8-BIT BLUEZ
Жанр:
  • Фантастика
  • Приключения
  • Ужасы
  • Триллер
  • Абсурд

Жил-был восьмибитный мальчик. Он любил восьмибитную девочку с большим розовым бантом. Они проводили вечера, наблюдая за красивым, хоть и угловатым закатом, состоящим из рыжих квадратиков. И все бы ничего, но пришел злодей и похитил восьмибитную девочку! Чтобы ее спасти, мальчик отправился в опасное приключение, прыгал по ступенчатым холмам, убивал врагов. Отовсюду раздавалась истошно гудящая и щелкающая музыка. А в конце он предстал перед огромным монстром, над головой которого висела красная горизонтальная полоска…

Под это описание попадают многие старые видеоигры. Во времена, когда процессоры игровых «приставок» могли обсчитать только 8 бит за такт, а на экране могло выводиться лишь ограниченное число цветов, родилась незабвенная вселенная, которую мы помним до сих пор.

Сейчас это безумно модно. В день выходит по нескольку игр с характерной ступенчатой графикой. Музыка, созданная с использованием алгоритмов старых чипов, стала целым направлением.

Но я не вхожу в число двенадцатилетних фанатов недоделанных игр. Я заболел этим гораздо раньше. В начале 90-х мы просиживали сутки у приставки «Nintendo», гоняя по экрану пузатых «гопников» из игры «Might Final Fight». Потом была «Sega» и трилогия «Golden Axe». В этой великой игре передо мной встала извечная дилемма: выбрать низенького гнома с топором, которым он бьет всех вокруг и при этом имеет солидный запас здоровья, или амазонку в пикантном бикини, но гораздо слабее гнома? Я всегда выбирал амазонку. Я был почти влюблен в нее. Ступенчатая и от этого идеальная: каждый ее пиксель прекрасен! Ночами я мечтал подойти и погладить ее по бедру, ощутив при этом острые кромки кубиков…

Время летит стремительно. 90-е остались позади. Я учусь на втором курсе аграрного университета. Вместе с друзьями я собирался сразиться в «Counter-Strike», который опьяняет сильнее любого наркотика. Высокоскоростной интернет еще не проник в дома. Из-за этого приходилось ходить в игровые клубы. Мы, как настоящие гуру, всегда «забивали на ночь», потому что это дешевле и дольше. В тот вечер мы собирались ощутить поток адреналина и безудержной злости, который начинается со слов: «Go, go, go!». Все мы несли в пакетах свои клавиатуры и «мыши». Профессиональный «геймер» всегда берет их из дома, потому что к ним привыкли руки, они почти срослись с нашими пальцами, стали их продолжением.

Мы решили срезать через дворы, чтобы успеть к 11 вечера. И при этом допустили серьезный тактический просчет! Будь это игра, следовало бы зажать кнопку тихого шага, чтобы прокрасться незамеченными. Но клавиатуры лежали в сумках, поэтому нажать «shift» не было никакой возможности.

Пять пацанов в куртках преградили выход через арку. Попросили денег на пиво. Мы сказали, что у нас их нет. Один из злодеев полез к моему другу в карман и вытащил оттуда 50 рублей, которые тот собирался отдать в кассу интернет-клуба. Друг психанул и как-то их обозвал.

Меня трясло, словно я засунул два пальца в розетку.

Они знали, на кого нападают, и не прогадали. Посыпались удары. Я пал на колени, а содержимое пакетов вывалилось в грязь. Через секунду на клавиатуру обрушилась нога, и кнопки разлетелись по асфальту. Пустить ее в ход, ударить ей одного из бандитов, возможно, переломив ход драки? Вам легко об этом думать, но клавиатура была для нас святыней. Даже лежащая в грязи и окончательно поломанная.

Пока друзей били ногами, я сумел подняться и побежать прочь из проклятой подворотни. Неожиданно чей-то кулак стукнул меня по затылку. Я полетел вниз и ударился головой о металлический забор. Из него выступал огромный болт… именно об него и я проломил череп. Я лежал и бредил, когда «скорая» увозила меня в больницу. Не знаю: повезло ли мне тогда или все совсем наоборот.

Разумеется, пришлось взять академический отпуск на год, потому что с такой тяжкой травмой продолжать учебу я просто не мог. Мне провели несколько операций. Я испробовал все болеутоляющие, которые только существуют в природе. Первые несколько месяцев я лежал в больнице, наблюдая, как хирург стоит рядом с кроватью и разглядывает очередной рентгеновский снимок, будто свежий выпуск новостной газеты.

Даже когда я вернулся домой, меня продолжали мучить головные боли, а ночью снились отвратительные кошмары. На лбу осталась странная шестиугольная отметина в форме шляпки болта и напоминала третий глаз.

Чем мне еще было заняться, кроме как компьютерными играми? Я переиграл во все «стрелялки», о которых только помнил. Прошел несколько «стратегий», пока они окончательно мне не приелись. И тогда друг показал, как скачивать из интернета игры со старых «приставок» и запускать их на компьютере. В те дни всемирная паутина на большее была просто не способна. Тогда мое увлечение и превратилось в болезнь.

За год я прошел многие известные игры для «Sega» и «Nintendo». Полностью одолел «Super Mario», в одиночку завершил «Contra» и «Might Final Fight». Каждым завалил каждого на ринге «Mortal Kombat». А потом накачал игр для еще более старых компьютеров «ZX Spectrum» и «Commodore64». Поражающая воображение и безумно сложная «Knight Lore». Первая трехмерная игра «Total Eclipse». Классику жанра «Saboteur» я пробежал на всех сложностях.

Я попал в странный мир, состоящий из пикселей. Был очарован и заперт в нем навеки. Засыпая, слышал щелкающую музыку и видел разноцветных чудовищ из «Atic Attac». Становился «колобком» из «Pacman» и, спотыкаясь, убегал по лабиринту от глазастых приведений.

Быть может, дала о себе знать травма головы. А может, дело в обезболивающем, которое я продолжал принимать с железным постоянством. Но именно в то кошмарное утро я проснулся и увидел совсем не то, что может лицезреть психически здоровый человек. Не было предела моему потрясению. Это была квинтэссенция ужаса и потери контроля.

Я стоял у зеркала и смотрел сам на себя обезумевшими глазами. Моя правая рука была приподнята, а пальцы сложены в форме пистолетика. В отражении был я, сомнений быть не могло. По ту сторону стекла все было в порядке, но как только я опустил взор на правую руку, я вновь увидел нечто жутковатое и нелогичное. Закружилась голова.

Вместо пальцев… я даже не знаю, как это описать. Казалось, оно светится, потому что законы фотометрии не распространялись на яркий, ядовито-зеленый объект.

Вы когда-нибудь собирали конструктор «Лего»?  Я словно состоял из него. Вместо правой руки был неказистый пистолет, собранный из дюжины крупных кубиков. Будто из старой, очень старой компьютерной игры. Это было отвратительно. Целую вечность я переводил взгляд то на реалистичное отражение, то на нарисованное оружие у себя под носом.

В зеркале я видел, как мой собственный взгляд приобрел еще больший испуг. Правая рука сжата в кулак, указательный палец выставлен вперед, словно на курке невидимого пистолета. Я никак не мог опустить запястье, будто персонаж видеоигры, всегда держащий орудие наготове.

Не знаю, зачем, но я согнул указательный палец, словно спускал курок. Из угловатого бластера появился рыжий кубик. Он двигался медленно и прямо, не желая падать. Когда нарисованная пуля, похожая на снаряд из игры «Contra», плавно подлетела к зеркалу, раздался взрыв. Стекло с грохотом разлетелось и окатило все вокруг блестящими осколками.

– Сука, мразь!!! За что?! – заорал я и почувствовал, как по щекам стекают слезы. Вместо голоса раздался невразумительный глуховатый писк.

Я упал на колени. Я сходил с ума. И я знал это.

Секунду ранее я был спокоен, пока не верил галлюцинациям. Пока понимал: этого нет! Возможно, это даже сон наяву – какая разница? Я ведь могу отличить правду от лжи!

Но как только выдуманная кубическая пуля разбила зеркало… я будто оказался в затянувшемся кошмаре, так похожем на жизнь. Стало страшно. Я верил в то, чего нет. Я видел невозможное и воспринял это за чистую монету. Я конченный шизофреник.

Лучше бы меня убили в той подворотне!

В мозгу что-то переклинило, и я кинулся к входной двери. Желая убежать, спрятаться. Воксельный пистолетик, зажатый в такой же угловатой руке, никак не хотел ускользать из моего поля зрения. Я боялся, что не смогу отпереть дверь, но она открылась сама. Точнее просто взяла и исчезла со смешным писком. Будто не могла нормально распахнуться из-за недостатка вычислительной мощности.

Уверен, вам кажется, что осознав нереальность происходящего, я должен был успокоиться и получать удовольствие от интересного сна. Так вот знайте: нет большего ужаса, чем такие реалистичные кошмары! На самом деле ты ни в чем не уверен – сон это, явь. А может, и то, и другое. И вот тогда, каким бы смешным ни было фееричное зрелище, ты будешь кричать, как недорезанная свинья на бойне, и возможно, кто-то услышит сей зов и разбудит тебя. Но это тоже обман. Ведь твой крик тебе тоже снится.

Двери лифта открылись так же мгновенно, как и входная дверь. Вместо номеров этажей я увидел надписи:

 

1 игрок

2 игрока

выход

 

нажмите «Старт» для начала игры

 

Не знаю, где у меня находится эта чертова кнопка «Старт», но, кажется, я ее нажал, потому что двери лифта распахнулись снова, и я оказался в странном мире, у которого не было дна, стен, да и привычного неба тоже. Один сплошной синий цвет и платформы, двигающиеся параллельно осям координат.

Не помню, зачем я начал перепрыгивать с одной плиты на другую, следуя в единственно возможном направлении – вперед. Куда указывает пистолетик. Вряд ли вам понятна логика моих действий. А все потому, что вы никогда не были в такой ситуации и вряд ли в ней окажитесь. Здесь другие законы, другие правила.  Персонаж старой игры по-другому мыслить не может. Только вперед – а иначе и смысла к существованию нет.

Одна из платформ чуть не рухнула из-под ног, но я вовремя прыгнул на другую. Та дернулась и понеслась в непроглядную даль. Там я разглядел кубы, испещренные шипами, дождался удобного момента и подпрыгнул. При этом оказался на волосок от гибели, чуть не приземлившись мимо движущегося параллелепипеда. Я мог потерять жизнь… а ведь мне неизвестно, сколько еще их осталось.

Признаться, этот сон уже начал мне нравиться, когда я добрался до кирпичного замка и залез внутрь. Перескакивая через кипящую лаву, состоящую из красных кубиков разного оттенка, увертываясь от подпрыгивающих огненных сгустков, с большой натяжкой напоминающих шары, я добрался до моста. К моему счастью, дракона на нем не оказалось. Я просто прыгнул к рычагу и…

Сначала почувствовал дезориентацию. А спустя миг понял, что попросту отвык от реального мира. Подняв правую руку к глазам, пистолетика из кубиков я не увидел. Затем привстал со своей кровати и зевнул.

«Какой странный кошмар», – подумал я. Вот только при этом поймал себя на мысли: сей сон был гораздо реальнее того, что вижу я сейчас. Будто предметы, окружающие меня, стали экзотическими и непривычными. Словно я гость в чужом мире и не жил здесь все эти годы. А реальность настолько истончилась, что могла разрушиться от одного неосторожного вздоха.

Делать нечего: телевизор – лучшее средство прогнать мистическое настроение, навеянное странным кошмаром. К сожалению, происходящее на экране все больше меня пугает. Утренняя сонливость не собиралась отступать, заставляя думать о странных вещах.

«Сегодня в 7 часов утра на стройке произошел любопытный инцидент. Нарушитель порядка проник на частную территорию и продемонстрировал совершенно невообразимые трюки, подвергая опасности себя и работников строительных работ. Он забрался на подъемный кран, после чего запрыгнул на бетонную плиту, висящую на высоте 50 метров. Следующим прыжком он преодолел огромное расстояние, удачно приземлившись на верхний этаж строящегося здания. Возможно, помогло и то, что платформа под его ногами начала раскачиваться, придав силы отчаянному прыжку. Очевидец, спешащий на работу, заснял безрассудного акробата с помощью видеокамеры и прислал запись к нам на студию. Вы увидите ее через пару секунд».

«Вот черт. Кажется, я забыл надеть штаны», – подумал я на автомате, наблюдая, как парень в одних трусах перепрыгивает с шатающегося бетонного блока на недостроенный этаж, в последний момент уцепившись рукой за арматуру. Вот, оказывается, чем я занимался во сне, думая, что играю в «Super Mario»! Отлично! Значит, я еще и «лунатик»…

Стало жутко, и я попытался переключить канал. Но вместо того, чтобы щелкнуть клавишу на пульте дистанционного управления, я наставил зеленый бластер (он вновь заменял руку) на телевизор и спустил курок. Рыжий квадратик медленно, но верно, приближался к экрану. Я выбежал в коридор и приготовился тушить пожар. Но на сей раз взрыва не произошло. Нарисованная посреди реального мира кубическая пуля неспешно слилась с изображением, и телевизор отключился.

Пришло время вспомнить о «третьем глазе». О том случае в подворотне.

О травме головы, которая всего пару дней назад была лишь пустяком: всего-то на всего – череп нарывает, заставляя опустошать запасы обезболивающего и ждать начала его действия, сходя с ума от нестерпимых мучений. А вот теперь я влип по-настоящему! Попал в омут, из которого нет способа выбраться. Невозможность адекватно воспринимать реальность, барахтаясь в бредовых кошмарах… не хуже ли это, чем смерть?..

Бежать, преодолевая преграды!

… Город тонул в тумане, словно в густой воде где-то на дне застоялого озера. Все казалось чуждым и смертоносным. Многотонные металлические приспособления, именуемые автомобилями, со свистом проносились по дорогам, вселяя ужас неестественным рыком. Стены домов, слишком высокие для того, чтобы твердо держаться в вертикальном положении, склонялись надо мной в искаженном перспективой пространстве. Идущие вдали прохожие напоминали маленьких, странных насекомых. Находящиеся рядом будто хотели поглотить, но в последний момент проносились мимо, скользнув мертвым взглядом обледеневших глаз.

Я слишком отвык от этого кошмарного объемного мира, чтобы жить в нем. Мой поврежденный мозг не выдерживает такой непосильной ноши. Закон перспективы казался глупостью, потому что на самом деле схожие по размеру объекты должны выглядеть таковыми независимо от расстояния. Ты должен не наблюдать из своих глаз, а следить за собой сбоку, словно душа, покинувшая тело.

Окружавшее меня казалось серым, грязным. Не к таким оттенкам я привык. Только яркие цвета имеют право на существование, а этот якобы реальный мир – лишь подделка. Будто сделанная полвека назад фотография – выцветшая, размытая. Бледная тень на пожелтевшей фотобумаге.

Лишь ярко-зеленый пистолетик вместо правой руки выглядел реальным среди всей этой лжи и обмана. Неужели, кто-то готов променять двухмерный, красочный мир, понятный и логичный, на этот жалкий объемный бред?!

По улице пронеслась ядовито-синяя фигурка, сразу же приковав к себе взгляд, измученный оттенками серого. Я кинулся за ней, толком не веря в свое везение. Скорее всего, показалось. Ну, конечно, как же еще? Это всего лишь реальность, в которой выдуманного компьютерного персонажа просто не может быть.

Я забежал за угол. По пути инстинктивно перепрыгнул через легковой автомобиль, наступив ему на капот… Не знаю, само получилось! Я никогда не мешкал, совершая сумасшедшие маневры в старом «платформере». Вот и сейчас показал невыполнимый трюк, практически не задумываясь.

Срезав через бледно-зеленую аллею, я вновь увидел человеческую фигурку, чей ярко-синий цвет озарял сумрак обыденности. И устремился за ней, боясь потерять свой последний маячок.

Ветви деревьев склонились, пытаясь достать и больно рубануть по коже. Трепыхались, как щупальца вросших в землю бурых осьминогов. Хищный ветер с шумом проносился мимо, а светофоры будто намеренно преграждали путь. Я миновал одни пугающие места и попадал в другие. Здания изогнулись над головой, искаженные по закону трехмерного мира, который мог выдумать только конченный псих. Это не моя реальность. Я здесь чужой.

Лишь тот незваный гость способен меня спасти.

Это была девушка, одетая в ярко-синий скафандр. Она остановилась в самом центре широкой площади и обернулась. Встав рядом с ней, я понял, что чувствую себя уютно. Здания больше не нависали сверху, заслоняя небо. Ширина площади отдаляла их, делая почти плоскими и от этого нестрашными.

На голове девушки – шлем, похожий на мотоциклетный, с зеркальным стеклом, за которым не видно лица. Пусть она и не была сделана из пикселей, как я, но все же цвет скафандра был ярким и сочным. Хотелось надеяться, что это хороший знак. Я молча застыл перед ней, думая, что сказать. Будто на первом свидании – нервничал и переминался с ноги на ногу.

– Ты кто? – голос, немного искаженный эхом, раздался из-за «забрала».

– Не знаю, – честно ответил я. В эту секунду подобный ответ вовсе не казался диким. Впрочем, вместо фразы опять раздался писк, на который были способны лишь старые игровые приставки. Ничего удивительного, ведь я всего лишь персонаж компьютерной игры.

Она отвернулась. В сердце моем похолодело от мысли, что девушка сейчас сорвется и навсегда оставит меня в этой серой, ужасающей вселенной. Однако она лишь вглядывалась в горизонт, синей перчаткой прикрывая глаза от света посеревшего Солнца. Вроде бы я видел ее в какой-то «стрелялке», но сейчас все это казалось абсурдом.

Наконец, она вновь повернулась ко мне и произнесла:

–  Пришелец, которого не должно быть в вашем мире, скоро будет здесь. Версия его фрагментарной программы в три раза больше твоей и моей. Поэтому никто его не видит.

– Но если его никто не видит, разве оно может существовать? – задал я резонный вопрос. Вновь вместо слов прозвучал писк, но она каким-то образом поняла и ответила:

– А можно ли считать существующим то, что через несколько часов канет в небытие? Здесь и сейчас только тебе решать, что будет существовать, а что – нет. Либо он, либо ты. Все промежуточные варианты со временем превратятся в крайние. Альтернативы нет. В конечном итоге останется лишь нуль или единица.

Раздался грохот, и она вновь обернулась, вглядываясь вдаль.

– Постой. Ты, кажется, сейчас сказала, что на нашей планете появился пришелец, который собирается ее уничтожить? – снова писк.

– Ты носитель «третьего глаза», – перебила она. – Поэтому тебе видна часть иного измерения. Все гораздо сложнее, чем тебе кажется, и возможно, ты даже не осознаешь законов чужих миров. Еще бы, человек, долгое время запертый в трех измерениях, не способен мыслить шире.

Неожиданно я начал что-то понимать.

– Образы иных миров, включая меня, не способны быть полностью осознаны трехмерным мозгом, – продолжала она. – Но возможно, твой разум сделает небольшую подстановку. То, что ты когда-то видел, возродится из памяти и заменит для тебя невразумительные вещи из других измерений. Пентагидроиды станут кубами, а вновь открытые цвета заставят тебя думать, что прежний мир стал более блеклым. Но смысл один. Благодаря открывшемуся «третьему глазу» ты обрел сверхспособности.

– Я сошел с ума? – вдруг воскликнул я. – Пожалуйста, скажи мне правду.

– Быть может, у тебя есть еще какой-нибудь дар, кроме возможности лицезреть проекцию пятого измерения? –  бросила она отстраненно. – Так или иначе, мне надо бежать. Жаль ваш мир. Но нам нужно сворачивать базы и эвакуироваться, потому что скоро подпространственное давление камня на камне здесь не оставит. Нет, ты не подумай, что вы одни тут – неудачники. Коллапс материи отзовется во многих мирах. Пришелец почти продавил эфир. Трещины уже перерубили несколько червоточин и скоро достигнут центра галактики. Осколками вашей реальности заденет еще пару тысяч вселенных и превратит их в хаос. Просто воспринимай это как должное, сильно не раскисай. Что ж, я побежала, приятно было поболтать!

Временное просветление сменилось паникой. Чего мне больше бояться?! Того, что я свихнулся, или уничтожения тысячи миров?!

Девушка взлетела горизонтально вверх и скрылась за бледными обрывками облаков, оставив ярко-желтый трассер, вонзившийся в небеса. Вон оно и случилось – я остался один.

Медленно, словно где-то глубоко под водой, будто с трудом прорывая время и пространство, из-за дома на краю площади показался ярко-красный обтекаемый эллипс, блестящий на солнце. По цвету я понял, что это и есть тварь из иного мира. А как иначе? Все, что было в нашей вселенной, стало блеклым. Будто скоро исчезнет. Но исполинский механизм своим слепяще-бордовым свечением, от которого начинали болеть глаза, доказывал свою нездешнюю сущность.

Эллипсоид неспешно поднялся над домом. На фоне серого неба показалось четыре механических ноги. Это был паук высотой с несколько девятиэтажек. Он поднялся в непроглядную высь и собрался сделать шаг на площадь. Расстояние до домов, которое секунду назад казалось огромным, теперь выглядело незначительным.

Никто из прохожих не обращал внимания на исполина. Одну из алых лап гигантский арахнид поднял над домом, рассек воздух и обрушил на проезжую часть.

Несущаяся вдоль дороги иномарка врезалась в люминесцентную поверхность и перевернулась. Люди охнули и застыли на месте, наблюдая, как осколки стекла и искореженные детали разлетаются вокруг места аварии.

Не замечая этого, роботизированный паук перенес вес на выставленную вперед конечность. Алое туловище зависло над зданием правительства. Прошла целая вечность, когда пришелец поднял следующую лапу и занес ее над площадью, еще ближе ко мне…

Автомобили застыли в пробке, потому что детали искореженной машины разнесло по всей дороге. Люди смотрели лишь на иномарку, смятую, будто фольгу от шоколада, и совершенно не хотели признавать шагающего над ними ядовито-красного паука, чья лапа ступила неподалеку от памятника, на полпути ко мне.

Они его не видели, но он был.

А вот я его видел. Отлично видел! Потому что пришелец этот – гораздо реальнее нашего якобы реального мира! Он уверенно стоял над нашими ничтожными домами, словно реальный человек у рекламного плаката, лживого, блеклого и неестественного.

Сначала я принялся что-то кричать, а потом отключился.

Не могу сказать точно, до сих пор ли сжимал зеленый пистолетик. Я не видел своих рук, потому что они были связаны у меня за спиной смирительной рубашкой.

– Вы очень всех напугали, – заботливо произнес пожилой мужчина в белом халате. – Начали бредить. Вас так испугала авария? В таком случае смею заверить: все остались живы. «Мерседес» – это вам не «копейка». Их для людей делают, а не для скота на убой.

После этих слов он ехидно посмеялся. А я был мрачен, как туча. Слова врача только подтверждали подлинность произошедших событий. Раз случилась авария, значит, был и огромный паук. А иначе как мог автомобиль разбиться посреди дороги?!

– Скажите, что последнее из увиденного вам запомнилось? – поинтересовался доктор. – Вы помните, как вас допрашивали в милиции?

Мне очень не хотелось слышать тот противный писк вместо своего голоса, поэтому я просто отрицательно помотал головой.

– Ясно. А то, как вас везли в отдел?

Тот же ответ. Я был в шоке от услышанного.

– Возможно, вы не помните и того, как вас задерживали? – скорее утвердительной интонацией произнес психиатр и, не дождавшись ответа, заключил: – Поверьте, вы ничего такого страшного не натворили. Просто очень странно себя вели. Напугали прохожих сильнее того дурацкого ДТП.

Я снисходительно промолчал. В любом случае я ничего не помнил. В конце концов, я однажды головой стукнулся. Можно и психом немножко побыть.

– Скажите, а что такое «пришелец» и этот «красный паук»? – спросил врач, и меня словно хлыстом огрели. – А кто такая «девушка в синем» и «зеленый пистолетик»? У меня сложилось впечатление, что вы собрали все три цвета, которые… ну знаете, в телевизорах – красный, зеленый, синий.

Я продолжал молчать, как партизан.

– В общем-то, это единственные культурные выражения, которые вы тогда произносили. Выкрикивали, я бы даже сказал. Это могло бы сойти за хулиганство, но, как оказалось, у вас всего лишь случился припадок из-за шока. К тому же, год назад вы пережили тяжелую травму головы. Одно на другое наложилось. Но вы не волнуйтесь. Отдохнете в нашей клинике, пропьете лекарства, и можете возвращаться к своей бурной студенческой жизни.

Красный отблеск за окном врезался в сетчатку моего глаза, будто раскаленная игла. Сквозь пелену успокоительного и оконное стекло за спиной старика я смотрел на блестящую алую поверхность. На конечность гигантского паука, медленно ступившую во двор больницы. Только тогда я вспомнил, насколько бледен этот мир. Ибо существуют цвета намного ярче привычных. Из-за этого никто не способен их узреть – и осознать тайну существования параллельных реальностей… кроме единственного избранника, сходящего с ума в психиатрической клинике.

– Послушайте! – я вновь услышал писк доисторического звукового чипа, но, не обратив на это внимания, продолжил взывать к психиатру. – Наша вселенная скоро погибнет! Тысячи миров разнесет вместе с ней! Девушка в синем сказала мне!.. Стойте, что вы делаете?!

Я почти ничего не чувствовал и был не в силах пошевелиться. «Аминазин», «циклодол», а, может, еще какая-то хрень, превратили меня в растение. И все-таки медбратья схватили меня за руки и подняли со стула. Седой врач отошел на безопасное расстояние к окну. Вторая нога алого пришельца вторглась в пространство по ту сторону стекла, заняв почти весь обзор за спиной мужчины. От пронзающего бордового свечения кружилась голова. Без того блеклый мир больницы стал буквально черно-белым на фоне разрушающей красноты чуждого измерения.

Третий медбрат появился передо мной с огромным шприцем. Я знал, что в крайнем случае они могут сделать укол сквозь смирительную рубашку, но в этот раз они развязали ее, вытащив на свет мою правую руку.

Конечно же, вместо нее была сделанная из кубиков конечность, которая заканчивалась угловатым пистолетиком в форме буквы «Г». Медбрат поднес шприц к изгибу руки, не забыв перед этим выпустить пузырьки вместе с доброй порцией жидкости, что брызнула с острия иголки.

«Здесь и сейчас только тебе решать, что будет существовать, а что – нет. Либо он, либо ты. Все промежуточные варианты со временем превратятся в крайние. Альтернативы нет. В конечном итоге останется лишь нуль или единица», – вспомнил я слова девушки в синем и спустил курок. Рыжий квадратик незамедлительно отделился от пистолета и устремился в сторону окна. Туда, где стоял психиатр.

Пожилой мужчина упал на колени и схватился за сердце. Я никогда не мог предугадать, к чему приведет выстрел из воображаемого бластера. Но что-то всегда случалось, верил я в это или нет. Сейчас я попал в самую цель. Как только медбратья кинулись к пораженному инфарктом старику, помогая ему подняться, я бросился прочь из кабинета.

Пронзая серые коридоры, с невиданной быстротой я несся к выходу, и никто не мог меня остановить.

Только вперед – а иначе и смысла к существованию нет.

Два корпуса больницы, а посреди – огромная красная лапа, уходящая высоко под облака. Я продолжал чувствовать безмятежность, дарованную мне препаратами. Возможно, это и помогло остаться в здравом уме во время моей второй встречи с исполинским пауком. И все-таки лекарства для буйных психов действовали не так, как должны были, потому что я был полон сил. Кто знает, может, у персонажа старенькой игры просто другая физиология?

Недалеко от металлической лапы, протаранившей газон больничного двора, приземлилась еще одна. Предыдущая конечность поднялась и улетела на километры вдаль. Пришелец шел по направлению к своей цели, при этом каждая последующая нога ступала в то же место, где стояла предыдущая.

Разве способен я спасти мир?! Что вообще может сделать жалкий смертный с исполинским хищником, которому подвластно уничтожение тысяч миров?!

Чья-то рука легла мне на плечо. Увидев, что это люминесцентная синяя перчатка, я успокоился и обернулся.

– Пришло время действовать, – объявила она. – Спаси свой мир.

– Почему я? – спросил я у девушки в скафандре, игнорируя звуковой сигнал. Я не видел ее лица за зеркальным стеклом, но по голосу почувствовал, что она улыбнулась:

– Больше некому. В этом мире «третий глаз» есть только у одного человека. А еще у него есть другая сила, способная вырубить гиганта, – после тяжелого вздоха она продолжила. – На моих глазах погибли миллиарды миров. Ты не единственный, кому был дарован шанс. Были тысячи таких счастливчиков. И все они вышли в тираж вместе с разбитыми вдребезги вселенными. Хотя кто знает?.. Вдруг тебе повезет?

Последние слова были сказаны со скорбью и усталостью. Я понял, что она действительно пережила слишком много катастроф, чтобы испытывать к ним хоть какие-то чувства. Но в этот самый момент… даже у нее появилась надежда. Возможно, шанс спасти хотя бы один из миров не так часто выпадал стоящей передо мной девушке? Скажем, раз в сотню лет на протяжении вечности. И каждый раз ждало поражение. Существо из иного измерения – очевидно бессмертное – ничего не могло поделать с уничтожением бесчисленных вселенных. Снова и снова. Это было вечное проклятье – наблюдать, как исчезают миры. Моя жизнь по сравнению с ее была скоротечна… но я владел силой, которая была недоступна прекрасной, вечной гостье. Почти ангелу. Бессмертная скорбь в голосе девушки опьянила меня, и я решил во что бы то ни стало ее успокоить. Плевать на мир! Главное, чтобы единственное понимающее меня существо больше не испытывало страданий, наблюдая за коллапсом реальностей.

– Черт возьми! – воскликнул я (и голос действительно зазвучал). – Я прошел все игры на «Денди»! Для меня нет ничего невозможного!

… И кинулся на алую лапу, вцепившись, что есть силы. Через секунду конечность поднялась над асфальтом, вместе со мной уносясь в небеса. Захватило дух, но сознание я не потерял, возможно, из-за тех же таблеток. Отняв способность мыслить, они лишили меня и страха, и боли, и чувства бессилия. Я несся в небо, наблюдая, как последняя красная лапа далеко за спиной поднимается над городом и ступает во двор больницы. Через миг она скрылась в тумане.

Я не понимал, каким образом держусь за гладкую поверхность. Возможно, я вцепился пальцами в спайки металлических пластин, из которых сделан монстр. Вместо собственных рук я видел лишь квадратики пикселей из старомодных игр. Но какого черта? Я – псих! Вижу то, чего нет. Мозг подставляет образы из компьютерных игр вместо того, чтобы пытаться обработать полученную информацию из иных миров. Упрощает пятимерные геометрические фигуры, урезает детали. Ну и пусть! Что может быть лучше старого доброго «платформера»?! Когда есть лишь две координаты и джойстик в руках – я чувствую себя богом. Я и есть бог, черт подери! Бог компьютерных игр!

Лапа поднялась так сильно, что стала выше паучьего туловища. Облака остались далеко внизу, но я заранее вдохнул воздух, подготовившись к разреженной атмосфере. Хотя и не верил, что какая-то там атмосфера имеет значение для героя из старой игры.

Когда конечность поравнялась с туловищем, приняв горизонтальное положение, я разбежался по ней и прыгнул по направлению к гигантскому эллипсоиду, с которого свисали шланги и неизвестные мне приспособления. В последний миг я ухватился за край балки. Но все это было ерундой, ведь я прекрасно знал, на какое расстояние прыгаю! Я способен четко рассчитать прыжок за долю секунды и даже готов его замедлить, если того требует ситуация. Поэтому я не рисковал. Я просто проходил игру так, как всегда это делал.

Несколькими прыжками я поднялся на самый верх красного туловища. Времени оставалось немного – воздух почти закончился. Я знал, что произойдет в таком случае, поэтому просто начал делать выстрел за выстрелом. Рыжие кубические пули пронзали тело огромного пришельца, пролетая сквозь металл, и даже не оставляли следов. Слыша пищащий вой во время каждого попадания, я удостоверялся, что все делаю правильно, иначе никакого звукового сигнала не было бы. Остается ждать и надеяться, что у этого босса нет в запасе каких-нибудь интересных сюрпризов.

Голова начала кружиться. Желание вдохнуть переполняло меня, но я знал – стоит это сделать, как я умру. Весь воздух выйдет мигом из легких, и я просто отключусь. Если честно, в последнее время мне надоело терять сознание. Поэтому я, запасшись упорством, продолжал стрелять в пришельца странными кубиками и гадать: сколько же здоровья у него осталось?

Отвлекшись, я посмотрел вдаль. Впереди располагался знакомый мне город. Через площадь проходила ярко-желтая трещина (думаю, ее тоже никто не замечал). Из-за чего-то подумалось: если туда дойдет паук, эфир окончательно проломится, и случится непоправимое. Впрочем, я уже действовал, и волнения были лишними.

Раздался басовый треск. Резко понесло вниз. Я схватился за шланг и почувствовал, как металлическое туловище падает к земле. Я продолжал делать выстрелы до тех пор, пока гигантский арахнид не обрушился на новостройку. Здание смягчило падение. Благодаря этому мне, возможно, и не оторвало руки.

Конечности монстра уперлись в стены домов, и паучья голова соскользнула с руин почти достроенного, но безвременно разрушенного здания. Обессиливший остов медленно оперся о дом, стоящий на другой стороне улицы, и застыл. Я еще пару минут провисел на шлангах, ожидая дальнейших обрушений, а потом, собравшись с мыслями, сошел на крышу старинной, но очень прочной пятиэтажки, подпершей тварь из иного мира.

Девушка в синем скафандре появилась из ниоткуда и опустилась рядом со мной на битум, раскаленный в полуденных лучах.

– Ты выиграл, – сказала она весело. – Кто бы мог подумать?! Ну, значит, ваша вселенная просуществует еще чуть-чуть до прихода нового разрушителя. Один-два миллиарда лет – мелочь, а приятно.

Моя душа встрепенулась, когда я услышал радость в ее голосе. Конечно, скорбь о потерянных цивилизациях и разбитых вдребезги мирах никуда не исчезла. Но здесь и сейчас она была рада. Благодаря мне.

Я не знаю, можно ли называть ее человеком. Если честно, я даже не уверен, вижу ли то, что вижу. Но фигура у нее была очень даже ничего, по нашим, Земным меркам! Под синим скафандром из еще одной старой компьютерной игры было вечно молодое тело, прикоснуться к которому я не имел права.

– Ну, так или иначе, спешить мне больше некуда, – подвела она итог. – Так что и крылья мне ни к чему. Могу отдать их тебе, если хочешь. Раз уж ты у нас типа супергерой, способный видеть невидимое и убивать неубиваемое… придется кстати и возможность летать.

Девушка сняла со спины ранец. Я обернулся, и она надела его мне на плечи. Затем я опять встретился взглядом с забралом ее шлема. Как ни странно, в зеркальном стекле из иного мира отражался вовсе не я реальный, а мой угловатый персонаж, которого, к сожалению, я так и не успел разглядеть.

– Теперь ты можешь летать, – произнесла она с невидимой улыбкой. – Желаешь отправиться в путешествие прямо сейчас?

Я смотрел на родной город, разглядывая желтую трещину, что пересекала площадь – там девушка в синем скафандре впервые со мной заговорила. Похожая на нарисованную молнию, отметина на эфире постепенно исчезала, становясь все более и более ступенчатой, состоящей из кубиков. Будто область экрана в новостном репортаже, завуалированная цензурой. То же происходило и с гигантским пауком за моей спиной, что обессилив, привалился к «хрущёвке» и теперь неминуемо покидал наш мир.

Этот чертов серый мир, который обрек меня на страдания.

– Ну а чего ждать? – бросил я с измученной ухмылкой.

– Тогда прощай, – отозвалась гостья. – Может, еще встретимся.

Наши руки расплелись, и я полетел.

Я не желал ничего, кроме неба. Слишком многого я натерпелся, чтобы оставаться на этой дурацкой, серой земле. Я несся  вдаль под облаками. В синеве, которая напоминала о гостье из другого мира. В вышине мечты обретали плоть в виде изменчивых, но осязаемых облаков, и так же скоротечно разрушались за моей спиной, оставаясь далеко позади. Как и все, что когда-либо существовало под Солнцем по неписанным законам нашего скучного мирка, который я спас. Теперь же время грустить прошло! Я поднялся высоко в небеса и словно очутился в сказке.

Но ни одна сказка не длится бесконечно.

Реальность начала таять. Все вокруг стало исчезать. Я неминуемо приближался к серой стене, вышедшей из-за облаков. Поверхность, похожая на асфальт, заслонила все от низа и до верха. От земли, которая вдруг исчезла, до звезд, которые тоже растворились. И лишь эта последняя преграда стояла предо мной.

А может, я правда всего лишь сошел с ума? И теперь просто падаю вниз с пятиэтажки? Может, нет никаких крыльев? Нет никаких миров? Может… это всего лишь асфальт?..

… И вот, я сижу здесь, перед вами. Вы пытаетесь меня убедить, что я не могу двигаться из-за сломанного позвоночника. Говорите, я прикован к инвалидной коляске после ужасного падения с большой высоты. Утверждаете: не тресни спина, случилось бы что похуже, так что мне еще повезло.

Но вы ошибаетесь.

Обзор немного сузился, как будто я смотрю широкоэкранный фильм в кинозале. Так всегда бывает, когда в компьютерной игре начинаются короткие сюжетные сценки. Именно поэтому я и не могу влиять на ход событий. Начался видеоролик, и, к сожалению, его нельзя пропустить. Он чертовский длинный. Но как только он закончится, я получу управление над персонажем и снова смогу ходить.

Иногда мне кажется, что я сошел с ума. Но как же быть с совпадениями? С влиянием, которое оказывали на окружающий мир эти будто бы «галлюцинации»? Как быть с ногой гигантского паука, которая спровоцировала дорожную аварию? А разрушение новостройки?

Действительно ли мозг мой настолько болен, что домысливает детали и добавляет фантастические картины к реальным воспоминаниям?

Но ведь я до сих пор смотрю на свою руку и вижу вместо нее пиксельный бластер! Это значит, я видел воочию и те события!

Думаю, эта травма, полученная в подворотне, открыла во мне новое зрение. Я смог видеть то, что другие заметить не способны. С помощью «третьего глаза» я чувствую происходящее в параллельном измерении. Однако разум не может воспринять многомерные фигуры из-за разительных отличий, поэтому и подменяет невразумительные картинки тем, что я привык видеть. Тот паук, вероятно, по-настоящему был призраком из другого мира, просто для него не нашлось более понятного образа, чем босс компьютерной игры.

Вы верите мне, доктор? Ну, конечно! Я знаю: вы всегда соглашаетесь со своими пациентами, какую бы околесицу они не несли. Но мне вы просто не можете не поверить.

Ведь вы перенесли операцию на сердце после того случая. Оно действительно отказало, когда я выстрелил в вас из выдуманного пистолетика! Да, бластер мог быть моим вымыслом. Но мощный энергетический импульс был реален независимо от того, что увидели мы с вами. А это значит, у меня есть сила. Ее не может не быть.

И еще одно. Вы, наверное, гадаете: как же я остался жив после падения с пятого этажа? Ведь по всем пунктам я должен был умереть. Ответ прост. После адской боли и хруста костей я провалился во тьму. В этой тьме зажглась надпись: «Continue?». Я выбрал: «Yes».

 

17.08.2013

г. Саратов



Похожие публикации:

Желая спасти невиновного человека от казни, молодой князь лжесвидетельствует в пользу ведьмы-гипнотизерки, чтобы заручиться ее поддержкой. Спус...
23:57
25
То, что при свете дня кажется смешным, безлунной ночью обретает бестелесные образы, сотканные из страха. И челюсти, полные острых, как бритвы, ...
Никогда еще дорога в Вегас не была такой извращенно длинной!
21:34
1
В коридоре старого здания, где когда-то стоял магазин, время от времени на полу возникают записки торопливым, неровным почерком. Люди их подбир...
22:40
14


12:25
«Я смотрю, ты стал великим спецом 90-го уровня по компьютерным играм. До гуру тебе осталось совсем немного.
К сожалению, слишком плохо прокачанный скилл орфографии тянет тебя на дно. Я могла и сама подправить всякие там „бАрдовый“, „реальность начала таить“ (куда и что она затаила — женское любопытство не дает мне покоя) и какой-то еще артефактный пиксель в начале… но лучше если ты, супергерой, сделаешь это сам, не только в этом тексте, но и в исходнике кода. Теперь тебя ожидает увлекательное путешествие в мир Розенталя.
Подпись: девушка в синем скафандре»
Сложновато вычитывать рассказ, который за 7 лет (столько я его ваял) чуть ли не наизусть выучил :( Такие ошибки глупые, краснею от стыда, как школьник на контрольной :(
Поправил ошибки. И заметил очень странную штуку: слово «пиксель» звучит в рассказе всего два раза, хотя казалось бы, рассказ про пикселявые игры… Ну да ладно. Собственно, если пиксели трёхмерные, значит это не пиксели, а ВОКСЕЛИ, но знают от этом только некоторые особенно заядлые любители игр… И фильм «Пиксели» с Адамом Сэндлером из-за этого тоже следовало назвать «Воксели». Между прочим, рассказ я написал в 2013 году, я там даже точки над буквой «ё» ещё не ставил :) А придумал эту идею году в 2004-2005, то есть за четыре года до начала вэб-комикса «Homestuck» (а дописал за год до того, как прочитал этот комикс). Эх, опередил я время с этой идеей, только она оказалось такой сложной и сумасшедшей, что писательство сильно затянулось :(
10:11
Хороший рассказ. Хоть я не спец в играх:)

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru