"Лед и Пламень" Часть 2. "Запад" Глава 20."Мы собрались здесь налегке…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Опечаленная, но немного утешенная чудесным сном, я закрыла глаза, мечтая снова увидеть Роберта. Однако, больше мне в эту ночь ничего интересного не приснилось. Разбудила меня холодная капля воды, упавшая прямо на нос. За ней шлепнулась на щеку другая, третья…
- Да что тут происходит?! Джейсон, это ты что ли балуешься? Вот я тебя!
 Я выскочила из саней, повертела головой по сторонам в поисках несносного мальчишки, а потом удивленно подняла глаза вверх. Прозрачные, холодные капли летели прямо с неба! Там, в вышине, шла целая облачная битва. Тяжелые серые тучи, толкаясь лохматыми боками, наползали одна на другую.  Порывы ветра  разбрасывали  их в стороны, и тогда в разрывах серой хмари ярко вспыхивали клочки голубого неба. А ветер, спустившись ниже, с силой обрушивался на пестрые ветви деревьев.  С них, кружась, летели  желтые, алые, темно-багряные листья. Словно перья какой-нибудь сказочной птицы.

Затаив от восхищения дыхание, я смотрела на их полет, забыв о тяжелых каплях небесной воды,  уже изрядно промочивших мою одежду. Там, на Севере, я привыкла видеть мир, окрашенный лишь в несколько цветов: белый, синий, серый… И буйство красок Западного леса околдовало меня! Кажется, я начинала понимать Джейсона,  мечтавшего увидеть Осень.
Рудольф отвлек меня от восхищенного созерцания:
- Ну вот, я так и знал, что все будет очень плохо! – привычно забубнил олень. – Пошел дождь, детям совершенно нечем от него укрыться, костер уже не разожжешь. А трава намокла и стала абсолютно несъедобной!  То есть я, в довершение всех несчастий, останусь голодным! О мир, почему ты так жесток к бедному печальному страннику?!
- Руди, не паникуй! – выбежавший откуда-то из мокрых кустов Джейсон беспечно улыбался и не обращал внимания порывы сырого ветра. - Там, за полянкой, на склоне холма упало большое дерево. И выворотило целый слой земли своими корнями. Получилась такая маленькая пещерка. Давайте пойдем туда. Я там уже и бутерброды приготовил.
- Пещера! – трагически возопил олень. – Я знаю, я предчувствую, что к концу своих странствий превращусь в горного тролля! И буду жить в непроглядной темноте, и питаться рыбой из подземного озера, и заедать ее сырым мхом, и…
- И перестану ныть! – мальчишка бесцеремонно потащил Рудольфа за собой. – Элли, пошли скорей! Ты вся промокла, а там тепло и сухо.
  Маленькая пещерка с земляными стенами напоминала скорее большую яму. Но небесные капли туда не попадали, и мы, тесно прижавшись друг к другу, по-братски разделили оставшиеся  куски хлеба и сыра.
- Так значит, эта вода, падающая с неба называется…
- Дождь, - кивнул Джейсон. – Он часто идет в Западных землях.
- Ну, и пусть идет, – вздохнула я. - А вот куда теперь пойдем мы – это большой вопрос.
- Никаких вопросов, когда я с вами! – гордо возразил олень. - Наша дорога лежит вдоль края границы, к одному весьма примечательному местечку. Как, разве  Лукас вам ничего не рассказал, уходя? А, ну да, он же песенку пел.

О, эти, творческие люди! Забывают обо всем, когда поют и музицируют.

К счастью, рядом всегда есть верные друзья,  твердо  стоящие  четырьмя копытами на земле! Итак, друзья мои, отриньте все печали! Совсем неподалеку, на опушке этого леса находится приграничная таверна «Кленовый лист». Мы с Лукасом условились, что он будет ждать нас там.

 

Дождь прекратился, мы выбрались из  убежища и пошли по осеннему лесу, ведомые преисполненным важности оленем. Изрядно полегчавшие мешки он милостиво разрешил погрузить себе на спину.
Узкая тропинка утопала в разноцветной листве. За каждым ее поворотом нам открывалась новая и поразительно яркая картина.
Невысокая, хрупкая, как девочка-подросток, березка в золотистой листве.
Алый куст бересклета, с дрожащими на тонких ветках плодами, похожими на маленькие рубиновые сердца.
Горделивый клен, раскинувший над поляной огненный шатер  раскидистой кроны.
Увлеченные рассматриванием этих картин, мы даже не заметили, как деревья, окружавшие нас, остались позади. Тропинка сделала очередной поворот, и мы очутились перед  двухэтажным крепким домом, сложенным из огромных золотистых бревен. Судя по узору из кленовых листьев, искусно вырезанных на фасаде, и по огромному алому листу, нарисованному на вывеске, это была та самая  таверна.
- Что угодно господам странникам? – паренек на пару лет постарше меня, без тени насмешки, склонил  медно-рыжую голову, почтительно кланяясь. У мальчишки были ярко-зеленые глаза и лицо, густо усыпанное веснушками всех цветов и размеров. А на новенькой коричневой куртке красовался все тот же кленовый лист.
- Господам странникам угодно пройти в таверну и заказать горячий ужин, - важно заявил Джейсон. - И позаботьтесь о нашем олене. Он любит свежее сено, а на десерт – горбушку мягкого хлеба с солью.
- Будет сделано, юный господин, – мальчик-слуга увел прикинувшегося немым Рудольфа, а мы пошли к дверям таверны.
- Джейсон, то есть Джонни, - сердито шепнула я. - Какой еще горячий ужин?!

У тебя что – появились деньги?
- Да они у меня и не исчезали, - ухмыльнулся мальчишка. - Мы же ничего не покупали с тех пор, как сбежали из города на санях. А, вообще-то, что-то мне подсказывает, что если Лукас уже в таверне и развлекает публику, то накормят нас здесь бесплатно.
- А вдруг он замешкался в пути? – начала было сомневаться я, но тут мы вошли в помещение, и все сомнения развеялись, как дым.
Лукас, в пестрой шутовской рубашке, стоял на столе и, отбивая такт ногой, звонко пел озорную песню.  Припев которой громогласным хором подхватывали все посетители таверны:

 

Сегодня теплые дожди по крышам шелестят.
Подруга, ты меня не жди, я не вернусь назад.
Стакан зажат в моей руке, изломан песней рот, - 
Мы в придорожном кабачке встречаем Новый год.

Мой нос багров, я пить здоров, и ты меня не тронь!
Под  бубна рев по связке дров пустился в пляс огонь.
 Мы собрались здесь налегке, без горя и забот.
Мы в придорожном кабачке встречаем Новый год!

 

- Да ведь сегодня же и вправду, последний день старого года! - мысленно изумилась я.- Надо же! Мы в своих странствиях совсем забыли про календарь. А Новый год одинаково радостно встречают во всех Запертых  землях: не важно - холодный ли это Север, дождливый Запад или жаркий Юг.


Тем временем, Лукас увидел нас, прервал песню, спрыгнул со стола и бросился к нам навстречу. Порывисто обнял меня, потом Джейсона.
- Элли, Джонни, как же я счастлив вас видеть! Светлые боги, я так волновался за вас, когда увидел, что в горах бушует метель!
- А ты, значит, тоже попал под удар стихии? – удивился мальчик. - Ты же, вроде, собирался ехать с торговым караваном.
- Собирался, – вздохнул шут. – И поехал. Но в дороге с нами случилось столько происшествий, что… Лучше я расскажу об этом спокойно и не спеша.
Лукас провел нас в дальний и относительно тихий угол таверны.
- Хозяин, горячего кленового сиропа и порцию жаркого моим друзьям!
- Будет исполнено, господин музыкант! – плотный конопатый крепыш с   венчиком медных кудрей вокруг  намечающейся лысины склонился перед шутом в почтительном поклоне и тут же умчался -  следить за выполнением задания.
- Мне невероятно повезло,  ребятки, - усмехнулся Лукас в ответ на наши вопросительные взгляды. – Еще совсем недавно хозяин был готов рвать на себе остатки волос, из-за того, что не удосужился вовремя найти музыканта на праздничный вечер. И когда на пороге появился я со своей лютней, он решил, что меня послали сюда сами Светлые боги. Поэтому на бродячего шута обрушился шквал всяческой уважительности и бесплатного угощения.

В ожидании обещанного ужина, я тихонько рассматривала таверну. 

Это было просторное, довольно уютное помещение с длинными деревянными столами и высокими стульями. Всю мебель украшали резные узоры в виде  кленовых  листьев. На столах красовались букеты из еловых веток, а стены оплетали  гирлянды  гроздьев  рябины и хмеля.
Мне здесь понравилось, тем более, что среди гуляющей публики не было ни стражников, ни других подозрительных личностей, а сплошь купцы, зажиточные фермеры, мастеровые и другие почтенные люди.
С принесенным ужином мы расправились в два счета. Горячий кленовый сироп оказался настолько вкусным, что мы, осмелев, потребовали вторую порцию. Лукас спросил нас о своем олене, и, узнав, что Рудольф хорошо устроен в конюшне, с облегчением улыбнулся и начал свой рассказ.
- Сначала все было хорошо. Мы выехали из города и довольно быстро продвигались вдоль леса по направлению к границе. Но потом нам в спины вдруг начал задувать резкий пронзительный ветер. Я увидел, как вершины Полуночных гор начинает заволакивать белая клубящаяся мгла, и мое сердце сжалось от страха за вас!
- В это время мы, как раз, поднимались вверх по горной тропе к перевалу, - вздохнула я. – Было нелегко, но мы одолели этот путь. И знаешь, кто нам помог? Рудольф! В миг, когда мы почти отчаялись, он яростно закричал на нас, приказывая не сдаваться! А потом даже вспомнил твою песенку про горы.

И от этого у нас, словно бы, прибавилось сил.
- Руди – молодец! – улыбнулся шут. - Любит ворчать и жаловаться на жизнь, но в момент опасности, не раздумывая, бросается тебе на помощь. Так, значит, вы прошли перевал, не взирая, на метель?
- Ну, да! – гордо ответил Джейсон. - И как только мы достигли верхней его точки, ветер сразу утих.
- Интересное дело! Обычно, в горах так не бывает… Ну, а нам, ребятки, совсем не повезло. Метель со злобным воем обрушилась на торговый караван.   Пришлось свернуть в маленький поселок у подножия горы, чтобы  переночевать там. Постоялый двор был переполнен такими же бедолагами. Но, что самое печальное – все проезжающие жаловались не на стихию, а на стражников некоего лорда Хансена, которые по приказу своего  хозяина, стали, как разбойники, набрасываться на мирных путников и отбирать у них последнее имущество.
- Похоже, чертов лорд решил не только досматривать всех, кто проезжает мимо его замка, но и заодно грабить невинных людей, - Джейсон  гневно сжал кулаки. – И как же вы спаслись от его стервятников?
- Весьма странным способом, – шут озадаченно покачал головой. – До сих пор не понимаю,  что произошло на границе? Не успели мы достичь Западных пределов, как целый отряд  вооруженных всадников вылетел из ворот замка Хансена и помчался  по снежной равнине прямиком к нам. Мы уже были прекрасно осведомлены, о цели этого преследования. И рванули к границе, что есть сил! Достигли ее. А потом…
- Золотое сияние, что отделяет  Север от Запада, вдруг вспыхнуло еще ярче, уплотнилось и превратилось в сверкающую стену, которая, подобно пружине, отбросила назад  ваших врагов! – выпалила я.
  Лукас изумленно распахнул глаза:
- Да, Элли, все так и было. А ты откуда знаешь?
- С нами случилось то же самое! – я быстро пересказала шуту финал нашего удивительного путешествия.
- Однако, это еще не все чудеса, которые произошли на границе, - Лукас хотел продолжить рассказ, но его прервал громкий возглас за соседним столом.
- А теперь выпьем за моего вер-рного  др-руга! – огромный мужчина с красно-медной бородой, похожий  на добродушного медведя, хлопнул по плечу  худощавого светловолосого приятеля. – За тебя, Кристер! Это ж надо, сколько лет не виделись с того момента, как нам по восемнадцать стукнуло! В детские-то годы частенько на ярмарках встречались. А потом – все! Мы ж с тобой, волею Богов, - не Нити…
  Мы с мальчиком удивленно переглянулись. Если светловолосый Кристер – не Нить, то, как же он очутился на чужой Запертой земле? Золотая граница должна была, оттолкнуть его прочь…
  Лукас невозмутимо кивнул:
- Вот-вот! Я же говорю, что в этот день на границе творились чудеса.
  А рыжеволосый бородач уже поднимал новый бокал:
- Друзья мои! А теперь выпьем за славную помолвку Кристера и моей племянницы Уны! Ха! Не красней, приятель, мне рассказывали, как ты на нее заглядывался, когда малышка приезжала на вашу северную ярмарку.

Эх, да вот, как в песенке пелось: «Можно ль дикой розе к терну перебраться?» Мы-то думали, что – нельзя. Как ей семнадцать стукнуло, так – все! Закрыта граница-то. Уна плакала по ночам в подушку. И – вот, на тебе! Чудо Светлые Боги явили! Ты – здесь. И Уна – здесь. Ну, поцелуйтесь уже, дети мои!
  Хрупкая, миниатюрная девушка с пышной копной ярко-рыжих, как и у отца, кудрей смущенно подошла к Кристеру. Под одобрительные возгласы друзей, жених поцеловал невесту. Мы отвлеклись от романтичного зрелища и потребовали у шута объяснений. Лукас только плечами пожал:
- Я и сам ничего не понимаю, ребятки. Знаю точно: в нашем караване были и купцы - Нити, и обычные люди. Они собирались, как было заведено всегда, выгрузить товары на границе, а свою долю от выручки забрать у Нитей потом. Но за нами же летела погоня! И мы мчались  к Западной границе, прекрасно понимая, что это спасет лишь немногих. Но тут  как раз произошло второе чудо! Волшебная золотистая стена, установленная Богами, не отбросила северян назад! Наоборот! Она превратилась в еле видный светлый туман и ПРОПУСТИЛА ВСЕХ НАС! А потом уже отшвырнула прочь наших врагов. Вот так Кристер встретил Брайана, друга  детских лет. А теперь еще и обрел семейное счастье!
- Что же это происходит? – тихо сказала я, ни к кому не обращаясь - Граница Запертой земли оттолкнула злобных наемников-Нитей. Но пропустила обычных людей?
- Добрых и честных людей, - серьезно заметил Джейсон. – Знаешь, Элли, кажется, наш мир начал потихоньку меняться.
- Надеюсь, что к лучшему, – улыбнулся шут.




Похожие публикации:

"Лед и Пламень" Часть 1. "Север" Глава 5."Кто знает - вечность или миг мне предстоит бродить по свету?"
Беседа в оранжерее продолжается, и Роберт предлагает необычный способ помочь Элейне.
"Лед и Пламень" Часть 1. "Север" Глава 16."Секреты любят тишину"
Друзья строят планы о том, как пробраться мимо пограничных постов и попасть в земли Запада.
"Лед и Пламень" Часть 1. "Север" Глава 11."С утра она делает шаг за порог…"
С помощью хитрости Элли выбирается в город. Джейсон помогает ей осуществить план с побегом.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru