"Тайного прошлого призрачный свет" Глава 23. "Не смейся над моей пророческой тоской…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Наука
  • Приключения
  • Историческая

  Мы ошарашенно молчали. Правда о несчастной судьбе короля так тесно переплелась в этом рассказе с безумными народными фантазиями, что и ответных слов  не находилось.

- Во-от, значит, жуть какая! – довольный нашим потрясением, повторил Дирк.   

  Потом надкусил еще пирожок, смачно чавкнул и закончил  рассказ:

- А теперь двоюродный брат моей свояченицы, тот самый, что в городской страже служит, сказал, что на днях, может даже сегодня, их отряд к той самой проклятой башне пошлют. Узника святого вызволять! Должно быть, перед коронацией он зачем-то герцогу понадобился. Гы! А что, если беднягу ангелы опять на небо забрали, чтоб понапрасну не мучился? Вот веселуха будет! Открывают дураки в кирасах камеру, а там пусто!

- Очень интересный рассказ! Очень увлекательный! – заторопился дядя, явно желая выпроводить говорливого торговца и   немедленно начать совещание. - Ну, прямо, готовый сюжет для баллады! Вот что, юноша! Мой вам совет: поезжайте вы  все-таки в город. И продайте эту идею какому-нибудь местному поэту. Он вам денег отвалит - больше чем за все сбритые за год бороды заработаете!

- Ух ты! А что? Можно и съездить! – загорелся рассказчик.

  Дядя кивнул Берте, и старуха мигом накидала ему в мешок пирожков.

С тем радостный Дирк Проныра  и покинул наше жилище. После чего мы облегченно выдохнули, а ученый  едва не перекрестился. Он даже не поленился пробежаться до ворот, дабы убедиться, что словоохотливый  торговец благополучно отбыл из замка. Вернувшись к нам, Бартоломеус зачем-то запер дверь и попросил меня закрыть ставни.

- Мы готовимся к осаде? – хотел было пошутить я.

  Но посмотрел на хмурое лицо короля  и прикусил язык.

 Мы снова расселись вокруг стола. Вильгельм плеснул себе вина, залпом выпил, и на мгновение замер над пустым  бокалом. Потом тряхнул головой и сказал, обращаясь ко мне:

- Я обещал рассказать одну семейную легенду. Но, чтобы тебе все стало понятно, я начну очень издалека. Королевство у нас, как известно, маленькое. Но совсем не бедное. Леса  – обширные, реки – судоходные, а в горах можно найти не только серебро, но и золото. Поэтому только ленивому не приходило в голову прибрать к рукам наш клочок земли. К тому же, соседи у нас все, как на подбор, склочные и жадные. Так что воевать моим предкам приходилось постоянно. И порой с несколькими врагами сразу. При таком раскладе смута внутри государства – никому не нужна.

Так вот, все короли нашей  страны  по традиции  короновались в старом соборе  городка, что, по странной случайности, находится недалеко от вашего замка. Именно там хранится корона нашего первого правителя  - Магнуса Справедливого.

Предок был славным полководцем и, видимо, неглупым политиком – потому, что, умирая, сказал своим наследникам: «Надеть корону и стать королем сможет только тот, кто честным путем пришел к престолу. Если же ее попытается присвоить узурпатор или  братоубийца -  злодея спалит «копье небес»!»
Ну, то есть, молния, что вылетит  прямо из короны.
Не знаю – какая доля истины в этом есть, но проверять  предсказание много веков никто не решался.
Теперь вернемся в наши времена и перейдем непосредственно, к моему семейству. Мой отец, вечно занятый какой-нибудь войной, женился поздно. Не знаю – то ли его возраст был тому причиной, то ли просто обстоятельства так сложились, но изо всех его детей в живых остались только двое – самый старший и самый младший. Как вы понимаете, разница в возрасте у нас изрядная. И, если даже мне еще нет сорока, то братец Филипп – совсем еще щенок. Но, как говорится, с амбициями. Отец его воспитанием почти не занимался – потому, что сначала вечно воевал, а потом умер. Я тоже вечно воевал, и мне было некогда присматривать за Филиппом. А матушка, похоже, совсем выжила из ума. Постоянно рядила его в девчоночьи платья, поощряла играть в куклы, баловала и называла «своей маленькой девочкой». Плюс ко всему, забила ему голову религией и всякими суевериями. Впрочем, в последнем я ее сильно не виню, и ход ее мыслей мне понятен – пусть лучше дитя дома молится, чем где-то с мечом рыскает. Тем более  что родительница вдруг решила, что дети умирали не от недосмотра или болезней, а потому, что родители – жуткие грешники. У отца на этот счет было другое мнение – но кто его слушал, кроме меня? В общем, когда я пришел к власти, то попытался вытащить страну из невежества – дабы хоть лекарей и ученых в ней стало больше. А то случится опять  черная лихорадка – и от населения половины не останется. Вон Бартоломеус, наверное, хорошо помнит последствия одной такой эпидемии…

  Дядюшка понимающе кивнул.

- Да – вздохнул он. - Тогда я и остался совсем один. Лихорадке ведь все равно – к кому цепляться – к сыну пекаря или к хозяину замка.

- Или – к сыну короля. Мои прочие братцы от нее и скончались. Разумеется, те, кто из окна не выпал  или в колодце не утонул. Поэтому я и открыл университет  – чтобы в нем изучали медицину и прочие нужные науки. Но Филипп был тверд в своих заблуждениях  и моих деяний не оценил. К тому же, на тот момент он был совсем молод, а желающих петь ему в уши, что я – неправильный государь, хватало. Наш епископ даже пытался объявить меня вне закона  и призывал каждого верного католика убить короля

- И тут удачно подвернулся мой папенька, – вздохнул я. – Удар кинжала мог бы повернуть ход истории.

- Мог, но до конца не повернул. Набожный и суеверный Филипп помнил слова Магнуса, и не спешил с коронацией. Именно поэтому он уговаривал меня, сразу после покушения, отречься от престола и официально отдать трон. Именно поэтому - оставил меня в живых, надеясь договориться…

- Но вы не договорились.

- Разумеется. О том, как он «мудро» правит – вы наслышаны. Поэтому я и сидел в своей башне – ни жив, ни мертв. Причем, я даже руки на себя наложить не мог.

- Потому, что хладный труп предъявили бы народу, и герцог унаследовал бы власть вполне законно, – сказал дядюшка.

- Именно. Но Филипп не терял надежды на меня воздействовать. Меня морили голодом,  но я упорствовал. А теперь братец, видимо, дозрел.

- Жениться он собрался, – подала голос Берта. – В городе говорили, что Филипп сватался к дочке соседнего короля. Но он же  – всего лишь герцог.

И девку за него не отдают.

- Может, не отдают из-за его «странностей»? – хмыкнул я.

- Нет, – вздохнул Вильгельм. – По этикету при любом раскладе единственный брат короля должен быть женат. Тем более  что я семьей так и не обзавелся.

- Про войну с соседями тоже не забывайте! – встрял дядя. – Король, в отличие от герцога, обладает правом содержать собственную армию и флот. АРМИЮ – а не тот сброд, которым сейчас командует герцог!

- Ну, это уже детали, – подытожил   я. – Нам-то, что со всем этим делать?

- Наколдовать «молнию» - быстро предложила Сандра. – Если древнее пророчество сбудется, то мы избавимся от Филиппа. А законный король сможет вернуться.

- Законный король сейчас не может вернуться даже в свою комнату, – вздохнул Вильгельм. – Потому  что от этих разговоров у меня дико разболелась голова. Гай, ты не мог бы меня проводить?

- Моя должность пажа просто обязывает это сделать, – дурашливо поклонился я, стараясь хоть немного разрядить обстановку.

  Король хотел что-то сказать, но только поморщился  и тяжело встал из-за стола. Я тут же любезно подставил ему плечо, а дядюшка – пихнул мне в руки бутылку с остатками вина. 
Мы покинули «совет»  и вышли на галерею. Холодный ветер, проникавший  сквозь разбитые витражи, тут же закружил над нами клочья паутины и случайно залетевшие листья. Вильгельм остановился и вдохнул свежий воздух.

- Давай постоим немного. Голова кружится. То ли в зале было душно, то ли – в Прошлое лазить вредно…

- Вредно – вставать с постели и выходить из комнаты, – проворчал я. – Вам надо лежать.

- А смысл? Когда лежишь – поневоле засыпаешь. А снится – всякая дрянь.
- Ваша камера в башне?
Вильгельм мрачно кивнул.
- И посланцы от брата, что порой навещали меня. Сначала  Филипп надеялся меня уговорить. Потом – запугать. И стал подсылать ко мне мордоворотов с далеко не добрыми намерениями.

- А они знали, что вы – король?!

  Вильгельм недобро усмехнулся.

- Достаточно  того, что об этом знал мой братец! Избавиться от меня он не мог, а унизить – не составляло особого труда.

 Он помолчал.

- Знаешь, я сначала надеялся, что они перестараются с «убеждением», и меня убьют. А потом меня зло взяло – и я начал отбиваться. Как-то жаль стало и себя, и королевство. Филипп понял, что побоями меня тоже не сломить. И стал просто морить голодом.

- А может, ну его – это королевство? Оставайтесь здесь.

Пусть народ думает, что вас ангелы обратно на небо унесли.

- И подарить Филиппу власть?!

- Ну, почему же – подарить? Вдруг  семейная легенда правдива, и его на самом деле  «молнией» шарахнет? Еще древние китайцы говорили: «Если кто-то причинил тебе зло, не мсти. Сядь на берегу реки, и вскоре ты увидишь, как мимо тебя проплывает труп твоего врага».

- То есть, ты предлагаешь – ждать? А если не проплывет?

- Тогда придется ускорить это дело. Но вы успеете набраться сил.

- Хм! Сейчас мне настоятельно требуется «набраться» - но исключительно того, что выдал мне старина Бартоломеус. Так что – ползем дальше.

 

- Никакие Небеса злодея не покарают, - вздыхал король, устраиваясь на кровати и допивая вино. - Народ сочинил красивую легенду от отчаяния. Ведь, если на земле справедливости нет, должна же она существовать где-то выше?! А на деле выйдет так: Филипп наденет корону, епископ благословит его правление, и наша страна окончательно скатится в пучину невежества и мракобесия. Если, конечно, ее не растащат по кускам  предприимчивые соседи. Ничего более умного, чем с ходу объявить войну двум ближним государствам, мой братец придумать не смог. Быстро расширить владения ему, видите ли, захотелось! Он и меня все подбивал рассориться с соседями, пока я был королем.

  Вильгельм сделал последний глоток, отбросил пустую бутылку  и посмотрел на меня несчастными и совершенно трезвыми глазами.

- Не знаю как, но я должен сорвать эту проклятую коронацию! Пусть даже ценой собственной жизни!

- Ваша гибель страну не спасет, - возразил я, поправляя  одеяло. - Нам нужен истинный государь. А то, что он вернулся с того света, восхитит людей еще больше. И на вашу сторону сразу встанут народ и армия! Надо только подумать: как обратить старую сказку в реальность?

- Быть может, твоя волшебная подружка что-то придумает?  Она ведь говорила, что может создать такую молнию. Только прошу вас, дети, будьте осторожнее! Берегите себя! Достаточно и того, что я  пострадал шесть лет назад.

- Я тоже, - мысленно произнес я. – У меня к герцогу тоже есть свой  счет…

  Но вслух ничего не сказал и только кивнул в ответ.

  Убедившись, что государь погрузился в крепкий здоровый сон, я снова отправился на кухню. Хотелось увидеть Сандру и обсудить с ней подробности. Она произнесла фразу о колдовской молнии так спокойно, как будто предлагала мне увеличить очередную рубашку  или сварить настой от головной боли.

А мне от ее слов стало очень тревожно, и в голове сразу возникла масса вопросов.
Девушка как раз помогала Берте домывать посуду. Увидев меня, старуха неожиданно лихо подмигнула мне единственным глазом  и мигом выбралась из кухни.

- Ты, правда, можешь сотворить «молнию возмездия»? – спросил я Сандру.

  Девушка усмехнулась, хлопнула в ладоши, и между ее пальцами проскочила синяя искра.

- Как видишь, это совсем просто. Трудность в другом. Нам с тобой придется отправиться в город, проникнуть в собор  и найти ту самую корону. Причем, я уверена, что она не лежит посреди алтаря на всеобщем обозрении. Но, если мы ее отыщем, я смогу сотворить нужное колдовство.

- Не сможешь! – вскинулся я. – Потому что в город я тебя не отпущу! Вспомни, что говорил торговец? Сейчас он  весь  наводнен шпионами и королевской стражей. А на вас с бабушкой и так косились подозрительно, пока вы жили там.

И если учесть, что душегубы Филиппа, скорее всего, уже обнаружили пустую темницу…

  Я не закончил фразу и с силой сжал руку девушки, словно она уже собралась куда-то исчезнуть.

- Так что при любом раскладе ты остаешься здесь!

- И как я, по-твоему, заколдую корону, не выходя из замка? – недовольно хмыкнула Сандра.

- Не знаю! Засунь свою молнию в какую-нибудь коробочку! Чтобы я сам потом отвез ее в собор. Придумай, что-нибудь, ты же у нас волшебница, а не я.

  Я говорил резко, почти грубо. Но только потому, что при одной мысли об опасности, грозящей Сандре, у меня перехватывало дыхание, и страх за нее затемнял разум.

- Коробочка не годится… - пробормотала волшебница, и в ее синих глазах заиграли знакомые огоньки. – Погоди, я кажется что-то придумала!

   Она покопалась в кармане и достала застежку в виде ласточки, купленную у бродячего торговца.

- Я хотела подарить ее тебе. Но придется пожертвовать красивой побрякушкой ради спасения страны.

- Каким же образом? – удивился я.

- Я наложу на застежку огненное заклятие, которое сработает  в день и час коронации.

 




Похожие публикации:

Возвращаясь домой, Гай попадает в беду. Но кое-кто приходит к нему на помощь.


14:13
Очень интересно, читаю и не могу оторваться rose
14:41
То ли еще будет ой-ой-ой! ok

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru