"Хранительница сказок" Глава 4. "Если душа просит чуда…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения

   Моего видимого  спокойствия и хладнокровия хватило только на то, чтобы неторопливо  выйти из кафе и пройти по улице десяток метров. Потом, в ближайшем дворике, я рухнула на первую попавшуюся лавочку. Меня колотило, причем  не только от холода.

- Твари, мерзавцы! Это надо же, что придумали!  Уничтожать сказки! Самое светлое, самое прекрасное, что еще осталось  у людей в нашем паршивом двадцать первом веке… Травить души детей своими погаными выдумками! А этот грязный шантаж по поводу Ванды! И ведь Советник- гад может исполнить свое обещание: отнять у меня девочку, забросить ее в тюрьму или еще куда похуже… И чем я смогу противостоять этой бандитской своре?!

Я скорчилась на лавочке, обхватив себя руками. Серая стена стоящего рядом высотного дома уходила вверх, сливаясь с серым небом. Серая земля, серые заборы, серый мир… Стругацкие писали, что после серых  всегда приходят черные

Мне показалось, что из темноты подъездов, из щелей и подворотен, окружая меня, тянутся и ползут зловещие тени. Слышится скрежет, блеск злобных красных глазок…

В отчаянии  я  закрыла глаза.
И тут перед моим внутренним взором встала страница книги, строки из которой я читала прошлой ночью. Негромкий, чуть глуховатый голос, строго произнес  где-то совсем рядом:

Испуг свой кушаком стяни потуже,
Назад не поворачивай коней!
Быть может то, что породило ужас,
Лишь воздух и движение теней.

 Когда душа от горечи и боли
Сжимается на суше и в морях,
Проявим любознательность и волю!
Преодолев незнание и страх!

 

Я открыла глаза и глубоко вздохнула. Страшные тени растаяли. Сквозь завесу серых туч проглянул кусочек голубого неба. Ну что ж, постараемся преодолеть свой страх и узнать побольше о слабых сторонах врага. «У каждого дракона есть одна дырка в панцире» - как говаривал старина Бильбо. А пока надо скорее идти домой. Ванда, наверно, уже заждалась.

По дороге домой я меня опять одолели тревожные мысли о судьбе Сказочника . Советник в ответ на мой вопрос буркнул что-то о «закрытой информации». А до этого он говорил, что может подсказать мне, где найти Христиана. Что-то здесь не сходится. Похоже, этот ледяной болван сам не знает, где скрывается Сказочник, и просто морочит мне голову своими  пустыми обещаниями.

Что ж, раз так, продолжу  поиски!

 

Дома Ванда встретила меня радостными возгласами:

- Кофе сварен, яичница пожарена, с цветами я пообщалась, но не долго. Твой домашний телефон разрывался и мешал разговору.  Звонили какие-то девчонки.

   Матерь Божья! А ведь свой мобильник я с беззвучного режима так и не сняла!

Пятнадцать пропущенных звонков!
Я торопливо набрала знакомый номер. В трубке послышался  звонкий голосок Иренки:

- Марта Станиславовна! А что репетиции сегодня не будет?  Мы вас целый час ждали в библиотеке,

   Репетиция! Господи, с этими крысами и ледяными уродами я же совсем забыла про наш спектакль. Как же стыдно перед девочками!

- Иренка, собирай всех артистов, и приходите ко мне. Порепетируем у меня дома!

 

Конечно, может кто-то скажет, что в такой опасной ситуации, как наша, не время и не место заниматься детскими спектаклями. Но я хорошо помню притчу о садовнике, который сказал: «Даже если я буду знать, что завтра мир погибнет, я все равно посажу дерево.» Делай, что должно, и будь, что будет! А может быть, наша маленькая сказка станет именно тем камушком, который заставит Весы Мироздания качнутся в сторону Света. Тем более, что наш спектакль называется «Сказки старой Дании». В нем переплетаются лучшие из сказок Андерсена. И «Снежная Королева» в том числе! Так что все – в тему!

Через полчаса в моей квартире стало шумно и тесно. Мальчики и девочки вслух повторяли роли, примеряли детали костюмов, разыгрывали отрывки из спектакля. Ванда, к моей радости, легко и охотно вписалась в эту кутерьму.
Когда все театральные дела были закончены, и последний юный артист, напоенный чаем и с карамелькой в кармане, был провожен за порог, мы с ней, облегченно выдохнув, плюхнулись на диван. Я разлила кофе по чашкам.

- Ну, как тебе мои артисты?

- Честно? С лесными разбойниками было легче управиться! Шучу-шучу… Они у тебя замечательные.

- Да, замечательные… И спектакль будет веселый… если он состоится, конечно.

- А почему может не состояться? Что случилось?

  Я рассказала Ванде о крысиной «проверке» библиотеки и о моем последующем разговоре с Советником. Ванда вскочила с дивана, топнула ногой, черные глаза засверкали.

- Я застрелю его!

- Из чего? Из косметички? Слушай,  девочка, давай не, горячись, а то я пожалею, что рассказала тебе всю правду. Советника, наверняка, круглосуточно «пасет» вооруженная охрана, так что даже не пытайся до него добраться. И знаешь, что, посиди-ка ты эти дни дома. А то, мало ли…

   Я, конечно, не рассказала Ванде о грязных угрозах Советника в ее адрес. Ладно, в любом случае, этот отмороженный мерзавец дал мне отсрочку, обещав не трогать нас несколько дней.

- Как это «посиди дома»? Ты же обещала, что мы вместе пойдем искать Сказочника!  Кстати, где ты предполагаешь, он скрывается?

   Я только вздохнула. Как найти человека в современном мегаполисе, если он сам того не хочет?  Укромных уголков  в нашем городе практически не осталось. Все старинные башни, крепостные стены, мосты и соборы – это музейные объекты, где на каждом квадратном сантиметре висит табличка  «руками не трогать!» И где мне в таких условиях искать Сказочника? Усталость от всех событий сегодняшнего дня  навалилась на меня, тяжелым грузом. Опять к сердцу подступила тоска, близкая к отчаянию.

 

Сильный порыв ветра ударил в окно, широко распахивая раму. Ветер был теплым, влажным. Он нес запахи морской соли, разогретого солнцем песка. Ничего не понимая, я встала, шагнула к окну. И услышав тихие шаги за спиной, резко обернулась.

Сказочник стоял посреди гостиной. Нет, то был не Христиан. Но я узнала бы из тысячи этого высокого, чуть сутуловатого человека в темном пальто и широкополой шляпе, низко надвинутой на лоб. Его доброе, усталое, покрытое морщинами, лицо, его  внимательные и печальные карие глаза были знакомы мне с детства.

Портрет, на титульном листе книги с бирюзовым переплетом и яркой вспышкой алых парусов на обложке.

 Чашка выпала из моих рук и, жалобно звякнув, покатилась по полу. И я, еще не веря своим глазам, произнесла, как пароль, странную, но единственно подходящую для этой встречи фразу:

- Не скучно ли на темной дороге?

   Сказочник улыбнулся. Улыбка солнечным лучом озарила его усталое лицо, смягчила суровую линию рта. Он снял шляпу, секунду помедлив, положил ее на стол рядом с компьютером.

- Присаживайтесь, пожалуйста, - захлопотала я. - Давайте я вам кофе сварю.

   Сказочник покачал головой.

- Времени мало,

    Его голос сильный, низкий,  чуть глуховатый, показался мне знакомым.  Не он ли читал мне стихи Городницкого тогда, в сером дворе, в миг отчаяния?

- Здесь холод и мрак сквозят из всех щелей. Так уже было когда-то. В далеком северном городе, в черный зимний день у застывшей реки.

«Я был окружен крысами».  Но я успел прийти на помощь. Успеешь и ты. Запомни: Маяк, мыс Таран. Поспеши, Марта, Хранительница Сказок! Вы должны вместе растопить лед.

«Будем вместе топить лед!» - фраза из романа «Блистающий мир» эхом отозвалась в моем сознании. Снова порыв теплого морского ветра хлопнул створками рамы.

Я невольно оглянулась, а когда повернулась обратно, Сказочника  в комнате уже не было. Только широкополая шляпа осталась лежать на столе.

 

- Что это было?! – восхищенным шепотом осведомилась Ванда, которое все это время, не шелохнувшись, сидела на диване. - Это что, к тебе Волшебник приходил?

- Волшебник, -  отрешенно кивнула я. - Из Зурбагана. Или из Лисса.

- Ух, ты! А часто к тебе такие гости заходят?

   Я покачала головой. А потом с бешеной скоростью начала носиться по комнате, натягивая на себя, джинсы, свитер, кроссовки…

- Ты куда это собралась?

- Ванда! – вместе ответа рявкнула я. - Слушай меня внимательно! Сиди дома, никуда не выходи! На звонки не отвечай! К окнам тоже старайся без крайней надобности не подходить. Если увидишь или услышишь что-то странное, какие-то шорохи, звуки – сразу звони Жаку, проси его приехать со своими ребятами. Как писал наш волшебник – «Если кто захочет тебя обидеть, скажи: – "Лонгрен скоро вернется!»

- Кто вернется?!!

    Я на бегу выдернула с полки любимый томик.

- Изучай! Чтобы скучно не было.  Узнаешь, кто такой Лонгрен.  Все! Я постараюсь  разобраться с делами быстро.

   И, не слушая возражений девочки,   пулей вылетела за дверь.

 

 До мыса Таран я добиралась на перекладных с двумя пересадками. Сначала - до окраины города, потом на маршрутке до пансионата, а уж потом пришлось ловить попутку. В итоге я оказалась на месте, когда солнце уже начинало клониться к закату.

Белая башенка маяка стояла почти на самой вершине горы.

С одной стороны гора полого спускалась к домикам какого-то поселка, а с другой ее стороны падал в морские волны крутой скалистый обрыв. Ветер к вечеру стих, но мороз усилился, и узкую, каменную дорожку, ведущую на вершину  горы, к маяку, сковало тонким льдом. Я лезла наверх, осторожно передвигая ноги и поминутно хватаясь то за торчащие из земли камни, то просто за пучки высохшей прошлогодней травы. Как удачно еще, что я кроссовки догадалась надеть! В сапогах бы точно вниз загремела, до вершины так и не поднявшись. Наконец мой нелегкий путь окончился.

Я прислонилась к холодной стене маячной башни и перевела дух. Ну, добралась благополучно, «хвоста» за собой, вроде не привела.

 

Теперь можно и поиски продолжить. Прежде чем войти внутрь, я бросила взгляд на море. Однако, засада! Огненно-золотые краски заката стремительно меркли, и над чертой горизонта вставала гряда тяжелых, синевато-белых туч. Как бы  буря не началась! Ветер ударил резким порывом, бросил горсть снежинок мне в лицо. Торопливо наклонившись, я нырнула в башню. Внутри было тепло и уютно. Горел настоящий камин, у стены – невысокий топчан, накрытый лоскутным одеялом. На столе возле чайника - две алюминиевые кружки, ложки, кусок хлеба на тарелке. Да, здесь определенно кто-то живет. Вопрос только: кто это?  Смотритель маяка или…

 

Впрочем, ответ на этот вопрос решился сам  собой, как только я подошла ближе к столу. Вся его свободная поверхность была засыпана листами бумаги, исписанными мелким летящим почерком. Я взяла один из них в руки: «Она жила на улице Заколдованной розы. Никто не знал, откуда взялось это странное название»
   Я перебирала листочки, выделяя случайным взглядом  отдельные слова и целые фразы:  «В этом мире светили три солнца. Каждый день они устраивали догонялки по небосводу»,  «Но ведь если ты вспыхнешь, тебе будет больно! – Это ничего, - ответила Спичка. - Главное, что мой огонь хоть на миг развеет мрак»

   Порыв ветра влетел в помещение, разметал листы рукописей. Часть их них упала на пол, и освободившемся крае стола я увидела маленький листок. Мелкие буквы, написанные с сильным наклоном, складывались в строчки стихотворения:

Белая изморось, серый туман.
Вы говорили, что сказки – обман.
Голос был нежен и холоден взгляд:
 - Мастер, к вам лебеди не прилетят.
Мастер, оставьте перо и свечу!
Вы же не воин, а кто – промолчу.
Если в душе равнодушия лед,
Разве от слова она оживет?


  Я бережно разгладила листок и положила его на стол. Он не сдался! Сказочник Христиан не сломался, не пошел на поводу у жестокого и равнодушного века.

Он по-прежнему верит в то, что Слово Поэта способно пробудить лучшие чувства в душе человека. Как хорошо!.. Однако, где же он сам? Я вышла из комнаты и осмотрелась. Вроде, никаких других помещений в этой башне не было. Направо – кладовка, налево – лестница, ведущая наверх, к маячным лампам.




Похожие публикации:

Буря закончилась. И герои выбираются в город - навстречу будущей битве.
Сказочник и Хранительница, отрезанные от мира снежной бурей, ночуют на маяке, знакомятся и строят дальнейшие планы по спасению сказки.
Сказочник и Хранительница, отрезанные от мира снежной бурей, ночуют на маяке, знакомятся и строят дальнейшие планы по спасению сказки.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru