Тотальная аннигиляция
Жанр:
  • Фантастика
  • Фэнтези
  • Космос
  • Наука
  • Приключения
  • Боевик
  • Мистика
  • Триллер

«Всё идёт по плану…»
Гэндо Икари, «Евангелион»

Во времена, когда все мечты человечества были исполнены, испуганный мужчина бежал по коридорам, судорожно озираясь назад. За шумом собственного дыхания было трудно разобрать шаги преследователя. Лишь длинная тень время от времени падала на стену очередного изгиба бесконечно петляющих футуристических катакомб.

Оказавшись в небольшом холле (благодаря металлическому полу и трубам тот напоминал машинное отделение старинного корабля) беглец сбавил шаг и обернулся.

Звонкие щелчки каблуков вознеслись над дребезжащим эхом. Мужчина усмехнулся и что-то пробормотал в передатчик, закреплённый на руке

Из-за нагромождений железных шкафов показалась невысокая фигура. Строгий серый костюм – пиджак с длинной юбкой, – а также лакированные туфли в тон чёрным волосам, производили впечатление деловой женщины. Глаза хранили ледяную серьёзность, не позволяя ни одной эмоции коснуться правильных черт её красивого лица.

– Ты меня не достанешь, сука! – крикнул мужчина, истерично усмехаясь. В подтверждение его словам тишину огласила дробь глухих шагов. Между беглецом и преследователем живой стеной выстроились люди в чёрных костюмах. Сверкнули бластеры. Хором щёлкнули предохранители.

Неуловимый кивок головы, и один из охранников улетел в сторону. Движение глаз, и второй, кувыркнувшись, впечатался в потолок. Женщина подняла руку. Шея следующего сломалась, будто у цыпленка. Миниатюрные пальцы сомкнулись, и очередного человека смяло, как лист бумаги. Продолжая производить изящные жесты, напоминающие взмахи дирижёра, женщина хладнокровно забирала жизнь за жизнью.

Плазма, выжигающая искрящиеся языки пламени из всего – от металла до камня, – не причиняла охотнице никакого вреда. Смертоносные. пылающие стрелы беззвучно исчезали, касаясь идеально выглаженной серой ткани.

Когда последний телохранитель разлетелся на бурые ошмётки, убийца перешагнула через труп и подошла к мужчине. От ужаса тот не мог пошевелиться, лишь сидел на полу у стены, разрисованной причудливыми узорами тёмно-красного цвета.

– Приказ: тотальная аннигиляция на квантовом уровне, – произнесла женщина, указав рукой на трясущегося от страха мужчину. Тот заслонял лицо пальцами, не желая наблюдать, как от стен отламываются бесформенные куски и, будто подхваченные ветром, устремляются в странный полёт.

Жестяные перегородки, обломки труб, клапана, шланги – они отрывались и медленно кружили по комнате. Створки шкафов падали на землю, и искрящиеся электронные платы, размахивая оборванными проводами, пускались в неторопливый вальс меж потолком и полом. Сотни, нет, тысячи деталей соединялись в новый механизм, опутывая её правую руку. Конечность женщины обросла нагромождениями железного мусора. Олово на раскаленных проводах сплавляло вырванные куски аппаратуры в самых сумасшедших комбинациях. При этом датчики, светодиоды и жидкокристаллические экраны тут же принимались перемигиваться зелёными огоньками, показывая, что этот ужасающий хаос функционирует исправно… и тут же скрывались под новой порцией блестящих обломков.

Это длилось целую вечность, до тех пор, пока указывающая на жертву рука окончательно не скрылась в недрах приспособления, превышающего любые мыслимые габариты. На глазах обречённого мужчины, искрясь, сварились последние узлы, сделанные из фермы, минуту назад подпиравшей потолок, и куска железной лавки. Небывалого размера пушка была завершена. Высотой и шириной ненамного меньше роста женщины, а длиной три-четыре метра, этот устрашающий механизм пришёл в движение. С шумом вращались маховики, странной мелодией переливались звуковые сигналы, а исполинские дула восьми стволов принялись наливаться пламенем и исторгать жар.

Вслед за криком всё озарил испепеляющий огонь.

 

* * *

 

Во времена, когда все мечты человечества были исполнены, появились новые – ещё более безрассудные.

Ученики старшей школы выстроились у экрана, украшенного самыми красивыми огоньками Вселенной. Учитель, сопровождающий их экскурсию, рассказывал о том, что огромная крепость из стекла и металла, чернеющая на фоне Млечного Пути, – деталь величайшей электростанции.

– Это «Звёздная Плотина». Вокруг ядра нашей галактики звёзды движутся с огромной скоростью. Вытянутый овал, который они образуют, называется «перемычкой». Они проносятся меж двух рукотворных крепостей – «Опор Звёздной Плотины», и возмущения электромагнитного поля рождают колоссальные запасы энергии. По беспроводным каналам она питает соседние звёздные системы. И вот сейчас «Опора» передвигается чуть ближе к «чёрной дыре», чтобы дать человечеству ещё больше энергии, восполнить увеличивающиеся потребности…

Зрелище завораживало. Дрожащие, прыгающие, мечущиеся искорки звёзд. Чёрные газопылевые облака, которые проносились мимо ядра и заслоняли его, будто песчаная буря, играющая солнечным светом.  Космическая станция, называемая «Опорой», отображалась в стерео формате. Запись производилась с двух телескопов, расположенных в тысяче километров друг от друга, из-за чего всё казалось игрушечным, даже многотонная конструкция, летящая к центру Млечного Пути.

Но юноша, стоящий особняком, удивился совсем не тому, чему был должен.

Впервые за долгие годы к нему подошла самая красивая девушка в классе. Это показалось подозрительным, но он старался не подавать вида. Она почти беззвучно прошептала:

– Мне нужно кое-что тебе сказать. Пошли со мной.

Ожидая подвоха, он оглянулся по сторонам. Затем почувствовал теплоту и мягкость её пальцев, схвативших его за руку, и пустился следом за красавицей, совершенно не представляя, что будет дальше. Прикосновение бархатной ладошки заставляло сумбурные мысли бегать по кругу, будто звёздочки, пойманные гравитацией «чёрной дыры» и не способные вырваться из этого плена.

Она никогда не обращала на него внимание. Ни разу за всё время совместного обучения. Не брала его тетрадей (для этого существовали подружки), не разговаривала и почти не смотрела в его сторону. И даже в те редкие моменты, когда они встречались взглядами, она делала вид, что не смотрит, не видит, не хочет иметь с ним ничего общего. Так что же случилось теперь?

Неведомыми тропами звёздного отеля (изысканная отделка чуть изогнутых коридоров напоминала палубу прогулочного судна), они добрались до туалетной кабинки и заперлись изнутри. Всё это было странным, похожим на фарс и в то же время волнующим. Они стояли почти вплотную. Её макушка находилась под его носом, волосы приятно пахли. Тёплое дыхание спутницы будоражило его измученное воображение.

– Послушай. Я попала в беду. Ты мне поможешь?

Машинально кивнув, он с удивлением обнаружил, что несётся по коридорам космической станции вслед за бесцеремонной одноклассницей. Почти ничего не объяснив, кинув лишь одно-два слова, она увела его в странное приключение. И он согласился.

Но разве можно отказать такой до умопомрачения красивой девушке?!..

Во всём этом не было никакого смысла, равно как и причин. Лишь щемящее, дразнящее чувство опасности, будто он делает нечто запретное, за что могут сурово наказать. Ощущение это отдавалось приятной дрожью в каждой клетке, в каждой молекуле его тела. Он не знал, куда они бегут. Не догадывался, зачем или, точнее сказать, отчего. Быть может, их и правда кто-то преследует? Или они просто решили вырваться из оков обыденности? Кто знает, ради чего делается хоть что-то в этом мире?

Отделанный по последней моде коридор извернулся змеёй, и вот, они очутились в большом холле с необъятным куполом. Сотни красиво одетых мужчин и женщин кружились в вальсе. Лаконичным взглядом девушка намекнула, что им нужно присоединиться к танцу, и вот они уже сами, шаг за шагом, обхватив друг друга, заходят всё дальше в движущееся многоликое единое людское существо, подчинённое командам завораживающих нот. Робко касаясь стройной талии, боясь сделать лишнее движение, чувствуя тепло её пальцев, он ловил её дыхание, текущее по его шее порывом лёгкого ветра. Он оглядывал окружившие со всех сторон фигуры во фраках, пиджаках и вечерних платьях самого разного покроя. При этом чувствовал вину за повседневную одежду, которая в окружении изысканных костюмов создавала эффект, противоположный обычному, – выделяло из общей массы.

Повинуясь броуновскому движению, они вышли к сцене, на которой стояли музыканты. Скрипки светились различными цветами радуги, подстраивая ослепительные цвета под высоту тона. Внутри виолончелей разноцветные маслянистые капли образовывали самые удивительные формы, что рождались и взрывались при касании смычка. Контрабас был полон кристально-чистой воды; золотые рыбки внутри, казалось, танцевали в такт музыке, размахивая блестящими хвостами во время взятия густых, осязаемых нот.

В такие моменты можно без колебаний признаться в любви. А можно просто молчать, наслаждаясь звуком дыхания танцующей в твоих объятьях красавицы.

Охранники лениво проводили их взглядами, и вот они снова бегут по лабиринтам звёздного отеля в поисках неизвестной цели, которой, быть может, и вовсе не было. Как нет цели у расширяющеёся Вселенной, у частичек света или у искреннего счастья.

Почти никогда в жизни ему не доводилось испытывать это чувство. Лишь иногда, перелистывая страницы интересной книги, он замечал, как сладостный адреналин наполняет кровь, поджигает сердце и дразнит вечно скучающий разум. А теперь (эта банальная фраза!) он будто сам оказался героем книги. Это как следить за кем-то, напоминающим тебя, по ту сторону кинотеатрального экрана. Бесконечно яркие краски заставляют всё сильнее сомневаться в происходящем. Так и он не верил, что бежит вслед за одноклассницей по вычурным переплетениям чужих коридоров. Не верил тому, что видел, слышал, ощущал и тем более думал.

Школьная романтика так поспешно минула его жизнь, что он не был в силах даже поверить в её реальность. Всё это казалось суеверием, нелепой шуткой, которую рассказывают недалёкие люди. Избитый, абсурдный анекдот. И всё же от странного, опьяняющего чувства кружилась голова.

Её бархатные пальчики мягко коснулись его груди. Но лёгкость эта показалась смертельным ударом. От волнения сердце забилось ещё сильней.

– Стой! За поворотом охранник, – вылетев из её чувственных губ, слова прозвучали отнюдь не тревожно. – Мы побежим вон к той двери на счёт «три».

«А что будет, если дверь заперта?» – хотел спросить он, но девушка уже сорвалась с места и кинулась через разветвление. Пара секунд показалась слишком опасной задержкой, но пути назад не было. Оставалось лишь броситься следом.

Высокий, худощавый охранник стоял слишком далеко, чтобы среагировать на шум. Он развернулся, когда школьник почти добежал до проёма (одноклассница с укором сверлила его взглядом из-за приоткрытой двери). Хлопнул замок, и они спустились по лестнице на более внешний виток спиралевидной станции.

Стены здесь были окрашены в бледно-красный, а номера комнат упали на пару сотен. Им бесконечно повезло, что на протяжении длинного, чуть изгибающегося коридора не дежурило ни одного охранника. Но везение могло иссякнуть в любой момент.

Девушка выглянула за поворот «перекрёстка» и тут же юркнула обратно. Лицо её исказил испуг.

– Это что – она? – прошептали её дрожащие губы, а глаза принялись метаться в поисках потерянной мысли.

– Что случилось? – осторожно произнёс парень.

– Что она здесь делает? – бормотала школьница. – Вот чёрт! Неужели...

Он выглянул за поворот. Стоя у перепутья, даже полностью скрывшись от взора неизвестных людей, он мог расслышать их голоса.

Женщина в строгом костюме беседовала с тремя охранниками.

– «Пси-корпус»? – спросил мужчина и вернул собеседнице удостоверение. – Ничего себе. Серьёзная организация. И кого вы ищите?

Её ответ расслышать не удалось. Возможно, она ничего и не произнесла, ведь «Пси-корпус» – это…

Неужели, та избитая байка, которую без устали повторяют на телевидении, оказалась правдой? Это звучит дико, но если агент легендарной организации владеет хотя бы сотой долей того, что им приписывают обыватели, дела – серьёзней некуда…

Повернувшись к подружке, он увидел, что та вытащила смартфон и рассматривает размытый фотоснимок. Неудачно сделанный, он, тем не менее, заставил её глаза округлиться, а брови подняться в немом крике.

– Она… – шептали дрожащие губы.

Парень осторожно коснулся её плеча:

– Кто это?

– Ты отвлечёшь их, а я побегу налево, – она его будто не слушала.

– Что тебя напугало?

– Выйди, подойди к ним, что-нибудь крикни и побеги прочь…

– На снимке – женщина, стоящая сейчас за углом?

– … Так, чтобы за тобой бросились следом, а в это время я…

– Откуда у тебя эта фотография? Ты что, уже встречалась с ней?

– … Побегу налево, мне нужно преодолеть двадцать метров. Если ты не отвлечёшь их, нам конец. Понял?

– Нет.

– Понял?

– Почему – конец?

– Ты понял?

– Скажи мне, почему?!

Она замолчала. Затем заглянула ему в прямо в душу своими блестящими от слёз глазами.

– На счёт три, хорошо? – спросила она почти шёпотом.

Он вышел из-за угла и двинулся по центру прохода, пытаясь изобразить непринуждённый вид. Колени неисправимо дрожали. Женщина, та самая, которая на снимке одноклассницы стояла в окружении зависшего в воздухе металлического мусора (должно быть, фотография была сделана во время взрыва и навечно остановила летящие во все стороны осколки), не произносила ни слова, но охранник вновь и вновь отвечал. Коротко, односложно. Гарнитуры в ушах его не было. Так значит, «Пси-корпус» – не выдумка?..

Школьник встретился взглядом с женщиной и пошёл прочь. Боковым зрением он увидел, как она двинулась следом.

Сказка кончилась. Грань между вымыслом и реальностью стала как никогда отчётливой. Герои кинофильмов, кажется, вообще не испытывают эмоций, лишь красочные взрывы озаряют их спины. Но когда страсти накалились, парень осознал, как далеко это от действительности. Разряд адреналина и сладостное напряжение меркли в тени совсем иных чувств. Унизительный страх, который заставляет ненавидеть себя. Дрожь во всём теле, как у припадочного больного. Но самое мерзкое – мучительный стыд. Вряд ли беглец, осуждённый за убийство, которого не совершал, – герой нашего времени – испытывает угрызения совести. Он считает, что поступает справедливо и во имя истины имеет право даже на убийство. Но школьник с досадой понимал: он не робот, не тень выдуманного человека и даже не актёр на съёмочной площадке. Он тот, кто совершает непоправимое. И это совсем не шутки.

«Остановись», – раздался голос в его подсознании. Неестественный, будто имплантированный. С ужасом предполагая, что это беззвучная команда агента, парень ускорил шаг.

Вмиг всё перевернулось и смешалось. Ноги сами оторвались от земли, и он взмыл в воздух. Сердце, и без того отчаянно стучащее, теперь явственно причиняло боль. Что произошло? Исчезла гравитация? Но она вызвана вращением станции. Если бы та резко остановилась, его швырнуло бы об стену. Так значит…

Оглянувшись, висящий между полом и потолком, он встретился взглядом с женщиной, поднявшей правую руку и будто подтягивающую невидимые нити. За её спиной, из-за угла, выбежала девушка и, не обращая внимания на кинувшихся следом охранников, устремилась в противоположную сторону.

«Хоть бы она успела, – подумал парень, и агент тут же обернулась. – Она что, прочла мои мысли? Услышала, как я думал об однокласснице? Если так, значит, это я её выдал…»

Агент выставила руку, чтобы поймать беглянку в незримые тиски, но не успела. Хлопнула дверь, щёлкнул замок. Женщина, не торопясь, двинулась в её сторону. А охранники бросились за молодым человеком, который, освободившись от неизвестной силы, рухнул на пол и устремился прочь.

Из неожиданно открывшейся кабины лифта вышел мужчина с собакой. Школьник поймал свой последний шанс, оказался в кабине и выбрал самый нижний уровень – внешний виток спирали. Впереди – ещё двадцать этажей.

Вдруг пришло озарение. Парень нажал на клавишу этажа, мимо которого ехал, в самый последний момент, но электроника успела среагировать, и двери лифта открылись. Как только он покинул кабину, в ней погасло освещение. «Ну, конечно. Чем устраивать засаду, легче вырубить лифт… Нужно было лишь связаться с оператором, и на это ушли те десять секунд, пока я спускался, ни о чём не подозревая. Меня спасло лишь чудо».

Пусть они и знают, где он вышел, но пока они туда доберутся, парень успеет удрать. Двигаясь самым неожиданным маршрутом, он, кажется, запутал след.

Но что теперь? Маленькое приключение подошло к концу. Их пути разошлись, как корабли в межзвёздном пространстве. Впрочем, его по-прежнему не покидало чувство, что он ещё не очнулся от этого сна. Как будто где-то на границе подсознания, там, где ещё теплятся мечты давно ушедшего детства, жива надежда встретить красавицу ещё раз и выполнить своё обещание. Ведь он дал слово, что поможет ей.

Действительно, вряд ли он сможет найти её в этом гигантском муравейнике. Одноклассница так и не сказала, куда направляется. Но, в отличие от женщины-агента, он помнил, каким маршрутом они добрались до той развилки. И будет вполне вероятным просчитать: кратчайшим путём к какому месту он мог быть? Даже если девушка изменила направление в попытках уйти от погони, рано или поздно она всё равно появится в намеченной точке. Там, куда они двигались изначально. Изучив план отеля на одном из терминалов и сделав необходимые выводы, он двинулся к внешнему уровню.

Мысли в сумбурных потёмках становились как никогда запутанными. Терялась всякая суть, поглощаемая лабиринтами бесконечных заблуждений, как терялся и он сам, пытаясь нащупать нужную дорогу. Лишь навигатор помогал не отчаяться окончательно. Надо всем этим ворохом нечленораздельных бессмысленных лозунгов возвышалась единственная цель. И она помогла добраться до самого края.

Ветвления ходов, обрамлённых дверьми, закончились, освободив пространство для доков, шлюзов и складов. Металлические платформы для швартовки кораблей, многоэтажные полки с громоздкими ящиками и тонкие, почти невидимые мостики между ними – всё это, держась на выдающихся из потолка колоннах в одном необъятном холле, возвышалось над застеклённым полом, под которым не было ничего. Достаточно представить чёртово колесо в парке, которого нет. И лишь недостижимые огоньки звёздных гирлянд своими мистическими отблесками отнюдь не рассеивали тень, а только подчёркивали её беспросветную мрачность. Это был цвет пустоты, абсолютной, бездонной, безразличной и столь же бессмысленной.

Суровая реальность обожгла сильнее жидкого азота. Увидев группу знакомых ребят, возглавляемых его учителем, он осознал, каким же глупым выглядело их приключение. Пока они с одноклассницей метались по коридорам, группа совершенно обыкновенным маршрутом добралась до пункта назначения их нелепого побега. В подтверждение этим словам из шлюза неподалёку появилась зачинщица переполоха. Она тоже направилась к толпящимся школьникам, отводя взгляд и, кажется, не желая вспоминать о случившемся, будто и сама всё только что поняла.

В компании шумных, набивших оскомину личностей, слушая рассказы преподавателя об этом грузовом порте, парень, наконец, снова вспомнил о своей прежней точке зрения. В который раз он поразился, как же абсурдно всё, касающееся отношений с девушками. Не успев опомниться, он был вовлечён в игру, цель которой – заставить его ещё сильнее убедиться в своей ничтожности. Лишь одно достоинство было у этого лицедейства – как и всё в этом мире, оно заканчивалось.

– Здесь причаливают грузовые суда, – говорил учитель. – Видите, насколько более солидный размах этой секции по сравнению с пассажирским космопортом? Грузовые поезда, кроме тянущих секций с двигателями, в основном состоят из цепочек контейнеров, а они в свою очередь могут тянуться на тысячи километров. Длина рекордсмена составляет около трети астроединицы. Представляете, насколько это?.. Простите, кто вы? Зачем она вам? Это не доказательство! Они все приехали со мной, и всех их я намерен...

Раздался громогласный хруст, и обезглавленное тело классного руководителя рухнуло на пол. Женщина в чёрном костюме переступила через труп и неспешно двинулась сквозь разбегающуюся толпу.

Парень застыл от удивления, вглядываясь в потоки багровых капель. Лишь касание одноклассницы помогло ему вырваться из плена собственного бессилия и броситься в отчаянный побег. Он знал, что агент преследует их, но возможности обернуться не было. Они неслись по тонким мостикам между грузовыми махинами, и если бы он хоть на миг отвлёкся, мог бы разбиться о толстую стеклянную перегородку, где-то далеко внизу отделяющую пригодное для жизни пространство от смертоносной космической бездны.

– Учителю звонил? – бросила запыхавшаяся девушка.

– Нет.

– Значит, сам нашёл? А ты не такой уж дурак.

– Конечно, я не дурак – у меня лучшие оценки в классе! – почти крикнул он и понял, что никогда ещё так резко не разговаривал с человеком противоположного пола. Он ждал любой реакции с её стороны, но получил в корне иное:

– Молодец, я в тебя верю. Поэтому и попросила о помощи. Ты на меня не сердишься?

Они перелезли через цепочку, которая была символической защитой от туристов, и парень отрешённо подумал: «Так вот, оказывается, как работает психология. Чем небрежнее ты относишься к человеку, тем сильнее он тебя уважает».

Они остановились у самого края. Мостик обрывался, окружённый пустотой. Должно быть, один из причалов.

Девушка обернулась. По-прежнему неторопливо шагая, агент тем не менее почти догнала молодых людей. Слыша свой голос будто издалека, парень произнёс:

– Мы можем перепрыгнуть на ту платформу.

Взглянув на широкую площадку десятью метрами ниже и двадцатью-тридцатью дальше, одноклассница состроила одну из убийственных гримас, оскорбляющих сильнее самой грубой речи. Но школьник не сдавался:

– Эффект гравитации создаётся центробежной силой. Станция вращается, и, благодаря крутящему моменту, нас прижимает к полу. Но если со всей силы бежать против её движения, для нас с тобой тяготение будет слабее…

Вместо утвердительного ответа или хотя бы скупого кивка она просто разбежалась и сорвалась в бездну.

Самая известная присказка всех учителей: «Если все прыгнут в пропасть, ты тоже это сделаешь?» Он всегда был уверен в своём ответе, но, тем не менее, поступил наоборот – бросился с края мостика, наблюдая за тем, как его подруга группируется перед ударом о платформу. Миг захватывающего полёта истёк слишком быстро, он лишь успел согнуть ноги в коленях и расслабить мышцы до того, как почувствовал боль. Он так и остался бы лежать без сил, если б девушка не подняла его на ноги. Продолжая бежать, он проклинал себя за поспешность. Каким же он был самонадеянным глупцом, решившим, что способен просчитать такой непредсказуемый прыжок? С той же вероятностью, что и нехватка скорости, они могли попросту перелететь через площадку.

Под диссонирующие аккорды сумбурных терзаний раздался рёв металла.  Позволив себе обернуться, парень увидел, как слетевший с привязи крейсер, будто невесомую паутину, сносит переплетения стальных мостиков. Двигатели не работали, и школьник сделал ещё один пугающий вывод относительно «Пси-корпуса».

– Внутрь!

Следом за девушкой он проник в небольшой скоростной катер и лишь потом понял, что они оказались в ловушке. Если только она не...

– Шлюзы открываются автоматически, чтобы избежать аварии, – сказала школьница и крутанула массивный штурвал, который на фоне её тонких ручек казался ещё крупнее. Приборная панель пестрила огоньками, а над ней – за лобовым стеклом – тревожно увеличивалась раззявленная пасть открывающихся ворот. Всего за секунду катер, набирая скорость, пронёсся через стометровый металлический коридор и оказался в открытом космосе. Всё вокруг будто застыло: россыпи звёзд, дымящиеся пылевые облака, завихрения галактик. И лишь на экране заднего вида резко, почти мгновенно, уменьшился металлический тор гостиницы.

– Ты умеешь управлять звездолётом?! – взвизгнул парень.

– Клювом не щёлкай, – съязвила школьница. На этот раз это было не презрение, а дружеская подколка.

Он знал слишком многое о полётах, чтобы спрашивать, всё ли она сделала правильно. В противном случае не было бы и шанса спросить. И ещё знал, что сам никогда не смог бы даже завести этот катер, не говоря уж о том, чтобы за какую-то пару секунд выгнать его из доков и набрать околосветовую скорость…

– Садись в кресло и, ради Бога, отвернись от меня. Переходим на атомную тягу.

Паренёк выполнил её просьбу и, как только на приборной панели загорелось вдвое больше лампочек, приступ тошноты чуть не вывернул его наизнанку.

– Аккуратнее! Не дрова везёшь!

Она улыбнулась:

– Вот уж не знаю: дрова или не дрова...

Несколько минут длилась спокойная пауза. Приглядываясь к застывшим светилам, он пытался уловить их движение, а время от времени робко поглядывал на одноклассницу. О произошедшем думать не хотелось, поэтому всё внимание он направил на созерцание огненного шлейфа позади корабля. Инверсионный след. Пламя из атомных двигателей. Очень опасное и величественное явление. Эту тягу запрещено запускать вблизи планет или космических аппаратов, ведь по мощности она равна взрыву термоядерной бомбы. Казалось бы, страшное и абсурдное изобретение… но ведь космос и так превращён в одну большую «микроволновку» из-за «Звёздной Плотины», передающей по беспроводным каналам неограниченный запас электричества.

Паренёк пытался забыть о кошмарной смерти учителя, о коварном агенте правительства, силой мысли крушащей космические корабли… Но ужас вернулся. На экране заднего вида появилась блестящая точка. Увеличив изображение, девушка и её друг остолбенели от шока.

Прямо по открытому космосу, без транспортного средства и даже скафандра, в одном лишь деловом костюме, как в абсурдной сказке про волшебников, за ними по пятам гналась женщина из «Пси-корпуса». Больше всего шокировало невозмутимое лицо, белеющее на забрызганном помехами экране.

– Сейчас я эту курицу поджарю, – процедила сквозь зубы девчонка и дёрнула штурвал.

Инверсионный след изогнулся и волной понёсся в сторону мистической фигуры. Женщина не успела отреагировать, и её накрыл шквал ядерного пламени. Подобно свету, собранному линзой в обжигающий пучок, сила атомного взрыва, сконцентрированная в одном направлении, усиливается в миллионы раз. Он уничтожает абсолютно всё, что попадается у него на пути.

Когда огненный всплеск на изломе траектории исчез, ребята даже не пытались разглядеть то, что осталось от преследующего их агента. Но увидев знакомую искорку, выпархнувшую из пламени, они вновь испытали потусторонний ужас. Она всё ещё летела за ними. Огненный шквал лишь растрепал ей волосы. Кажется, она что-то выплюнула, будто нахваталась дыма, но продолжала нестись в безвоздушном пространстве. Тлеющие песчинки постепенно гасли на выглаженной чёрной ткани. Невероятно. Невозможно!

– Да пошла ты на хер, сука драная! – взвизгнула девочка и снова крутанула руль. Затем стукнула по сенсорам, увеличив тягу. Генератор силовых полей едва справлялся, парень чувствовал, что его дико трясёт, тошнота подбиралась к горлу.

Волна за волной накрывали преследовательницу, но та вновь выныривала из кромешного ада, не сломленная, не побеждённая и даже не изменившая выражение лица. Лишь приборная панель постепенно покрывалась красным сигналами.

– Пожалуйста, прекрати!.. – не выдержал парень.

– Что тебе надо, тварь?! Когда же ты сдохнешь?! – отозвалась девушка, не слыша его.

– … Перестань! Мы можем погибнуть!..

– Гори, чёртова ведьма!

– … Двигатели скоро…

– Умри, тварь:

– … Перегреются и тогда…

– Зажарься, сволочь!

– … Мы умрём, ты что, не понимаешь?!

– Да что с ней не так?! – завизжала девчонка в слезах и бросила штурвал. Затем принялась плакать навзрыд, молотя кулаками по подлокотникам.

С экрана по-прежнему взирало бесчувственное лицо агента «Пси-корпуса». Кажется, женщина едва заметно ухмыльнулась, а может, дело было в ракурсе.

– Она убила моего брата, – пробормотала школьница, и парень вышел из ступора. – Та фотография… её прислал мой брат перед своей смертью. Она преследовала его так же, как и нас с тобой.

– Почему она это сделала? – спросил молодой человек, не надеясь на внятный ответ. Но, тем не менее, он его получил:

– Братик возглавлял неформальную организацию. Людей, которых не устраивает нынешний порядок вещей. Ты ведь знаешь, что «Звёздная Плотина» бомбит миллиарды планет вредными излучениями. Когда-нибудь это приведёт к концу всего, что мы знаем. Мой брат хотел, чтобы люди одумались. Но как только он приблизился к осуществлению мечты, появилась она. Та женщина-агент. Она убила его. И не просто убила, а распылила все его молекулы, атомы, всё! Полное уничтожение! Та же участь ждёт и меня. Именно поэтому она не оторвала мне голову, как нашему учителю. Она хочет сжечь все частицы моего тела. Выжечь душу. А для этого меня сначала нужно поймать.

После этих слов красотка улыбнулась, и в глазах её сверкнул сумасшедший огонёк. Происходящее становилось всё более странным.

Катер нёсся в сторону центра галактики. Огромный пылающий квазар, будто глаз Саурона, взирал с укором, по-прежнему застыв в недоступной дали. Пункт назначения не был секретом. Если на стене висит ружьё, оно должно выстрелить. Если вначале рассказывается о «Звёздной Плотине», главные герои обязаны на ней побывать.

Вытерев слёзы, девушка назвала позывные корабля и цель прибытия. Всё так же быстро, не теряя ни секунды, загнала судно в доки, вырубила все системы и посмотрела на одноклассника.

– Ты пойдёшь со мной?

В её руке – извлечённый из бардачка бластер. Молодой человек принял оружие, сурово заключив:

– Она убила учителя.

– И моего брата, – отозвалась подружка сорванным голосом.

– Мы ей отомстим. Покажем этой стерве, что власть ничего не решает.

Школьница одарила его почти влюблённой улыбкой:

– Мы не будем никого убивать. Просто держи их на прицеле. Нам нужно пробраться на уровень «Е».

– Мы это сделаем, – подтвердил парень и выпрыгнул из люка, оказавшись во всемирно известной электростанции.

Девушка метала обжигающие взгляды в сторону скрытых камер, пока они бежали по коридору к грузовому лифту. Непонятно, откуда она взяла пропуск, но створки открылись, и ребята понеслись вглубь железного лабиринта.

Сзади раздался грохот. Будто пуля с человеческий рост, разогнанная до околосветовой скорости, пробила шлюзы и ворвалась в недра «Плотины», нарушив герметичность и, наверняка, унеся несколько жизней.

Створки лифта открылись. Школьник повторил за одноклассницей опасный жест, и они оба, наставив бластеры на удивлённый персонал, двинулись к цели. Туда, где находится одна из панелей управления.

По ушам рубанул рёв искорёженного металла. Потолок лифтовой кабины разлетелся вдребезги, и на усыпанный осколками пол плавно опустилась строго-одетая женщина. Беглецы успели скрыться за поворотом до того, как сзади раздались истошные крики. Должно быть, кто-то попытался её остановить, и она, как всегда, не задумываясь, пустила в ход свой смертоносный дар.

От безудержной злости защекотало внутри. Стиснув зубы, парень шёл вперёд. Назло этой бесцеремонной машине убийства. Назло правительству, пустившему её в ход. Назло всему миру они шли дальше, пробиваясь через всё более высокие уровни защиты. Он прекрасно понимал, что диверсия была спланирована заранее. Наверняка, брат с детства готовил сестрёнку к этой самоубийственной миссии. Всё это напоминало террористический акт с участием фанатичных шахидок, готовых взорвать себя во славу Аллаха. И всё равно продолжал идти вперёд, ведь, несмотря на свою отчуждённость и нелюбовь к глупым тинэйджерам, сам был одним из них. Таким же максималистичным идеалистом, готовым сделать что угодно, лишь бы не подчиняться чужой воле.

Удача или саботаж, поддельные электронные ключи, а может, компьютерный вирус, вовремя запущенный в систему, но так или иначе они оказались в святая святых. Вряд ли стоило сомневаться в том, что красавица сможет разобраться в тысячах переключателей, что опоясывали величественный зал.

Её пальцы прыгали по сенсорам, будто по клавишам фортепиано. Молодой человек любовался этими стремительными, отточенными движениями лишь изредка, не силясь совладеть с любопытством. Всё внимание было направлено на шлюз, который он держал на мушке. За окнами, возвышающимися над панелями, раскинул объятья Млечный Путь и огромное, во весь обзор, розовое пятно галактического ядра. Звёздочки вокруг «чёрной дыры» – будто мириады зрителей, поднявшие над головой огоньки зажигалок в восторге от своего кумира. Словно ни одно светило вселенной не хочет пропустить разыгравшееся здесь представление.

Люк полуметровой толщины вырвался из шлюза, как пробка из бутылки шампанского. Обломки запирающего механизма разлетелись картечью, угрожая поразить сумасшедшую парочку, но вдруг зависли на месте и понеслись назад, к эпицентру взрыва. Туда, откуда, не торопясь, вышла зловещая чёрная фигура с каменным лицом.

В тот жуткий миг он впервые услышал её голос:

– Приказ: тотальная аннигиляция на квантовом уровне.

Правая рука агента указывала на девушку, мечущуюся у переключателей.  Можно было ожидать чего угодно, но только не того, что обломки, осколки, жестянки и прочий металлический мусор вдруг будут, словно к магниту, притягиваться к предплечью женщины, скрывая кисть и пальцы и тем самым формируя остов странного агрегата.

Приборные панели заискрили. Сенсоры лопались и падали на пол обугленными, вспузырившимися фрагментами. Из-под них, покидая зияющие проёмы, выползали, будто черви, порванные провода. За ними взлетали под потолок печатные платы, усыпанные микрочипами и комично вращающимися вентиляторами. Там, на высоте, они словно ждали своего часа. Колыхались, как водоросли на волнах, чтобы затем рухнуть вниз и, разбрызгивая расплавленное олово, объединиться в единую схему.

Девочка, окружённая дрейфующими в пустоте деталями, кидалась то к одному экрану, то к другому. Но до того как она успевала вводить команды, стёкла взрывались, изрыгая поток транзисторов, диодов, резисторов, ламп, реле, операционных усилителей и микросхем.

Видя, что выстрелы не приносят твари вреда, парень стал стрелять по разрастающемуся аппарату. Но на смену пробитым частям приходили десятки новых, закрывающих брешь и проводящих электричество по ещё более изощрённым путям. Лишь одного взгляда агента хватило, чтобы бластер вырвался из руки, чуть не оторвав школьнику пальцы.

Трубы системы охлаждения изогнулись, надломились и выскользнули из раскуроченных дыр в потолке. Одни обдавали экраны раскалённым паром, а другие – ледяным дыханием жидкого азота. Продолжая поливать пол конденсатом, они приваривались к остову и становились стволами жуткого, громоздкого орудия.

– Ты меня любишь?! – неожиданно крикнула школьница. – Пожалуйста, скажи, что ты меня любишь!

– Я люблю тебя! – отозвался он и с удивлением понял, что это правда.

– Тогда спаси меня! Заслони меня своим телом! Скорее!

Он с трудом понимал, каким чувством руководился сильнее: влечением к своей однокласснице или ненавистью к всемогущей убийце. Возможно, его просто ослепило отчаянье загнанной в угол жертвы, но он, не задумываясь, встал между ними, расставив руки. А через миг пришёл в себя на другом конце зала, пролетев десять метров и рухнув на металлический пол. Конечности его не слушались и, кажется, был сломан позвоночник. Слипающимися от сонливости глазами он наблюдал, как завершаются последние штрихи демонической пушки, как стволы наливаются пламенем и приходят в движение. Как, окружённая взорванными сенсорами, не видя иного выхода, девушка разрезает свою руку и выуживает из раны зашитый под кожу провод. Глаза её закатываются, но из последних сил она подключает шнур к разъёму и падает на колени.

Комнату озаряет пламя, а за окнами неожиданно резко начинают приближаться звёзды. Залитый жарким испепеляющим заревом холл пулей уносится к «чёрной дыре»...

«Пожалуйста, скажи, что ты меня любишь...»

«Приказ: тотальная аннигиляция на квантовом уровне».

… Глаза открылись, но не узнали прежнего мира. Сон? Вряд ли. Рай? Что-то не видно крыльев за спиной. Хотя место, где он находился, было похоже и на то, и на другое. Словно Ханаанские земли, которые было суждено увидеть Моисею лишь на заре своей жизни с вершины Фасги.

Казалось, секунду назад он лежал на земле, искалеченный и обессиленный, а теперь стоит на своих ногах рядом с удивлённой подругой. Обернувшись, парень увидел и женщину в чёрном костюме.

– Ты убила их, – процедил он.

– Я выполняла приказ, – ответила агент «Пси-корпуса» с улыбкой доброй учительницы.

– А почему не прикончила нас?

– Операция завершилась провалом. Девчонка воплотила в жизнь план своего брата и отправила «Опору Звёздной Плотины» прямиком к ядру Млечного Пути. Она хотела уничтожить этим искусственный компьютерный разум, который управляет человечеством. Но результат оказался прямо противоположным.

– Не понимаю!

– Вспомни курс по информатике. Что ещё делают при ускорении процессора, когда хотят «разогнать» его?

– Повышают вольтаж?

– Правильно. Когда девочка отправила всех нас в сердце квазара, «Плотина» выработала огромный запас энергии. Но вместо того, чтобы сгореть, компьютер прошёл тысячелетнюю эволюцию всего за две секунды. Всё что нас окружает – плоды его мудрости. Он преобразил наш мир и спас наши жизни. Поэтому моя миссия закончена. Больше я вам не враг. Удачи и до свидания!

Развернувшись, она пошла прочь – по зелёному полю к изогнутой линии горизонта.

Девушка, ранее стоявшая без движения, произнесла механическим голосом:

– Всё пошло наперекосяк. Но твоей вины тут нет. Спасибо, что помог. И прощай.

Она засунула дуло бластера себе в рот и спустила курок. Но рой миниатюрных металлических пчёл уже разъел батарею, продолжая поглощать остальную часть оружия, как жуки-короеды. Школьница с отвращением бросила сломанный пистолет в блестящую от росы траву и увидела, что такие же железные мошки копошатся в ране на её левой руке. Она принялась смахивать их пальцами, но было уже поздно: стайка роботов полностью заживила рану и удалила провод, который затерялся в яркой зелени безбрежного луга. Повинуясь неуёмному порыву, парень обнял одноклассницу и, боясь шелохнуться, принялся вслушиваться в её тихие всхлипы.

А сверху, вместо одинокого Солнца, планету озаряли миллиарды ярких, искрящихся звёзд.



Похожие публикации:

Фотография над камином
Она вернулась в дом. И в своей черно-белой комнате, которая несколько часов назад блистала палитрами ночи, нашла такой же черно-белый снимок и,...
Шесть девочек, или Страшные истории
Шесть разных судеб. И не всегда хеппи-энд.
10:04
Скользкий Джонни
На улицах туманного Лондона творятся странные дела. Космические и земные детективы берутся за работу. Невольное вмешательство Холмса приводит к...
16:47
Мрак
То, что при свете дня кажется смешным, безлунной ночью обретает бестелесные образы, сотканные из страха. И челюсти, полные острых, как бритвы, ...


11:53
А это хороший, не смешной, а настоящий приключенческий рассказ. Хоть и аниме))
Спасибо. К аниме-то пара отсылок всего (например, выражение «старшая школа»). Я сначала вообще хотел в этот рассказ вместо бластеров пихнуть катаны, всё-таки в космосе они безопасней, чем бластеры. Порубил врага на кусочки, но хоть корабль космический не продырявишь. Но уж решил хоть раз в жизни написать что-то более или менее традиционное :)

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru