкай, тут в Днепре такие порядки, у каждого свой участок реки, - сказал Мо, - спать пора, давайте все в кучу поближе, чтобы не мёрзнуть.

Они улеглись рядом с артефактом, подкинув дров в костёр, всем было тепло, и они быстро заснули. Сегодня ночью никто в сон не пришёл, и Аня спала до утра спокойно. Утром позавтракали все и Мо уплыл.

- Куда это он? – спросил Игорь.

- «Камешки» собирать, мы жа не можем под водой дышать, а завтра придётся весь день сидеть под водой.

- Странные вы, а эта совсем непонятно кто, - Игорь указал на Нину.

- Она скакун … бывший, теперь вот человеком становится.

- Первый раз вижу живого скакуна, - честно сознался Игорь.

- У вас их разве нет? – Аня сама видели их только во время попытки съесть Нину, она же уже не совсем скакун, хотя внешне сильно отличалась от Ани.

- Я в городах не был, река длинная, много поворотов, а они же только в городах живут.

- Ладно, скоро Мо должен вернуться, ты лежи, не вставай раньше времени. – Аня отошла и занялась Ниной, девчонку пора приводить в порядок.

Расчесать её колтун было непросто, но постепенно, осторожно, волосы удалось привести в порядок и заплести довольно приличную косу.

- Вот теперь ты похожа на человека, - Аня осмотрела Нину и осталась довольна. – После выброса будем учиться писать.

Тут и Мо вернулся с целой горстью «камешков».

- Давай её научим сидеть под водой. а то потом поздно учить будет. – предложила Аня.

Нину раздели, чтобы её лохмотья не промокли. Потом под язык «камешки» и вошли в воду. Она боялась воды, но за руки держали добрые люди, и девчонка успокоилась. Просидев час, они выбрались на берег, немного замёрзшие, но вполне счастливые.

- Видишь, это совсем не страшно, а что мы там не видим ничего, так мы будем держаться за руки. – Аня успокоила Нину, обняла и помогла одеться. У самой так и не было одежды, скакуны унесли её покрывало.

- Весь день с ними не просидите, - произнёс Игорь. – Они горькими станут, и будет плохо.

- Что же делать?

- Их нужно выплёвывать и новые класть в рот, а воду можно языком выдавить, хотя она не очень и мешается. У нас так чешуйчатые ныряют и саламандры тоже.

- Странно, зачем им нырять? – спросил Мо.

- Собирают корни кувшинок, потом готовят из них еду с мясом. А саламандры хоть и без перепонок, но воду любят тоже очень.

- А кто такие саламандры? – спросила Аня, - чешуйчатых я уже видела.

- Они пятнистые, чёрные с красным, а чего больше и не понять, а на голове два нароста, сбоку как корона смотрятся, а спереди, как рожки. Только они поголовно псионики, им в воде не страшно, они через воду могут рыб глушить.

- Интересно устроена Зона, - задумчиво произнесла Аня, - Так вам с ними надо дружить, помогут выживать.

- Да ну, вот тебе приятно. Когда вокруг псионики? – возразил Игорь.

- Я сама псионик, – засмеялась Аня, - так же проще, не надо глотку надрывать.

- Вам хорошо, - вздохнул Игорь.

Пауза затянулась, и Аня стала разглядывать шкуру рыбы, которую она аккуратно сняла перед этим. Шкура была большая, как и сама рыба, можно даже завернуться в неё.

- Эх, шить нечем, а то бы себе платье пошила, - вздохнула Аня.

- А что нужно для шитья? – поинтересовался Мо.

- Иголки и нитки, ладно, нитки можно расплетать вот из бечёвок, но иголок нет всё равно.

- А что это такое? – в его жизни не было таких вещей.

Аня принялась объяснять, вдруг Нина, встрепенулась, заволновалась и показала на другой берег.

- Там, - короткие слова у неё порой получались очень хорошо.

- Ты молодец, - Аня обняла девчонку, - потом сходим. Хозяйка сказала, что их меньше станет.

- Кого? – не понял Мо.

- Скакунов, сказала, что многие станут зомби, я не знаю, что это такое, но уже бегать они не смогут.

- Посмотрим, давайте хорошо поужинаем и спать, когда там выброс начнётся, неизвестно.

Игорь после ужина совсем выздоровел и засобирался.

- Куда ты под выброс поплывёшь, пропадёшь же, - останавливал его Мо.

- Женщины не знают, надо предупредить.

- Да ты не успеешь доплыть так быстро. Давай так, поешь, отдохни, а под выброс или сразу за ним и поплывёшь. Тебе же долго плыть, да ещё против течения. – Мо говорил дело и уговорил, толку спешить, когда всё равно не успеть. 

С тем и заснули, а утром небо заволокло красным. В воздухе физически ощущалась опасность, и они полезли в воду. Сидеть целый день под водой мало удовольствия, глаза начинало резать, и лучше было держать их закрытыми, хоть догадались взять с собой «огненный шар», так что не мёрзли. «Камешки» и правда, становились горькими, и пришлось их выплевывать изо рта, заменяя новыми, а после третьей замены, она даже не нахлебалась воды, приучилась. Ментальный удар ощущался даже на дне, хотя и не сильно, зато и окончание выброса они почувствовали сразу и дружно всплыли на поверхность.

- Хорошо посидели, - засмеялась Аня.

Откуда она вспомнила эту фразу, она сама не знала, но весело рассмеялась. А на берегу было всё по другому, на острове появилась «жарка» и «воронка». Пришлось им огораживать аномалии, поскольку Нина не чувствовала их. А после обеда мимо проплыли одна за другой три мёртвые рыбы, что очень удивило Мо. Игорь к тому времени уплыл, но к вечеру вернулся с целой толпой женщин. Ещё они приволокли с собой искусанного мужчину. По счастью раны его были не особо опасные, но требовали ухода. Аня буквально обложила его тиной, даже приподняла немного, чтобы подсунуть снизу.

- Артефакта всё равно нет, а так быстрее заживает, - сказа она удивлённым женщинам, - мне Хозяйка это подсказала.

- Это наши жёны, - пояснил Игорь, - у нас очень мало мужчин, вот и заводим по нескольку жён.

- Рыб вы убили? – спросил Мо.

- Да, тут недалеко, они напали, а он кинулся защищать женщин.

- Смелый, только есть чего-то надо, поплыли, притянем парочку. - Он уже пошёл в воду, потом обернулся, - Игорь, чего стоишь, поплыли.

Игорь неохотно вошёл в воду, видимо встреча сразу с тремя рыбами оставила впечатление. Но с Мо рядом было безопасно, он псионик. Женщины занялись едой, рыбы оставалось совсем мало, но они увидели котёл и занялись корешками тростника.

- Ложек у нас нет, - посетовала Аня, - мы не варим поэтому.

- Ложки будут, рыбу притянут, и сделаем, - пояснила старшая женщина.

Котёл занял место над огнём и вскоре в нём закипела похлёбка, остатки рыбы варили усердно, потом добавили очищенных корней тростника.

- Вон, на том берегу камыш, только опасно туда плыть без мужчин, – вздыхали женщины.

- Возьмите меня, я только не вижу в воде, но я псионик и рыбу сумею остановить.

Женщины очень удивились, но поверили и две женщины уплыли, взяв за руки Аню. Той только оставалось сканировать обстановку. Рыба напала на них у самого берега в зарослях камыша, но Аня заблокировала её и рыба безвольно застыла.

- Заберём и эту, нас много, – у женщин был практичный подход.

Они накопали корней камыша, тут же съев парочку. Корень был сладковатый и вполне съедобный. Обратно плыли медленнее, рыба тормозила движение, но доплыли без приключений.

- Живём, женщины кинулись пластовать рыбу, совершенно не заботясь о шкуре.

- Ну, вы чего, - Аня даже расстроилась, - из неё же шить можно. Я снимаю аккуратно.

- Нам это не нужно, - возразили женщины.

- Это нам нужно мне и вот Нине, мы же не в воде живём и кожей не дышим. И вообще, тут дом моего мужа, это его участок реки, – заявила Аня.

Женщины удивились, видно у них так не принято было. Но спорить с такой женщиной посчитали опасным. Это они ещё не знали, что Аня телекинетик. А тут и Мо с Игорем приплыли, немного уставшие, тащить двух рыбин против течения нелегко.

- Отдыхай, мы скоро приготовим поесть. – Аня обняла своего мужа и поцеловала нежно.

А женщины нашли на голове у рыбы вогнутые части и из них начали вырезать ложки, не особо красивые, но вполне удобные. Аня снимала шкуры с рыб, предоставив женщинам заботу о еде. За работой разговорились, оказалось, что женщины узнали о выбросе заранее, а потом испугались и поплыли искать своего мужа. Но одних их не отпустили, и его друг поплыл с ними, а следом и его жёны.

- Тут хорошо у вас, рыб много, а мы по нескольку дней охотимся на них.

- Как же вы охотитесь? – спросил Мо.

- Сидим  у воды и шлёпаем ногой по воде, рыба кидается, а мы ей ловушку в рот, так и ловим.  

Странный способ удивил и Мо и Аню. Но у каждого своя жизнь.

 Между тем варево было приготовлено, и они приступили к трапезе. Ложки достались мужчинам, а остальные ждали, пока они наедятся. Раненого кормили осторожно, проверяя губами температуру похлёбки. Еда получилась довольно вкусной такого они ещё не ели. Котёл опустошили быстро, но хватило всем.  А потом мужчины начали о чём-то перешёптываться с раненым. Только от Ани не спрятаться и она всё поняла. Раненого звали Иван, и он предлагал своих жён Мо, поскольку не уверен был в своём выздоровлении. Мо отвечал, что привык к одной жене, на что Иван сказал, что Мо жадный, нельзя забывать и остальных женщин, они тоже имеют право родить детей. Подход сугубо прагматичный, но в логике ему не откажешь.

- Потерпите, успеете ещё женщин делить, -  мысленно сообщила Аня Мо, - он ещё выздоровеет и передумает.

А тем временем Аня решила проверить, что там Нина знает из полезного на другом берегу.

- Перевезите нас на тот берег, мы сходим с ней, поищем полезные вещи.

Мо сначала не соглашался, но Аня успокоила, что далеко заходить не будут и в случае опасности сразу назад. Мо с женщинами переправили их на другой берег, и Аня с Ниной углубились в городскую территорию, внимательно наблюдая за обстановкой. Ни скакунов, ни зомби пока не было. Они вообще тяготели к центру города. Осторожно продвигаясь, они дошли до первых зданий, а там Нина повела Аню по квартирам. Это было просто раздолье, чего там только не было. Иголки с нитками они нашли быстро, потом ложки и с вилками и кухонными ножами. Всё это складывали в большую кастрюлю. В одной кладовке Аня нашла маску и ласты, вот это было целое состояние.

- Слушай, тут столько всего интересного, найти бы и тебе такое же, - размечталась Аня.

Только в квартирах больше такого не было. Зато в речном училище были водолазные костюмы, и к лёгкому как раз была маска и ласты. Да и сам костюм ещё не разложился от времени. Была там и лодка, хорошая, большая лодка, только как они её отнесут на берег. Так что взяли только самое нужное, а в гидрокостюм Аня влезла сразу. После этого решили вернуться на берег, и тут их ждала опасность в виде группы зомби. Они медленно брели по улице, перекрывая им путь к отступлению. Девчата замерли, чтобы не привлекать внимание, и тут Нина толкнула под локоть Аню. Она мычала что-то непонятное, а показывала, чтобы Аня раскидала их, она же телекинетик.

- Ты права, надо их свалить, а пока поднимутся, мы уже далеко отбежим.

Так и поступили, Аня собрала все свои силы и махнула руками. Зомби повалились на землю, некоторые даже отлетели на несколько метров. Девчата подхватили свои находки и побежали со всех ног к берегу. Зомби, конечно, погнались за ними, только вот шли они медленно, и догнать их уже не могли.

- В воду! – крикнула Аня, подбегая к воде, и все правильно её поняли.

Мо с женщинами потащили их на другой берег. Правда по пути растеряли ласты, и Мо пришлось вылавливать их из реки.

- Это вы где нашли? Странные ботинки, - удивились все.

Им-то это без надобности, у них свои перепонки на пальцах, а Аня была просто счастлива, теперь она могла плавать вместе со всеми, а в гидрокостюме было ещё и тепло.

Тем временем искусанный Иван поправлялся, раны затягивались молодой кожицей, хотя шрамы останутся навсегда. Только что такое шрамы для мужчин.

- Ну вот, теперь не надо вам делить женщин, ваши жёны не останутся одни. – Аня была просто счастлива.

Нет, она не ревнивая и в случае смерти Ивана, согласилась бы разделить своего мужчину с ними, но какая женщина сделает это с лёгким сердцем.

- Всё-таки им нужен мужчина псионик, - заметил Иван, - тогда детям будет легче жить в воде, они не будут гибнуть так часто. Когда-то и у нас было по одной жене, но потом мужчины часто гибли, а оставлять женщин совсем без мужчин нельзя.

Что тут скажешь, мудрое решение, только Мо поднялся и уплыл куда-то. Вернулся он через два дня, голодный и уставший, но не один. С собой он привёл того, кто посягал тогда на его участок реки.

- Ну вот, а ты искал женщин. Видишь, сколько их тут. Мне кажется,  что с тобой охотно поделятся парочкой жён.

- Если он будет заботиться о них, - сказал Иван, - но после того, как он осчастливит остальных. Нам нужны дети псионики.

Это был абсолютно практический подход, настоящие мужчины заботились о будущем женщин и всего племени. Гость приступил к своим обязанностям, для этого в свой шалаш Аня натаскала тины, чтобы женщинам не нужно было далеко ходить. А через неделю она сдалась.

- Помоги ему, - сказала она Мо, - я всё понимаю, но он так выбьется из сил и никакого толку не будет.

Дело пошло веселее. Женщины готовили еду и заглядывали под сень тростника, А у Ани появилось много времени. Она уже хорошо освоила плавание в ластах, и теперь решила научить Нину буквам.

- Вот смотри, учила она девчонку скакуна, - это буква А, с неё начинается моё имя.

Работа была трудная, но времени у неё теперь было много. Аня даже охотилась иногда на рыб, когда еда подходила к концу. Благо, способности у неё были отменные.

- Вы тут целую фабрику по производству малышей открыли, - во сне она снова услышала знакомый голос, - пусть не переживают, теперь все дети смогут справиться с рыбами. Пора им подумать не только о потомстве, я прилично выросла и дальше будет много интересного. А вот учить писать, это хорошо, она уже тебя понимает, так и говорить научится по-человечески. А о своей находке расскажите людям в чешуе.

- О какой? – сразу не поняла Аня.

- О той, что вы нашли там, это же лодка, теперь не только вы сможете к ним плавать, но и они к вам для обмена. И потом, как ты собираешься перевезти книжки на этот берег?

А ведь она права, и Аня согласилась.

Утром она первым делом заговорила о необходимости отправится к чешуйчатым людям. Мо с гостем были заняты, но Аня уговорила, что один день отдыха пойдет им только на пользу.                                         

Объявили перерыв в любовных утехах и отправились к чешуйчатым людям в гости, рыбы было немного, но кое-что взяли. Те не сразу поняли, но когда им объяснили все выгоды, то дружно пошли и притащили лодку с вёслами на берег. Грести, правда, научились не сразу, зато потом радость была безграничной, теперь можно было свободно плавать с берега на берег. В качестве платы, они перевезли всё, что Аня с Ниной нашли хорошего, книги, и даже постельное бельё, зачем оно им, но взяли. Зато теперь можно было завернуться в простыни.

- Да, чуть не забыла, голос во сне сказал, что теперь все дети будут псиониками, так что вы можете отдохнуть.

Это была хорошая новость, впрочем, оказалось, что почти все женщины уже понесли.

- А ещё Зона стала больше и кое-кому пора искать свой участок реки, - намекнула Аня.

- Это ты к чему? – спросил Мо.

- Это я к тому, что кто-то искал себе свой участок реки, а теперь Зона стала больше.

Ей, конечно, нравилось, что не нужно готовить, но эта секс фабрика, ей уже немного надоела.

- Это я к тому, что людям надо обустраивать свою жизнь. А раз с потомством вопрос в принципе решён, то надо заняться обустройством собственных домов. Где будут ваши дети расти и развиваться? Поплыли бы, посмотрели, как там сейчас дела обстоят.

Резон в её словах был и их старый гость, которого звали Нун, уплыл вниз по реке, переговорив с Мо, о границах. Вернулся он на другой день и заявил, что места там вполне интересные с кучей проток и островков, только аномалий многовато, но их видно и жить можно. Тут же вспомнил обещание поделиться жёнами, если он поможет с потомством. У мужчин претензий не было, такое количество жён им было немного в тягость, поэтому желающие уйти дамы были отправлены с ним на постоянное место жительства. На их острове стало немного просторнее, и Мо смог уделять внимание и Ане.

- Мо, - завела она как-то разговор с мужем, - а там есть ещё острова?

- Есть и не один и протоки есть, но это мой участок реки.

- Раз они всё равно живут здесь, может они потихоньку переберутся на соседние острова?

Понять её было не трудно, тем более Мо читал мысли.

- Тебя напрягает такое количество женщин? Но теперь они любят только своих мужчин. Можно сделать им хижины в стороне от нас, и вы будете видеться реже.

- Хорошо бы, нельзя же жить всем рядом, - вздохнула Аня.

- Но с расселением пришлось немного подождать, население их импровизированной деревеньки даже выросло немного.  Однажды по реке проплыл целый кит, во всяком случае, сом вымахал до таких размеров, что его можно было сравнить только с китом. Что уж согнало его с насиженного места, осталось непонятным, только от него убегали сразу две саламандры. Общими усилиями они пытались заблокировать его, но сом был так велик, что хватало только притормозить этого монстра, и он быстро приходил в себя.

- Сюда! Плывите сюда! – закричало всё население их импровизированного поселения.

Саламандры повернули к берегу, из последних сил стараясь заблокировать сома. Он притормозил, потом метнулся рывком и едва не проглотил одну. Аня испугалась, когда отставшая саламандрочка едва не оказалась в пасти у сома. А тот распахнул свою пасть, и потоком воды её понесло прямо в рот монстра. Только Аня сделала движение, как будто вытаскивая девушку из пасти, и она на самом деле выпрыгнула на несколько метров вперёд и избежала опасности.

- Оказывается можно не только отталкивать, но и притягивать, - удивилась она.

А пятнистые женщины уже выходили на берег. Они ужасно устали и буквально упали, оказавшись на берегу.

- Вы чего сразу на берег не выбрались? – спросил Мо, когда они немного отдышались.

- Посмотри – саламандра постарше указала на эскорт сома.

По бокам от него сновали хищные рыбы, основной объект их промысла и пытались откусить от сома хоть кусочек. Пока им удавалось только основательно обтрепать его хвост, но упорные твари старательно пытались воспользоваться мясом монстра.

- Сдохнет, - решил Мо, - Зона кончится и он сдохнет, да и они тоже, если не вернутся.

Но сом не сдох, потом они узнали, что он залёг в одной яме на дне, а питанием ему служили зомби, иногда попадавшие в реку, а с рыбами разобрались они и Нун с женщинами. Хотя многие рыбы просто осели в местных заводях, когда сом успокоился и нашёл себе место. Не так-то просто прокусить такого гиганта.

- Мы корни копали и увлеклись, а тут он плывёт. Хотели на берег, а там рыбы, устали уже их блокировать. – Саламандры рассказывали им свою беду.

Оказалось, что у них нет имён, «зачем они, если мы и так узнаём друг друга, мы же псионики». А действительно, зачем имена? Стоило подумать об одной, и она тут же отвечала мысленно. Они и с Мо никогда не говорили имён при ментальном общении, только сейчас поняв, что в принципе человеку псионику имя совсем не обязательно.

- Отдохните, а потом решим, как вас домой отправить, сами вы будете неделю плыть против течения.

И тут оказалось, что саламандры никуда не хотят плыть, и дома у них нет, и они сами по себе и вообще, им тут нравится, люди тут хорошие.

- Мы ушли из дома, - заявили сестрички саламандры. – Живём сами по себе. А тут у вас хорошо.

Вот так их остров и стал многонациональным.

- По-моему нам не хватает парочки чешуйчатых для полного комплекта, - смеялась Аня.

Она уже научила Нину писать своё имя, и теперь всерьёз учила её писать по книжкам для детей. Получалось не очень, но и говорить Нина стала лучше. А потом Аня родила мальчишку, светлокожего и с волосами, только с перепонками на пальцах и прозрачными веками. Мо радостно держал на руках сына и пытался поговорить с ним ментально. Малыш явно был псионик, только пока мысли были детские. Постепенно зелёные люди сами расселились по берегам реки, а саламандры обзавелись детишками. Так и не найдя себе постоянных мужей, женщины были самодостаточные  и на серьёзные отношения не шли. Зато детишки саламандры вышли просто замечательные, пятнистые и с перепонками между пальцев. Но к тому времени у Ани было уже трое деток. А Нина стала почти нормальным человеком с тягой ко всему новому и интересному. Говорила она не очень хорошо, зато могла написать свои мысли палочкой на песке. Так и вышла замуж за чешуйчатого парня, который часто приплывал к ним на лодке. Водный мир Зоны процветал.                                                                                                              



Похожие публикации:

На данном этапе освоения портала, я думаю, наиболее актуальный из моих рассказов. Все, как бывает в жизни... только в далеком будущем.
Никогда еще дорога в Вегас не была такой извращенно длинной!
21:34
1
Слово - серебро, молчание - золото. Страшные и загадочные вещи происходят, когда серебра слишком много!
13:42
10


02:16
Ура! Аквамены и Ихтиандры!))) Люблю истории о подводных жителях!
04:35
Ну, что получилось blush Благодарю rose

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru