КИНДЕР
Жанр:
  • Фантастика
  • Приключения

                                                              КИНДЕР

 

 - Доброе утро, дочка – сказал человек в инвалидной коляске – хорошо ли ты спала?

- Доброе утро, папа, всё в порядке, я функционирую в полном объёме.

- У нас появилась проблема, закончилась еда, тебе придётся сходить к ним. Только будь, пожалуйста, осторожна, артефакты возьми в кладовой, немного, нам же только еду и выбери по вкусу  - он улыбнулся немного тревожно, всё-таки не погулять отпускал девочку.

                                                         *****

  Бар «100 рентген» видел всё на своём веку, разных бродяг, отмычек и пижонов, лёгких девиц и серьезных сталкеров, даже легенды Зоны, но первый раз они увидели маленькую девочку в экзоскелете. Она вошла тихо по ступенькам, подошла к стойке, из-за которой торчала только её макушка и полезла на барный стул, слегка жужжа приводами.

- Здравствуйте, что у вас есть из еды? – сказала она каким-то странным голосом с металлическим отливом.

Чего и кого только не видел Бармен, но челюсть отвисла от удивления, такого на его памяти ещё не было. Удивил не только ребёнок, мало ли чего бывает в Зоне, но и экзоскелет, это был просто шедевр. Ничего не торчало наружу, ни единой трубочки или гидроцилиндра, скорее это был даже не экзоскелет, а какой то скафандр, больше похожий на инопланетный.

- Тебе тут поесть или с собой? – наконец-то с трудом выдавил он – Деньги то у тебя есть?

- Артефакты ведь стоят денег? – спросила она так непосредственно и просто, как будто Бармен сморозил ерунду.

- Конечно, стоят, смотря, что у тебя есть.

Она сняла странный рюкзачок и достала «мамины бусы».

- Этого насколько хватит?

- Твой рюкзачок заполнить хватит – ответил Бармен.

- Арчи, не стыдно ребёнка обирать? Тут пять таких рюкзачков заполнить хватит – сказал сталкер, стоявший рядом.

- Не лезь не в своё дело. – парировал барыга, это мой бизнес и мой партнёр, к тому же сдачу я могу ей на счёт положить, если он у неё есть.

- У тебя есть счёт? – спросил он у девочки.

- Сейчас узнаю, – ответила она, потом закрыла глаза на минуту, а потом из руки у неё выползла бумажка, – вот папа передал.

На бумажке ровным компьютерным шрифтом были нанесены цифры.

- Хорошо, сейчас скину деньги, будем тогда вести дела по безналичке, а папа сам не может прийти?

- Ему трудно на коляске по Зоне ездить, – объяснила просто девочка, – вы тогда и остальные примите, – она снова полезла в свой рюкзачок и достала «компас» и «душу».

- Ого, богатая ты, девочка! – удивился барыга, но деньги всё-таки перевёл.

- Так что у вас есть из еды? – снова спросила девочка.

- Тушёнка, горошек консервированный, сгущенка, шоколад, – начал перечислять Бармен, – есть ещё кильки в томате и фасоль.

Девочка снова закрыла глаза и снова из руки полезла бумажка.

- Вот это всё, тут и количество написано, – она передала бумажку Бармену.

У того снова глаза на лоб полезли от удивления.

- Ты это в своём рюкзачке не унесёшь, – сказал он удивлённо.

- Унесу, он у меня не такой уж и маленький, – сказала девочка и вроде как даже улыбнулась.

Потом Бармен таскал её заказ, заставив половину стойки, а потом она начала расстёгивать змейки на рюкзачке и в итоге получился здоровенный баул, в который она всё это и уложила.

- Ты же не донесёшь! – удивился сталкер, который пил водку рядом.

- Донесу, инерционность не такая и большая, я управляю и не таким грузами, – спокойно ответила она, а мужик рот открыл, какая нафик инерционность, когда тут и мужику нелегко будет.

Девочка надела лямки, привстала, зрелище было ещё то, от колен и выше головы высилось здоровенное сооружение и казалось, что это рюкзак сам идёт, только ножки снизу приделали. А девчонка попрыгала, довольно легко, повернулась вокруг одной ноги, потом вокруг другой, потом сняла рюкзак и утянула несколько ремешков.

- Теперь хорошо будет, – сказала она, только голос немного изменился.

- Налейте мне пятьдесят граммов спирта, пожалуйста, – обратилась она к Бармену.

У того снова челюсть отвисла от удавления.

- Детям не наливаем и у нас водка – строго сказал он.

Девочка закрыла глаза ненадолго, потом открыла их и сказала.

- Семьдесят пять граммов водки и шоколадку, и не надо думать плохого, я не пью, это для дела.  

Голос стал странным совсем и бармен с удивлением налил примерно нужное количество  и достал шоколадку. Девочка раскрыла шоколадку, поломала её в стакан с водкой и взяла его в руки, стакан забурлил и закипел, а потом в нём образовалась какая-то непонятная жидкость и почему то синего цвета.

- У вас шоколад не настоящий, но ничего, такое тоже пойдёт, – сказала она, а потом открыла какой-то лючок на своём скафандре и вылила туда эту жидкость.

Она снова закрыла глаза и стояла так пару минут, а потом заговорила ровным и детским голосом.

- Большое спасибо, я, пожалуй, пойду, а то папа ждёт.

В это время в бар ввалился потрепанный сталкер, ему явно досталось от Зоны.

- Меня не искали? – спросил он сходу, – бля…ь, ПДА разбил, нихрена не видно на экране.

Он рухнул за стойку и попросил стакан водки, сходу проглотив его одним большим глотком.

- Вот, – показал он вчистую уничтоженный экран, – снорк долбанул, а братва должна была писать.

- Разрешите? – подала голос девочка и потянулась к прибору.

- Тебе-то зачем? Он всё уже, умер, – сталкер был явно расстроен, но ПДА подвинул к ней, бесполезная штуковина.

Девочка склонилась над прибором и чего-то начала с ним делать, минут через пять она отодвинула его сталкеру и нажала на кнопку. «Бля…ь, Батон, ты, где шлешься, мы тебя второй день тут ждём», донеслось из ПДА, дальше шла серия не менее любопытных сообщений, совсем не для посторонних ушей.

- Если хотите ответить, просто зажмите вот тут и говорите, в голосовом режиме он будет работать.

Теперь челюсти отвисли не только у Бармена и находившихся рядом зевак, но и все слышавшие такое сообщение, откуда у ребёнка такие способности.

- Вы говорите, не стесняйтесь, у меня фильтр от ваших слов стоит, – прощебетала девочка.

- Мужики, ё…. – замялся сталкер. – у меня ПДА пиз….. накрылся, сейчас новый куплю и приду.

- Хули пиз…ь, ты же пишешь сейчас, – пришёл ответ. 

- Как это пишу? – обалдело посмотрел на девочку сталкер.

- Голосовой сигнал цифруется и передаётся уже в виде текста это же так просто и наоборот, вам приходит текстовое сообщение, а тут синтезатор речи озвучивает его.

Говорила она так, как будто глупым школьникам объясняла урок.

- Это чего, я могу с ним так бегать?

- Можете. конечно, но он будет звучать всегда, от рассылок и от каждого сообщения.

- Можешь, - хлопнул его по плечу сидевший рядом сталкер, - но мутанты тебя по звуку теперь будут находить. Хотя тебя, Батон, по запаху тоже за версту слышно, – он захохотал.  

« Внимание всем, через два чеса ожидается выброс», - выдал его ПДА.

- Я пойду, – сказала девочка. – Вы можете купить новый или включать его иногда, – добавила она, обращаясь к Батону.

- Куда ты? Выброс же скоро.

- Я дойду, мне не страшно, он прочный, постучала она по своему «скафандру».

- Мы тебя не отпустим, только после выброса.

- Не надо, – сказала она немного жалобно, – я не хочу делать вам больно.

Потом она надела лямки своего «рюкзачка» и вышла из Бара. Шла она, как будто тащила не тяжёлый рюкзак, а шарик на ниточке, чуть ли не скача на одной ножке, со стороны картина была необыкновенная, по Зоне шёл рюкзак. Встретившийся слепой пёс обнюхал её и попробовал куснуть, но получил по морде маленькой ручкой и с визгом отлетел в сторону. Впрочем, мутанты уже занялись поиском укрытия и не особо докучали ей. А она шла по Зоне, лавируя между аномалиями, как будто это была игра, иногда она и правда играла, прыгая весело с ножки на ножку, правда, не забывая про «инерционность» своего рюкзачка. Дорога к дому не близкая, но до выброса она вполне успевала.

- Мамочка, как же хочется жить! – раздался неподалёку чей-то надрывный возглас.

Девочка удивилась и подошла. Молоденькая девушка сталкер, не больше восемнадцати, лежала на земле, подвернув под себя ногу, в руках она держала пистолет и уже собиралась выстрелить себе в голову, но тут девочка вышла из-за куста и уставилась на неё.

- Ты чего плачешь? – спросила она.

- Нога, – выдохнула она сквозь слёзы, – а скоро выброс.

- А пистолет тебе зачем? – девочка снова не понимала, что она делает.

- Не приставай, а? Дай спокойно застрелиться, сама- то выброса не боишься что ли?

- Нет, не боюсь, а зачем тебе стреляться, ты же живая.

- Так идти же не могу, а зомбаком бродить по Зоне не собираюсь.

Девочка закрыла глаза совсем ненадолго.

- Тебе не надо стреляться, папа разрешил, – сказала она.

- Чего разрешил? – молоденькая сталкерша немного отвлеклась от суицидальный устремлений.

- Спасти тебя, – девочка говорила так просто. Как будто спросила у папы разрешения поиграть в мячик или посмотреть мультик.

- Это как спасти? – не понимая, и в то же время с некоторой надеждой. спросила девушка.

- Просто, давай пистолет, – сказала девочка.

Сталкерша с недоверием протянула его, а девочка взяла в руку, профессиональным движением поставила на предохранитель и засунула в какой-то лючок на своём «скафандре», потом ткнула девушке в плечо пальцем и она потеряла сознание, получив  укол. Девочка взяла её за лямку комбинезона и потащила дальше, вскоре в небольшом лесочке она подошла к бугорку, на котором росли молодые ёлочки, и нажала что-то на своей руке. Бугорок разъехался в стороны, и открылись ступеньки, девочка снова нажала на руку и подъехала тележка, на которую она и затащила девушку.

                                                              *****

  - Где я? – спросила девушка, придя в себя.

- Ты у нас дома, – прозвучал ответ нежным детским голоском, – не шевелись, ноге надо как следует срастись. 

Она лежала голая под простынёй на какой-то странной постели, в голове с трудом ворочалось воспоминание. Сломанная нога, она лежала и думала, как добраться куда-нибудь и тут пришла рассылка про выброс. Она уже собиралась застрелиться, но тут…, да такой, же голос. Неужели маленькая девочка сумела её куда-то притащить.

- Это ты меня сюда притащила?

- Я, больше некому, было, – прозвучал тот же голос, – полежи спокойно, ещё немного и ты будешь здорова, нога не болит?

- Нет, только чешется сильно, так и хочется почесать.

- Терпи, для твоего же блага, мы скоро придём к тебе.

Только тут до неё дошло, что голос разносится, пожалуй, из динамика. Она смотрела в потолок, чистый и белый, он как будто весь светился. Больше ничего не было видно и скоро ей стало немного скучновато. Она попробовала ощупать себя руками, но они оказались хорошо зафиксированы, как и всё её тело. «На опыты бы только не пустили », пронеслось в голове, чего было так привязывать, она и так лежала без сознания.

- Привязали-то зачем? – спросила она в потолок.

- Для твоего блага, чтобы нога была ровной, – снова ответила девочка, – ты не скучай, сейчас папа к тебе придёт.

Папа, а она голая и чего с нею будет после прихода папы? Опять же привязали, мысли крутились в голове, но всё развеяло появление папы. Въехала коляска, на которой сидел мужчина, сразу было видно, что ему будет сложно что-то сделать с нею с голой, сидел он практически неподвижно, управляя коляской с помощью какого-то джойстика.

- Здравствуйте, – раздался голос из динамика, - сейчас проверим вас, и возможно, вы сможете ходить.

Откуда-то сбоку выехал странный прибор и начал двигаться над её ногой, закончив осмотр, он убрался, а мужчина заговорил снова.

- Почти срослась, ещё пару часов, мы не стали накладывать шины, зафиксировав вас всю на столе, просто вы рано проснулись, потерпите ещё немного.

- Мне нужно, – сказала она, смущаясь, – ну это, – добавила, думая, что он не понимает.

- Делайте прямо там, вы подключены к автономной системе и не стесняйтесь, как видите, я не совсем мужчина, точнее не тот, кого надо стесняться.

Только тут она ощутила, что там у неё что-то лежит, впрочем, терпела до последнего, но в  результате все произошло само и вполне комфортно.

- Это медицинский центр?  

- Можно сказать и так, но не только, мы тут живём, я построил его ещё до второй аварии, вложил все свои деньги, но это стоило того, ради дочки я готов был на всё. В итоге она жива и будет жива долго, я надеюсь. Совсем забыл, вы есть хотите?

- Не откажусь, – сказала она, по ощущениям она не ела пару дней.

Сбоку выехало подобие заправочного пистолета в миниатюре и ей пришлось открывать рот, чтобы ничего не повредилось, так настойчиво он к ней направился. Из пистолета полилась не то жидкость, не то гель и она проглотила его, оказалось довольно вкусно.

- Пока только так, – прозвучало из динамиков.

- А не могли бы вы освободить мне руку, очень нос чешется, – попросила она.

- Только не шевелите остальным, вы же не хотите получить кривую ногу.

Что-то тихо зажужжало, и рука освободилась от захватов. Почесав нос, она решила ощупать себя, вроде всё на месте, повертела рукой перед глазами и положила на место.

- Красивая рука, – донеслось из динамика, – вы и сама красивая, что вас в Зону занесло?

- Жизнь, – ответила она немного зло, – не хочу об этом.

- Папочка, я всё, – в комнату вбежала девочка и запрыгала на месте радостно, грохота не было, подошвы всё-таки мягкие, зато зажужжало в тишине ощутимо, – я функционирую нормально.

- Как тебе, понравилось быть сталкером? – спросил он.

- Прекрасно, они такие смешные, всему удивлялись, – потом она обратилась к девушке, – я твой пистолет почистила и смазала.

Чёрт, пистолет, она же собиралась застрелиться. Тут она всё вспомнила и ногу, и рассылку про выброс и огромный ходячий рюкзак.  

- Как ты его тащила? – спросила она девочку, - такой огромный рюкзак.

- Вес не важен, – ответила она, - важна инерционность, если масса закреплена неподвижно, то ею легко управлять.     

Челюсти просто некуда было отвисать, но рот она от удивления отрыла, такая маленькая, а так говорит.

- Папа, - продолжила девочка, – еды у нас ещё много, ты просто хотел, чтобы я прогулялась?

- Конечно, тебе же было интересно, прости меня за этот маленький обман.

- Ничего страшного, мне понравилось, датчик аномалий работает безукоризненно, пришлось только синтезатор речи немного исправить. Опять захрипел, нужно носить с собой готовую жидкость, а то у них и спирта нет и шоколад не натуральный.

- Я сделаю запас, оптимальный состав я так пока и не подобрал.

Девушка лежала и совсем ничего не понимала, было такое ощущение, что девочка робот, но озвучивать его она не решилась. Потом удерживающие её захваты ослабли, и она смогла сесть на странном столе, снизу тоже зажужжало, и непонятная конструкция между ног убралась в поверхность стола. Простыня сползла, открыв молодую девичью грудь, и она стыдливо подтянула её. Откуда-то выехала штанга, на которой висел халат на плечиках, она сняла его и, стесняясь, натянула на себя, быстро запахнув спереди.

- Вы красивая, – из динамика раздался папин голос, – жаль, приударить за вами я уже не в состоянии. Покажи гостье дом, – обратился он к дочери. 

Коляска развернулась, и он поехал из комнаты. Девушка осмотрелась, стол её был частью какого-то сложного устройства, занимавшего половину большой комнаты, из неё вела широкая раздвижная дверь.

- Пошли, у нас маленький дом, сейчас всё покажу, – девочка протянула металлическую руку, – папа это для меня построил, я раньше только рядом выходила перед выбросом, чтобы никто не увидел, но так скучно.

Дальше шёл короткий коридор и три двери.

- Прямо библиотека, – тянула она гостью, – вот сюда направо техцентр и склад, а слева всё для простых людей, ванна, туалет и всё остальное. Если останешься, то тебе очень нужно будет.

- В смысле останусь? Вы меня не выпустите отсюда?

- Что ты, мы не монстры, выбор всегда за тобой. Глаза только завяжем и проводим, надеюсь, ты понимаешь.

Они прошли в помещение «для людей», такому санузлу мог позавидовать любой дворец, не какой-нибудь душ в Баре, даже джакузи посередине отсвечивала мягким светом. На штанге висел её комбинезон идеально чистый, кажется, он не был таким даже во время покупки. Потом её повели в техцентр и тут она ничего не поняла, приборы и манипуляторы соседствовали со столом, очень похожим на операционный.

- Тут я проверяю и чиню системы и папа тоже. Раньше я с толстым кабелем тут бродила, а теперь я на «батарейках», они вроде вечные, так, что только профилактика.

- Извини, но я не понимаю, ты робот? – девушка очень стеснялась, но понять нужно было.

- Нет, – прозвучало озорно и задорно, – я симбионт или киборг. Я живая, просто тело сломалось, и папа сделал новое, он у меня голова, – сказала она  с гордостью. Пошли в библиотеку остальное покажу.

В библиотеке все стены были заставлены книгами, был роскошный кожаный диван и пара столов с компьютерами.

- Я их все перечитала, – сказала девочка как то буднично, а потом повела её к большой фотографии, – это папа и мама, когда были молодыми, – с фотографии на неё смотрела роскошная женщина с огненно рыжими волосами и молодой накачанный мужчина.

Трудно было поверить, что парализованный инвалид в кресле и этот красавец, один и тот же человек.

- Мама умерла раньше всех, папа тогда ещё не изобрёл способа нам жить, ей нельзя было иметь детей, но она плюнула на всё и родила меня, только это оказалось наследственное и у папы и у мамы. Он вон, сколько держится, а я так и не пошла ножками. Я помню то время, он носил меня на руках, всё показывал. Возил по всему миру, мы катались на яхте, плавали в море и он держал меня, а потом придумал вот это, - она показала на себя.

- Знаешь, сколько радости было прыгать с этим толстым кабелем. Он продал все свои изобретения, и мы приехали сюда. Просто убежали от мира, когда мамы не стало. А потом бабахнуло, и появились артефакты, только тело начало отмирать и тогда он сделал это. Тут было столько свободного места, когда всё остальное убрали, ну там ручки и ножки и вообще, зато сейчас я живу долго и хорошо.

- Так сколько тебе лет? – спросила девушка.

- Скоро двадцать будет, просто мне нравится быть маленькой, я же тогда ничего не могла, а теперь и не важно, какая я есть на самом деле, да и тело вот такое.

- Ой, мы же так и не познакомились, меня зовут Алеся, а в зоне Фея.

- А меня Йованка, но можешь как угодно, я не цепляюсь за имена, а папу Деян, мы из Сербии, знаешь такую страну?

- Знаю, это на Балканах, там море хорошее, но я не была, ни разу.

- Ничего, ещё может, поедешь, в жизни столько чудесного. Ты мне лучше скажи, зачем ты там собиралась застрелиться?

- Не хотела зомби быть, после выброса много зомби шляется по Зоне.

- Глупая, разве так можно, жизнь же прекрасна, я вот так радуюсь теперь, что могу ходить куда хочу.

- Извини, я теперь тоже радуюсь, что ты меня спасла и очень тебе благодарна.

- Пустяки, ты совсем не тяжёлая, только пришлось тебя усыпить.

- То-то я ничего не помню.

Они ещё долго болтали, пока папа не сказал, что пора и поесть. Пришлось идти в медблок и там получить из того самого «пистолета» порцию какой-то пасты, которая, впрочем, оказалась довольно вкусной. Целый день провела она в этом странном доме, а потом её уложили спать на диване в библиотеке.

- Извини, кроватей у нас нет, так что выбор между столом в медблоке и диваном.

Диван оказался настолько удобным и огромным, что она прекрасно выспалась в эту ночь.

Утром в библиотеку приехал Деян.

- Дочка пока в техцентре и я хотел с вами поговорить. Моё время подходит к концу. Скоро я умру, а сделать себе тело, как у дочки, я уже не в состоянии, некому будет прооперировать меня. Её ресурс рассчитан надолго, в принципе больше ста лет, обычно после этого людям уже и не хочется жить, хотя все механизмы можно чинить. Примерно пару раз в месяц её надо приводить сюда на профилактику и питание, хотя я придумал ей автономную станцию, у меня к вам просьба, походите с ней немного по Зоне. У неё нет друзей и мне просто некого больше просить. Если она вдруг сломается, просто притащите её сюда и положите на стол в техцентре.

- Я согласна, я ей жизнью обязана, я только не умею обращаться с маленькими.

- Она примерно ваша ровесница, вам будет проще, а если у вас появится молодой человек, то она не станет вам мешать. Кстати, я там всё оставил в компьютере, кое-что на крайний случай, если она всё-таки погибнет, вы поймёте, когда прочтёте.           

- А вот и я, – девочка радостно влетела в комнату и запрыгала, как маленький ребёнок. Видно было, что ей нравится эта жизнь и возможность двигаться.

- Сегодня ещё побудьте у нас, отдохните. – сказал папа и уехал.

                                                                   *****

  - Тебе всё-таки надо какое-нибудь оружие, ладно мутанты, но в Зоне есть и плохие люди.

- Да ладно пугать, в Баре вон все хорошие. – Девочка никак не могла понять необходимости убивать друг друга.

- Ну да, хорошие, это ты их в другой обстановке не видела, особенно долговцев, а ещё бандиты есть, эти не будут с тобой церемониться. Кстати, мы, сейчас, куда? – спросила она, когда они стояли и выбирали дорогу.

- А что ближе? – спросила девочка.

- Ближе всего Бар, но ты там была, может, хочешь другой посмотреть?      

- Пошли в Бар, тебе же надо сдать артефакты.

- Какие артефакты, я пустая, как выпитая бутылка.

- Неужели ты думаешь, папа отпустил бы тебя просто так? – иногда голос её звучал так озорно, видно очень навороченный был синтезатор речи.

Они пошли к Бару, места были тихие, и мутантов было мало, да и этих девочка лупила своими ручками, чтобы не лезли, от такого «милого» обращения они и не лезли, так что дошли практически без стрельбы. В Баре их встретили уже спокойнее, Алеся, которая Фея, была очень удивлена, когда в контейнерах оказались совсем неплохие артефакты, и она сразу улучшила своё материальное положение, что позволило ей купить неплохой автомат, патроны и даже остаться при деньгах. Они сидели за столом, когда к Алесе начал приставать пьяный придурок.

- Отвали, не до тебя, – она оттолкнула его, но алкоголь уже стёр преграды в мозгу и он сгрёб девушку в охапку.

Маленькая девочка подскочила со стула и пнула ногой придурка, удар видимо был серьёзный, он взвизгнул и, повернувшись, попытался выместить свою злобу на малышке, но получил кулачком в пах, а когда согнулся, то и по морде, после чего упал и его вытащили на улицу.

- Ну, у тебя и удар! – сказал какой-то бродяга рядом.

- Я слабо, на пятнадцать процентов мощности всего, – спокойно сказал девочка, но её конечно же никто не понял.

Водку в этот раз она не брала, отец сделал ей запас жидкости для речевого синтезатора, а потом они ушли на Кордон, сталкер должен побывать у всех барыг и во всех локациях. По пути их хотели ограбить мародёры, потребовав сдать оружие и хабар.

- И ты, мелкая, снимай комбез, нефик такой маленькой по Зоне бегать.

- Присядь за мной, – сказала девочка Алесе, и на её скафандре закрылось лицевое забрало, да не пластик, как на шлемах сталкеров, а самый настоящий титан, при этом она как то видела всё вокруг. Бандит упёр в неё обрез, но она просто вырвала его из руки и так огрела его, что он свалился на землю, по ней открыли огонь, но дробь из обрезов даже не поцарапала её брони.

- Ах, вы так! – воскликнула она приглушённо и из обоих стволов выстрелила по бандитам, а Алеся открыла огонь из-за своей бронированной подруги. Бандиты дрогнули и побежали. Но не все, трое так и остались лежать

- Фух, ну ты танк, тебя вообще пули не берут?

- Бронебойная наверно пробьёт, я не знаю, наверное, надо быть осторожнее и взять себе оружие.

- Ну вот, сама поняла.

На Кордоне  она долго выбирала себе оружие, проблемы были и с размерами, чтобы детская рука смогла удержать и с патроном, чтобы его было просто достать и с косыми взглядами, зачем такой маленькой оружие. В итоге остановилась на старом и добром люггере, патрон был мощнее макаровского, но в Зоне уже редкостью не являлся, кобура ей оказалась без надобности, пистолет просто ложился в один из ящичков у неё в броне, заодно и Алесе поменяли пистолет под такой, же патрон.

- Привет Фея, – поздоровался с Алесей знакомый, – киндера, где нашла?

- Вот завела себе, а тебе завидно?

- Честно? Я её комбезу завидую, крутой и стоит, наверное, как вертолёт.

- Не завидуй, особенно ей. Вот тебе и кличку придумали сталкеры, ты не против, надеюсь.

- Если других нет с такой кличкой, а то путаница будет, я же теперь сталкер.

С Кордона они пошли в сторону Тёмной Территории, конечно собирая артефакты. Пришлось девочке стрелять и в мутантов, их было много, и одна Алеся не могла отбиться от них. Стреляла девочка просто великолепно, сервоприводы не живая рука, ни тебе пульса, ни дыхания, куда захотел, туда и полетело. Кровосос неожиданно напал на них, но девочка так пнула его ногой, что он упал, тут они вдвоём его и добили.

- Давай отдохнём, подруга, чего-то я устала, – Алеся и выглядела не очень, прошли они много и без отдыха, да ещё сражаясь.

Сделали привал, Алеся открыла тушёнку и принялась, есть, а девочка стояла и смотрела по сторонам.

- Там сзади звери, какие то, - сказала она, не оборачиваясь.

- А, эти не опасные, – слазала Алеся, – они травоядные.

Необычные и довольно страшные по виду, мурвилы совсем не ели мяса, хотя впечатление производили очень серьёзное, особенно мощные клыки на морде. Они подошли, посмотрели на девчат и заныли, именно заныли, по-другому этот звук нельзя было назвать.

- Слушай, они же голодные, – девочка как то уловила настроение странных животных.

- И чем мы им поможем?  

- У тебя только тушёнка?

- Есть банка сгущенки и две банки горошка.

- Давай им отдадим – предложила девочка.

- Ну, давай, – Алеся достала банки, открыла их и протянула зверям.

Те понюхали, взяли банки и каждый съел понемногу, а сгущенку лизнули и унесли с собой, благодарно погудев на прощание.

- Слушай, их надо подкармливать, давай им принесём еду?

- Добрая ты душа, – Алеся улыбнулась и даже обняла металлическое тельце, – давай, конечно.

Хабар был хорошим,  и они пошли к Барыге, торговец был новый, но уже получивший определённую известность. Алеся сдала хабар, купила необходимое, а потом они набрали полный рюкзак горошка, фасоли и сгущенки. Киндер произвела фурор, уложив это всё в свой «рюкзачок» и отправилась кормить мурвилов. Ей просто нравилось делать добрые дела. Оказалось, что вскрыть банку для них совсем не сложно, с их огромными когтями, поэтому они оставили им всё сразу. 

- Это так приятно, помогать кому-то - радовалась Киндер, хочу всё время помогать кому-нибудь.

- Так, на Кордоне были, у Барыги были, пошли на Скадовск?, – предложила Алеся.

И они пошли. Девочка радовалась всему, даже дождю, она упала на колени и наклонила корпус, чтобы капли падали ей на лицо.

- А ты не заржавеешь? – заволновалась Алеся.

- Нет – голос из синтезатора стал немножко смешным, – я же титановая, ну кроме головы конечно, она настоящая, только не крутится, но это такая мелочь.

- А дышишь ты как? – у них уже были такие доверительные отношения, что Алеся решилась спросить.

- Это машинка дышит, тоже папино изобретение. Когда всё начало умирать, папа придумал, как мне жить. Голову отрезал и присоединил к машине, ведь голова в человеке, это главное, а остальное можно приделать.

- У тебя самая добрая голова на свете! – Алеся немного улыбнулась, чтобы скрыть желание расплакаться.            

На Скадовске сдали артефакты, Алеся поела, и они остались посмотреть стриптиз. Девочка очень хотела это увидеть, ведь она никогда не видела такого. Зрелище произвело на неё впечатление, она смотрела широко раскрытыми глазами, а девицы демонстрировали самое откровенное. Потом она долго сидела и молчала, глядя в одну точку, Алеся даже начала волноваться за неё и завела разговор.

- Тебе понравилось это или это плохо с твоей точки зрения?

- Понимаешь, тут нет ничего плохого, если это кому-то нужно, но вот остальное…, у них же могут быть дети, а они развлекают мужчин. Иметь такое тело и не родить малыша, я этого не понимаю.

- Мир так устроен, что далеко не все хотят то, что могут, видимо они не хотят заводить детей, предпочитая делать всё это за деньги.

- А мама предпочла меня, пожертвовала всем и родила меня, – она снова замолчала.

Что тут скажешь, они обе молчали долго, пока Алеся не начала засыпать.

- Мне надо поспать, – прервала она тишину.

- А где тут спят? Тебе же нужно лечь, я могу спать и сидя и стоя, а тебе нужна постель.

- Да есть у них каюты, сейчас ключи возьму и поспим.

Они отправились в каюту, и Алеся улеглась на узкую койку, а вскоре и заснула, тихо посапывая носиком. Девочка уселась рядом и закрыла глаза, мозгу тоже требовался отдых, навести порядок в мыслях и чувствах. Сны она, конечно, видела, а снилось ей, что она живая и с роскошным телом танцует на сцене. Ей было очень стыдно при этом, но остановиться она не могла. Потом ей приснилась мама, такая красивая, она шла по Зоне в лёгком шёлковом платье, а потом налетел ветер, и она взлетела в воздух и унеслась вдаль, как лёгкое пёрышко.

- Киндер! Йованка! Проснись! – Алеся пыталась трясти её за металлическое плечо.

Девочка открыла глаза и проснулась.

- Ты плакала во сне, тебе что-то приснилось нехорошее?

- Да, нехорошее, – согласилась девочка.

 Потом она достала из какого-то лючка на теле, сколько же их у неё, салфетку и промокнула глаза.

- Ничего, потеря жидкости небольшая, сейчас станция пополнит её.

- Я не думала, что тебе снятся сны, кошмар, наверное, приснился?

- Иногда бывает, ты не волнуйся за меня, это же у всех бывает. Пошли лучше дальше, у нас пару дней осталось, потом мне на профилактику надо будет идти.

- Тогда пошли на Милитари, увидишь, как живут люди в «Свободе». 

По пути на Милитари им попались зомби, бывшие люди покушались на Алесю, и пришлось их убивать окончательно.

- Ты боялась стать такой?  

- Конечно, вот представь, была бы я такой, да ещё на одной ноге, ползала за сталкерами, щёлкая зубами.

- Ты сильная, добровольно лишить себя жизни не просто.

- Оказалась не очень сильной, не успела, одна девочка помешала. – Алеся улыбнулась и посмотрела на Киндера.

Клан «Свобода» был настолько свободным, что порой это переходило всякие границы, свободное пьянство, наркотики и даже свободная любовь. Дамочки из «Свободы» ни с кем не заводили долгосрочных отношений, сегодня один, а завтра неизвестно, зачем думать о завтра, когда его может и не наступить. Конопля вообще не считалась за наркотик, хотя местная была особенно забористой, видимо в силу мутации. На посту их проверили и пропустили, никакой опасности они не увидели в девушке и ребёнке, только подивились её «экзоскелету». Она уже привыкла и особо не вдавалась в подробности, а на расспросы отвечала, что такой существует только детский, и им всё равно не достать такого. Проведя день в «Свободе», они двинулись к дому девочки. Снова аномалии и мутанты, но они уже привыкли и продвигались достаточно успешно.

                                                                    *****

  Он лежал за бетонной плитой, наполовину вросшей в землю. Кабан не просто распорол ногу, но и сломал её весьма неприятным образом, стреляться сил не было, а надежда оставалась, дополз, же сюда, наложив жгут. Не пропустить бы время, когда кровь остановится, а нога ещё не отомрёт. Пора, он попробовал осторожно распустить жгут, и кровь снова потекла из раны. Вот это попал, можно ещё раз попробовать, видно сосуд сильно повреждён. Думать о смерти не хотелось, в Зоне с такими мыслями долго не протянуть, так что борьба до конца и больше нет никаких путей. Как только нога порозовела, он снова затянул жгут, уже и не так больно, привык, или нервы отмирают, ладно гадать, ждать теперь, а место такое и не посмотришь. Вдруг послышались шаги, и он подтянул к себе автомат, мало ли кто ходит по Зоне на двух ногах. Из-за деревьев вышла девушка сталкер с ребёнком в экзоскелете.

- Поздорову, бродяга, чего разлёгся?

- Да пиз… хреново, в общем – осёкся на полуслове сталкер.

Девочка наклонилась и произнесла.

- Точно именно он, который он и сказал, к врачу надо срочно.

- Болотный Доктор далеко, да и вы не дотащите.

- Дотащим, только ножку придётся отрезать к тому времени, я у папы спрошу, тут  рядом совсем, – она закрыла глаза и помолчала, – странно, папа не отвечает, спит что ли. Ничего, я уже большая и могу сама принимать решение. Отдай ей оружие, - она указала на Алесю.

- Зачем это? – расставаться с оружием в Зоне совсем не хочется.

- Мы будем тебя спасать, и оно тебе всё равно не понадобится пока.

С большим недоверием сталкер передал оружие девушке, а маленькая девочка приставила к его плечу пальчик, иголка пробила кожу, и препарат попал в кровь.

- Пошли, а то он ногу потеряет - она схватила сталкера за шиворот и потащила к их дому.

Снова разъехались ёлочки в стороны и снова приехала тележка.  Они спустились вниз, сразу направившись в медблок, где девочка принялась раздевать сталкера и укладывать на стол. Машины занялись делом, зашивая сосуд и вытягивая ногу, чтобы кости правильно срослись, а потом фиксаторы выдвинулись и зафиксировали неподвижное тело.

- Я на склад за артефактом, – сказала она Алесе, – а ты поищи папу.    

Алеся заглянула в техцентр, а потом в библиотеку. Отец девочки сидел у компьютера, сразу видно было, что он не живой, мертвецов то девушка повидала достаточно. Тут она вспомнила о его словах и включила компьютер. Послание касалось именно её, оказывается, из умирающего тела дочери он извлёк вполне живые яйцеклетки и до поры заморозил их в медицинской машине. «Если вы найдёте генетически безупречного мужчину, то надо только загрузить в машину его семя, а дальше она сама всё сделает и хотя бы одного ребёнка можно будет получить здорового», - писал отец девочки, – «так она не умрёт совсем, а продолжится в потомстве».

В это время в комнату вошла девочка, она всё поняла и по её личику потекли слёзы. Стояла она неподвижно очень долго, Алеся обняла её и вытирала слёзки, текущие по её лицу.

- Я не оставлю тебя, ты не будешь одна, – шептала она ей, - мы с тобой будем вместе.

Когда девочка успокоилась, они решили похоронить папу, выкатили коляску на улицу и принялись копать могилу. Впрочем, копала сама девочка, не доверив ни на минутку лопатку, которая нашлась на складе. Потом она опустила тело отца в землю и зашептала слова молитвы, а потом засыпала могилу, маленькими ручками поправила холмик и повернулась к Алесе.

- Ты не обязана быть со мной, если не захочешь, я тебе благодарна, столько увидела в жизни, спасибо тебе.

- Милая девочка, я не уйду от тебя, не оставлю одну.

Постояв ещё у могилы, они вернулись в дом.

  - Где я? – спросил сталкер очнувшись.

- Вы у нас дома, – раздалось из динамика, – Алеся уже проснулась и скоро к вам придёт. Я не могу пока, профилактика ещё не окончена. Если вы что-то хотите, то скажите.

- Хочу, ну это, в кустики, – смутившись, проговорил он.

- Это просто, вы подсоединены к автономной системе, просто делайте, что нужно и не надо стесняться.

В комнату вошла Алеся и подошла к машине, на дисплее светилась надпись «идеальный кандидат».

- Проснулся? Молодец, осталось недолго, ногу зашили, и перелом скоро заживёт.

- А чего меня привязали?

- Для твоего блага, чтобы не дёрнулся, ты же не хочешь кривую ногу, - она странно улыбнулась, вспомнив себя на этом столе.

- Слушай, я это, терпеть уже не могу, – смущённо произнёс он.

- Так и не терпи, она же тебе сказала, делай всё так, да не волнуйся, я тоже лежала на твоём месте. Кстати, ты знаешь, что ты генетически безупречен?

- Нифига себе! – выпучил он глаза, – а что это значит?

- Пока немного, но ты можешь пригодиться.

- Э, вы чего, опыты на мне ставить собрались?

- Да не бойся ты, это даже немного приятно будет и конечно не сейчас.

Но переубедить его не получалось, в голове у него твёрдо сидела мысль о двух извращенках, которые собрались ставить на нём опыты.   

- А вот и я, – в дверь вбежала весёлая девочка, – я функционирую нормально, – она радостно запрыгала, и сервоприводы дружно зажужжали.

- Ну что тут у нас? – она подошла к пульту, - проведём диагностику.

Из машины выдвинулся прибор и начал сканировать пациента.

- Э, вы чего собрались делать? Отпустите меня, я вам ничего плохого не сделал.

- Знаешь, что мы с тобой сейчас сделаем?  - склонилась над ним Алеся.

- Что?- испуганно спросил сталкер.

- Это что она решит, – кивнула в сторону девочки Алеся.

- Ещё час,  - сказала та, посмотрев в монитор, – ты есть хочешь?

- С вами тут чего только не захочешь, девчата, отпустите вы меня, ну чего я вам сделал? – попросил он достаточно жалобно, чтобы они рассмеялись.

- Конечно, отпустим, - сказала девочка, - только нога срастётся до конца, не пугай его.

Потом она посмотрела ещё на монитор и сказала странную фразу.

- А может сейчас это сделать, чего ждать смерти?

- Вы чего делать собрались? – сталкер испугался не на шутку, – чьей смерти ждать?

- Да успокойся ты, не о тебе разговор, хотя и ты пригодишься, – отмахнулась Алеся от сталкера. – Откуда ты узнала? – обратилась она уже к девочке.

- Я же подключена к системе жизнеобеспечения, а она может всё рассказать, если спросить правильно. Папа не знал, но я взломала доступ и узнала о его идее, сделать это.

Теперь я знаю всё, что происходит в этом доме, только его личная система была автономной, вот я и не узнала. Это он специально меня отправил с тобой, чтобы я не увидела, как он умирает. - Она говорила каким-то отстраненным голосом, видимо речевой синтезатор с этой эмоцией не был знаком и не находил нужного тембра.

- Я там во сне маму увидела, а её ветер унёс, нас всех может ветер унести, в любую минуту, вот я и радуюсь  каждой минутке, а своих деток увидеть, это должно быть такое счастье, – голосу вернулось живое обаяние.

- Если ты очень хочешь, то можно конечно, мы правда не всю Зону посмотрели, но завтра такого кандидата может и не быть.

- Так это ещё ждать почти год, успеем, – сказала она с озорными нотками.

- Вы чего это задумали? Я с детьми таким не занимаюсь, – подал голос сталкер, – не впутывайте, меня в это дело.

- Глупый, со мной этим и невозможно заняться, у меня для этого уже давно ничего нет. Этого счастья я так и не испытала.

- Вырастешь ещё, – буркнул сталкер.

- Нет, уже никогда не вырасту, да тебе что, жалко что ли, с другими, наверное, даром делишься.

- Чем это я даром делюсь?

- Семенем, конечно, ты так ничего и не понял, эта машина может сделать моих детей, но ей нужно семя, остальное в ней есть уже. Ты что, никогда этого не делал? Всего один только раз и надо, вот сюда, – она достала пластиковую пробирку с крышкой.

- Вы во что меня впутываете? – сталкер снова ничего не понял.

- Йованка, сходи пока в библиотеку что ли, его твои размеры смущают.

Девочка ушла, а Алеся начала рассказывать сталкеру о ней.

- Ты пойми, у неё и тела нет, это машина с её головой, отец её придумал, да ей двадцать уже, если это тебя смущает, а вдруг она умрёт или погибнет, так и всё, а в машине клетки её ждут и ты идеальный кандидат. В Зоне же сдохнуть каждый день можно, а где мы другого найдём, да и с каждым годом шансов всё меньше. Чего ты такой тупой, жалко что ли, небось, по молодости часто баловался этим. – пыталась она достучаться до сталкера – Хочешь, я потом с тобой буду, сколько захочешь, только один раз сюда в пробирку.

До сталкера стало кое-что доходить, но пока далеко не всё.

- Так она робот что ли?

- Только тело, голова живая, ну что согласен? 

- А потом отпустите?

- Конечно, отпустим, – твёрдо пообещала Алеся.

Через несколько минут установка сама ослабила захваты и сталкер смог подняться, обмотав себя простынёй, которой был прикрыт, на штанге опять выехал халат.

- Одевайся.

Сталкер оделся и уставился на Алесю, которая начала раздеваться.

- Тебе же помочь надо, – просто сказала она, – журналов для взрослых у нас нет.  

В общем, в итоге они получили необходимое, Алеся позвала Йованку  и она поместила это в машину и запустила программу.

- Пошли ванную покажу, – сказала Алеся, одеваясь, – выкупаешься заодно.

Девочка целиком была занята машиной, контролировала, как она проводит процесс, а остальные отправились в ванную. Там сталкер немного обалдел от роскоши, хотя всё было без особой отделки, просто очень функционально. Сталкер мылся по привычке под душем, а Алеся залезла в джакузи, стесняться было нечего, он её уже видел. После душа он уже взял халат, но бросил взгляд на Алесю, а она пригласила его к себе.

  - Всё получилось, – сказала девочка, когда они наконец-то покинули уютное место, - вроде даже не один. Машина даёт очень высокий процент хорошего результата, – она посмотрела на них. – есть правда только консервы, я не хочу её отвлекать.

Консервы, так консервы, сталкера трудно этим удивить или смутить, но и тут девочке удалось это сделать, на маленьком столике стояли тарелки с мясом и овощами и даже персики и ананасы, конечно консервированные, но всё было просто замечательно. На еду, они буквально накинулись, видимо не зря так долго оставались в ванной.

- Кофе или чай? – спросила девочка.

- А есть выбор?

- Могу сварить и то и то, но не сразу, блок управления греется, энергия же большая.

- Тогда немножко кофе.

Приготовление кофе их конечно удивило. Засыпав молотые зёрна в большую чашку и залив водой, она просто взяла её в руки и сжала между ладошками, вода нагрелась, и кофе был готов. Потом она разлила его в чашечки поменьше и подала гостям. По окончании трапезы она убрала всё в крошечную машину, стоявшую тут же в библиотеке.

- Вот и готово, – голос звучал особенно озорно, – если хотите, можете оставаться, а если нет, то можем и уйти.

В итоге решили дождаться утра, девочке то было всё равно, но они ночью чувствовали себя неуютно в Зоне

Утром сталкеру завязали глаза, незачем ему знать, где они живут, а потом ушли в сторону Бара. Девочке уже никто не удивлялся кроме новичков. А сталкера попросили не рассказывать ничего, да собственно и не было его всего три дня. Он очень удивился, когда в его контейнерах нашлось парочка отличных артефактов, потому заказал королевский, по понятиям бара, ужин. Впрочем, девочка отказалась, есть обычную еду, она не могла, точнее смысла в этом никакого не было, желудка то у неё не было, а в системе ещё было достаточно необходимого. А на другой день они с Алесей ушли снова в Зону.

- Поцелуй меня – попросила она сталкера на прощание – по настоящему, как взрослую.

Сталкер смутился, но выполнил просьбу, Девочка улыбнулась одними губами и сказала «спасибо». Они шли по зоне, под серым небом и хмурым моросящим дождиком, Алеся часто шла впереди, девочка переделала ей датчик аномалий, пока они были дома и теперь он работал просто безупречно.

- Тебе можно наладить их ремонт, заработаешь кучу денег, – как то пошутила Алеся.

- Можно, только деньги мне не нужны, куда я их потрачу. А вообще это идея, надо в следующий раз заняться этим.

Старичок с одной рукой и горбом шёл им навстречу.

- Здравствуйте люди добрые, не поможете ли старому человеку.

- Это излом, – тихо сказала девочке Алеся.

- Излом? – удивилась она – а что это такое?

Алеся навела автомат на излома.

- Чего надо и не балуй, мы знаем кто ты.

- Поесть чего дайте, все разбежались. Паршивой свиньи не найти.

- Давай его накормим, у нас же есть еда, не жалко, ты отойди тогда, если он опасный, а я покормлю, - она подошла к излому и сняла рюкзачок, – вот, дедушка, кушайте на здоровье, – девочка протянула ему банку зелёного горошка.             

Излом неожиданно высунул свою огромную руку и схватил девочку.

- Ты зачем это сделал? – удивилась она, – я же и так тут и никуда не убегу.

- Отпусти её, козёл, нашел, кого хватать! – Алеся прицелилась в голову излому.

- Не стреляй! – вдруг сказала девочка, - он и так отпустит.

- Изломы людей едят, – сказала Алеся.

- Это правда? Ты ешь людей?

- И тебя съем, – ответил излом.

- Вот ты глупый, я несъедобная.

- Тогда я тебя придушу, и эта сама подойдёт.

- Тебя никто не учил, что так делать нельзя? Нельзя есть людей, для этого есть растения и животные.

- Вы-то тут, а их ещё искать надо.

- А поднеси меня ко рту, я тебе сама дам ручку съесть, вот бери – она вытянула вперёд руку.

Излом с сомнением поднёс её поближе и тут же получил сильнейший удар по морде, от которого у него пропало желание есть вообще, тем более эту девочку.

- Я тебе оставлю пару баночек, ты же голодный, – сказала девочка побитом излому, так и не понявшему, что же это было.

- Ну, ты даёшь, такая доверчивая и добрая, излома надо сразу валить, пока он в зверя не обратился, – объясняла ей Алёна, - их не переделать.

- А что там дальше? – спросила она как то у Алеси.

- А дальше Припять, город закрытый и там очень опасно, сейчас лучше вообще не ходить туда.

- А дальше?

- А там Рыжий лес место опасное и страшное.

- А ещё дальше? Зона, она какая, большая или не очень.

- Ты, наверное, сможешь её за пару дней пройти вдоль и за пару поперёк, а мне не везде можно идти.

- Ну и ладно, тебя не стоит подвергать опасности, давай пойдём куда-нибудь, на запад что ли.  

Они ушли на запад, мимо «Выжигателя мозгов», чтобы не попадаться «Монолиту». На Янтаре сдали артефакты и закупили припасов, дальше было сложно с торговцами. Киндера чуть не заманили учёные, но она раскидала охрану и открыла как-то кодовый замок. Больше сюда они не собирались возвращаться. Табун диких лошадей оказался весьма опасным, животные стали агрессивными и всеядными, обзаведясь клыками и не гнушаясь и мясом закусить. Они еле спаслись, убив нескольких животных и спрятавшись за их трупы.

- Тебе когда на профилактику?

- Ещё неделю можно ходить, пока всё функционирует нормально.

Они сидели у костра и просто болтали обо всём, спать ещё было рано, Алеся поела, и разговор зашёл о девочке.

- Так ты скоро станешь мамой?

- Вероятность очень высока, семени хватило на все запасы, если всё получится, то я буду многодетной мамой, – засмеялась девочка, оказывается речевой синтезатор был способен и на это.

- Как всё просто, нашёлся идеальный кандидат.

- Мне просто повезло, а машина всё сама сделает. Она очень умная и может даже кормить и мыть малышей, в принципе дальше всё без меня, хотя хотелось бы на них посмотреть.

- Это замечательно, а мне потом можно будет посмотреть?

- Можно, – она достала из очередного лючка в своём скафандре маленький пульт. – Вот, возьми, если я сломаюсь или умру, то ты сможешь войти в наш дом, если со мной что-то случиться, то можешь там жить.

Они молчали, просто так и ни о чём.

- Я посплю, – сказала вдруг девочка, - голова устала.

- Спи, конечно, я пока не хочу, - она подкинула дров и повернулась спиной к костру, чтобы его свет не мешал глазам видеть.

Киндер спала странно, сидела на земле с закрытыми глазами, ну да, какая разница, как отдыхать мозгу, если твоё тело, совершенная машина, спала и улыбалась во сне.

- Поздорову бродяги, – раздалось издалека.

- Кто здесь? Выходи, оружие за спину и руки подними.

- Я честный сталкер, звать Абама, выхожу, – раздался голос ближе и из темноты вышел высокий негр в сталкерском комбинезоне, – погреться можно у костра?

- Грейся, конечно, нам не жалко, чего один ночью по Зоне бродишь?

- Да вот, остался без напарников, а где тут схрон искать, понятия не имею.

- А чего тебя к нам занесло, дома не сидится?

- Так я русский, родился в Москве, дитя Олимпиады, а погоняло уже тут дали такое.

- Устраивайся, можешь и поспать, она недолго спит. – Алеся показала на Киндера.

- Ух, ты с ребёнком по Зоне ходишь?- удивился сталкер, – не страшно?

- У неё экзоскелет хороший, я  не боюсь.

Сталкер с восхищением посмотрел на комбинезон, такого он ещё в Зоне не видел.

- Дорогой, наверное?

- Не поверишь, «Звезду Полынь» отдала за него, да больше и нет такого, – соврала Алеся, а чего всем трепаться, да и не поверят, если правду рассказать.

Сталкер разогрел тушёнку, поел и аккуратно положил её назад, прихлопнув крышку.

- Потом в жарку выкину, попал я с этой ходкой, аномалии какие-то странные, датчик молчит, болт летит, а крысу в пух разнесло.

- Встречала, они только на биологические объекты реагируют, а датчик старый наверно.

- Так навороченный денег стоит, их ещё заработать надо, а меня мародёры грабанули, вот с нуля поднимаюсь.

- А покажи? – сталкер показал свой датчик, – ходила с таким, на одной чуйке только и вылезала. Ты знаешь что, спать ложись, а мы его посмотрим, может, чего придумаем.

- Да чего тут на коленке придумаешь, пустое это всё, – Абама даже сплюнул, но датчик в протянутую руку положил.

- Уж хуже точно не станет, ты если спать хочешь, то ложись, мне всё равно дочку ждать.

Абама посидел немного, покурил, раскатал «пенку», да и заснул, а чего всем сидеть, в ночь таращиться. Киндер проснулась через час, счастливая и радостная.

- Дома всё хорошо и пока всё идёт нормально, – отчиталась она, видимо связь с домом и правда была хорошая, – а у нас гости?

- Да бродяга на огонёк подтянулся, Абама звать, ты не могла бы его датчик аномалий глянуть, а то совсем плохонький?

- Давай сюда и ложись спать, ты же устала уже.

- Есть немного, – честно созналась Алеся, потом раскатала «пенку» и улеглась.

А девочка углубилась в прибор, «ой, как тут всё примитивно» и она начала колдовать над ним. Работа ей нравилась, возиться с электроникой она любила. Утром все проснулись, а девочка сидела у костра и ковыряла палочкой в огне, костёр был для неё чем-то новым и очень интересным.

- Держи, – протянула она датчик сталкеру, - не подведёт, я чувствительность повысила на семьдесят процентов.

У сталкера и челюсть отвисла.

- Не удивляйся, – решила выкрутиться Алеся. – Дитя Зоны, у них всё по-другому. 

Пока завтракали, Абама косился на девочку.

- Чего она не ест?

- Ночью поела, ну оно тебе надо, любопытный какой, выспался, фигню твою починили, чего пристаёшь.

- Да я ничего, – застеснялся сталкер, – спасибо, конечно, только ты не боишься по Зоне так ходить, с ребёнком?

- Нет, не боюсь, да и тебе-то какая печаль? У нас своя дорога, у тебя своя.

На том и разошлись, сталкер ушёл по своим делам. А они пошли по своим. Впрочем, особо интересного на западе не было, поэтому к сроку они вернулись домой. Там Киндер первым делом проверила медицинский центр и отправилась на профилактику, а Алеся залезла в джакузи, вымыться, да ещё и с таким удовольствием в Зоне дорогого стоит. Задержались они на три дня, Киндер что-то настраивала в медблоке, готовила питание для своего странного организма, что то промывала и проверяла и в итоге радостная запрыгала на месте.

- Я функционирую просто прекрасно.   

Алеся купалась, отъедалась, читала книги и смотрела фильмы на компьютере, вычистила оружие, подогнала снаряжение, в общем, сделала всё, до чего в Зоне руки не доходили, а потом ушли в новые места.

                                                                  *****

  Деревенька была странная до удивления, посреди Зоны высился частокол из брёвен. А у ворот стояли два странных стража, один с копьём и перепонками на пальцах, его серо-зелёная лысая голова не имела ушей. Второй был весь покрыт шерстью, наподобие Чернобыльского пса и в руках он держал старенькое ружьё.

- Вы кто такие? – строго спросили они, загораживая проход.

- Я Алеся, а это Киндер.

Волосатый принюхался к ним.

- Для сталкеров слишком чистые, а эта непонятно - он указал на Киндера – она как не живая, хотя пахнет немножко.

- У меня только голова живая – девочка была сама непосредственность – а остальное машина – она постучала себя ручкой по своему «телу».

- У нас чего забыли? – мужики были серьёзные, явно заботились о безопасности своей деревеньки.

- Я Зону хочу посмотреть, ну столько лет не ходила совсем, тут так необычно, – девочка предпочитала не придумывать слова, что жило в её голове, то и выдавала сразу.

- А это мама твоя?

- Нет, подруга, мы с ней примерно одного возраста.

- Врать не хорошо, – заметил волосатый, – ты маленькая, а она большая.

- Да это тело у меня маленькое, а так я даже на год её старше.

- Уходите, мы вас не пропустим, нечего вам на нас смотреть, идите отсюда.

- Вы, почему такие злые? – девочка не могла понять этого, – скоро выброс, а вы нас прогоняете, это жестоко.

И правда ПДА зажужжал, и пришла рассылка, что через два часа ожидается выброс.

- Вот, читать умеете? А вы нас на верную гибель отсылаете.

Мужики переглянулись, и зелёный сорвался с места и заколотил прутом по рельсу. Звук разнёсся далеко и к воротам стали собираться жители деревни, такие же странные, как и её стражи, была даже женщина в чешуе, с таким же странным ребёнком, кто нёс корзинку с корешками, кто местную живность, пойманную или убитую примитивным оружием. Они быстро проходили в ворота и расходились по маленьким домикам, когда никого не осталось, стражи смилостивились.

- Ладно, только оружие сдайте, забрали у них автомат и пистолеты, и повели в избу.

В погреб набилось уже достаточно народу, но место для двух непутёвых осталось. Деревенские стражи спрыгнули в люк, когда небо уже стало красным и захлопнули крышку.  Выброс все переносят по-разному. Кто-то выл, кто-то схватился за голову и стонал, но через час всё прекратилось и жители начали выползать на свет. Жители были очень странными, даже два живых трупа, которые изрядно напугали Алесю, но её успокоили, что они давно не едят людей, предпочитая, есть животных, на которых сами и охотились по ночам.      

- Ты странная, – сказал Киндеру маленький мальчик в чешуе, на голове которого вместо волос был роговой нарост вроде короны, – ты и живая и не живая сразу.

- Вот какая есть, – ответила она, – вот тут живая, – она показала на голову, -  а вот тут машина.

- Что такое машина?- мальчишка явно не видел ещё такого.

- Металл и работает вроде живого, - она похлопала себя ручкой по груди, и раздался металлический звук.

- А тут у тебя ничего нет, – мальчик показал на её грудь, – сердца нет, ты куда его дела?

- Оно умерло совсем, осталась только голова.

- А ты взрослая, мысли у тебя, как у большой, а сама маленькая.

- Какая машинка была, такую и приделали, – ей немного надоело уже рассказывать о себе. - Не приставай к ней! – сказала мальчику мама – она же не спрашивает, почему ты такой.               

Деревня собрала людей, которых Зона превратила в мутантов. Они жили своим миром и никому не мешали, добывали себе пищу, заводили детей и жили, как умели. Алеся и Киндер поделились с ними своими запасами, а в ответ им предложили поужинать вместе со всеми. На ужин было необычное варево из мяса, корешков и каких-то трав, блюдо необычное, но вполне съедобное. Киндер объяснила, что она не ест совсем, просто некуда. При этом говорила так весело, что ни у кого даже не возникало мысли её жалеть. Она была по-настоящему счастлива, после стольких лет затворничества, она жила настоящей жизнью, узнавала так много и даже помогала людям.

Утром она предложила Алесе.

- Давай принесём им еды, у меня ещё много денег на счету.

- Добрая ты душа, конечно, давай, хабара правда немного, но если есть денежка, то хватит на всё.

Они тепло попрощались с жителями, и ушли в Бар, самое близкое место от деревни. Близкое, но полдня они шли к Бару. Бармен уже знал их, и потому вопросов не возникло, загрузились консервами под завязку. Денег за хабар не хватило, но Киндер воспользовалась личным счётом и продуктов набрали много. Обратно они шли счастливые, Киндер вообще в последнее время была счастливой, особенно когда машина выдала высокий процент успеха. Она и не надеялась раньше, что сможет увидеть своих детей, а ещё помогает людям, для неё это было огромное счастье.

  Выстрелы неожиданно разорвали тишину, когда до деревни оставалось совсем немного. Киндер побежала так быстро, что Алеся не успевала за ней, даже с учётом веса, который девочка тащила на себе. У ворот лежали стражи деревни, оба тяжело раненные. А внутри квад «Долга» стрелял по жителям, оказавшимся на улице.

- Сволочи!- громкий звук из синтезатора даже не модулировался человеческим тембром. – Киндер выхватила свой пистолет и начала стрелять по долговцам, бронники пока спасали их, но двое уже лежали на земле. По ней, конечно, стреляли, но пули оставляли только небольшие вмятины на её титановом теле и тут один долговец выстрелил в неё из «мухи».

Взрыв был чудовищным, маленькое титановое тельце отлетело к воротам и упало на свой огромный рюкзак. Алеся только вбежала в ворота и длинной очередью добила гадов, выпустив в них весь рожок.

  Киндер лежала сверху рюкзачка на спине, правая ручка её держалась на одном проводе и всё плечо было разворочено.

- Киндер, Йованка! – закричала Алеся, подбегая к своей подруге, – ты жива? – спросила она и осеклась, увидев, что произошло.

Медленно поднялось титановое забрало, глаза девочки посмотрели на Алесю и закрылись. А из левой руки выползла бумажка «отнеси меня домой», последняя воля маленькой героини. Подтянулись местные жители, прибежавшие на выстрелы, вышли из домов те, кто спрятался от страшных людей и тут завибрировал ПДА, автоматически глянув на него, Алеся прочла «всем медикам срочно прибыть по координатам – Киндер», дальше были координаты деревни. В последний момент она сумела как-то послать эту рассылку.

Алеся попробовала поднять тело своей подруги, но оно оказалось слишком тяжёлым для неё.

- Помогите кто-нибудь, она же погибла ради вас!

Местные жители хоть и были заняты своими проблемами, но пару мужчин нашлось.

- Надо отнести её домой, это не очень далеко, – объяснила она им.

Соорудили носилки и понесли, меняясь, чтобы не снизить темпа ходьбы. Датчик аномалий, который ей модифицировала Йованка, работал безупречно и они дошли без всяких приключений. Сопровождавшие сильно удивились, когда холмик разъехался и открыл вход в подземный дом. Потом они внесли её и положили на стол в техцентре, манипуляторы вздрогнули, поправили ручку, которая едва не оторвалась и замерли.

- Что, нечего чинить? Сделайте её хотя бы целой! – закричала на них Алеся, прекрасно понимая, что кричать на бездушный металл глупо. Но просто промолчать она не смогла, постояли над телом минуту и ушли. Наверху они расстались, и Алеся ушла в бар, где и напилась в хлам. Бармен лично проследил, чтобы её отнесли в комнату, где и запер её на ключ.

- Вот и всё, – сказала утром ему потерянным голосом Алеся, – нет больше нашего Киндера.

- Ты только больше так не пей, ей уже всё равно, а ты пропадёшь, – посоветовал по-отечески Бармен, – Куда ты теперь?

- К чёрту на кулички, уеду из Зоны, как я буду тут ходить, если столько с нею пройдено.

И она уехала, оставила всё своё барахло у Барыги и он вывел её по подземному ходу даром, когда узнал историю Киндера.

                                                                 *****

  Не зря говорят, что Зона, это навсегда, вроде и устроилась как-то в жизни на Большой Земле Алеся, но Зона позвала опять. Ударило однажды по голове «там же дети Киндера», они вроде родиться уже должны и полетела она сломя голову обратно. Барыга оказался правильным мужиком и сохранил всё.

- Зона не отпускает, я знал, что вернёшься, – сказал он, - ты куда теперь?

- К ней схожу, – ответила она, не рассказывая, зачем и почему, да и кому нужна эта их тайна.

С трепетом души она нажала на кнопку, и холмик разъехался в стороны. Алеся сбежала по ступенькам, постояла у двери техцентра, не в силах её открыть, и пошла в медблок. На столе лежали пять маленьких карапузиков, аккуратно запеленатых в белые пелёнки и тихо сопели маленькими носиками. Ей всё-таки удалось «родить» детей, не зря жила на свете Йованка – Киндер, оставив после себя такое потомство. Налюбовавшись потомством её подруги, она вдруг задумалась, неужели машина умеет так пеленать детей. Но вот один малыш закряхтел, заворочался и вдруг разревелся. Алеся подхватила его на руки, и тут из динамика раздался знакомый голос.

- Сейчас мои хорошие, потерпите, у мамы уже заканчивается  профилактика.                 

Алеся так и замерла с ребёнком на руках, а пока приходила в себя, в комнату вбежала Киндер.

- Ой, как хорошо, что ты пришла, у нас еда заканчивается, а я не могу их оставить.

Потом они мыли розовые попки, и пеленали маленьких карапузов, похожих один на другого. А потом определили их на попечение машине, которая принялась кормить их, а когда младенцы заснули, они отправились в библиотеку.

- Как ты выжила? – первым делом спросила Алеся.

- Понимаешь, дыхательная система работала всего на десять процентов и я отключилась, но потом мне приснилась мама, хотя это может быть был и не сон, и она сказала, чтобы я не смела, умирать, машина не сможет до конца позаботиться о детях. Вот пришлось возвращаться, а в это время техцентр уже закончил диагностику и приступил к восстановлению, заменив дыхательную мембрану и привод. Ну а дальше уже дело техники, видишь, эта половина совсем не помятая, - она похвасталась новым «панцирем», - я всё не стала менять, да и титан жалко, оно же работает.

- Ты прекрасно пеленаешь, – заметила Алеся, обняв свою металлическую подругу, – где научилась?

- Так компьютер, я посмотрела и написала программу для моих ручек, теперь даже не думаю.        

- Слушай, Йованка! – вдруг вспомнила Алеся, – как ты тогда рассылку послала?

- Это очень просто, я же с домом связана, а ёлочки наверху, это антенны, вот и послала.

- Утром я схожу за продуктами, ладно?

- Сходи, конечно, я присмотрю, стой, а как же рюкзачок твой?

- У меня ещё есть, не волнуйся, папа запасливый был, там и артефакты есть на продажу, так, что за меня не бойся, – а потом грустно продолжила.

- Ты знаешь, там трое погибло, остальных удалось спасти, мне потом Болотный Доктор рассказывал.

- Ты видела его? – удивилась Алеся.

- Конечно, он иногда приходит, малышей осматривает.

    У Бармена не часто случается удивление, но в этот раз оно было приятное. Над стойкой возвышалась титановая макушка, и маленькая девочка уже лезла на стул.

- Привет, Арчибальд, ничего, что я так называю?

- Киндер! – обрадовался Бармен, - а говорили ты погибла.

- Меня оказалось сложнее убить, чем они думали, у тебя еда есть? У меня просто семья теперь большая.

Бармен таскал банки с персиками, горошком, фасолью и ананасами, когда к стойке подсел знакомый сталкер.

- Привет, – сказала ему Киндер.

Сталкер очень удивился, ведь гибель её оплакивали многие в Зоне, но конечно и обрадовался.

- Привет спасительница, как поживаешь?

- Кручусь, твоими стараниями, – ответила она, но заметив недоумение, добавила, – у нас с тобой теперь пятеро детей, – она засмеялась своим синтезированным смехом.

Сталкер ошарашено смотрел на неё, такого он вообще никак не ожидал.

- А ты думал, зря там старался? Так вот, всё получилось просто замечательно, ты не пугайся, тебе о них заботиться не придётся, медблок сам всё сделает, так что поцелуй меня страстно и расстанемся друзьями.

- Хоть посмотреть на них можно? – спросил он, немного придя в себя.

- Через полгода, не раньше, пусть подрастут немного, – она нацепила свой «рюкзачок» и повернулась к сталкеру лицом, – ну, давай целуй, чего встал, да пойду я детей кормить.

Сталкер поднялся с места, взял её за руку и повёл наверх, а на улице поцеловал так нежно и страстно, что Киндер даже на минуту обомлела.

  А он стоял и смотрел, как по Зоне идёт огромный рюкзак на маленьких ножках.     



Похожие публикации:

Спасение сталкера, смерть отца, идеальный кандидат.
Маленькая девочка в странном экзоскелете появилась в баре "100 рентген", а потом спасла девушку сталкера
Зона большая в ней столько интересного для Киндера.
Девочка открывает для себя Зону и получает сталкерскую кличку.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru