ДУРОЧКА
Жанр:
  • Фантастика
  • Приключения

                                                          ДУРОЧКА

 

  Среди отмычек попадаются всякие, но даже среди них это был уникальный случай. Как она вообще попала в Зону? Скорее всего, сплавил кто-то из родных с глаз долой, хотя особого внимания она к себе и не требовала, да и не была такой дурой, как выглядела. Да только лишняя хромосома отпечатывается на лице слишком очевидно. Отмычки даже не сидели рядом с нею, брезговали что ли. Её и взяли для того, чтобы распечатать аномалию. Встречаются ещё среди сталкеров такие козлы, которые ведут на убой отмычек, чтобы взять хороший артефакт и Кефир был среди них.

- Эй, дурочка, пошли со мной, – позвал он её.

Она не любила, когда её называли дурой, а такое случалось часто, но тут вроде ласково «дурочка» и она пошла за ним.

- Кефир, ты ей обрез купи или хоть нож получше, – сталкеры подозревали, что этот козёл порой специально губит отмычек, но за руку не ловили, значит не факт.

Толстенький лысоватый сталкер конечно не обрадовался, но откровенно вести отмычку без оружия, это всем сразу станет понятно куда.

- Ты стрелять-то умеешь? – спросил он девушку, и та замотала головой, кто бы учил её стрелять.

Вот и хорошо, он пошёл и купил у Сидоровича нож для неё, трата конечно, но теперь никто не придерётся, хотя и так все поняли, что выбрать изо всех отмычек дауна, это не в ученики. Даже отмычки догадались и провожали её тоскливым взглядом, девушка была наивная, но добрая.

- Пошли, нам ещё долго идти, – Кефир не стал задерживаться на инструктаж и прочее, да и зачем ей это, у неё своё предназначение.

По пути он невольно обучал её, до срока ей погибать никак нельзя было, поэтому предупреждал об аномалиях, и порой сам, впереди шёл, у этой дурочки другая задача и умирать раньше времени ей было нельзя. Он проверял дорогу, кидал болты и вообще так с отмычками не ходят, так любимых детей водят по Зоне. Ей надо остаться живой до места, и он старательно проверял дорогу и даже мутантов отстреливал, чтобы они не причинили вреда отмычке до места.

«Скажу потом, что сдуру побежала и всё, я же её вон как веду, как отец родной» думал Кефир, аккуратно ведя отмычку на убой.

А вот и заветное подземелье, небольшое и неглубокое, даже видно россыпь артефактов, но не подойти никак, датчик упрямо показывает наличие аномалии на входе, да он и проверял уже в прошлый раз, болт разлетался на мелкие кусочки и аномалия никуда не делась.

- Вон, видишь артефакты? Сейчас наберём и купим тебе хороший комбинезон и оружие, ты иди, я посмотрю, чтобы мутантов не было. – Кефир демонстративно обернулся с автоматом в руках, вроде как защищает – Ты иди, я следом.

Она и пошла и Кефир уже ждал, когда сработает аномалия, но она не сработала, не то, чтобы не было аномалии, просто она не сработала и всё тут, а эта дурочка уже стояла возле артефактов, и он пошёл за нею, позабыв глянуть на ПДА. Но это она прошла, Зона решила посмеяться напоследок над жадным мерзавцем. Аномалия «моргнула», пропустив девушку внутрь, и вновь ожила, и Кефир разлетелся на мелкие кусочки, окропив Зону своей кровью.

- Стой пока там – женщина в белом стояла у входа и осматривала вещи, оставшиеся от Кефира.

Впрочем, и до него тут положили свои головы непутёвые парни, позарившиеся на спрятанное внутри богатство.

- Вот, держи контейнер, возьми себе любой артефакт, который понравится – женщина в белом махнула рукой и аномалия отползла в сторону.

Девушка смотрела на артефакты и понятия не имела, какой они ценности или что-то другое, а потому взяла красивый шар, который светился изнутри, и положила его в контейнер.

- Посмотри внимательно и запомни, что тут лежит, вот такие предметы можно собирать везде, но не тут.

Потом она говорила с девушкой, зачем она пришла в Зону, почему едва не погибла и даже рассказала, что этот сталкер хотел специально её убить. Она поразилась наивности и чистоте этой девушки, такое в Зоне большая редкость.

- Пошли, оставайся такой, какая ты есть, – сказала женщина в белом и повела её из этого страшного места.

- Вот видишь цветок – она указала девушке на странный цветок, который рос у тропинки, чёрный колючий чертополох – срежь пару листьев своим ножом – сказала она и девушка послушалась.

Потом женщина в белом обняла девушку и поцеловала в лоб, и потом положила руку ей на глаза.

- Вот теперь ты дойдёшь куда угодно, но тебе вон туда надо – она махнула рукой в сторону Бара – ступай и ничего не бойся, всё будет хорошо.

Женщина в белом хлопнула в ладоши и исчезла, а девушка вдруг увидела все аномалии вокруг, было красиво и очень необычно, она постояла, улыбаясь и пошла туда, куда ей показали.

                                                                 *****

  - Ты глянь, дурочка то дошла, – удивились сталкеры в Баре – А Кефир где?

Она и рассказала им, что Кефир погиб в аномалии, а вот про женщину в белом не стала рассказывать, подумав, что это никого не касается, кроме них двоих. Так эта кличка к ней и прилипла. Она даже артефакт  принесла, и любой барыга наварил бы на ней изрядно, но годы в Зоне научили Бармена различать тех, кого Зона «поцеловала». То едва различимое выражение, а может запах, а может просто ауру, сам он не мог себе рассказать что, но он понял, что обижать наивную дурёху себе дороже. Артефакт оказался «душой» и он заплатил за него сколько положено.

- Ты чего покупать будешь? – спросил он у Дурочки.

- Я не знаю, – честно созналась она – а что можно?

- Можно поесть взять и одеться и хоть обрез взять, а то тебе и стрелять не из чего.

- Я не умею стрелять, - честно созналась она - а поесть и одеться можно и шоколадку.

Запросы простые и наивные, как и она сама, пришлось Бармену самому решать, что ей на эти деньги дать. В итоге оделась в простой комбинезон и ботиночки и рюкзак едой набила, да ещё и осталось на счету, Бармен ей и счёт завёл, как всем сталкерам.

- Ты к кому-нибудь пристань и ходи на пару, – посоветовал он ей – особенно, раз ты стрелять не умеешь.

  - Арчи, как с отмычками дело обстоит? – сталкер подсел за стойку – только мне толкового надо, а то за руку водить устал.

Чёрный когда-то мужик, теперь с изрядной проседью, Цыган был тёртым сталкером и бродил по Зоне не первый год. Характер у него был такой, что напарники особо с ним не уживались, а одному в дальние ходки ходить чревато.

- Вот рядом с тобой сидит, бери, не пожалеешь, – Бармен указал на Дурочку.

- Да ты смеёшься, на кой мне эта ошибка природы.

- Как хочешь, только она сама из ходки вернулась, когда Кефир погиб, да ещё и с хабаром. Так и выбора особо нет, в этот раз мало кто выжил.

- Не смейся, я пойду, поспрашиваю у бродяг, может, кто поделится отмычкой.

Сталкер пошёл к столам, а Дурочка так и сидела, уплетая шоколадку.

- Ты поешь, – Бармен поставил перед ней тарелку каши с тушёнкой – да не переживай, он вернётся, мужик суровый, но честный, нет сегодня выбора, мало отмычек дошло.

Так оно и получилось, по слонявшись по бару, сталкер вернулся к стойке.

- Ты чего без оружия? – спросил он у Дурочки.

В ответ она показала ему нож, оружие, мол, есть, чего ещё надо.

- А стрелять из чего собралась, мутанты съедят, они ножей не боятся.

- Боятся, – возразила она – даже близко не подходят.

- А с Кефиром далеко ходили?

- Далеко, устала сюда идти, – она отрывалась, чтобы ответить, но с полным ртом не говорила. Всегда прожёвывала и глотала, только потом отвечала.

- А как одна по Зоне шла, аномалии же кругом?

- А я между ними прошла, – снова пришлось ждать, пока она проглотит кашу.

Сталкер медленно переваривал в голове, что он услышал, и картина складывалась странная, эта дурочка прошла неизвестно, сколько по Зоне одна, первый раз, да ещё с одним ножом. Получается, что в ней что-то есть, а что дурочка, так что теперь, не в шахматы же с ней играть. Тут по ПДА пришло сообщение, что скоро выброс, так, что всё равно выход откладывается. Выброс в баре «100 рентген», это вам не шутки, тут даже под землёй трусит основательно, так, что бродяги не ели перед выбросом, чтобы назад не вылетело. А Дурочку это вроде совсем не беспокоило, ментальный удар бил по мозгам и корёжил обитателей бара, а ей хоть бы что.

- Ну что, пошли что ли? – сталкер подошёл к ней - только я далеко, ночевать в Зоне будем, ты не боишься?         

- А ты драться не будешь? – не любила она, когда руки распускали.

- С тобой? Не буду конечно, если лезть, не будешь, куда не нужно.

Ну, куда не нужно она и не собиралась, да и Бармен говорил, что человек хороший, и она пошла с ним в ходку. В самое хлебное время и в довольно опасные места. Тёмная долина изобиловала и мутантами и аномалиями, но и хабар там был изрядный, так, что Цыган пошёл именно туда. Первая странность началась, когда на них выскочила парочка псевдопсов, Дурочка достала свой нож и они стали, как будто в стенку упёрлись, только воздух нюхают, а ближе не подходят, так Цыган их и положил, стоячих. Потом всё повторилось со слепыми собаками и это стало уже совсем интересно. Дурочка шла аккуратно и даже близко к аномалиям не подходила, так что сталкер ни разу не пожалел, что взял её с собой, а Тёмная долина встретила кровососом. Любой сталкер считает его опасностью наравне с химерой и контролёром, это самая опасная тройка мутантов в Зоне, но в этот раз получилось совсем не так, как обычно.

- Стань рядом – скомандовал он, и Дурочка послушалась.

Вытащила свой нож и смотрела за кровососом. Именно смотрела, а не высматривала, где он есть. Вампир-невидимка начал кружить вокруг сталкеров, а она смотрела за ним, не отрывая взгляда.

- Чёрт, куда он делся? – нервничал Цыган.

- Вон он – Дурочка показала пальцем, хотя пальцем мама с папой учили не показывать, но это на людей.

- Где? – сталкер не понял сразу.

- Да вот, стоит и на меня смотрит – для неё не было никакой невидимости, ну стал немного другим и что с того, не пропал же.

Ей всё было понятно и просто, а остальным нет и кровососу и сталкеру. Первый начал нервничать, ведь его  видели, а ему ещё и силы приходится тратить, чтобы быть невидимым. Да ещё этот нож, близко не подойти. А второй высматривал слабое движение воздуха, чтобы влепить туда очередь из автомата. Гляделки продолжались минут пять, наконец, кровосос сдался, просто отступил назад и скрылся за деревьями.

- Всё, он ушёл, – объявила Дурочка и спрятала нож в ножны.

- Ты что, видишь их? – удивился Цыган.

- А ты не видишь?

- Я не вижу, он, как включит свою мимикрию, так его только на бегу и видно, – сознался сталкер.

Разговоры можно говорить вечно, а дело не ждёт, пошли они не просто так, а за артефактами, вот и занялись их поиском и сбором. Место хлебное и неплохо набрали, но в одном месте Цыган стал, как вкопанный. «Ночная звезда» лежала в плотном скоплении аномалий и никакого прохода он не увидел.

- Жаль, хороший артефакт, но не подойти, – вздохнул сталкер.

- Можно подойти, только там не широко, – возразила девушка – я могу пройти, если это очень надо.

- Да чего рисковать, нет же прохода.

- Вот тут есть ,- она подошла и показала пальцем – я возьму сейчас.

- Стой, хоть контейнер возьми, его руками не стоит брать.

Девушка взяла контейнер и осторожно шагнула внутрь кольца аномалий, подцепила артефакт и так же осторожно вылезла обратно.

- Вот, держи, – она протянула контейнер Цыгану.

- Это твой, - ответил тот – ты же достала.

- А контейнер твой, значит общий, – наивности и честности её можно было только удивляться.

На ночь они расположились в какой-то развалине, с двух сторон стенами прикрывает и уже неплохо, костерок развели миниатюрный, только тушёнку разогреть, а тепло и так будет от еды.

- Ты как спать будешь, сейчас или потом? – в ходке вместе не спят, только по очереди.

- Я пока не хочу, – просто созналась она - тут так красиво.

Какую там красоту она увидела в этих развалинах, Цыган так и не понял, но раз не хочет, так он поспит. Только спал он вполглаза, всё не доверял девушке, но в итоге вырубился и заснул.

- Здравствуй девица красавица – старичок однорукий с котомкой за плечами подошёл к костру.

- Здравствуйте дедушка, – добродушно ответила она – а вы зачем большую руку спрятали?

Излом так и оторопел, вот так слёту его ещё никто не узнавал, он уже собирался схватить её своей лапой, но девушка достала свой нож и тут излом, аж назад отскочил с проворством молодого спортсмена.

- Ты зачем его достала? – испуганно спросил излом.

- Так вы же думаете нас съесть, а это плохо.

- Голодный я, вот пожрать, и хочется, кровососами я питаться не могу, а эти гады всех собак повывели.

- Покушайте, – она расстегнула рюкзак и достала банку тушёнки.

- Ты лучше мне сюда её кинь, я подберу, – боязливо промолвил излом.

Дурочка кинула ему банку, и тот ловко поймал её в воздухе.

- Благодарствую, а ещё одну не дашь случаем?

- Кушайте на здоровье, – она кинула излому и вторую банку.

- Ты добрая, – вздохнул излом – коли все бы так и людей есть без надобности. Пойду я, всего тебе самого доброго.

Цыган проснулся, когда излом исчез в ночной темноте.

- Ты с кем разговаривала? – сквозь сон ему слышался разговор, только сразу проснуться он не смог.

- Дедушка приходил с большой рукой, – просто сказала она – Я ему тушёнку дала. Чтобы нас не ел.

- Излом? – вытаращил глаза сталкер.

-Я не знаю, как они называются, только руку за спиной прятал, странный такой и нас хотел съесть.

- И что, вот так взял и ушёл?

- Да, он ножа испугался, – говорила она немного врастяжку, и это было бы забавно, но не в случае с изломом.

- Их убивать надо сразу, пока руку не достанет.

- Зачем убивать, он же ушёл, – она не могла понять, зачем убивать, если тебя не трогают.

В общем, сон у Цыгана улетел безвозвратно и настал черёд Дурочки поспать, она свернулась калачиком, совсем по-детски и заснула, тихо сопя носом. Цыган сидел и думал, вот послала судьба наивную дурёху, да только с ней ходить проще, чем с продвинутыми сталкерами. Кровосос ушёл, излом ушёл. Он так и стрелять разучится. А ещё он думал, какую красоту она увидела в этих развалинах?  Хотя он и не мог её увидеть, он же не видел аномалии. До утра всё было тихо, зато, когда вышли утром, то приключений хватило с лихвой. Кровососы облюбовали это место, и уже не хватало им ума уйти без боя, а может сильно были голодными. Только громко заревев, кровосос кинулся на девушку. И поплатился за свою дерзость, напоровшись на нож, и даже не успел присосаться к ней, как умер. А второго застрелил Цыган, поняв, куда выставила нож Дурочка.

- Ну что, пора нам возвращаться, – Цыган оценил хабар – набрали много, жадничать нехорошо.

- Хорошо, – она не спорила, пора, значит пора, хотя тут она и жила бы, только шоколадки и консервы где брать, а так вон красотища какая вокруг, аномалии светятся такими красивыми огоньками, что просто загляденье.

  - Ну как сходили? – бармен смотрел в довольное лицо Цыгана.

- Вот так и сходили, – сталкер выложил на стол хабар.

- Ого, совсем неплохо, брать что будешь?

- Тушёнку и три десятка патронов, да «ночную звезду» ей на счёт запиши.

- А чего патронов мало, затарились по пути? – Бармен удивился, обычно из таких ходок возвращаются почти пустыми.

- Сколько стрелял, столько и покупаю.

- Мутантов не было? – Бармен удивился, не бывало такого, чтобы в ходке не приходилось стрелять.

- Были, кроме химеры все были, только от неё пешком уходят даже кровососы и изломы. Подогнал ты мне отмычку, которая круче сталкера. Аномалии видит, кровососов видит, и к ней боятся подходить все мутанты.

- Вот тебе и Дурочка, – Бармен сильно удивился – Одеть ее, что ли получше? денег хватит теперь хоть на «Севу».

- А вон она, сейчас приведу.

За столом сталкеры устроили соревнование по шахматам, точнее играли двое, а остальные просто глазели, два местных интеллектуала предпочли пьянке игру в шахматы. Положение на доске было сложным, и соперники задумались. Дурочка смотрела на доску и что-то шептала тихо про себя, Цыган подошёл к ней, чтобы позвать к Бармену и услышал тихое «коня пожертвовать и через три хода мат».

- Ну что, предлагаю ничью, не выберемся мы из этой позиции, – сталкеры согласились и уже пожимали руки и собрались за выпивкой, когда Дурочка переставила на доске коня.

- Ну, куда ты лезешь, всё уже, тут такие игроки, а ты куда, да и сожрут твоего коня враз, игра не для баб, тут головой думать надо.

Но шахматисты встрепенулись и уставились на доску, буквально на автомате «съев» несчастного коня и тут последовал такой ход, от которого у всех рты раскрылись.

- Всё, брат, следующим будет мат, – вздохнул тот, кто предложил ничью – а я не увидел такого хода, он обернулся и обомлел.

Ну, нарисована на лице лишняя хромосома, куда тут денешься, и все думают, что это лишает человека ясного ума, хотя на самом деле это всего лишь делает обладателя этой хромосомы до предела наивным и не более того.

- А ну, садись, давай ещё партию, - усадили за стол Дурочку и понеслось. Через полчаса проигравший пожал ей руку и уже собирался угостить выпивкой, но она, же не пила совсем, так, что обошлись шоколадкой.

- Как звать тебя, кличка, какая есть в Зоне? – сталкер смотрел в глаза этому чуду.

- Дурочкой зовут, – ответила она улыбаясь.

После этих слов пауза была такой, что любой артист в театре позавидовал бы. Но кличка есть кличка, раз так назвали, значит, так тому и быть.

- Пошли, Бармен зовёт, – Цыган повёл её к стойке.

- Вот что, девица, – Бармен не хотел использовать её кличку – хочешь хороший комбинезон?

Да кто же не захочет, к тому, же и смотрелась «Сева» намного лучше её комбинезона. Дурочка оделась и заулыбалась, нравилась она сама себе, ей вообще нравилось всё красивое и хорошее, характер был такой.

- Ещё «Абакан» и крутой сталкер перед вами.

Но оружие она не захотела, стрелять не умеет и не нужно ей всё это, нож есть и хватит.

- Ты в шахматы, где  так играть научилась? – Цыган не отпускал её от себя.

- Мы с папой играли часто, а ещё книжки читали и гуляли много, он у меня хороший.

- Раз хороший, то чего в Зону отпустил?

- Он умер, – по щекам её покатились слёзы – а тётя сказала, что тут мне будет хорошо, вот я сюда и приехала. Она хорошая, довезла меня сюда и с военными договорилась.

Вот оказывается, какая история, сплавили девочку, а там видно квартира осталась. Как часто в жизни бывает такое, но так жестоко на смерть спихивать родно, это уже было слишком. Цыган взял над ней шефство, не позволял обижать и разыгрывать, она же бесхитростная и наивная, а шутников и просто моральных уродов хватало и в Зоне. А потом махнул рукой и пошли к «Полю чудес», с другими бы и не рискнул, а с ней пошёл. Химера вышла плавно и грациозно, ну есть в ней что-то от кошки. Скорее от рыси что ли, хотя размером она скорее больше льва, да ещё и с двумя головами, большой и маленькой, запасной что ли, но этого никто не знал, поскольку живой её взять было просто невозможно, а мёртвая не расскажет.

- Стой тихо, – Цыган уже потихоньку прощался с жизнью, вдвоём выстоять против химеры можно только с гранатомётом.

Но стрелять не пришлось вовсе, поскольку Дурочка достала нож и стала впереди Цыгана.

- Неужели тебе некого больше есть? – такое могла спросить только она.

Но и химера втянула воздух, и остановилась. Не нравился ей этот запах от ножа, совсем не нравился, так пахло смертью, и химера отступила, посмотрела в глаза девушке и ушла. Вот такого чуда даже Цыган не ожидал, но оно произошло. А впереди было самое странное место в Зоне, где плотность аномалий сильно напоминала плотность москвичей на центральных улицах в час пик. Да ещё они устраивали переклички, «жарка» выстрелит пламенем, а «карусель» подхватит и закружит или «трамплин» забросит вверх молнию от «электры» и так всё время с небольшими перерывами. Для Дурочки это было завораживающее зрелище, она же видела каждую аномалию.

- Нравится?

Она аж рот раскрыла и смотрела на эту феерию заворожено, и в глазах светился восторг.

Цыган выждал довольно долго и только потом напомнил, что они пришли за артефактами. Вот тут наступило время Дурочки, она же видела всё, что происходило вокруг, все аномалии и артефакты, а ещё она оказалась очень смелой и лазила в такие дебри, куда ни один сталкер даже носа не сунет. Довольно скоро они забили все контейнеры артефактами и уселись в сторонке осмотреться и поесть. Набрали они столько, что можно было уходить из Зоны и покупать маленький островок в Индийском океане. Идиллия впрочем, была прервана грубо в виде трёх вооружённых небритых физиономий, наставивших обрезы на них.

- Вот молодцы, хорошо вы нам набрали, – ухмыляясь, заявил тип со шрамом на небритом лице.

- Это мы не вам собирали, – заявила Дурочка – сами идите и собирайте.

- Цыц, убогая, а ты чего смотришь, клади всё на землю и вали отсюда, ты нам без надобности, да и дура твоя без надобности, хотя она конечно баба, хоть и дура, так что сгодится.

Цыган быстро крутил в голове варианты. Если начать стрелять, то всех положить не успеет. Да и автомат был не под рукой, хотя отдавать девушку бандитам совсем не хотелось.

- Спрячься за воронкой – прошептал он ей, прикинув, как быстрее схватить автомат, а пока подвинул к бандитам рюкзак, они падкие на хабар, а ему пары секунд форы и надо. И тут в ушах противно запищало, а потом тело перестало слушаться, бандиты побросали оружие и схватились за головы. Цыган  изо всех сил думал о родной речке, в которой ещё мальцом ловил карасей. Пока удавалось держать разум, но это ненадолго, контролёр усиливал давление, и уже всё плыло перед глазами, если ещё надавит, то одним зомби в Зоне станет больше. Он уже не видел ничего и судорожно пытался удержаться за реальность, когда противный писк в ушах вдруг прекратился, и сознание вернулось к нему. Ещё не понимая, что произошло, он схватил автомат и направил его на бандитов, но стрелять не было нужды. Дремучая психика в данном случае сыграла с ними дурную шутку, и новоиспеченные зомби стояли на земле, покачиваясь из стороны в сторону. Тогда он поискал глазами Дурочку, а она стояла над телом контролера с ножом в руках.

- Спасибо, дочка, спасла ты меня, а тебя совсем не берёт пси атака?

- А что это такое?

- Ну, это контролёр, он наши мозги сжигал, вот этим сжёг и они теперь зомби, я немного умею сопротивляться, потому и мозги целые… вроде бы, – добавил он после.

- Он нас съесть хотел, я слышала, думал, мясо попалось хорошее. Я пошла и ножом его ткнула – оправдывалась Дурочка, видно не брало её это всё совсем.

Пришлось уходить от такой красоты, поскольку три зомби по соседству, это уже перебор. Они потом начнут бродить по Зоне, но пока просто стояли и качались.

- Жалко, там так красиво, - вздохнула она, когда они отошли довольно прилично от уникального места.

- Ничего, может, ещё вернёмся когда-нибудь, нам сейчас дойти надо обратно.

А обратно было совсем не просто, на них нападали собаки, зомби, снорки, за ними охотились какие-то мерзавцы, и стоило огромных трудов уйти от преследования, а в итоге они едва не попали в засаду. Помогла способность Дурочки слышать мысли. Они проходили мимо заброшенного здания, когда она уловила мысли людей. Они ждали их за стеной, и она схватила за руку Цыгана. Словами говорить было нельзя, и она показывала, что там трое ждут их и причина этого их хабар. Она просто ткнула в рюкзак, в котором лежали артефакты. Что делать они тоже решили без слов. Дурочка уселась под стеной, за которой их ждали, и занялась тушёнкой. А Цыган занял удобную позицию, спрятавшись за кустами. Людям в засаде было слышно, как гремит ложка о банку, что конечно означало, что люди устроили привал и терпение лопнуло. Сталкеры вышли из-за угла и направили оружие на Дурочку.

- А она одна, эй ты, где Цыган? – они даже взять её на прицел не подумали, нож за оружие не считается.

- Стволы опустите, с такого расстояния шансов у вас нет, – сталкер держал всю троицу на прицеле и шансов у них и, правда не было, развернуться они просто не успели бы – кладите медленно на землю и рассказывайте, что вам от нас понадобилось.

- Цыган, брат, ты чего, – попробовал потянуть время один.

- Я в порядке, а вот что вас заставило стать бандитами, это вопрос, – оружие к этому времени они уже уложили на землю.

- Да мы не тебя ждали, – снова попробовал потянуть время, видимо вожак этой группы.

- Ну, да и спросили обо мне поэтому, ждали вы именно меня и именно из-за хабара.

- Конечно, тебе прёт, а мы всё никак не поднимемся нормально, а это несправедливо, – досада бурлила в мародёрах.

- А заниматься разбоем справедливо? – Цыган с радостью положил бы их, но убивать вольных бродяг, пусть даже и последних мерзавцев, это был перебор. – Пошли вон, ножи у вас есть, значит дойдёте. Стволы тут останутся, если выживете, то в расчёте, пусть Зона решает.

Бродяги помялись, но делать нечего, никаких договоров Цыган не признавал, и пришлось им уйти с одними ножами. А Цыган спрятал оружие в развалинах и уложил три патрона так, чтобы видно было, где оно лежит, хрен с вами, парни.

- Зачем они так делают? – она плохо понимала лицемерие, ложь и жадность, на это накладывает отпечаток лишняя хромосома.

- Понимаешь, некоторым свойственна зависть, не работать, а завидовать. Они готовы не есть и не пить, мёрзнуть и мокнуть, только не трудом своим добиваться. С теми бандитами они, скорее всего не связаны. Просто ты очень удачливая, а раз я с тобой пошёл, значит, набрал много.

- Попросили бы, я и им бы набрала, – она была такой наивной, что это обезоруживало.

- Ладно, пошли, не попросили же, пора нам и назад уже вернуться.

До Бара оставалось немного и дальше они прошли почти без приключений.

- Показывай, что набрал, – Бармен приготовился оценивать хабар.

А оценивать было что, так что в итоге Бармен аж вспотел от трудов праведных.

- Ты так скоро богаче меня будешь, – покачал он головой.

- Брось, Арчи, богаче тебя в Зоне может быть только один человек, Сидорович и то вряд ли.

- Не будем считаться деньгами, тут на тебя бродяги жалуются, мол, напал, оружие отобрал, выгнал с одними ножами, «Долг» ответ от тебя хочет услышать.

- Они же нас ограбить хотели, какие ответы могут быть, а оружие их я в Зоне спрятал.

- Да они говорят, что ничего такого не думали, вот в чём вопрос, в общем, тебя Воронин ждёт для разборки.

Это было очень плохо, его слова против их слов, а способность Дурочки читать мысли и вовсе к делу не пришьёшь, это же «Долг». Воронин, конечно, не захотел принимать во внимание его доводы, хотя один человек, напавший на троих, выглядело странно, а потому всё должно было решиться на арене. Дурочку привлекать к этому было нельзя, поэтому Цыгану пришлось биться с тремя противниками. Они выбрали пистолеты, зная, что на ножах Цыган слишком силён. Это была почти игра в одни ворота, и противники были уверены в своей победе, но всё произошло не так просто. Цыган прыгнул за контейнер и пропал, они обходили контейнер за контейнером, а его не было вовсе, в конце концов, они сошли в середине и стали спина к спине и тут с контейнера прозвучал первый выстрел. Минус один, но на контейнере уже никого не было, Цыган змеёй соскользнул на землю и снова исчез, оставшиеся двое решили повторить его фокус и забрались на крыши контейнеров, но оттуда ничего не было видно, и они попробовали потихоньку выглянуть с крыши. Минус два, выглянул он как раз на ствол Цыгана, последний откровенно запаниковал и стал палить во все стороны, потом спрыгнул вниз и тут ему в затылок упёрся ствол.

- Вот оно того стоило?  Зачем вы пошли жаловаться?   Я же мог вас там спокойно шлёпнуть, но пожалел, – Цыган забрал свободной рукой оружие у последнего противника и пнул его под зад  - пшёл вон.

Он повернулся лицом к судьям и показал, что отпускает последнего противника. В принципе правота Цыгана считалась доказанной, так что бой остановили.

- Доброта наказуема, – выговаривал он потом в баре скорее сам себе – теперь у меня в Зоне одним врагом стало больше.

Только мстить Цыгану не получилось, через неделю пришёл караван, а с ним и почта и Цыган получил пухлый конверт. Писала его бывшая жена, в конверте были фотографии славного мальчишки, выписки из истории болезни и слёзное письмо, что сын серьёзно болен.

- Вот что мне теперь делать? – он сидел с Дурочкой за одним столом и скорее размышлял вслух – деньги у меня есть, конечно, я помогу, но придётся видно самому ехать. Ты без меня тут не пропади только, я ещё вернусь.

- Поезжай, – согласилась она – я не пропаду, и буду ждать тебя.

Что будет, можно было не сомневаться, она не способна обманывать и на подлости не способна совсем, но на душе у него было тяжко, ведь обмануть её так легко. Вот так и расстались Цыган и Дурочка. Он уехал на Большую Землю, но больше уже не вернулся в Зону, говорят, погиб в авиакатастрофе, когда летел к сыну за границу, где тот проходил лечение. А Дурочка осталась в Зоне, только обмануть её оказалось не просто, она же мысли читала, а у мерзавцев нет способности скрывать мысли, только дела свои гнусные. Она часто провожала научные вылазки, поскольку проводник была от бога, но в основном сидела у «Поля чудес», возвращаясь в бар только за консервами и шоколадкой.

- Ты всё время тут сидишь?

- Красиво.

- А больше ничего не хочешь делать?

- А зачем? – она всё ждала Цыгана, обещала ждать и ждала.

- Тут и правда красиво, – женщина в белом тоже любовалась красотой необычайного зрелища – сама не помню, как это у меня получилось, маленькая тогда была. Ты так и ждёшь его?

- Я обещала.

- Говорят он погиб.

- Ну и что, я обещала, значит, буду ждать, – что с неё возьмёшь, дурочка же.

- Говорят, если тебя очень ждёт кто-то, то ты обязательно вернёшься, я не понимаю, как это возможно, вы вообще странные, я про людей.

- Он вернётся, я знаю, – Дурочка подняла «душу», которую нашла сегодня утром и долго смотрела внутрь – теперь я точно знаю.

А в далёкой немецкой клинике вышел из комы единственный выживший при авиакатастрофе пациент.

                                                              *****

  - И нет никаких шансов? – Она внимательно посмотрела на врача.

- Шанс есть всегда, но в данном случае только из области чуда, – пожилой немецкий врач вздохнул – нам очень жаль, он сделал для нашей клиники  много. Ещё из Москвы он провёл с нами переговоры и оплатил лечение не только своего сына, но и ещё нескольких детей. Я вообще удивляюсь, как он выжил в той катастрофе, ведь шансов не было никаких.

- Вы так и держите его на этой аппаратуре?

- Мы не можем отключить без согласия родственников, а насколько мы знаем, у него только ваш сын из родни. Теперь ребёнок совершенно здоров, и ему решать. Я думаю его надо привести сюда, чтобы он увидел отца перед принятием решения.

Женщина привела мальчика, славного малыша, на лице которого было написано достаточно много.

- Вот видишь, папочка не может жить без этих приборов, посмотри, его лицо обгорело и ему больно.

Она долго убеждала мальчика, что папе будет намного лучше на небесах и надо его отпустить, чтобы облегчить его страдания. В конце концов, ей это удалось, и мальчик кивнул.

- Что осталось из его вещей?

- При нём не было никаких вещей, только в руке он сжимал вот это, – доктор показал на странный камешек, лежащий рядом на столике.

Женщина уже уводила ребёнка из палаты, когда мальчишка кинулся к столику и вложил камень в руку отца, а потом выбежал из палаты.

- Мы должны обсудить некоторые формальности, пройдёмте ко мне в кабинет, наш юрист уже ждёт вас там.

В кабинете главного врача клиники беседа продолжилась, мальчика оставили на попечение медсестры, поскольку ему слушать этот разговор было не обязательно.

- Ваш муж много сделал для нашей клиники. Мне очень жаль, что мы познакомились с ним при таких трагических обстоятельствах. Он не только богатый человек, но и весьма щедрый.

- Раз он такой богатый, то у него должны были остаться средства? – женщина оживилась, не в силах скрыть своего интереса.

- А вот об этом вам расскажет наш юрист.

Юрист был весьма солидным мужчиной, с богатым опытом и весьма щепетильным в этом вопросе.

- Если вы подписываете документы, то в принципе разговор на этом можно и прекращать, наша клиника вылечила вашего сына, но мы берём на себя обязанности провести лечение бесплатно. Это в случае рецидива, чего на нашей практике вообще-то не случалось, наши врачи знают своё дело, однако ваш муж столь серьёзно помог нашей клинике, что мы сочли своим долгом закрепить документально это обязательство. Вот собственно все документы.

Позвали мальчика, и он в присутствии матери подтвердил согласие отключить отца от жизнеобеспечения.

- Вы желаете присутствовать?

- Нет, я думаю, это будет травма для ребёнка, – она забрала медицинские документы сына и покинула клинику.

Пожилой немец вздохнул, посмотрел на юриста и поднялся.

- Ну что, нас ждёт неприятная процедура, но всё должно быть оформлено по закону. Пойдёмте исполнять неприятный долг.

Сколько раз им приходилось делать это в безнадёжных случаях, но осадок всегда был кране неприятный.

- По-моему эту фрау больше беспокоило наследство, чем моральная травма ребёнка.

- Её ждёт неприятный сюрприз, – усмехнулся юрист – он не оставил ей ни копейки.

- Вот так сюрприз, а сын?

- Сына он обеспечил на всю жизнь, но только после достижения совершеннолетия, он открыл на него счёт в солидном банке.

- Все свои сбережения?

- Нет, весьма солидную сумму он перевёл какому-то Арчибальду, бармену в баре «100 рентген» и то с условием позаботиться о какой-то Дурочке.

- Очень странно, разве у русских есть такие имена?

- Это не имя, он же сталкер из этой их Зоны, а там, в ходу псевдонимы.

- А это законно?

- Вы не поверите, но в этой их Зоне порой слово значит больше, чем закон и надзирает за этим сама Зона, сталкеры считают её живой.

- Любопытно, но вот мы и пришли, сестра, всё готово?

Сестра выглядела ошеломлённо, она взглянула на врача не то с радостью, не то с испугом.

- Гер Эрхард, русский очнулся.

                                                              *****

  Самолёт падал, двигатели отказали, и до аэродрома было ещё очень далеко. Стюардессы испуганно, но вежливо объясняли пассажирам, что нужно пристегнуться, закрыть голову руками и прочую чушь, хотя какое это имело значение, выжить в такой ситуации никому не светило. Цыган ещё подумал, как всё нелепо, выжить в таких переделках в Зоне, столько раз обходить аномалии и отбиваться от мутантов и мародёров и погибнуть в самолёте. Однажды он вляпался в «жадинку». Но им заинтересовалась стая Припять Кабанов и они так, и вляпались в аномалию, освободив его из плена, по их спинам он и выбрался потом из аномалии, а сколько раз он был на волоске от гибели и теперь он в падающем самолёте. Вот она, насмешка судьбы, он всё оплатил и своему сыну и даже нескольким другим детям, не спрашивая, откуда и кто они, уладил все дела и вот летел к сыну, чтобы обнять своего мальчика. Дурочка осталась там, в Зоне, да и зачем ей уходить оттуда, что она видела в жизни тут, особенно после смерти родителей. На прощание она дала ему странный камешек, круглый и чем-то напоминавший человечка, свернувшегося в комочек. Самолёт падал, а он вытащил из кармана этот камешек и сжал в руке. Как там она будет без него, надеюсь, Зона будет к ней благосклонна. В последний момент пилоты попытались выровнять самолёт, и это им почти удалось, но он врезался в рощу и рассыпался на куски и загорелся. Темнота окутала его. Сколько она длилась, он не помнил. Вечная ночь со странными видениями, кровосос, скачущий верхом на химере, гнался за ним по болоту, и смерть с косой стояла над ним и «карусель» разрывала его на части и «электра» била током, а потом прокатился выброс и он больше ничего не помнил. А потом над ним наклонилась смерть, и поманила за собой, и куда ему было деваться, кроме как следовать за ней, но вдруг Дурочка оттолкнула смерть и сказала ему «вставай, я жду тебя». Она ждала его, обещала ждать, и она будет ждать, и он открыл глаза.

- Русский очнулся – голос доносился из коридора.

Он лежал в больничной палате и смотрел в потолок, лицо Дурочки исчезло, зато над ним склонились другие лица.

- Гутен таг, с возвращением, – Доктор перешёл на русский, не чужой для него язык, хотя конечно акцент был ужасный – вы нас здорово напугали.

- Где я? – нормальный вопрос всех очнувшихся в больнице.

- Вы в одной из лучших клиник Германии, здесь лечился ваш сын и мы сочли, что ваше пребывание тут будет вам на пользу.

- Что с сыном?

- О, он совершенно здоров, уверяю вас, ему ничего не угрожает, кроме разве гриппа и простуды и то дома.

- Он теперь не будет болеть?             

- Я не могу ручаться за всю его жизнь, в конце концов, он вырастет и может подцепить что угодно с незнакомыми девушками, – доктор был юморист – что же касается его болезни, то она ушла.

- Он ещё здесь?

- Нет, они уехали с матерью домой.

- Так и не обнял, – с сожалением прошептал Цыган.

- Ну, раз вы передумали умирать, мы обсудим с вами ваше положение.

- Давайте, я ходить могу? – руки были на месте и это уже неплохо.

- Ноги у вас есть, но вот насколько вы сможете ими пользоваться, это вопрос.

- А что с ногами?

- Да не с ними, а с позвоночником, он вроде и цел, но упорно не хочет передавать сигнал на ваши ноги.

- И что, я буду кататься на коляске?

- Скорее всего, да, дело в том, что медицина пока здесь бессильна.

Цыган вздохнул, сжал кулаки и вдруг раскрыл одну ладонь. Камешек так и лежал в ней, напоминая о Зоне и Дурочке и о прошлом. Молчал он недолго, а врач с юристом стояли деликатно рядом, не желая оставлять его одного, в первые минуты это особенно тяжело пережить.

- Я решил, – вдруг сказал русский – возвращаюсь в Зону.

- Вы с ума сошли! Какой из вас теперь сталкер? Вы же ходить не в состоянии.

Врач что-то ещё говорил, юрист поддакивал, а он лежал и думал, что возвращаться надо как можно скорее.

- У вас есть интернет?

- Конечно, а что вы хотите?

- Мне надо срочно связаться с Арчи.

Его осторожно переложили на коляску и повезли по коридору.

«Арчи, старый хрен, ты ещё жив? Это Цыган»

«Я вас всех переживу, говорили, ты разбился на самолёте»

« Живой я, как там она?»

«Жива, здорова, бывает редко. Говорят, у «поля чудес» её видели, приносит немного, берёт только еду»

«Я решил вернуться»

«Давай, все будут рады»

«Есть одна хрень, я на коляске»

«Ну, ты даёшь, будешь по Зоне кататься?»

«Я ползать готов, только бы тут не сдохнуть, так что жди, я возвращаюсь»

«Давай, ждём»

- Вот и всё, господа немцы, благодарю, что не дали подохнуть, а теперь можно меня подшаманить, чтобы я доехал до Зоны.

- Мы готовы отвезти вас до места, вы ведь столько сделали для клиники.

- Отвезти? Это идея, самолётом я теперь не полечу ни за что.

- Только надо вас немного привести в порядок.

Потянулись дни, капельницы, обследования, процедуры, Цыган разрабатывал руки, вливая понемногу в них прежнюю силу.

                                                            *****

  Военные на посту обалдели, такого на их веку ещё не было, машина «скорой помощи» была из самой Германии. Что за шишку они привезли, да только денег было изрядно, и немцы относились к нему, как к своему канцлеру.

- Вы не доедете до Бара, для этого нужен опытный водитель, знающий Зону – убеждал их офицер - Я могу дать сопровождение только до Кордона и это не бесплатно, бойцы рискуют.

Клиент с радостью согласился на это, и машина повезла его в Зону.

- Здравствуй Зона, я вернулся.

А на Кордоне он остался, немцы долго трясли ему руку, потом сели в свою машину и с огромным облегчением покинули страшное место.               

- Ого, какого урода привезли – отмычки шушукались между собой – наверняка к Исполнителю будет проводников искать.

- Так говорили, что Зона закрыла АЭС, не пройти туда.

- Всё равно, богатеньких буратин не волнует, только сталкеров положит и сам там сдохнет.

Но странный человек не стал нанимать проводников, он просто попросил позвать Сидоровича, поскольку зайти в его конуру на коляске было нереально. Потом и совсем странные дела пошли, он купил у барыги «Сайгу», два бронежилета, один из которых надел на себя, а вторым укрыл ноги и конечно ПДА, добавив банку тушёнки и пару шоколадок с водой, этот урод поехал в сторону Бара. Челюсти отвисли у всех, не только отмычек, но и бывалых бродяг. А незнакомец со шрамом вместо лица катил на коляске по Зоне.

- Ничего, доползу, выброс нескоро, за день может и успею.

Дорога в принципе наезженная, кто тут только не катался и хоть коляска не самое лучшее средство передвижения, но он продвигался, останавливался и снова ехал вперёд.

  - Ты права, он вернулся – они сидели возле «поля чудес» и смотрели на странную, притягательную красоту этого места.

- Тогда мне пора идти – сказала девушка с отпечатавшейся на лице лишней хромосомой.

- Я помогу тебе, но сначала дай мне твой артефакт.

У Дурочки он сейчас был один, «душа», в которую она постоянно смотрела, как будто что-то видела и она протянула его женщине в белом. Та взяла его в руки и прикоснулась губами.

- Всё, спрячь, это для него.

Потом она создала телепорт и пригласила туда Дурочку. Мир закружился, и они оказались на дороге с Кордона к Бару.

  Цыган как раз отбивался от стайки псевдопсов, они пытались схватить его, но он ловко отстреливался, к тому, же бронник на ногах не давал псам хорошенько укусить его за ноги.  Псевдопсы живучие и картечь хоть и ранила их, но сидя в коляске, было не очень удобно стрелять. Аномалии его мало волновали, близко к ним у Цыгана так сильно начинала болеть спина, что позволяло обходиться без датчика, а вот собаки, это уже было серьёзно. Правда и Цыган был не лыком шит и уже не один псевдопёс валялся на земле. И тут из ниоткуда выскочила она, с ножом в руках Дурочка кинулась на собак и особенно яростно нападавшие псы упали от ударов её ножа.

- Убирайтесь! – кричали она, размахивая ножом. И собаки попятились, втягивая носом воздух, этот нож вызывал у них такой животный страх, что желание лакомиться этими людьми улетело куда-то очень далеко, уступив место простому желанию жить.

- Вернулся, – она склонилась к обгоревшему лицу и целовала его, орошая слезами.               

- Вернулся, любимая, – выскочило у него, а сказанное в такие моменты уже не вернуть.- Я знаю, ты ждала меня, мой ангел-хранитель, не дала умереть, ты спасла меня в самолёте и потом прогнала смерть.

Они ещё болтали, потом целовались, а потом она катила его по Зоне к Бару, как самого дорогого на свете человека. Аномалии она объезжала старательно, бережно толкая коляску с самым дорогим на свете человеком. Мутанты уже не были проблемой, достаточно было ей взять свой нож и стать между ними и коляской, вот уже и остановка, а там и рукой подать до Бара.  

Грабли в гору, стволы на землю! – их было трое.

Мародёры не отличаются смелостью или душевной чуткостью, а обобрать слабого для них самое лучшее, поскольку просто и безопасно. Он бы и отдал им всё без боя, но с ним была она, а мародёры не разборчивы в женщинах, лишь бы была, и когда они заговорили о ней, он вскинул ружьё. В магазине было пять патронов, а ему хватило и трёх. Но один мародёр успел выстрелить в него, и несколько картечин попали под бронежилет. Кровь потекла из шеи и плеча, и жить ему оставалось недолго. В мозгу мелькнуло, что успел спасти её, и он потерял сознание.

                                                                 *****

- Вот теперь ты будешь моим – смерть стояла над ним и смотрела бесстрастно.

- Да какая разница, все умирают, важно не просто умереть, а со смыслом и жить надо со смыслом, тогда и ты совсем не страшна.

- Философы попадаются нечасто – вздохнула смерть. – В основном все кричат и брыкаются, умоляют и готовы весь мир отдать вместо себя, лишь бы продлить своё жалкое существование и умереть от болезней после бесполезно прожитой жизни.

- Нельзя жить вечно и если меня что, и заботит, то только то, что она будет плакать и переживать.

- Ты странный человек, она же с дефектом, неужели ты в неё влюбился?

- Она лучше всех остальных, добрее и чище, у неё есть то, чего в других я не вижу, это душа. Я же не зря жил на свете, так чего мне бояться.

- Ну, рано или поздно мы с тобой уйдём туда, куда я провожаю всех – смерть посмотрела на него внимательно.

- А сейчас чего приходила-то, неужто не заберёшь?

- Извини, мучайся дальше, кто же его знал, что у неё такой артефакт, так что до встречи.

Смерть не поворачивалась и картинно не уходила вдаль, она просто растаяла и над ним склонилась Дурочка.

- Тебе больно?

- Спасибо, уже нет, а где ты взяла «душу»?

- У меня была, я её давно носила, для тебя берегла. Ты пока лежи, сил набирайся, кушать хочешь?

- Не откажусь, «душа» всегда аппетит пробуждает, – он улыбнулся немного смущённо.

Она достала банку тушёнки и кормила его с ложечки, как маленького, не давая даже прикоснуться к ложке. А он не сильно настаивал, ему нравилось это, как будто он попал домой и любимая женщина кормит его. Немного неловкий момент, но это было именно так, и менять ничего особенно не хотелось, коляска лежала рядом, а он лежал на земле, на спине. Она сильная, когда надо, она подняла его и уложила на землю, даже перевязала, а «душа» работала и работала. Что-то сильно зачесалось в пояснице, он еле вытерпел, потом заболело плечо и шея, а потом он задышал часто и его бросило в жар. Испугавшись, он вскочил на ноги и тут только понял, что у него работают ноги. Не зря Зона брала «душу» у Дурочки, кроме его ран, она вылечила и его болезни, правда лицо так и осталось в ожогах, но какое это уже имело значение. Через час они пошли в Бар, «душа» стала похожа на человечка, который сжался в комочек. А коляска так и осталась стоять на остановке с бронежилетом на сиденье.

- Ух, ну и урода Дурочка притащила, – заметил кто-то из новичков.

На посту ей пришлось поручиться за него, а Цыган почему-то не сказал, кто он.

- Ну, ей самое то, может замуж ещё за него пойдёт – пошутил другой, правда тихо.

- Привет Арчи, получил мой подарок?

Бармен немного завис, всматриваясь в обгорелое лицо и не припоминая прежнего хозяина этого лица.

- Ты же не забыл условие, которое прилагалось к деньгам?

И тут до Бармена дошло, он аж передёрнулся, но только от неожиданности, а так деньги эти он не потратил и Дурочку никогда не обижал.

- Цыган, ты?

- Он самый, только меня тут уродом называют, пусть оно так и будет, если Зона будет не против.

- Как-то это не благозвучно к тому же мужик ты правильный, не подходит к тебе такая кличка, давай хоть Чудовищем называть будем.

- Давай, будет у нас хорошая парочка, Красавица и Чудовище.

Дурочка светилась счастьем, и Бармен подумал, что не так уж сильно оно и отличается от правды, влюблённая женщина всегда красива, а ещё он вдруг понял, почему их называют солнышками.

- Только счётом распоряжается она, ты сам так решил, – Бармен многозначительно взглянул на бывшего Цыгана.

Впрочем, ничего цыганского в нём и не осталось, на обгорелой голове волос почти не осталось и те были седыми.

- Тогда давай спросим, чего хочет женщина, ибо чего хочет она, того хочет …Зона.         

Они уставились на Дурочку, а та улыбнулась наивно и светло.

- Если вы спрашиваете, чего хочу я, то я хочу хороший комбинезон для мужа – вот так просто и наивно, он уже муж и никаких разговоров быть не может.

Бармен приволок «Севу» и американские ботинки, неплохой набор для Зоны, конечно и шапочку и очки и в итоге сталкер вышел не такой и уродливый, а вполне нормальный сталкер. Они заказали хорошую еду и сок, сели за стол и устроили себе маленькую свадьбу для двоих, В конце концов, поцеловались и ушли в Зону, хотя дело было к ночи.

                                                             *****  

  - Ну что, всё получилось? – женщина в белом присела на камень, любуясь аномалиями.

- Да, мы теперь муж и жена – Дурочка улыбалась как-то загадочно. Потом она стала грустной – знаешь, нам не разрешают иметь детей, говорят, дурачками вырастут.

- Этот там, а тут я хозяйка и тут я решаю, какими родятся дети. Ты заслужила счастье, и оно у тебя будет.

Чудовище, бывший Цыган, мирно спал после бурной любви, а две женщины любовались аномалиями на «Поле Чудес».                                               




Похожие публикации:

Фанфик на рассказ Петра Ингвина " Поймать Полуночника"
В любом случае он придет и, как всегда, хлопнет дверью. Потом он начнет греметь бутылками, доставая из минибара графин со скотчем, будто и так ...


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru