Наваждение 3,14 - "аццкая пЬятница"
Жанр:
  • Фантастика
  • Фэнтези
  • Боевик
  • Мелодрама
  • Ужасы
  • Мистика
  • Триллер
  • Юмор
  • Пародия
  • Абсурд

На основе персонажей, созданных Григорием Родственниковым.


Гриша Кабанов поднял рожу из салатницы, смахнул с лица кукурузу и нарезанные крабовые палочки, поднялся на ноги (комнату жутко штормило, она шаталась относительно Григория, как чья-нибудь дочка, которая тоже вечно где-нибудь шатается, паскуда!).
На соседнем… полу, обнимая стул, сладко похрапывал Джей Арс. Красная ленточка с надписью «свидетель» сползла ему на ноги. Прочие знакомые личности лежали тут и там в столь же неприглядном виде.
В этот момент у Гришана зародилось некое предположение, которое он всячески пытался отметать, подобно некоему метателю дисков, например. Разумеется, тех, которые надо метать, а не в комп вставлять.
— Джей, просыпайся, — Гришане принялся тормошить древнего американского приятеля (разумеется, осушив чью-то рюмку перед этим). — Эй, пиндос. Вейк ап, твою мать. Харе слип уже, достал!
— What's going on, — бубнил на своём птичьем диалекте Джей. — Gimme just a minute… Hey, baby, it's not to you, let's continue our dirty game...*

(* — прим. пер. — «Эй, чо такое вааще? Ещё пару сек. Лапуся, я не тебе, давай продолжай и всё такое»)

— Слыш ты, извращенец, хватит стул ломать. Вставай. Эт я тебе, а не твоему… стулу.
Джей откликнулся на зов Григораша, разлепил глаза и промолвил:
— Baby, come on, show me your titties, my dirty whore.*

(* — прим. пер. — я такую пошлятину переводить не буду)

— Сам ты Хор Турецкого, — взвыл Гришка. — Шевели своими биг-маками! И рассказывай скорей, что тут произошло! Тут что… свадьба, что ли, была? И кто этот несчастный? Кто этот придурок? Кто под каблук опять залез? Джокер, талк ме факин вхат зе месс из дюинг!
— Мэрриинг.
— Ну, ну, да, свадьба! А чья? Кто этот остолоп? Кому алименты платить? У кого полквартиры отхапают!
— You.
— Чо «ю»? Не юлИ! Костя Чихунов? Ванвикл? Ну, да, Ванвикл, какой ещё придурок тупой на такое...
— Грыща, — с диким акцентом отозвался Джей Арс. — Йя хачью сказьять, чьтё свадба билъя твойя.
— Вот зе факин щет, пиндос, ю киллинг ми! Не надо так шутить, брателло нерусский, мож, у вас в пиндостане так и принято друг над другом подтрунивать, типа: ёу, нигга, фак ю! А у нас за это можно и по хлебальнику схлопотать… Бня, чо это тут на пальце мешается… Колечко. Ну и херня. Эй, Джей, признавайся, это твоих рук дело?
— Да нет, Григорий Николаевич, — раздался сзади голос Чихунова. Кабанов обернулся и увидел Константина, одним глотком опустошившего полбутылки шампанского. Под глазом темнел сизый фингал. — Джей тут не при чём. Мужайся, Гриша! Свадьба была твоя!
Наступила немая сцена. И уважаемый автор написал бы опять что-нибудь избитое вроде «над залом повисла гробовая, гнетущая, разбивающая надежды тишина», но в этот момент раздавались достаточно громкие булькающие звуки допиваемого Чихуновым «шампуня». После чего он невесело улыбнулся и произнёс:
— Вы что, ничего не помните? Тогда давайте расскажу.

***

Тремя днями ранее.
После продолжительной и утомительной миссии на Луне Григорий, Константин, Джей и другие участники обернулись на родную планету, сделав по космосу приличного кругаля.
На Земле их ждало всеобщее признание. Гришке пришлось покупать «Фастум Гель», потому что рука уже отваливалась автографы раздавать. Государство продолжало экономить на героях, но отпускные и гонорар за пару рекламных роликов позволили Кабанову ненадолго забыть про работу.
И вот, в один из таких беззаботных дней (попивая пивандр, космонавт смотрел скаченный с торрентов сериал «Ходячие мертвецы»… от которых он сейчас ненамного отличался), по телефону позвонил Константин.
— Алё, — поставив на паузу тот момент, где шериф размочил из револьвера бошку какой-то зомбихе, ответил Гриша.
— Привет, это я. Мне тут, в общем, пришла информация сверху. В общем, с тобой хочет увидеться САМ.
— Что ещё за «сам»? Арнольд Шварценеггер? Оззи Озборн?
— Бери выше.
— Чак Норрис, что ли?!
— Да нет, — Чихунов сбавил голос так, чтобы его не услышало ФСБ, ну, или услышало, но записалось чтоб неразборчиво. — Сам главнокомандующий...
— Говно… мандующий? Я даже таких слов не знаю.
— Президент! — заорал шёпотом Костя. — Сам президент хочет встретиться с тобой. Так что хватит бухать. Пойди умойся. Одёжку подбери почище. И рожу побрей.
Разглядывая поставленные на паузу мозги зомбихи, Гриша устало вздохнул:
— А может, ну его на хер, этого президента? Что ему надо вааще?
— Надо, значит, надо! В общем, так, мы к тебе сейчас с Игоряном и Женьком заедем, в порядок тебя приведём, минералки купим и жвачки. А потом вместе двинемся на аудиенцию. Только ты будь на связи, а то задрыхнешь ещё...
— Ага, и пивасика захватите...
— А вот хрен тебе, моп твою ять!

***

Константин не прогадал, заскочив по дороге на базар и купив там костюм с галстуком, рубашкой и, самое главное, парой целых носков. Шабельников и Вечканов захватили воды, продуктов и приготовили завтрак, пока Гриша сидел в ванной, сунув руку под струю тёплой воды, и балдел.
Выехали они на машине Вечканова. Кое-как, попутно ругаясь с GPS-навигатором, вырулили к Кремлю. Растолкали журналистов, предъявили ксивы и проследовали в комнату для приёма гостей. Она была огромной, со столь же удивительным столом, креслами, и всё это украшено золотом, завитушками и непонятными картинами (уважаемый читатель, это была не тривиальная игра слов из-за того, что автору лень перечислять художников и вспоминать красивые сравнения… просто на картинах было реально непонятно, что нарисовано, современное искусство и всё такое). В глазах рябило.
Выглянув за золотистую занавеску, Чихунов толкнул Гришу:
— Соберись. Вон, кажись, едет. Какие машины! Сколько охраны! Ага, точно, он. Эх, сейчас уже сюда войдёт.
Из коридора послышалась возня. Двери открылись, и окружённый охраной, в зал вошёл… тот, кого Кабанов часто ассоциировал с телевиденьем, но в живую никогда не видел. Примерно, как того шерифа из «Ходячих мертвецов». Эх, вот бы встретиться с шерифом… Интересно, а Джей Арс его видел? Они ведь американцы. Наверняка, шериф тоже классный парень, хоть и пиндос.
— Господин президент! Господин командующий! Позвольте вас поприветствовать! — подлизывались какие-то толстяки, которых сразу же выпроводила охрана. Впрочем, кое-кто остался.
Статный мужчина в дорогущем пиджаке (ну, или дешёвом, кто ж знает, как отличить дорогущий от дешёвого) оглядел собравшихся. Охранник пододвинул ему стул.
— Здравствуйте.
— Привет, ты кто? — буркнул Гриша и покосился на Чихунова, который, как рыба на воздухе, выпучил глаза и в ужасе глотал воздух.
— Как это вы не знаете?.. — возмутился какой-то работник Кремля. — Это же Родственников!
— А кто такой Родственников?
— Наш президент!
— А, ну, да, ну, да… — махнул рукой Гриша и рыгнул.
Охи и ахи волной прошлись по залу. Проигнорировав это, президент Российской Федерации улыбнулся и воскликнул:
— Здравствуйте, герои! Настоящие русские мужики! Гордость нации! Как вы круто разобрались с теми демонами! Да вы же секс-символы!
Космонавты смущённо ухмыльнулись. Лишь Кабанов хранил свою угрюмую мину.
— Что грустишь, тёзка? — Григорий Родственников встал, пододвинул к парню стул, бухнулся и обнял возмущённого героя, как своего братца. — Дай угадаю! Бабы нет? Это ерунда! Найдём! А то ты смотри, что творится. Тридцать лет в обед, а он ещё не женился!
Пока Кабанов, массируя вискИ думал, двинуть президенту по роже или просто послать, тот продолжал глаголить:
— Да ты не бзди! Найдём мы тебе не пьющую, но не курящую! Добрую, но не гулящую! Правда, мужики?
— Ага… — только и выдавил из себя Константин.
— Ну вот, Гришка, выше нос! — президент рассмеялся. — Остепенишься! Детей заведёшь! Нет, конечно, звезды таких масштабов обычно не женятся, а то по ним девки сохнуть перестанут. Но ты же у нас не Джастин Бибер, альбомы продавать не надо. Да и людям уже пора понять, что если такие герои, как ты, женятся, то и им можно. А там, глядишь, и демография поднимется. Видишь, как широко я мыслю? Профессия у меня такая!
— Лучше б у меня зарплата поднялась, а не твоя демография, — пробурчал недовольный Кабанов, и Вечканов закашлялся.
— Ну, это само собой, — Родственников скорчил ехидную рожу. — Карьерный рост и всё такое. Сегодня ты на Луну летаешь, а завтра — на Марс! Это всё мелочи. Главное, чтобы ещё кое-что поднялось. Во время брачной ночи! Ахахахаха!
Гришаня вымученно улыбнулся второй половиной лица.
Остальная часть аудиенции прошла всё в той же манере: шутки Родственникова становились всё более плоскими и пошлыми, он довёл до истерики министра обороны, а Шабельников убежал в туалет, оставив товарищей на растерзание неугомонного президента. Закончилось всё тем, что коллегам Гриши Кабанова дали чёткую установку — женить! Немедленно! Ради России! Ради Родины!

***

Вернувшись к парню домой, они хряпнули по двести и решили обдумать стратегию.
— А это обязательно? — спросил Гришан.
— Да чего ты так боишься? — отозвался Вечканов. — Познакомишься с умной, красивой девушкой. На свидание схОдите. Дело молодое. А потом ты ей предложение сделаешь. Как она такому герою откажет!
— Зачем далеко ходить? — сказал Шабельников. — Вон, Леська Шишкова, борт-инженер. Мировая девка. Я номер тебе её сейчас сброшу через ВКонтакт.
— И что говорить? — испуганно пробурчал Гриша.
— Как — что? — удивился Чихунов. — Пригласи её в кафе посидеть. Макдональдс там или KFC.
— И всё?
— Звони уже!

***

Леся оделась в красное платье. В кафе она пришла раньше Григория, но несмотря на это была ему рада. Он купил ей пирожное, а себе взял только чай.
— Ну… в общем, это, — не долго думая, начал Кабанов. — Президент сказал, что мне нужно жениться. Я подумал, что, может, ты...
— Я?!
— Ну… ага. Станешь моей женой?
Леся улыбнулась.
— Ты люб мне, Гриша. Правда, ты мне очень нравишься. Но пойми, ведь мы друг друга плохо знаем.
— Отшила, значит?
— Извини, — всё с той же милой улыбкой произнесла Шишкова.

***

— Идиот! — заорал Чихунов.
— А что, я должен был стихи ей читать?! — крикнул в ответ Кабанов.
— А-а-а, проехали, — Константин махнул рукой и состроил гримасу, как бы говорящую: медицина тут бессильна. — Ну и что мне сказать президенту?
Как раз в этот момент и зазвонил телефон.
— Ёж твою медь, это ОН! Да, госп… да… ага… нет… нет… да… хорошо...
Грише эта комбинация односложных ответов сразу не понравилась. Константил озвучил его опасения:
— Ну, вот, а ты боялся! Нашёл тебе президент невесту. Известную, между прочим, журналистку! Вот её номер. Звони давай.

***

— О, Кабанов, здравствуйте! — воскликнула Катя, так же, как и Гриша, заказавшая себе чай. — По какому поводу встреча? Секретные подробности о президенте? Таинственная правда о лунной экспедиции?
— Нет, я это… хотел сделать тебе предложение. Будь моей женой.
— А что? — улыбнулась она. — Это тоже неплохой вариант. Я смогу издать книгу-бестселлер «Скандальная жизнь моего мужа-космонавта»!
— И ты прям согласна?
— Ага!
— И ничего тебя не смущает? Ну, там, жить вместе...
— А вот тут ты извини. Жить вместе мы не сможем, — Гракова хитро оскалилась. — Я всегда в разъездах. А ты тоже будешь всё время где-то летать.
— Секунду… а как же тогда ты узнаешь про мою жизнь?
— А зачем мне что-то знать? Я ведь журналист, мне ничего знать не надо.
Недолго подумав, Григорий осушил чашку одним глотком и сказал:
— А вот это уже МЕНЯ не устраивает.

***

— Так и сказал? — спросил Чихунов.
— Ага.
— Ну и кабздец.
— Знаю.
Гриша выпил рюмку под неизвестным индексом (по русской традиции считали только первую и вторую, а затем счёт шёл в пузырях, и то примерно) и изрёк:
— Эх, как тяжело на свете жить русскому мужику! Болит душа за Родину! Смотрю в окно, и плакать хочется! Какая красивая там берёза!
— Это плакучая ива.
— Ах, вот оно как! Плакучая! Я-то думаю: почему мне так хреново?..
Телефон Чихунова опять принялся трезвонить. Константин поднёс его к уху:
— Кто говорит? Кто-кто? Презик? Презренный? Пи… А, президент! Ну что как у нас в нашей ср… ср… отчизне стряслось? Рядом ли Гриша? Рядом, конечно. Передаю.
— Алло, — с трудом издавая звуки, ответил Кабанов.
— Тёзка! — говорил Родственников. — Ну как свадьба?
— Каком к верху.
— Не красиво уклоняться от обязанностей, возложенных на тебя Родиной!
— Да знаю я, президент сра… страны нашей великой! Но не понимаю я этих баб! Не по себе мне от их женских приколов!..
— Эй, эй, не волнуйся, — слащаво отозвался Григорий Родственников. — Всё уже схвачено. Нашли мы тебе невесту. Секретари уже заявление ЗАГС подали, платье заказали, ресторан хороший на пару дней сняли, гостей пригласили. Ты главное сам не опоздай, приходи вовремя. А то прямой эфир запорем.
Ошарашенный Гриша сбросил вызов и посмотрел на Чихунова. Тот вздохнул и резюмировал:
— Ещё по одной?

***

Небо цвета сигарет «Bond» (синих) венчал солнечный диск, похожий на светящийся шар из плазмы, вокруг которого вращается Земля.
Совершенно бухие они ввалились в зал. Из колонок доносилась мерзкая попса. Кроме коллег-космонавтов на торжество пожаловали совсем незнакомые люди. Впрочем, кое-кого Гриша узнал, потому что именно их мерзкие гнусавые голоса раздавались из динамиков.
— Ты кто такой? Дима… Болван, да? Я не знаю, кто ты такой, но музыка твоя говно. А тебя как звать? Борис Гомосеев? Безголосое чмо. А ты вообще хорошая баба, но лучше б не пела. Я твои клипы под «Металлику» смотрю. Я, знаете ли, тоже музыкант. Бухаю… то есть играю в рок-группе. Вам всем до меня далеко.
Но звёзды шоу-бизнеса не обращали на Гришу никакого внимания несмотря на все провокации. Сразу видно: опытные артисты.
Увидев знакомый продолговатый предмет, Кабанов тут же схватил его и поднёс ко рту. Микрофон для караоке стоил раз в десять дороже тех, в которые он пел на выступлениях, но кнопка включения располагалась в том же месте.
— Эй, господа-товарищи! — проорал он на весь ресторан. — Вы все тут такие важные, как индюки надутые! Вы думаете, что вы — звёзды! Но вы ни хера не звёзды! Вы не видели настоящих звёзд! А я видел! Я к ним летал!
Реакция гостей была самой неожиданной: они начали аплодировать. Такого фурора не было ни на одном концерте (если честно, он ни один из них и не помнил, потому что всегда выступал бухой вдрыгз). Но в самый торжественный момент его схватили и поволокли со сцены.
— Грища, — раздался знакомый голос. — Ты рейли шоу-мен.
— Джокер! — обрадовался Кабанов. — А тебя сюда каким ветром прихреначило?
— See that лента? Я есть твой свидетель.
— Красавец! Дай тебя обнять! Слушай, Джей, да ты же бухой в говно! Так хреново ты по нашенски никогда не бубнил.
— Я познакомиться с подружка невеста. Beautiful chick. Её звать Аагира.
— Что-то знакомое, дай вспомню… Аагира Мудагира!
— Yes, bro! I remember something like this… But not shure...*

(* — прим. пер. — да задолбали уже, мне столько денег не платят, чтобы всё переводить)

— Эй, тёзка!
— Мать вашу, опять он...
— Гриша! — Родственников, окружённый охранниками подошёл и, хитро скалясь, воскликнул: — Хватит вола за хвост крутить, пошли к алтарю! И друга своего не забудь захватить.
Схватив по пути пару рюмок какого-то пойла и осушив их между делом, Григорий подошёл к толстой бабе, так сильно напоминающей его маму, что он еле-еле сдержался от того, чтобы ткнуться мордой между её грудей.
— Это?..
— Нет, конечно, болван, это работница ЗАГСа, — успокоил его Родственников. — А невеста твоя — вот. С подружкой идёт.
Гриша чуть не обделался от страха, увидев приведение, похожее на невесту в фате. И ещё больше напугался, когда понял, что это и есть невеста. Джокер стоял рядом и пошатывался, словно… да какая к чёрту разница, это и так понятно, из-за чего он шатался. Кабанов подумал, что надежды на него никакой. Хотя, в общем-то, он был бухой в адронный коллайдер и вряд ли мог по-настоящему что-то осознать.
Подружка невесты была одета в тёмно-зелёное платье. На лице её блестела тёмная маска, а в руке был зажат зонтик, будоражищий странные воспоминания.
Прочитав длинную и нудную речь, работница ЗАГСа предложила жениху и невесте поцеловаться.
Когда фата упала на пол, Гриша сделал шаг назад.
— Ты?! — взвыл он, мгновенно протрезвев. По коже пробежали муражки, и Кабанов отчётливо услышал, как позади него Джей Арс рухнул в обморок...

***

— Осторожнее! — прошипела Катя на Александра Разгуляя, который открывал дверь отмычкой. — Нас не должны здесь заметить!
Дверь радушно распахнулась, из прохода повеяло духотой и мраком. Журналистка и наёмник прокрались к шкафу, состоящему из многих ящичков с написанными на них буквами.
— Ищем букву «к».
Разгуляй сурово взирал в окно, за которым небо уже потемнело и напоминало нечто общее между тридцатью оттенками меланхолии и терпким запахом грусти.
— Нашла!
Катя вытряхнула на пол содержимое папки: ксерокопии документов, справки и другие бумажки.
— Ты поплатишься, Кабанов, за то, что не дал написать мне бестселлер про твою жизнь! Поэтому я сорву твою свадьбу, заявление порву и, если надо, вырву из паспорта страницу со штампом! Эй, а это что?..
Она развернула листок, утыканный печатями.
— Брачный договор? — удивилась Гракова. — Что за чёрт? Составлено на имя Кабанова Григория и Дарьи Хаосовной. В случае расторжения брака муж обязуется отдать половину своей планеты в имущество жены и её родственников… Родственников?
— Родственников — это президент, — проикновенно отозвался Александр.
— Да кто она на самом деле, эта Дарья?..

***

— Да, любимый, это я, — ответила демоница. — И что с того?
— Но ведь тебя мы тогда замочили… на Луне… — Гриша сделал ещё шаг назад и чуть не споткнулся о Джей Арса.
«Чёртов алкоголик, бросил друга в такой момент!» — чертыхнулся космонавт, застыв от ужаса и неожиданности.
— И сколько раз вы меня убили? — поинтересовалась Дара Из Хаоса. — Ты думаешь, что колдунье, столько раз перезапустившей реальность, стоит чего-то сделать это ещё раз?
— Ты исчадие зла! — вскрикнул он, не обращая внимания на её слова.
— И это так важно? Неужели одна незначительная деталь может что-то изменить? Да, я та всесильная демоница, пришедшая из Лунного кратера. Ну и что? Неужели, я тебе не нравлюсь? Неужели, ты меня не хочешь?
Гости закричали от ужаса. В ресторан ворвались мерзкие твари. Не было предела тому кошмару, в который мог бы повергнуть их чудовищный, нечеловеческий облик. Они готовились к броску, чтобы вцепиться своими скользкими лапами в шеи гламурных поп-звёзд… лицо жениха перечеркнула косая улыбка.
— А ты борщ готовить умеешь?
— Да, милый, я очень люблю шинковать капусту, — демоница неким таинственным, сюрреалистичным образом материлизовала катану и взмахнула ей перед носом Гриши. Тот выдержал паузу и произнёс:
— Ну чо, раз борщ готовить умеешь, тогда чо. Борщ ведь умеешь готовить, ну, так мне жена такая нужна, которая борщ умеет готовить, без борща-то как, а никак, ну чо тогда, а ничо. Будешь борщ мне готовить значит, чо. Я не против.
— Я против! — раздался звонкий голос со стороны входа.
Створки входной двери раскрылись настеж. Над настилом тумана возвышалась стройная фигура Кати Граковой, протягивающей собравшимся людям и демонам брачный контракт.
— Невеста — это демоница Дара, и она пришла, чтобы захватить мир!
— Ай, да тамада, — похлопал Родственников. — Такое представление устроил! Если женюсь в десятый раз, обязательно его позову!
— Нет никакого тамады, — Чихунов поднялся из-за стола. — Тамаду давно уже сожрали те грибожуи.
Константин взял самую большую бутыль, отколол ей дно и всадил это орудие в шею ближайшему грибожую.
— За Родину, за Сталина! — очухался Джей Арс и бросился на вражин с металлическим подносом.
— Я с ними разберусь, — сказала женщина в маске и бросилась в сторону патасовки с поднятым зонтиком.
— Не торопись, Аагира, — крикнула Дара ей вслед. — Растяни удовольствие. А я пока приготовлю салатик для наших гостей.
Один взмах, и поставленный вопль Димы Болвана оборвался. Голова поп-звезды рухнула на пол, а сам он, сделав свой коронный реверанс, эффектно помер. Гриша усмехнулся:
— Я убивал тебя сотни раз. Бухой, трезвый, упоротый и даже случайно один раз прибил. Мне не страшна твоя катана. Я знаю все твои приёмы.
Дара сделала молниеносный выпад и столь же грациозно смахнула с лезвия кровь.
— Сука, больно! — завыл Гриша и бросился наутёк. Дара, усмехнувшись, двинулась за ним.

***

— Ну, привет, Аагира-Мудагира, — спокойно произнёс Чихунов и убил расколотой бутылкой ещё одну мерзкую тварь.
— Привет, — отозвалась женщина в маске и разрубила надвое какую-то разукрашенную поп-звезду неопределённого пола своим всесокрушающем зонтом. — Скоро, Костя, от тебя останутся только кости.
— Твои, — усмехнулся мужчина, разбив сапогом череп очередной склизской твари и пропоров стеклянными зубьями шею другой.
— Да, они станут моими, и я повешу их в гостиной над чучелом Свиноконя, — Аагира одним лёгким взмахом покрошила мальчуковую группу неизвестной ориентации (точнее, как раз-таки известной).
Константин Чихунов почти приготовил очередной колкий ответ, как вдруг между ними откуда невозьмись, заляпанный внутренностями телохранителей, выскочил Григорий Родственников.
— Президента не трожь! — крикнул он и попытался удрать, но выход из ресторана преградил Александр Разгуляй, вооружённый шестиствольным мини-ганом, и заорал:
— Покрошу в муку, пидоры!
— Господин президент! — спохватился Чихунов, налетел на главу государства и героически вытолкнул его с линии огня. Но недолгим оказалось его везение. Потому что через миг зонтик Аагиры, которая как раз собиралась нанести им удар, воткнулся Григорию Родственникову прямо в задницу.
— Моя попка! — зарыдал главнокомандующий.
— Попка — мой дом родной! — громыхнул голос Джея Арса, который накинулся сзади на Аагиру, выпустившую из рук своё самое ходовое оружие, героически отнятое бесстрашным президентом с помощью его не менее великих ягодиц.
Джей Арс сорвал с Аагиры маску, плюнул в неё и надел демонице обратно. Та яростно взвизгнула, молниеносно выхватила веер, сделанный из лезвий, и нанесла удар.
Джей Арс схватился за живот и бессильно осЕл на забросанный осколками пол. Через миг в спину Аагиры вонзилась битая бутылка.

***

— Куда ты убегаешь, женишок? — наигранно произнесла Дара и отрубила голову Борису Гомосееву.
— Это такой манёвр, за которым последует мой коронный удар.
— Знаю я твои удары, — усмехнулась Дара. — Ты всегда побеждал меня случайно. И то не считается, потому что убить меня невозможно. Я всегда могу повернуть время вспять и прийти за тобой в ином обличии. Просто мне так нравится над тобой издеваться.
— Яблочко не хочешь? — Кабанов схватил со стола поднос яблок и принялся кидать их в Дару, а та ловко разрубала их на равные части и немного поворачивала лезвие, чтобы они улетали в сторону. Между делом она крошила в винегрет телевизионщиков, резидентов комеди-клаб и прочих знаменитостей, в панике бегающих по ресторану.
Наконец, яблоки закончились, и Дара сделала выпад, разметав на осколки блюдо, которое взорвалось прямо у Гриши в руках. Не упустив момента, тот прыгнул к демонице… и поцеловал её в губы. Она опомнилась, смутилась, но было уже поздно. Катана была в руках у Кабанова.
— И что, ты думаешь, что напугаешь меня моим собственным мечом? — невеста вытащила откуда-то сюрикены, по три в каждой руке. Она сделала два взмаха, и звёздочки отскочили от длинного чуть изогнутого японского меча. — Невозможно! Ни один человечешка не смог бы отбить их! Кто ты такой?!
— Я тот, кто убивал тебя много раз, — оскалился Гриша. — К тому же ты всегда целишься в одно и то же место, озабоченная.
В руках Дары появилось ещё шесть сюрикенов.
— Что ж, тогда я просто буду целиться в другое место, — произнесла она серьёзно. — Игры кончились. Готовься к смерти.
— А сама-то готова?! — крикнул Чихунов и пронзил Дару зонтиком Аагиры. На белом платье проступила зелёная нечеловеческая кровь.
— В спину бьёшь падла-а-а-а… — прохрипела демоница и рухнула на пол.
Наступила тишина. И только Григорий Родственников жалобно стонал:
— Моя попка… моя попка… она горит огнём… я в аду...

***

— Так всё и было, — закончил Чихунов.
— Я не понял, — Гриша схватился за голову. — Но если всё это действительно произошло, то где мои раны, где грибожуи и почему мы не в больнице?
— Врачи сейчас приедут. Пробки, сами понимаете. Призедента вон ещё на вертолёте увезли, задницу, наверное, уже заштопали. Ваши раны у вас под бинтами, которыми я же вас по-быстрому и перевязал. А грибожуи — вон они, вокруг валяются.
— А, ну точно, как я сразу не заметил, — Гриша тяжко вздохнул. — Знаешь, Костя, меня вот что беспокоит. Дара снова померла. Значит, время снова отмотается назад.
— Да и хрен с ним, со временем, — махнул рукой Чихунов. — Значит, ещё побухаем. Хрен ли нам — кабанам?


Похожие публикации:

Кружка эля, Мон-Мон-Шер. Продолжение 6
История о том, как Старая Тортилла тетушка Мон-Мон рассекала на корабле "Палермо" по морям и океанам в поисках своего блудного племянника. Час...
Наваждение 4х: Великое ЗЛО или развод по-Вселенски
21:33
Кружка эля, Мон-Мон-Шер. Байка с продолжением
История о том, как Старая Тортилла тетушка Мон-Мон рассекала на корабле "Палермо" по морям и океанам в поисках своего блудного племянника. Час...
Наваждение
Сериал. Серия первая.


23:44
О! Моя любимая часть! )) А картинка-то, картинка-то какая… Просто загляденье. )))
Ума Турман в роли демонэссы, только что нафотошопил. А увеличенный постер положил себе в галерею :D
23:57
Да, часть классная.
Сам не ожидал, что так выйдет :D Это вообще столп в моём творчестве, я до этого юмор особо не писал.
Подумал-подумал и добавил в простыню жанров ещё мистику и мелодраму. А что?! XD
По традиции второй части, пронумеровал дробным числом «3,14». Думал сначала «3,33» пронумеровать, но число «Пи» показалось более подходящим. Потому что символизирует другое словечко.
13:55
Наваждение «Пи», а что, нормально.

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru