Бесконечное наваждение – 2,5 или тайна черной дыры
Жанр:
  • Фантастика
  • Сказка
  • Космос
  • Приключения

Рассказ написан в соавторстве с Григорием Родственниковым

Навеяно хитами Наваждение и Бесконечная история. На всякий случай, заранее прошу прощения ежели кого чем огорчит сей незатейливый графоманский плагиат. Написано исключительно с целью вызвать улыбку на милых лицах коллег-авторов.

 

*   *   *

После того, как Гриша Кабанов в пятый раз с оглушительным звоном разбил коробку с водярой о бетонные плиты взлетной полосы вдребезги, а день сурка так и не закончился, он понял, что водка здесь не при делах, а в шестой раз пожалуй следует захватить с собой оружие посерьезнее вилок и горчицы …

Победу над грибожуями земляне отпраздновали бурно, благо половину Штырковской заначки удалось доставить по адресу. Майор Чихунов, рассудив, что половина все же лучше, чем ничего, жмотничать не стал и с размахом, свойственным широкой русской душе, устроил праздник победы.

Утро принесло с собой закономерный треск в башке, сухость во рту и полное отсутствие воспоминаний о том, чем закончился вчерашний день.

Костя проснулся почему-то не в кубрике на станции, а на мягкой шелковистой траве?..

 

*   *   *

На берегу живописного озера, содрав и отбросив в сторону кольчугу, сидел былинный богатырь Серж Юрецкий и удил рыбу. Неподалеку, пощипывая сочную зеленую траву, пасся, как и полагается, богатырский конь. Конь являлся особой гордостью Сержа, поскольку он отбил того у басурман. Импортный трофейный скакун по кличку Феррари был вороной с отливом и подкован тюнингованными подковами фирмы «Чингиз-Хан». 

Клевало плохо.

«Совсем не то, что бычки на побережье родного города», – с досадой подумал герой эпоса. Там-то его не то, что каждая собака, а буквально каждая тюлька знала в лицо и почитала за честь заглотнуть крючок и пожертвовать собой.

Из кустов – за спиной богатыря – донесся зловещий шорох, а затем появился и источник его происхождения. Это был легендарный покоритель космических просторов и по совместительству борец со вселенским злом и прочей космической нечестью, начальник лунной базы – слегка мутировавший, но по-прежнему моложавый и подтянутый майор Чихунов. Отряхивая скафандр и осматриваясь по сторонам, прибывший изрек: «Скоротали, блин, вечерок за рюмкой чая. Вот чуяло мое сердчишко, что добром это не кончится … ».

Заметив рыбака, Костя обрадовался и смело направился к нему. Поздоровавшись, он поинтересовался:

– Милейший, не подскажете, куда судьбе было угодно телепортировать скромного покорителя космоса?

– Чего тебе,  милок? – уточнил Серж, неохотно повернувшись.

– Куда, спрашиваю, я угодил? – конкретизировал вопрос Чихунов, на всякий случай добавив громкость.

– Это смотря как поглядеть, – загадочно ответил богатырь, кивнув на покосившийся указатель с надписями: «Тридесятое царство – 102 м», указывающий направо, и «Тридевятое царство – 50 м», направляющий путников налево. – Только не надейся, что в сказку попал. И не ори так, всю рыбу мне распугаешь.

–    Понятно. Клюет-то хоть?

–    Угу. Уже двух годовалых русалок отпустил.

– Неплохо клюет, – подытожил услышанное космонавт и поинтересовался: – А чего отпустил-то?

–   Чтоб подросли для начала.

–   До совершеннолетия?

Ответить Серж не успел. В этот момент к ним подъехали еще два исконно русских богатыря – братья близнецы Джей Арс и Билли Бенкс. Когда Костя глянул в их честные глаза, у него возникло навязчивое чувство, что где-то он уже видел и эти глаза, и это двоящееся лицо. Но вот только где?..

Погрузившись в мучительные воспоминания, он в пол уха слушал о чем говорят богатыри, думая, что же это за наваждение?

– Что это ты, Серж, здесь ностальгируешь? – поинтересовался один из братьев.

– Ну, дык, текущая программа выполнена: супостатам мзды дал, – принялся загибать пальцы Серж, – Соловью Разбойнику лишние зубы выбил, Змею Горынычу лишние головы отсек, а портал-сфинктер Леха с Кащеем заштопали, можно и отдохнуть – рыбку поудить с чувством выполненного перед Родиной долга и глубокого удовлетворения.

 – А что это за иноверец с тобой? – поинтересовался второй брат. – Что-то мне его лицо кажется знакомым.

– Эй, вы, двое из ларца, – возмутился Костя. – Сами вы иноверцы. Может, проверим, кто из нас ху? Есть одна народная, веками отработанная метода – простая и безотказная. Чьи ноги в землю войдут – тот свой, а чьи в по-пу… – задумчиво по слогам произнес он, поскольку что-то до боли знакомое прозвучало в этом слове.

– А ну цыц, у меня, православные. Хорош базлать, – резко пресёк Серж их зарождающийся диспут. – Сейчас надаю щелбанов, так все трое у меня в землю по самые яй.., яйгодицы влезете. Тоже мне эксперт выискался. Ты чего здесь шляешься и чего тебе надо, мил человек?

– Да я случайно тут оказался, – сознался Костя.

– Мог бы и не говорить, по одежонке твоей и так ясно, что не местный.

– Так вот мне бы назад – на базу.

– На какую-такую базу? Продовольственную? – заржали близнецы.

– Не-е, на лунную.

– Ни хрена себе, чего удумал, Мюнхгаузен, – свистнул Серж. – А больше ничего не хочешь? Шапку-невидимку, например, или сапоги-скороходы? Не?

– Тащи, если лишние. Нам в хозяйстве – сгодится, – ухмыльнулся Костя.

 

*   *   *

– Ну, вспоминай, Кабанов, куда майор подевался? У нас через два часа сеанс связи с Землей, – паниковал ФСБешник  Ванвикль.

– Куда-куда, – передразнил Григорий. – Может, отлить во двор вышел?

Загорелое, как печеная картошка лицо фсбешника пошло нездоровыми зелеными пятнами, левый глаз вылез из орбит, а правый наоборот сузился до крошечной точки.

– Во тебя перекосило, – посочувствовал Гриша. – Эдак до кровоизлияния в ум недалеко!  

– Молчать! – взревел Ванвикль. – Я тебя русским языком спрашиваю, куда делся майор Чихунов?

– По бабам пошел! – отмахнулся космонавт. – Чего ты, служивый, глотку дерешь? Видишь, все спят? И ты ложись.

– Старший лейтенант Кабанов, – свистящим шепотом пообещал Ванвикль, – о вашем недостойном поведении будет сообщено руководству…

– Стучать, значит, будешь, – вздохнул Григорий. – Я сразу понял, что не птичка ты – дятел, стук-стук-стук.

– Гадина! – неожиданно тонко взвизгнул Ванвикль и вцепился в горло Кабанова крепкими шершавыми ладонями. – Придушу, пес смердящий!

Григорий попытался вывернуться, но у его противника были поистине стальные пальцы. Перед глазами поплыли сиреневые круги.

– Пу-у-у-у-сти, – прохрипел Кабанов. — О-о-х-хрррр….

– Так я искореняю расхлябанность, разгильдяйство и анархию! – рычал Ванвикль и еще сильнее сжимал шею космонавта, – Я вас, гады, голыми руками душить буду! Я вас, суки, зубами грызть стану! Я вас, пидорасов…под корень, сопляжуи,  говножуи! Я вас нарушителей трудовой дисциплины….

– Дя-день-ка! Про-о-о-сти засранца! – из последних сил выдохнул Гриша. – Всё как есть скажу! 

Ванвикль отпустил посиневшую шею Григория, похлопал по щекам, приводя в чувство.

– Ты мне сразу понравился, Кабанов. Есть в тебе что-то эдакое, располагающее. Взгляд такой умный. Не держи в себе. Говори, как есть. С чувством, толком, расстановкой.

– И вы тоже, товарищ капитан, мужчина представительный, – сказал Кабанов, массируя шею. – Костя сам в дыру прыгнул. До-бро-воль-но. Мы ему не потрафляли…

– Что за дыра? Конкретнее. Откуда взялась?

– А я знаю, что за дыры вы здесь надолбили?

– Хватит придуриваться, Кабанов. – Ванвикль нахмурился и потянулся ручищами к многострадальной шее космонавта.

– Честное слово, не знаю! Черная такая, как задница негра. Может, от инопланетной нечести осталась.  А тут еще Джей закричал: «Кто не скачет – тот москаль!».  Ну, Костя и скакнул…

–  А Джей что с Украины?

–  Фиг его знает. Сказал, что из Америки.

– Понятно, – угрюмо подытожил Ванвикль. – Командир, значит, скакнул, а вы остались?

– Ну, мы не такие пьяные были, как Костя…

 

*   *   *

– Грибожуи, говоришь, кх-е-е, – сказал Серж не скрывая сарказма.

И прозвучало это у него приблизительно, как у Сухова в фильме «Белое солнце пустыни»: «Павлины, говоришь…»

–  Да, клянусь тебе.

– Так ты оттуда, говоришь? – продолжал изгаляться богатырь, недоверчиво подняв к небу глаза и улыбаясь. – С самой Луны?

–  Да, клянусь тебе.

–  И как же ты к нам оттуда свалился, и даже не покалечился?

– Вопрос, – ответил Костя. – Но, полагаю, что через какой-нибудь портал.

И вдруг его осенило.

– Вспомнил! – радостно завопил он. – Точняк, через портал. Мы с Кабановым забились, что мне слабо будет в черную дыру прыгнуть…

– Стоп-стоп, – остановил его Серж. – Кабанов, черная дыра? Ты уж давай как-то последовательно излагай, чтоб мы с ребятами тоже поняли о чем речь.

– Ну мы на лунной базе этой нашли вход в лабораторию инопланетян в одном неприметном кратере. Вот мы с Кабановым, когда выпили, отправились туда на экскурсию. Хрен его знает, что там инопланетяне химичили, а только Кабанов принялся там тумблерами и рубильниками щелкать, мало света ему видите ли в лаборатории было. Откуда не возьмись, появилась воронка. А потом мы с ним поспорили… И вот я здесь, а Гриша там – на луне.

– Ясно с тобой все, Костик. Ты что же Льюиса Кэрролла в детстве не читал?

–  А причем здесь это?

– А при том, что не суйте голову туда, где не пролезет остальное. Короче, к Даре тебе нужно.

– К кому?! – испугано спросил Костя, учуяв неладное.

– Да к нашей местной колдунье, ее тут все знают. Только она твоему горю сможет помочь.

– Она что, знает где вход в портал? – с недоверием поинтересовался майор.

– Дара все знает. И где вход, и где выход, и кто кому сколько должен, и за что должен, – заверил Серж. – Это, кстати, актуально. У тебя-то денег, поди, нет?

– Ну, разумеется, я же не в магазин за покупками вышел.

– Это плохо. Придется тебе с ней натурой рассчитываться.

– Это как?

– Ну, не маленький же. Не понимаешь, что ли?

– Ну, да, ну, да, – обрадовался Костя. Это я завсегда горазд! Я же, почитай 28 месяцев воздерживался! Мы же космонавты русские «облико морале»! Начальство даже резиновых баб не дало! Да я вашу Дару так одарю и задарю! Отдарюсь – мало ей не покажется! Тем более, я сейчас в таком ударе! Эта ваша Дара мне, как дар божий будет! Ох, и вдарим мы с ней ударными темпами по демографическому кризису в Российской Федерации! Ликвидируем проблему рождаемости на корню! Да мы с Дарой вам столько маленьких ведьмочек  наклепаем!

– Стоп, стоп, голубь, – нахмурился богатырь, – больно ты раздухарился.  Нам здесь лишняя нечисть не надобна. Слышу, слышу звон в твоих штанах. Звенят ганады зачётно. Сочувствую, в некотором роде, только я иное имел ввиду. Дровишек там ей наколоть, крышу починить и так далее. Она женщина одинокая, все сама, да сама по хозяйству.

– Ах, это, – сразу скис майор Чихунов. –  Тоже мне, нашел натуру.  А как эту вашу Дару отыскать?

– Так это просто. Видишь вон – вдали за лесом гора виднеется? – указал Серж направление движения. – Она у нас Лысой зовется. Там наша Дарюшка и живет. Говорят, что к ней сейчас родственники съехались. Так, что ежели поторопишься, то аккурат к ужину туда и поспеешь, – растолковал Серж, как-то хитро щурясь и загадочно улыбаясь.

*   *   *

На пеньке сидел прилично одетый мужчина средних лет с легкой небритостью и тихо матерясь, шепеляво причитал: «Ну сто са селовек? Как тьезвый, так – солото. Как выпьет, так то сидис не там, то свистис не так».

«Соловей Разбойник», – догадался Костя.

–  Не подскажите, милейший, до Лысой горы как быстрее дойти?

– Судак-селовек, куда спесит? – прошепелявил в ответ Соловей и добавил. – Пьявельным куйсом идете, товаисть. Впеед и только впеет. Так дейсать.

– Благодарствую, – крикнул Костя в ответ, углубляясь в лесную чащу, куда убегала тропинка.

– Куласисти как у Юресского, – недовольно прошепелявил Соловей, – с таким свясываться себе дойосе.

Через пару часов блуждания по лесу, он вышел к избушке, расположившейся на поляне.  Глядя на сие архитектурное строение, Костю так и подмывало постучать в дверь с вопросом: «Кто-кто в теремочке живет?»

Видимо хозяин уловил импульсы Костиного мозга и вопроса заодно телепатически, поскольку из-за закрытой двери послышалось: «А ты дейни за веевочку, двей и откеется».

«Что же это за королевство шепелявых?» – подумал Костя.

«Да это один пьедуок мне зубы поститал. Не замоласивайся, дейгай», – ответил голос из-за двери.

На низенькой кровати лежал здоровенный волчище и буравил Чихунова  огненным взглядом желтых глазищ.

– Здрасьте, – пробормотал майор. – Мне бы Дару…

– А посему ты не спьяашиваесь, отсего у меня такие больсие уси?

– А мне похеру, – честно ответил Костя. – Мне до чужих ушей дела нет, если они чистые. А вот, если грязные…

– А посему не спьяасиваесь, посему у меня такие больсие зубы?

– А зубов, волк, я у тебя не наблюдаю, – нахмурился Чихунов, – а если ты чего худое задумал, так и знай – жрать русских космонавтов себе дороже!

– С тобой не интеесно. – Огорчился зверь.

– Ты ошибаешься, серый. Сейчас нам обоим будет очень весело.

Волк настороженно приподнял ухо. Чихунов продолжал:

– Дело в том, что я потомственный дровосек! – и бросился на волка с топором.

Волк вскочил с криком: «Воу-воу-воу, откуда у тебя топог взялся?»

– Я всегда ношу его под скафандром, осанке помогает, знаешь ли, – ответил Чихунов и схватил зверя за шиворот,  – отвечай, почему у тебя такие грязные уши?! Терпеть не могу грязных ушей! Что же ты, дрянь, уши не чистишь? Вот смотри, у меня уши чистые, у Красной шапочки тоже чистые, наверное, а у тебя? Вот за это я тебя и накажу!

– А-А-а-а-а! – заорал Волк, – помогите! – вырвался из крепкой длани Чихунова и выпрыгнул в окно.

– Стоять! – закричал Костик и сымитировал губами звук выстрела! – я только хотел спросить, где Дару найти!

Но волк уносился от него гигантскими скачками и вопил:

–  Бешеный космонавт! Бешеный космонавт!

– Ушел, сука! – расстроился русский майор и озадаченно поскреб затылок, – где теперь эту Дару искать, будь она неладна.

От расстройства он даже хотел сжечь деревянную халупу, но не нашел спичек, плюнул с досады и выйдя из избы, быстро зашагал по извилистой тропинке.

Тропинка привела Костю к пещере. Уже на подходе к ней он учуял нездоровый запах, который не сулил ничего доброго. Предчувствия его не обманули. В пещере той не очень комфортной, аскетично обставленной, но аккуратно убранной проживал Змей Горыныч – далекий предок археоптериксов, которому пришлось недавно пострадать из-за любви Ивана-дурака к царской дочке. Правда, это уже совсем другая история.

Похоже Змей тоже учуял приближение Чихунова, и, выглянув из своего лежбища, поинтересовался:

– Куда путь дейшишь доблий молодец?

«Да, со стоматологами и логопедами в этом королевстве, явный дефицит и большие проблемы», – подумал Костя, услышав вопрос.

– Дару я ищу, чудище лесное.

– Ну, засем се ты так высокопайно. Называй меня пьесто Смей Гоынычь.

– Я так язык сломаю, – возмутился Костя. – Ты мне просто хвостом направление укажи, да я и пойду.

– Э, нет, дьюшище…. Хъен ты угадал! Я с недавних пол так на людисек зол, сто пьёсто так никого не отпускаю. Есели не потесись меня сказкой интеесной – пьимесь смейть лютую, незавидную.

В доказательство своих слов, монстр вытряхнул к ногам космонавта дюжину человеческих черепов.

– Никто не потесил, – вздохнул Змей. – Косноязысные дулаки. Их всех Иванами звали. Ты тосе Ваня?

– Я Костя, – набычился русский космонавт. И подумал:  «Здоровый рептилий, задница такая, что на телеге не объедешь. С таким так просто не справишься. Надо бы его заболтать, а как он уши развесит, ноги делать, авось спасусь от страхолюдины».

– Скасывай! – потребовал Змей.

– Сказываю. – Вздохнул Чихунов, откашлялся и быстро затараторил:

Ресторан держал  кривой поп, золотой укроп, Петька Голожоп.

Вышел я к стойке, потребовал настойки, настойки не получил и стал говорить зачин:

Было дело в воскресенье, я сбирался на веселье.

Два ножа я заточил и копье купил с аршин,

Подпоясался пером – не разрубишь топором.

Вышел за порог, и чуть не попал в острог:

Подошел ко мне огромный детина, харя красная как малина.

Оказался он полицейский и потребовал от меня налог земледельский.

Я ему говорю: нету у меня земледелия, я большой фанат рукоделия!

По ночам корзиночки плету, как же я могу попасть в беду?

Отвечает мне непомерный детина:

Мудак, ты нормально разговаривать умеешь? Ты знаешь, как люди предложения строят? Ты видишь, как я с тобой говорю? Я рифмую? Окончания сравниваю друг с другом? Отвечай, сука, отвечай гад! Над погонами мудруешь, мудень?

Тогда я вздохнул и сказал:

– губой тряси – леденец соси.

Превратился в кунгуру, прыгнул в черную дыру,

Сто галактик одолел – в гости к Змею прилетел!

Костя с трудом перевел дух и приготовился драпать, но страшный Горыныч неожиданно громко зарыдал:

– Гений! Настоясий гений!

Он выполз из норы и оказался высотой со среднюю пятиэтажную хрущеву и такой же серый.

– Не могу я такой талант губить! – вопил ящер. – Ступай с мийом, могучий поэт! А на пйощание, возьми от меня волшебный айтефакт. Как попадешь в пееплет – бйось его под ноги вьяагу и скажи такие слова: «Не бузи и не кьйичи – стой, паскуда, и молчи». Любой недьюуг тотчас окаменеет.

Удивительный артефакт был похож на обычную еловую шишку, слегка подгнившую с боков. Константин хмыкнул, поблагодарил животину и, спрятав шишку в карман, пошел прочь.

 

*   *   *

Тем временем на базе поднялся нешуточный кипиш, по поводу исчезновения майора Чихунова. Ванвикль не стучал, но доложить был обязан. Сначала о происшествии на базе узнали в ЦУПе, а там, по цепочке, выше. Короче, информация об этом дошла до Насса. Те, обеспокоенные судьбой своего астронавта Джея Арса и нависшей над ним потенциальной угрозой в срочном порядке командировали на базу специалиста по урегулированию кризисных ситуаций – полковника ВВС США  Алекса Сержана.

– И что он за человек, Джей? – допытывался Кабанов у своего напарника, предвкушая, что теперь с него начнут снимать стружку сразу двумя рубанками, один из которых будет импортным.

–  Человек, как человек, – пожал плечами Джей.

– Это я понимаю, что с двумя руками, двумя ногами. Я тебя спрашиваю, чего от него ожидать?

– Водку точно не привезет, – вздохнул Арс. – Он текилу любит. Чего ждать? Подробного и детального разбора полетов, Гриша.

– Понятно. Орден Дружбы народов, стало быть накрылся тазиком.

«Ну, может хоть этот не будет за горло хватать, – с надеждой думал Кабанов, – иностранец все таки. А у них там с этим строго – защита прав личности и прочая хрень… Говорят там даже на баб косо смотреть нельзя. Тут же могут впаять сексуальные домогательства. Хотя Джей – поганец, Юлечку нашу разглядел. Не дотягивают все таки интуристы до нашего «облико морале», ой не дорабатывают их хваленные институции.

Его размышления были прерваны звуком флейт. Григорий обернулся, и увидел полковника. Тот стоял посереди комнаты, заложив руку за отворот мундира, а по бокам стояли нимфы, играющие на музыкальных инструментах. Полковник чуть кивнул, и нимфы удалились. Был он кудряв, черняв и длинноносен.

Он сказал:

– Я полковник!

Экипаж поочередно представился. Потом полковник снова заговорил:

– Я полковник! Все будет хорошо. Я полковник! Все под контролем. Полковник!

И упал на пол.  Кабанов понюхал его тело. Полковник был абсолютно пьян.

Обескураженный Ванвикль тоже принюхался.

– Текилой пахнет…

– Я же сказал, он текилу уважает! – улыбнулся Джей.

– Молчать! – заорал фсбешник, – наш гость просто устал с дороги! Вечканов и Шабельский, проводите полковника в апартаменты!

– Куда? – не понял радист Шабельский. – У нас отродясь…

– В лазарет! – угрожающим шепотом уточнил Ванвикль.

Полковника подхватили под руки и потащили прочь. Он пришел в себя стал вырываться и горланить: Yellow submarine, yellow submarine!

 «Наш человек, – резюмировал Кабанов, – хоть и интурист. С этим ему не повезло, но, как говорится, Родину не выбирают. А поет-то как. Не Джон Леннон, конечно, но ведь старается горемыка, прям из последних сил».

* * *

Смеркалось, когда Костя выбрался из леса. Осмотревшись, он понял, что оказался у подножья пресловутой Лысой горы – владений легендарной Дары. На холме, который все здесь почему-то явно с большим преувеличением именовали горой, родственники хозяйки решили устроить пикничок. Костя увидел горящий костерок на вершине холма, почувствовал аромат жарящихся шашлыков и понял, что он чертовски проголодался. Но аппетит ему тут же испортили.

Какой-то мохнатый черт, похожий на Йетти с длинным, как у Буратино носом, вышел из кустов.

– Ты кто такой будешь? – резонно поинтересовался у него космонавт.

– Леший я, – не пытаясь скрыть свой статус, откровенно призналось существо.

– И че здесь делаешь?

– Охраняю периметр от таких дурней, как ты.

– А за дурня можно и в рыло схлопотать, – так же откровенно и по-простецки заметил Костя, теребя в кармане подаренную Горынычем шишку-артефакт.

– А ты, как я погляжу, весь из себя герой. Да?

– Герой, не герой, а тебе, пенек лохматый, ветки пообломать силушки хватит. Добром прошу – отвали, не доводи до греха.

– А я тебе сейчас нос откушу. – Пообещал леший. – Глазюки выдавлю, самого через соломинку надую, по реке вплавь пущу и буду булыжниками по хребту швырять, пока ты не лопнешь!

– Ну, ты мне надоел, скоморох лесной, – решительно заявил Чихунов и подскочив к страшилке смачно врезал кулаком в челюсть.

Однако уродец даже не покачнулся. Лишь в глазах появилось какое-то нехорошее выражение.

– Чего это было? – удивился леший. – Так ласково меня еще не гладили.

«А ты не так прост, мутант, – подумал Костя, – но ничего, на хитрую задницу есть заветный артефакт»!

Он небрежно достал из кармана гнилую шишку и только собрался прочесть заклинание, как лесовик шустро выхватил ее из рук.

– Чего это у тебя? Съедобное?

«Вот так и проигрывают сражения», – мелькнула в голове горькая мысль. Но в следующую секунду космонавта осенило:

– Брось немедленно! – истошно завопил он. – Отравленная!

Леший от неожиданности выронил шишку и уж тут Костя не сплоховал:

–  Не бузи и не кричи – стой, паскуда, и молчи!

Мохнатый уродец застыл на месте.

– То-то же! – погрозил ему Чихунов кулаком и, не удержавшись отвесил сочного пенделя по курчавой заднице.

В отдалении послышался женский смех.

– Кажется прибыл! – довольно усмехнулся космонавт и решительно направился к вершине Лысой горы.

 

* * *

 

– Позвольте присоединиться к вашей милой компании, дамы, – со свойственной ему галантностью начал Костя.

Дара очень обрадовалась появлению майора, и не скрывая этой своей радости заявила:

– Как славно. Вот и ужин пожаловал. Катенька – пельмяшка, тащи еще один вертел, не пропадать же добру, коли само пришло.

– Может на завтра оставим, тетушка? Сегодня и так уже двоих употребили.

– Солнце мое, никогда, слышишь, никогда не откладывай на завтра то, что можно съесть сегодня, – нравоучительно сказала Дара.

«Похожа-то как, – не мог оторвать взгляда от нее Костя. – Сестра что ли? Только у этой почему-то рожек нет? Видать не родная. А может, просто еще не выросли?».

– Ну, рассказывай, чего пожаловал-то?

– Так, а мне сказали, что ты в курсе.

–  Кто сказал?

–  Да рыбачек один, там за лесом, – указал Костя за спину.

–  Предлагаешь в угадайку с тобой поиграть?

– Нет, разумеется, что ты. Это я так. «Чтобы проверить какая ты всемогущая», – подумал Костя.

В ответ Дара только надменно улыбнулась, что не осталось незамеченным космонавтом.

– Хочешь назад – туда? – указала Дара глазами на небо.

– В точку, – несколько растерянно подтвердил Костя.

– Это можно устроить. Только тебя-то там уже того.

– Чего того?

– Похоронили. И могилку лунным песком присыпали. Что делать-то будем?

– Пипец… – только и смог выдавить из себя майор.

– Ладно. Вижу ты парень хороший – за работу свою переживаешь. Так и быть, помогу тебе, в виде исключения.

«Да, хрен бы с ней, с работой. Просто Кабанов там без присмотра наворотит на базе черти чего (я-то его озорника знаю), а мне потом отдувайся, – думал Костя и негодовал. – Как это похоронили? Вот это друзья-коллеги. Без тела, главное дело? Без заключения врача? Вернусь, все у меня отгребут по полной».

– Но, сам понимаешь, служивый, совсем уж бесплатно только птички поют, – вернула его к действительности Дара.

– Знаю-знаю, дровишек наколоть, крышу починить, … – стал перечислять Костя.

– Это все уже не актуально, – довольно улыбнулась Дара. – Опередили тебя.

– Кто успел-то?

– Да захаживали тут добры молодцы, – ответила она, ковыряясь маникюром в зубах.

– Тогда, что?.. – радостно поинтересовался Костя.

–  А что у нас после ужина? Развлечения.

–  К шалостям я всегда готов.

– Тогда слушай загадку, – обломила тремя словами все радужные мечты космонавта колдунья. – Отгадаешь, помогу тебе вернуться. Нет – пеняй на себя, зря что ли племянь за вертелом бегала…

В этот миг их задушевную беседу прервал топот лошадиных копыт.

– Веселитесь? – поинтересовался подъехавший к собеседникам Серж с братьями Джеем и Билли. – А мы тут вам еще гостинцев привезли.

Из-за спин близнецов с лошадей на землю спрыгнули Кабанов и Ванвикль, а полковник Сержан степенно слез с богатырского скакуна Юрецкого.

– Какими судьбами? – радостно улыбаясь, и обнимая Гришу, спросил Чихунов.

– Представляешь, Костя, этот дятел не поверил, что ты в портал прыгнул, – начал объяснять Кабанов, кивнув в сторону Ванвикля. – Потребовал провести следственный эксперимент. Ну, я его с собой и прихватил, чтоб он сам во всем убедился и не приставал ко мне с дурацкими вопросами.

– Силен ты по части веселухи, – одобрительно кивнул Костя и поинтересовался: – А что это с вами за хрен с бугра?

– Из-за бугра! – многозначительно поднял вверх палец Кабанов. – Специалист по урегулированию кризисных ситуаций и по совместительству шеф моего напарника Джея – полковник Алекс Сержан.

– Да, вижу, матерый человечище.

Уразумев, что говорят о нем, американец гордо выпятил грудь и выдал:

– Я полковник! Все под контролем! Я полковник!

Затем он покачнулся, взмахнул рукой. Тотчас словно из воздуха материализовались две нимфы, подхватили Алекса под руки и потащили прочь.

–  Куда это он? – удивился Чихунов.

–  Отлить пошел. – Доверительно сообщил Кабанов.

– Солидно, – восхитился майор. – Я бы тоже хотел, чтобы меня такие… с такими… в общем, до ветру водили. А чего эдакая глыба не на станции отсиживается, а в этой глуши шастает?

– Хрен поймешь этих америкосов. То ли он по зову сердца, то ли из чувства долга следом за нами в портал сеганул, я так и не врубился?

– Ну, ясно. Их служба тоже и опасна, и трудна. А я, ты знаешь, тут уже собрался обратно возвращаться. Вы со мной или как?

– Я и интурист – да, а этого можно и здесь оставить, невелика потеря,. – кивнул Григорий в сторону Ванвикля.

– Какой нахрен – здесь? – возмутился  ФСБешник. – Старший лейтенант Кабанов, соблюдайте субординацию! Или я сверну вашу тощую шею!

– Был неправ! – вытянулся по стойке смирно Григорий и опасливо провел пальцами по набухшим рубцам под подбородком.

– Распустились! – буркнул Ванвикль. – Но ничего, на базе узнаете, кто Бог, а кто черепаха.

– Слушай,– задумчиво проговорил Кабанов, – это у меня какое-то наваждение, или эти близнецы действительно похожи на нашего Джея?

– Возможно его далекие предки, – высказал предположение Костя, поняв наконец кого ему напоминают братья и продолжил, кивнув в сторону Дары. – Ты лучше вон на ту дамочку посмотри. Ни малейших сомнений, что состоит в родстве с убиенной тобой демоницей. Одно лицо, только видать эта моложе – рога еще не отросли.

– Вы закончили? – поинтересовалась Дара. – Что решили? Загадывать загадку или здесь остаетесь?

– Какую еще нахрен, загадку? – удивился Кабанов.

– Долго объяснять, Гриша, потом, – ответил Чихунов и повернувшись к Даре, утвердительно кивнул, дескать – валяй.

– Слово из трех букв, которого боится любой мужчина? – словно зачитала приговор, огласила загадку колдунья.

Вариантов ответа на столь глупый вопрос у бесстрашного майора Чихунова, разумеется, не нашлось. Перед глазами космонавта со скоростью курьерского поезда пронеслись самые яркие картины его героической жизни, наполненной опасностями и приключениями. Почему-то вдруг вспомнилось последнее посещение родной планеты, где напившись в хлам, он по крупному проигрался в казино. Костя на миг закрыл глаза и в памяти возникло лицо крупье, сдающего карты.

– Еще! – вырвалось у него последнее слово, которое он сказал тогда крупье.

– Правильно, – удивленно и растерянно ответила Дара. – Что же… раз обещала…

– Нет, – утвердился во взглядах Кабанов. – Не она и даже не родственница. Та ведьма готова была нас с дерьмом сожрать, а эта покладистая и незлобивая. Глаза такие выразительные, особенно правый. Мне определенно нравится эта лесная кудесница. Сударыня, – обратился он к волшебнице, – вашей маме зять не нужен?

Глаза Дары зло сверкнули, но ответить она не успела. Над лесом раздался рокот двигателей и на полянку в клубах сизого дыма плюхнулся планетолет. Люк с шипением откинулся и наружу выскочил летчик-испытатель Сашка Разгуляй. В руках у него был шестиствольный пулемет.

– Всем стоять! Это ограбление!

– Саша! – закричал Кабанов, – успокойся! Все в порядке!

Но взгляд у Разгуляя был какой-то бешенный.

– Я не шучу, уроды! – вопил летчик. – Мой палец так и чешется на гашетке! Всех покрошу в сахарную пудру!

– А ведь покрошит! – испугался Ванвикль. – Надо что-то делать!

Чихунов извлек из кармана волшебную шишку, швырнул под ноги безумцу и быстро проговорил заветные слова:

– Не бузи и не кричи – стой, паскуда, и молчи!

Разгуляй тотчас сподобился лицом олигофрену, окаменел и пустил слюну. Майор Чихунов отобрал у него оружие, Кабанов отвесил сочную оплеуху, а Джей и Билли синхронно плюнули летчику на сапоги.

– Фу! Какие вы шумные! – недовольно скривилась Дара, – чем скорее вы уберетесь из заповедного леса, тем лучше. Сейчас я вас зафутболю по местам, кого на Землю, кого на Луну!  Постройтесь в шеренгу – я колдовать буду!

– Все на месте? – огляделся Чихунов. – А где этот американский боров?!

Хихикающие нимфы уже тащили довольного полковника Сержана за руки.

Колдунья сделала замысловатые пассы руками и заговорила на распев:

– Аагира-мудагира! Делла Ликур – Перекур! Дзали Ани – Оттяни!

Эту фразу она повторила трижды, а затем возопила громким голосом:

– Помоги мне, звезда Фомальгаут!

«А заклинание-то тоже самое!» – только и успел подумать Костя, как в следующее мгновение  очутился в своем кубрике на лунной базе.  Где-то в  глубинах сознания у него звучала, как навязчивый мотив, фраза: «Нормально, Григорий. Отлично, Константин!»

– Рассказать кому, не поверят, – резюмировал в это время Серж Юрецкий, глядя на желтый, как головка сыра, диск Луны. – Разве, что рассказ написать?..

 

                                                                                                   23.08.14



Похожие публикации:

Роковой танец (тем, кто пережил зомби-конкурс)
И авторы рассказов могут стать героями эпических миниатюр!
11:30
Наваждение 4х: Великое ЗЛО или развод по-Вселенски
21:33
Наваждение (часть 5): Новогодние чудеса
Пятая часть сериала, к которой приложили руку авторы-создатели первых трех серий.
23:41


20:37
А вот и вторая серия! Ура!
21:19
Молодец, немец! Добрый молодец. Как в сказке))
08:33
Спасибо, Катя!
Самое большое достоинство нашего сериала — каждая серия необычная. Но самая неожиданная, наверное, всё-таки вторая, неплохо так из мрачнючей фантастики попасть в весёлую сказку :D
00:05
Я думаю, что если бы Саня не написал вторую серию — сериала бы не было )
08:32
если бы Саня не написал вторую серию

, то Гришка Кабанов тебе по любому «отомстил» бы ))) и все равно написал бы свою часть )))
Думаю, да. Рано или поздно это произошло бы. Я начал задумываться над продолжением с той секунды, как прочитал про вожделение Кабанова к тёте Фросе, думаю, ах, ну ё моё, и прочие эмоциональные эпитеты :D А потом, как в полторы смены в ночь с пятницы на субботу на одном тяжёлом месте попахал (там была ручная работа), все издевательства над персонажами, включая себя, предстали передо мной, как в кино, осталось только вспомнить и записать :D
Сделал ко всем Наваждениям большие обложки. Только к этому большую не нашёл. Хотя помню, что где-то была. Наверняка, где-нибудь в комментариях оставляли ссылку на увеличенную версию.

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru