Наваждение
Жанр:
  • Фантастика

Сразу хочу оговориться: не желал никого обидеть, даже в шутку. Цель данного иронического опуса – немного развлечь обитателей сайта.

Да, забыл добавить: Совпадения всех имен случайны…

 

Голос был мягкий, душевный и обволакивающий:

– Гришенька, сынок, зачем же ты так напился?

 Голос принадлежал уборщице тете Фросе, женщине большой теплой и отзывчивой. Грише как в детстве захотелось прижаться к ее огромным подушечным грудям и заплакать. Он даже плаксиво скривил рот и дернулся навстречу доброй женщине. Но неожиданно оказался на полу. В голове взлетел реактивный самолет, а во рту образовалась безводная пустыня.

Григорий застонал, сжал ладонями пульсирующие виски и затравленно огляделся. Никакой тети Фроси не было. Он сидел на полу в своей квартире.

 

– Глюки, – пробормотал Григорий. – Натуральные глюки. Это все проклятые экстази. Не надо было их жрать. Друзья, стервецы, соблазнили: «водка без колес – деньги на ветер!».

 

 Мучимый неимоверной жаждой, Григорий доковылял до кухни, повернул вентиль крана и долго лакал холодную воду. Потом сунул голову под струю – стало немного легче. Пошатываясь, вернулся в комнату и замер напротив огромного, в полный рост портрета. На картине  он был изображен в форме и при орденах. Гордая осанка, волевой подбородок, пронзительный взгляд. Григорий даже всхлипнул, настолько он был не похож на себя настоящего.

Ткнув в портрет трясущимся пальцем, проникновенно сказал:

– Позор тебе, космонавт Кабанов!

 

Ему вдруг показалось, что тот, на портрете, злобно сверкнул глазищами и брезгливо выпятил нижнюю губу. Григорий поспешил отвернуться. Надо что-то делать, чердак просто раскалывается. Он представил лица приятелей, чтобы они сказали, увидев его сейчас? Борт-инженер Шишкова презрительно фыркнула бы, летчик-испытатель Разгуляй заржал бы как конь, а инструктор по полетам Казиник мог и в морду зарядить. Не станешь же им объяснять, что у него есть маленькое хобби.  И хобби это – музыка. В свободное от полетов время, орденоносец Кабанов играл в рок-группе. Вчера была презентация его детища – альбома с романтическим названием «Хозяйка затопленной деревни». Ну как тут было удержаться? Не киборг ведь бесчувственный?

 

Перед глазами забрезжило бородатое лицо штатного психотерапевта Саши Стешенко. Глюк лукаво подмигнул и выдал:

«Клин клином вышибают! Прими соточку и не мучайся! Моп твою ять!».

 

– Точно! – Обрадовался Кабанов, – Похмелиться надо! – Он бросился к холодильнику, распахнул дверцу и издал вопль раненого бабуина – пусто, лишь ополовиненная бутылочка минералки! Машинально допив остатки, Григорий метнулся к столу. На развернутой газете сиротливо лежал обгрызенный кусок броншвейской колбасы.

– Приплыли. – Констатировал Кабанов, сунул колбасу в рот и остервенело заработал челюстями.

 

«В магазин сходить? Тяжело. А что делать?».

 

В этот миг его мутный взгляд сфокусировался на заголовке газетной статьи:

«Российско-американский полет.  500000 километров с дозаправкой в космосе!».

 

Григорий окаменел, рот непроизвольно открылся и не дожёванный кусок броншвейской влажно шлепнулся на газету.

Катастрофа! Как он мог забыть?! Это же он должен лететь!

 Кабанов испуганно глянул на электронный календарь. 18 августа 2089 года! Точно! Сегодня!

 

Противно запиликал мобильник. Конечно, кому еще быть – координатор полетов полковник Штырков.

 

– Здоров, Кабанов! – зычно рыкнул полкан. – Как самочувствие?

– Спасибо, товарищ полковник. Хреновое, – горестно проблеял Григорий.

– Молодец, Кабанов! – поддержал Штырков. – Так держать!

– Андрей Абсурдович, – жалостливо всхлипнул космонавт, – Мне очень плохо. Может, замените меня?

– Машина за тобой уже выехала! Через полчаса ожидай!

 

Григорий вздохнул. Полковник Штырков умел слушать только себя.

– Вот тебе повезло! – Рокотал в трубке его бас, – Вся страна в едином порыве раскрыла хлебальники и вытаращила зенки! Девочки машут трусами и писают кипятком! Европейские астронавты рвут волосья на седалищах! Китайцы краснеют, а негры белеют от зависти! Это же уму не растяжимо – малый челнок с самостоятельной дозаправкой! 500 тысяч до базы на собственной тяге!  А впереди Кабанов на белом коне истории!

Штырков неожиданно замолчал, откашлялся и вкрадчиво сказал:

– Ты там того… не осрамись. Американец парень ушлый, потом все своим доложит. Язык не распускай, а ухи держи открытыми.

– Понял, товарищ полковник. – Вымученно согласился Григорий.

– И вот еще что, – полковник понизил голос, – Я там, на челнок подарочек загрузил, ящик водяры… Начальнику базы Чихунову отдашь. Скажешь, мол, Костик, это тебе привет от Андрюхи. А то он там без беленькой совсем мутирует. Все понял, Кабанов?

– Понял, Андрей Абсурдович. А где вы, говорите, водочку спрятали?

– В хвостовой части, в коробке из под питательных тюбиков с манной кашей.

 

* * * * *

 

Григорию американец сразу не понравился. Худой высокий блондин с таким бледным лицом, словно присыпанным пудрой. И улыбка какая-то приклеенная, неживая. А вот рукопожатие оказалось неожиданно крепким.

 

–Джей Арс, – представился пиндоский астронавт. – ВВС США, база Фак-1, штат Калифорния, летчик-испытатель.

Григорий кивнул.

– Гриша Кабанов. Космонавт. Россия. Тоже летаю.

 

Потом были проводы, музыка и похмелье. Похмелье сильнее всего. Григорий с трудом дождался конца церемонии и юркнул в челнок.

Он пропустил старт, ибо в голове звучали лишь слова полковника Штыркова:  «В хвостовой части, в коробке из под питательных тюбиков с манной кашей».

 

Челнок задергался, натужно заскрипел, что-то ослепительно вспыхнуло и на обзорном экране тускло заблестели звезды.

– Отъехали! – Восторженно завопил америкос.

– Не отъехали, а поехали! – С неприязнью поправил Кабанов и еле слышно пробормотал:

– Если сейчас не приму грамм двести – точно сам отъеду…

 

 

* * * * *

 

К счастью, первое впечатление оказалось обманчивым. Американец оказался не таким уж плохим парнем. Да и по-русски говорил довольно прилично, правда, с чудовищным акцентом.

Григорий уже опробовал штырковскую заначку и смотрел на напарника вполне благодушно. Рожа конечно, у басурманина подкачала – вылитый Джокер из сказок про бэтмена, но в целом малец не плохой, вон глазки как блестят, словно масляные.

Кабанов не таясь, извлек бутылку «пшеничной» и пластиковый стаканчик.  Набулькал грамм сто, шумно выдохнул и опрокинул содержимое в глотку.

Глаза у американца еще больше заблестели и стали совсем круглые, как у ручного хомячка.

Григорий рассмеялся и поманил его к себе:

– Ползи сюда, грызун.

Тот не заставил себя ждать. Удивленно ткнул пальцем в бутылку:

– What is it?

– Традиция. – Лаконично ответил Кабанов.

– Тradition?

– И не просто традишен, а офигенный традишен! Можно сказать,  patristic tradition! Святая традиция отцов и дедов!

– Дэдов?

– Дедов, дедов! – поддакнул Григорий, – Грэндфазеров по вашему. Перед любым начинанием необходимо хряпнуть за удачу. А если не хряпнешь, то хрен тебе, а не удача!

Глаза американца выразили беспокойство.

Кабанов сунул ему в руку полный стаканчик.

– Любишь удачу, Джей? Тогда пей!

– Любишь. – Согласился Арс и сделал осторожный глоток.

Рот его скривился от отвращения, а лицо стало по детски обиженным.

– Неll! Аlcohol! Гадость!

– Ты так на продукты не говори! – нахмурился Григорий. – Это ваш виски гадость, а это святая вода и главный источник энергии для русского человека. Выпиваешь,  и сразу удача к тебе ломится со всех ног!

– O my God!

– Гадом буду, если вру!

Григорий ухватил Джея за локоть и доверительно сообщил:

– Вот вы, пиндосы, на Луне первыми побывали, а за удачу не выпили и каков результат?

– Каков?

– Теперь там наша база. А вы в заднице. Понял теперь почему за удачу пить надо?

– Но водка туманит мозг. – Не согласился американец.

– Не туманит, а успокаивает. А нам психовать ни к чему. Нам еще дозаправку осуществлять. До нас в космосе никто этого не делал. Мы должны быть спокойными и уверенными в себе, как слоны и работоспособными, как муравьи! Ты хочешь быть работоспособным, как муравей?

Американец кивнул.

– Тогда пей!

Джей Арс тяжело вздохнул, зажмурился и выпил.

Его тут же пробил кашель, из глаз полились слезы.

– Молодец! – похлопал его по спине Кабанов. – Я знал, что на тебя можно положиться! За удачу мы выпили, а теперь необходимо выпить за дружбу, ибо только крепкая мужская дружба позволит нам выполнить поставленную задачу!

 

* * * * *

 

 

– Шюмел камиш, деревья гнулись, а ножка тёмная была! – Горланил Джей.

– Ножка. – Хмыкнул Григорий. – Ну и нализался ты, ваше благородие.

– Гришя! – закричал Армс. – Мы не выпили за Юлечку!

– Какую Юлечку?

– Я знакомиться с ней у вас, центр полетов! Я не знать её фамилий, но позывной Kalamiti! Я с ней жениться буду!

– Облом тебе, Казанова. Юлечка невеста нашего омского ястреба Лехи Шинкеева, а он мужик серьезный – женилку тебе в момент укоротит под самые помидоры.

В ответ на его слова Джей разрыдался.

– O! Мy God! Горе! Как это по русски, я совсем LifeKILLED!

– Не реви! – Успокоил друга Кабанов, – Найдем тебе бабу!

– На базе? – Глаза Арса загорелись.

– Нет. – Вздохнул Григорий. – На базе только Костя Чихунов и несколько человек обслуживающего персонала.

 – O! Мy God!

– Не ссы, Капустин, отлюбим и отпустим! У нас много красивых женщин. Вон хотя бы взять Надьку Лискунову или Ирку Станковскую! А Галка Трашина? Танечка Осипова?  Еще одна Танюшка, беженка из Финляндии.  Мировые девчонки!

– Я хочу за них выпить! – икнул Джей.

– На сегодня хватит. Завтра много работы.

– Зачем работать? – Упрямо замотал головой Арс, – Корабль полный automatics! Я хочу пить Russian tradition!

– Знаешь что, Джей? – Ласково сказал Кабанов. – Иди в попку!

– Ты меня посылать! – Обиделся американец. – Что есть попка?

Взгляд Арса Грише не понравился, мутный с нарождающимся безумием. Лицо еще больше побледнело и стало очень похоже на безжизненную маску Джокера.

– Попка это дом родной! – Поспешил он затушить возгорающийся конфликт. – Иди в попку – значит пожелать вернуться домой живым и невредимым. Это тоже часть традиции.

– Very good, попка. – Расплылся в дурашливой улыбке Джей. Подполз к Кабанову, поцеловал в коленку и душевно произнес:

– Гришя, хочу в попку.

С этими словами он закрыл глаза и уснул.

– Не сегодня. – Задумчиво произнес Кабанов и погладил Арса по курчавой шевелюре.

 

* * * * *

 

Похоже, он все же перебрал. Шестая бутылка явно была лишней. Мозги отплясывали чечетку, заставляя тело непроизвольно дергаться. Холодный пот струился по лицу, а перед глазами мелькали черные и красные снежинки, они распадались на пазлы, а затем собирались в немыслимые чудовищные рожи, клыкастые и языкастые. Мерзкие монстры тянули к нему когтистые лапы, плотоядно облизывались и подмигивали.

– Прочь, твари! – Ругался на них Григорий и пытался достать кулаком по эфемерным мордам. – Я сейчас встану, и вам мало не покажется!

Самый нахальный бес вцепился в рукав комбинезона зубами и яростно затряс головой, ткань затрещала.

– Ах ты, падла! – разозлился Кабанов.– Казённое имущество портить!

Ему удалось ухватить вражину за шерсть на загривке и пару раз сильно дернуть! И тот, неожиданно заорал голосом Арса:

– Ай-яй! Гриша! Больно!

Пелена спала с глаз Григория, и он увидел прямо перед собой испуганное лицо американского астронавта. Лицо Джея было совсем бледным, ну вылитый Джокер.

Американец тер макушку и смотрел на него огромными безумными глазищами. На ладони Григория обнаружился большой клок светлых волос.

– Ты чего? – Спросил Кабанов.

– Беда, Гриша! – Заголосил Арс. – База захвачена!

– Какая база? – Не понял Григорий.

– Ваша база! – Еще громче завопил Джей и ткнул пальцем в обзорный экран.

– Блин. – Только и смог произнести Кабанов. Корабль находился в шлюзовой камере. Он сразу узнал ее по фотографиям. Это действительно российская лунная база. К ней они и летели. Но как?!  Кто осуществил стыковку? Кто посадил челнок? И самое главное, кто совершил дозаправку? Горючего до базы им точно бы не хватило.

– Они захватили базу! – Палец американца тыкал в экран.

Григорий только сейчас обратил внимание  на  десяток отвратительных зеленых существ, окруживших корабль. Морщинистые, блестящие, явно покрытые какой-то слизью, они махали длинными обезьяньими лапами и довольно скалились. У некоторых были рожки.

– Черти какие-то. – Удивился Кабанов.

– Гриша, надо рвать ноги! – Закричал Джей.

– Рвать когти. – Машинально поправил Григорий. – Куда? До Земли не хватит горючки.

– Хватит! – Уверенно стукнул себя в грудь американец. – Мы не дозаправлялись, а сюда долетели! Ваши расчеты оказались неверны! У нас полные цистерны топлива и окислителя. Ну же, Гриша!

Кабанов не успел ответить. Створки шлюза плавно сомкнулись, закрывая от них спасительный космос.

– Мама мия! – Горестно взвыл Арс. – Мы в ловушке!

– Суки! – прорычал Григорий. – Они забыли, что загнанные в угол земляне смертельно опасны!

– Что будем делать?

– Махаться с чужаками!

– Но у нас нет оружия!

– У этих обезьян тоже нет!

– А как открыть шлюз?

– Дистанционно. Из диспетчерской.

– А как туда попасть?

– Ногами дойти! – разозлился Григорий. – Чего тупые вопросы задаешь? И куда испарился твой акцент, американец?!

Джей надулся:

– Я есть очень плёхо говорить по-русски.

– Вот это другое дело, а то я уже подумал, что ты засланный казачек. Попробуем связаться с нашими на базе, может, кто уцелел.

 

– Вареник, вареник, ответь пельменю! Вареник, как слышишь?

 В эфире раздались шумы, после чего искаженный голос ответил:

– Пельмень, слышу тебя хорошо… Кто это?

– Костя! – заорал Кабанов. – Это я – Гриша! Что у вас там происходит?!

– Чужие на базе! Мы с ребятами заперлись в жилом отсеке и отбиваемся!

Сквозь треск помех отчетливо громыхали выстрелы.

– Идем к вам на помощь! – выдохнул Кабанов. – Держитесь, братишки!

– Как идем? – изумился Джей. – Их же там сотни!

– А ты Александра Васильевича Суворова « Наука побеждать» читал?! Вижу, что нет. Одни комиксы, небось, на уме. Человек-паук, Человек-говнюк. А ты у нас будешь человек-болтун! Твоя задача отвлечь слизняков простым вопросом, типа, как пройти в библиотеку! А дальше в игру вступаю я. Эффект неожиданности работает на нас. Бей врагов не числом, а умением! Наше дело правое – победа будет за нами! Короче, я  открываю дверь, а  ты начинай вещать, мертвая голова!

– Почему мертвая?! – Взвизгнул Арс, но Кабанов уже активировал выход.

Слизнемордые уродцы устремились к челноку, но высунувшийся им навстречу Джей замахал руками и плаксивым голосом заговорил:

– Простите, граждане, что я к вам обращаюсь! Сами мы не местные, не подскажете, какой нынче прогноз погоды? Будет ли сегодня дождь и нужно ли нам с приятелем захватить зонты?

Пришельцы на мгновение замерли, а потом разразились хрюкающим хохотом.

Самый здоровый из них, похлопывая себя по жирным бокам, хрипло пролаял:

– Глупые людишки! Отныне вы рабы великой империи зеленых грибожуев! И для вас уже не важно, будет дождь или нет!

– А для тебя важно, слизняк! – Закричал Кабанов, отталкивая в сторону Арса. В руках Григория полыхнул рубиновым светом десятилитровый огнетушитель. Мощная пенистая струя ударила в перекошенные морды.

– Вот вам и дождь, и цунами, и тайфун в одном флаконе! – Восторженно вопил космонавт, сбивая уродцев с ног. – Помойтесь, гамадрилы!

Расталкивая монстров и награждая их пинками, люди устремились по железному коридору туда, где по расчетам Григория должен был находиться жилой отсек базы.

На ходу Кабанов сунул в руки Арса несколько пластиковых тюбиков.

– Это едрёная русская горчичка! Брызгай слизнякам в глазищи, они у них здоровые – не промахнешься!

 

Пришельцы не ожидали такой удали от будущих рабов. Некоторые из них завертелись на месте, получив порцию горчицы от Джея, другие с визгом покатились по полу, ощутив на бесформенных задницах тяжеловесность  и крепость ботинок космонавта Кабанова. Когда монстры опомнились и бросились в погоню – было поздно, беглецы достигли жилого отсека.

Григорий забарабанил в дверь кулаками:

– Костя, открывай!

Из открывшегося проема выглянуло удивленное лицо майора Чихунова.

– Гриня, ты?

– Чуть бы промедлил и был бы уже не я, – тяжело отдуваясь ответил Кабанов, запирая дверь. – Знакомься. Джей Арс – мой компаньон.

– Очень приятно. Мои помощники, – майор кивнул на понурых молодых людей, – Игорь Шабельников, Евгений Вечканов и Ванвикль.

– Ванвикль? – Удивился Кабанов, – Француз что ли?

– Русский! – рявкнул тот, которого назвали Ванвикль и недружелюбно уставился на Григория.

– Не обращай внимания, – махнул рукой Чихунов, – Он из ФСБ, точного имени никто не знает, только позывной.

– Вы пришли к нам на помощь? – скорее утвердительно, чем вопросительно грозно осведомился Ванвикль.

– Можно и так сказать, – хмыкнул Кабанов.

– В таком случае, где оружие? Чем вы предлагаете отбиваться от нечисти?

– Силой мысли! – неожиданно разозлился Григорий и сам ринулся в атаку, – Как вы допустили несанкционированное проникновение на базу?! Почему не обеспечили безопасность?! Где личное оружие персонала?! Вас для чего сюда направили?! Жрать, срать и писать дурацкие комменты, в смысле, доносы?!

– Как вы смеете?! – побагровел фээсбешник, – Я доложу, кому следует! Я общественность растревожу!

– К кому следует мы и так скоро попадем, – Устало вздохнул Чихунов и кивнул на дверь, сотрясаемую от глухих ударов. – Патронов больше нет, связи с Землей нет. Нас только шестеро, а чудищ сотни.

–Вот умру я, умру, похоронят меня, – Неожиданно протяжно запел судовой врач Вечканов.

– Нас не похоронят, а сожрут! – Мрачно поправил его радист Шабельников. – У меня в пистолете последний патрон. Поэтому здесь больше подходит другая песня:

 

«Наверх вы, товарищи, все по местам

Последний парад наступает.

Врагу не сдаётся наш гордый "Варяг",

Пощады никто не желает!».

 

– А я люблю песню про Чебурашку. – Тихо сказал Джей Арс.

Все с удивлением воззрились на американца. Тот пожал плечами и дурашливо улыбнулся, – И вообще, как у вас говорят, хочу в попку…

– У нас так не говорят, пиндос! – Набычился Ванвикль, – Вот оно тлетворное влияние запада, гей-парады, однополые браки, фастфуды и сексжопы!

– Шопы, – Поправил Вечканов, – Правильно шопы…

Дверь сотряслась от страшного удара.

– Скоро не выдержит. – Поморщился Шабельников и извлек из кабуры табельный «макаров».

– А что известно об этих уродах? – Спросил Кабанов. – Есть у них слабое место? Я их толком не рассмотрел, не до этого было.

– Ну, полюбуйся. – Ответил Чихунов и включил обзорный экран.

– Гляньте, братцы! – Воскликнул Григорий, – Покемоны пляшут.

– Может с ними можно договориться? – предположил Ванвикль.

– А звук есть? – Поинтересовался Кабанов.

– Звук есть, – кивнул майор, – Но я не советую, очень мерзко верещат эти бандерлоги, уши заболят.

– Включи! – Потребовал Кабанов. – Хочу знать, о чем они говорят.

В помещение хлынули вопли, хрюканье и визг.

– Выключи! – Заорал Ванвикль и зажал уши ладонями.

– Стойте! – Поднял руку Григорий. – Смотрите!

За дверью происходило странное. Чудовища затихли, взялись за руки и образовали круг. В центр вполз отвратительный бородавчатый слизняк, поднял тощие лапки вверх и заголосил:

– Зеленые грибожуи, позовите Дару! Позовите Дару из Хаоса!

И все зеленые уродцы завыли, заголосили, захрюкали:

– Дара! Дара! Дара! Дара! Дара!

– Я не могу это слушать, – пожаловался Ванвикль, – Будьте людьми, выключите звук.

Ему никто не ответил. Все восторженно смотрели на появившееся из неоткуда искрящееся облако. Оно дрожало, вздыбливалось дымными щупальцами, уплотнялось, приобретало очертания какой-то фигуры и вдруг…трансформировалось во вполне земную женщину. Вот только одежда у нее была странной, словно сотканной из сверкающей голубоватой паутины. И эта блестящая обтягивающая паутина не скрывала соблазнительных форм пришелицы. За спиной у женщины развевался черный плащ.

– Ух! – выдохнул Джей Арс и растолкав всех приблизился к монитору, – Какой красивый гёрл…

– Да, ничего так бабец. – Согласился Кабанов.

– Может нам сдаться? – Предложил Ванвикль. – У этой дамы интеллект на лице. Она же должна понимать, что людей нельзя кушать?

– У нее на башке маленькие рожки, – тихо охнул Вечканов, – И мне это совсем не нравится.

– Может, они накладные? – с надеждой поинтересовался фээсбешник. – Типа, мода такая.

Тем временем женщина грациозно потянулась, зевнула и утробно промурлыкала:

– Зачем вы разбудили меня, зеленые грибожуи?

Сотни когтистых лап указали на запертую дверь:

– Они там! Там! Там!

– И всего-то, – Улыбнулась демоница. – Стоило меня беспокоить из-за такой безделицы. – Она вытянула руку, что-то прошептала, и на ладони у нее вспыхнуло маленькое солнце. Небрежно она швырнула его в запертую дверь.

Последовал оглушительный взрыв, дверь содрогнулась, но не поддалась.

В течение нескольких минут колдунья послала несколько десятков огненных фаерболов в железную дверь, но все было тщетно. Вокруг нее плавал черный дым, грибожуи кашляли и обливались зеленой слизью.

– Хрен тебе, ведьма! – радостно закричал Чихунов. – Титан не прожжешь!

Демоница нахмурилась, по ее черным волосам пробежали белые молнии, глаза вспыхнули злобой. Совершив хитрые пассы руками, она достала из воздуха огненный, похожий на японскую катану меч и решительно шагнула вперед. Удар, еще удар! Космонавты отпрянули прочь, ибо на поверхности металла появились раскаленные борозды.

– Похоже, нам песец, – прошептал Шабельников.

– Неплохая сабелька, – согласился Кабанов, – Железо кромсает как масло.

– Пора отступать! – Выдохнул Ванвикль и вытер пот со лба.

– Куда? – С горечью усмехнулся Чихунов, – Сзади нас лишь столовая. Такая же дверь как эта. Дамочка и ее порубит так же легко.

В этот миг что-то звонко дзынькнуло.

– Гляньте, земляне! – рассмеялся Кабанов. – У ведьмы сломался меч!

Действительно, демоница с недоумением разглядывала обрубок катаны, потом со злостью швырнула испорченное оружие на пол и затряслась.

– Глядите, как ее проняло, – Удивился Григорий, – Вот-вот кончится, аж винтом закрутилась! Ох, и  злющая баба!

Демоница взметнула руки вверх и вдруг заговорила нараспев:

– Аагира-мудагира! Делла Ликур – Перекур! Дзали Ани – Оттяни!

– Чего это она? – Ужаснулся Ванвикль

– Колдует, бестия! – Прошептал Шабельников.

– Аагира-мудагира! – Не унималась хаосница, — Делла Ликур – Перекур! Дзала Ани – Оттяни!

– Мне страшно, – всхлипнул Джей Арс, – Хочу в попку!

– Помоги мне, звезда Фомальгаут! – истошно взвыла колдунья, опустилась на колени и монотонно забубнила: – Мон-Мон, Мон-Мон, Мон-Мон…

Над ее головой заискрилось зеленое облако, по его поверхности пошли сферические круги, как от брошенного в воду камня и появилось женское лицо в зловещей черной маске.

– Что тебе, племянница?

– Помоги мне, тетушка! – прошипела Дара. – Мне нужны жизни чужаков!

– Так возьми, – лениво откликнулось облако. Женское лицо пропало, а из дымного облака высунулся предмет весьма похожий на зонтик. Его кончик стал быстро раскаляться, завибрировал и вдруг исторг из себя ослепительный белый луч. Раздался чудовищный взрыв и титановая дверь разлетелась вдребезги.

– Все назад! – Заорал Чихунов.

Земляне синхронно развернулись и понеслись прочь, к следующей  двери. Щелкнули магнитные замки.

 

Столовая была не слишком просторной. Не удивительно, база и сама была небольшой. Пластиковые столы и стулья, пластиковые полки, пластиковые шкафы. Лишь стены и пол металлические.

Григорий стремительно распахнул дверцы, скинул с полок пластиковую посуду:

– Проклятье! Здесь даже нечем защищаться!

– Так это столовая, а не оружейный склад. – Огрызнулся Чихунов.

Кабанов  извлек с одной из полок небольшой пузырек с прозрачной жидкостью.

– Что это?

– Святая вода.

– Святая?

– Да, святая!  – Возвысил голос начальник базы. – Мне знакомый батюшка перед полетом дал.

Григорий хмыкнул и поставил пузырек на место.

– А ножи, ножи где?!

– В кухне посмотри.

Кабанов юркнул в небольшую нишу и вскоре вернулся со столовыми приборами.

– Ножей всего три, – сообщил он, – Один мне, второй Косте, третий Ванвиклю, надеюсь, тебя учили в конторе, как холодным оружием пользоваться?

Ванвикль забрал нож, сделал молниеносный выпад в сторону Кабанова и осклабился:

– Кое-что умею.

– А мне нож? – протянул руку Шабельников.

– У тебя ствол есть. – Мотнул головой Кабанов. – Будешь лупить обезьян рукояткой.

– А мне? – Попросил Джей.

– Держи! – Григорий протянул американцу вилку.

– What is it? – Разочарованно проблеял Арс, – Bullying?

– Не бульник, а вилка. Знаешь поговорку? Не бойся нож, а бойся вилку – один удар – четыре дырки!

В этот момент дверь взорвалась горящими осколками и в помещение хлынули монстры.

– Вперед, друзья! – Закричал Чихунов, – Земляне умирают, но не сдаются!

 

Столовую заволокло зеленым туманом. Визг и хрюканье перемежались отборным русским матом, во все стороны летели зеленые брызги, когтистые лапы рвали комбинезоны, зеленые носы плющились под крепкими кулаками, ботинки со свинцовыми подошвами находили податливые мясистые задницы, ломались кости, крошились зубы, позвоночники рассыпались в трусы… Трусы? Да, надо заметить, что некоторые монстры были облачены в широкие семейные трусы в горошек.

 

Джей вогнал вилку в необъятную филейную часть гамадрила и тот, громко вереща, помчался от него прочь огромными скачками, унося в себе орудие убийства. Но Арс не растерялся, схватил стул и показал уродам, что он является неплохим бейсболистом. Слизняки разлетались как шарики от пинг-понга.  Костя и Ванвикль виртуозно бились ножами, и у их ног уже выросла большая дурно пахнущая куча из поверженных врагов. Игорь Шабельников вошел в такой раж, что с корнем вырвал ноги у одного мосластого бабуина и орудовал ими как дубиной.  Доктор Вечканов оказался поклонником восточных единоборств и ловко устилал телами захватчиков скользкий от слизи пол, гортанно восклицая:

– Лоу-кики в пятак! Мае гири в лобешник! Маваши гери по ганадам!

 А Григорий с молодецким «Эх» топтал нечисть башмаками и приговаривал «эх, яблочко, да на тарелочке!».

 

Но силы были слишком неравны. На смену одной сотне уничтоженных монстров прибегали, приползали и припрыгивали еще две-три. Землян скрутили, тяжелые вонючие туши навалились на плечи, заставили встать на колени.

– Кажется, конец, – Простанал Ванвикль.

– Это еще не конец, – не согласился Вечканов. – Плюнь в глаз главной демонессе и тогда точно будет конец.

Помяни черта…

 

– Дорогу Даре из Хаоса! – громко взвыл какой-то страшок.

Монстры расступились, образуя широкий коридор. Через оплавленный дверной проем в помещение шагнула уже знакомая землянам колдунья.

Она гордо прошествовала по трупам грибожуев и остановилась напротив пленников. Григорий успел отметить, что рожки на ее голове заметно подросли и заострились, между ними пробегали электрические всполохи. А вот лицо посерело и подурнело.

«Неплохо мы тебе врезали»– злорадно подумал Кабанов, – «Ишь как скукожилась, нечисть».

Хаосница словно прочитала его мысли, вперила в космонавта тяжелый взгляд. Слишком тяжелый, Григорий не выдержал и отвернулся. Рядом с ним, опустив голову, стоял на коленях Чихунов.

– Костик, – Позвал Григорий. – Тебе Штырок ящик водки передал. Только мы с Джеем почти половину выпили.

– Ну, вы и сильны. – Улыбнулся разбитыми губами Чихунов.

– Молчать! – Взревела демоница. – Похоже, вы не поняли, что вас ждет! Сначала я хотела отдать вас зеленым грибожуям, но эта слишком легкая смерть для вас. Ваши души я заберу в Ад, на вечные муки…

– Отправляйся сама в Ад! – Воскликнул радист Шабельников и вскинул руку с пистолетом. Грохнул выстрел.

Голова демонессы едва уловимо дернулась, как у лягушки ловящей комара, раздался скрежет зубов, презрительный плевок и сплющенный кусочек свинца покатился по полу.

– Глупцы! – расхохоталась Дара, – Дочь Хаоса нельзя убить. Я бессмертна!

– Местное вселенское зло, – прошептал Кабанов и нервно усмехнулся.

Дара резко оборвала смех, губы растянулись в зловещей ухмылке.

– Тетушка, – обратилась она к кому-то невидимому, – Они не поняли, что их ждет!

– Дебилы, – раздался откуда-то сверху ленивый голос. – Тащи их сюда, племянница. А я пока за соусом к демонам схожу. Предпочитаю барбекю с адским соусом.

 – O my God! – Ужаснулся Джей Арс. – Я не барбекю! Я хочу домой! Хочу в попку!

– В попку они тебе укроп и петрушку запихнут! – Мрачно пошутил Вечканов, – А в зубы пучок сельдерея.

– О, нет, – Дернулся американец и потерял сознание.

– Вы что, сатанинские тетки, над людьми мудруете?! – Бешено заорал Кабанов, – Делайте быстрее своё гнусное дело! Нехер попусту флудить!

– Пра-а-а-а-виль-но! – По змеиному прошипела демоница и приблизила к космонавту лицо, – Смо-о-о-о-три.

 

Её черные глазищи  манили и гипнотизировали, заставляли сжиматься сердце, останавливали ток крови, ледяной коркой стягивали кожу. Перед ним разверзлась бездна, бесконечная как сама вселенная. Он летел в пропасть, на дне которой бушевало пламя. Непознанный ранее  ужас окутал сознание. Григорий попытался закричать, но не смог. Огромный костер все ближе и ближе. Языки пламени гиганскими змеями тянут к нему жадные пасти, сворачиваются  кольцами, дрожат от возбуждения, танцуют…

 

Кошмарное наваждение внезапно отпустило. Демоница вскрикнула, а Григорий отчетливо услышал голос Кости Чихунова:

 

Отче наш, Иже еси на небесех!

Да святится имя Твое,

да приидет Царствие Твое,

да будет воля Твоя,

яко на небеси и на земли.

 

– Прекрати! – Завизжала хаосница. – Прекрати немедленно!

Её била крупная дрожь, зубы громко клацали.

– Давай, Костя! – Закричал Кабанов, – Не останавливайся! Смотри, как ее колбасит!

Голос Чихунова возвысился, окреп и поплыл  набатным звоном :

 

Хлеб наш насущный даждь нам днесь;

и остави нам долги наша,

якоже и мы оставляем должником нашим…

 

Демоница жутко заверещала. По её лицу пошли мелкие трещины, начали выпадать волосы.

 

– Мочи,  Костя!

 

и не введи нас во искушение,

но избави нас от лукаваго.

Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки.

Аминь!

 

Дара из Хаоса грохнулась на пол и принялась сучить ногами.

– Так ее! – Возликовал Григорий.

Внезапно что-то вспомнив, он отпихнул деморализованных стражников, вскочил на ноги, подбежал к кухонным полкам и схватил флакон со святой водой.

– А это тебе на посошок!

Пузырек врезался в лоб демоницы и разлетелся на тысячи сверкающих брызг.

Чудовищный взрыв сотряс маленькую столовую.

Уже теряя сознание,  Григорий успел подумать: Полная аннигиляция.

 

* * * * *

 

Кабанов пришел в себя от странного гула. Словно миллионы пчел зажужжали и заскрипели крыльями. Открыл глаза и зажмурился от яркого света. Он лежал в центре огромного  зала, а вокруг ходили, бегали, разговаривали люди. Очень много людей. Кто-то спорил, кто-то катил какие-то контейнеры. Присутствовали даже телевизионщики со стационарными телекамерами.

Григорий огляделся. Рядом сидел Джей Арс и непонимающе хлопал глазами.

– Джей, – позвал Кабанов. – Что происходит? Где мы? Где ребята?

– Гриша! – Обрадовался американец, – А ты говорил, что на базе мало людей! А здесь так много!

– Сам не пойму, откуда столько гражданских! Да и не похоже это на базу!

– Наши герои очнулись! – Раздался звонкий женский крик.

К Кабанову подскочила молоденькая симпатичная девушка и, ткнув в него микрофоном затараторила:

– Екатерина Гракова! Корреспондент поп-журнала «Фантастические писульки»! Расскажите, как вам удалось отбить инопланетное вторжение и защитить базу?!

Григорий не успел ответить. Джей неожиданно пришел в радостное возбуждение:

– Поп-журнал! Поп, поп, попка! Домой! В попку! Попка- дом родной!

На карачках  подполз к журналистке и, глядя на нее снизу вверх доверительно сообщил:

– Хочу в попку! Как это по-русски, немедленно!

– Ну, – испуганно отстранилась от него корреспондентка, – Мы с вами недостаточно хорошо знакомы…

– Хочу в попку! – Упрямо потребовал американец и дернул девушку за стильные голубые джинсы.

Толи пиндоский астронавт не рассчитал  сил, толи джинсы у девушки были слегка велики, а может и то и другое, но они неожиданно сползли почти до колен, обнажив красивые стройные бедра.

– А-а-а-а-а! – Завопила обладательница шикарных ног, – Помогите!

– Прекрати, Джей! – Заорал Григорий. Вскочил и попытался отвесить американцу затрещину, но голова неожиданно закружилась, и он рухнул на журналистку, придавив ее к полу.

– Вы не герои! – Всхлипнула репортерша, – Вы насильники!  – Острый кулачек врезался ему в лоб и Кабанов вновь провалился в пустоту.

 

* * * * *

 

– Простите, уважаемая, – пролепетал смущенный космонавт, – Вы нас не так поняли… Я все объясню… А?  А где вы?

 

Большой яркий зал вдруг уменьшился до крошечной серой комнатки. Не сразу до Григория дошло, что он находится в собственной квартире.

Что за бред? Телепортация? Как такое возможно? Боже, как мне плохо!

В голове взлетел реактивный самолет, а во рту образовалась безводная пустыня.

Григорий застонал, сжал ладонями пульсирующие виски, всхлипнул.  Снова похмелье! Да сколько можно?!  Как хочется пить!

Доковылял до кухни, повернул вентиль крана и долго лакал холодную воду. Потом сунул голову под струю – стало немного легче.

Проклятье! Зачем он мешал водку с таблетками?!

 

Перед глазами забрезжило бородатое лицо штатного психотерапевта Саши Стешенко. Глюк лукаво подмигнул и выдал:

«Клин клином вышибают! Прими соточку и не мучайся! Моп твою ять!».

– Точно! – Обрадовался Кабанов, – Похмелиться надо! – Он бросился к холодильнику, распахнул дверцу и издал вопль раненого бабуина – пусто, лишь ополовиненная бутылочка минералки! Машинально допив остатки, Григорий метнулся к столу. На развернутой газете сиротливо лежал обгрызенный кусок броншвейской колбасы.

– Приплыли. – Констатировал Кабанов, сунул колбасу в рот и остервенело заработал челюстями.

 

Между прочим, где банкет в честь освободителя лунной базы? Где шикарная жрачка и элитная выпивка? Где…

Внезапно взгляд Кабанова упал на электронный календарь. На табло зловеще мерцала дата: 18 августа 2089 года!

 

Григорий окаменел, рот непроизвольно открылся и не дожёванный кусок броншвейской влажно шлепнулся на газету. Лоб космонавта покрылся испариной. Не может быть?! День полета! Но ведь он уже летал! Он бился с чудовищами! Он… Или нет? А может, ничего не было? Это проклятые экстиази, а весь полет это один огромный глюк?

Противно запиликал мобильник. Григорий уже знал, чей голос сейчас услышит.

– Здоров, Кабанов! – зычно рыкнул полкан. – Как самочувствие?

– Спасибо, товарищ полковник. Хреновое, – горестно проблеял Григорий.

– Молодец, Кабанов! – поддержал Штырков. – Так держать!

– Андрей Абсурдович, – жалостливо всхлипнул космонавт, – Мне очень плохо. Может, замените меня?

– Машина за тобой уже выехала! Через полчаса ожидай!

 

Сидя в автомобиле, Кабанов мрачно молчал. Тяжелые мысли свинцовыми шарами перекатывались в черепной коробке. Наваждение. Все это уже было, было, было. Можно ли изменить предначертанное? Предначертанное? А кто это предначертал? Глючные таблетки и несколько литров водки? И что? Теперь вечно ездить по кругу? А можно ли разорвать этот круг?

 

Космодром. На встречу шагнул высокий блондин.

–Джей Арс. ВВС США, база Фак-1, штат Калифорния, летчик-испытатель.

Григорий кивнул.

– Гриша Кабанов. Космонавт. Россия. Тоже летаю.

 

На ватных ногах он поднялся в челнок.

 

«В хвостовой части, в коробке из под питательных тюбиков с манной кашей».

 

Внезапно злорадная ухмылка перекосила лицо Григория.

– Хрен вам, а не день сурка! – заорал он. Бросился в недра корабля, схватил Штырковскую заначку  и, высунувшись наружу, швырнул  вниз.  Картонная коробка оглушительно звякнула, разорвалась и из нее во все стороны потекли веселые ручейки.

Гриша захохотал,  прыгнул в кресло пилота, подмигнул обалдевшему от действий напарника Арсу и воскликнул:

– А вот теперь – Поехали!



Похожие публикации:

Наваждение 3,14 - "аццкая пЬятница"
На основе персонажей, созданных Григорием Родственниковым. Этот рассказ является ТРЕТЬИМ в цикле "Наваждение".
Кружка эля, Мон-Мон-Шер. Продолжение 5
История о том, как Старая Тортилла тетушка Мон-Мон рассекала на корабле "Палермо" по морям и океанам в поисках своего блудного племянника. Час...
Наваждение 4х: Великое ЗЛО или развод по-Вселенски
21:33
Наваждение (часть 5): Новогодние чудеса
Пятая часть сериала, к которой приложили руку авторы-создатели первых трех серий.
23:41


19:22
Наконец-то!))
19:25
Вот он: легендарный сериал )
Ура! Как давно я этого ждал :D
20:15
Пятую часть выложу только после появления здесь третей и четвертой! ))
21:33
Выкладывай))
Посмеялась))) Здорово) А вселенское зло местного разлива очень кого- то напоминает)))):joy::joy:
18:17
Есть еще 4 продолжения))
Я видела)) Почитаю))) Молодцы! Здорово придумали!

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru