"Лед и Пламень" Часть 4. "Юг" Глава 41."Жена у капитана…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

- Что случилось, Элли? – спросил Роберт. – Ты словно  чего-то испугалась…
- Джейсон! Мой верный друг! Мы расстались там, в гавани. И теперь я не знаю, где он и что с ним?
Роберт хотел сказать мне что-то ободряющее, но тут в пещерку влетел Аластер.
- Ребятки, не хочу вам мешать, но я сейчас увидел такое! Словом, выходите из грота и полюбуйтесь на это зрелище сами.
Роберт выбежал первым, я быстро переоделась и помчалась за ним.
Нам открылась удивительная картина.
К  Королевской гавани медленно приближался очень странный корабль. Довольно старая, потрепанная штормами посудина, Просто какая-то баржа, но при этом с мачтами. Ветер раздувал паруса, и невысокие пологие волны быстро разбегались от шероховатых, облупившихся бортов. Однако,  нас поразило не это. От бизани до бушпритной сетки загадочная посудина была увешана яркими вымпелами, разноцветными лентами, украшена гирляндами зелени и цветов. Матросы на палубе, судя по всему, веселились, как могли. Ветер доносил до берега разудалую песню, которую вопили одновременно несколько десятков глоток:


Ну что ж, вернемся, друг, на поиски удачи.
Выходит, не потух в крови огонь бродячий.
Поднимем паруса, чтоб сотней голодранцев
На палубе плясать Летучего Голландца.
Пусть дьяволу в наем мы души заложили,
Но если не помрем - так, значит, будем живы!


Вот забава, так забава - и весела, и кровава,
Все смешалось, смерть и слава. Ну, держись!
Так давай, брат, веселиться.
В жилах кровь, а не водица.
Нам с тобой еще сгодится эта жизнь,
Наша жизнь!


И в полном соответствии со словами песни, матросы  лихо отплясывали  на палубе.
- Плавучий цирк, что ли? – озадаченно пробормотал Роберт.
Ответа на этот вопрос мы, разумеется, не получили. Навстречу разноцветному кораблю медленно и как-то немного растерянно двинулся королевский фрегат, загораживая непрошеному гостю вход в гавань. Похоже, между экипажами начался увлекательный диалог, услышать который мы никак не могли. А очень хотелось! Впрочем, позже друзья нам обо всем рассказали.
Итак, пока мы любовались загадочной картинкой с берега, на палубе разукрашенной посудины происходило следующее:

 

- Зря я все-таки взял тебя на борт, - вздохнул Лукас.

И с укором посмотрел на Джейсона, облаченного поверх своей одежды  в тельняшку с чужого плеча. За спиной мальчика мотылялось по ветру какое-то подобие крыльев из бумаги. То ли ангельских, то ли куриных. А в руках поваренок держал корзинку, наполненную чем-то розовым.
- Маскарад на корабле, это, конечно, прекрасно! Но ты же плавать почти не умеешь! И укачивает тебя все время. А едва я успел отвернуться, как ты умудрился с каким-то матросом заключить пари, что залезешь на марсовую площадку.
- И – залезу! А чего он меня салагой обозвал? Я высоты не боюсь, вон на Севере по горам лазил!
Шут только головой покачал.
- Запомни, без меня – никакой самодеятельности. Соберу все сведения о том, куда спрятали Элли, вернусь на борт – вот тогда и лезь, куда хочешь! Тебе все ясно?!
Поваренок хмуро кивнул.
Веселье на палубе, тем временем, шло своим чередом. И не прекратилось ни на миг, когда над старым барком навис высокий борт  стройного королевского фрегата.

Корабли теперь стояли почти вплотную.
- Эй, вы кто такие? По какому поводу пляшем?
Один из офицеров  фрегата    бросил небрежный взгляд в сторону старой посудины  и осекся от изумления.  Его щегольская шляпа с белоснежным плюмажем, казалось, на миг приподнялась над вставшими дыбом волосами.

Тут было чему изумиться! У всех матросов красовались веночки из цветов на головах и такие же гирлянды на шее. Какой-то мальчишка, должно быть, юнга так и шастал по палубе, трепеща бумажными крыльями и швыряясь в разные стороны пригоршнями розовых лепестков.
- Что это? – почти жалобно спросил офицер. – Свадьба, что ли?
- Ага! Серебряная!
 Старикашка с золотой серьгой, в веночке набекрень  поднял бокал и радостно завопил:
 – Капитан наш празднует! Со своей дражайшей супругой!
Из каюты, вышел важный, как лорд, тощий, длинный тип с черной повязкой на глазу. Одет он был во фрак, из под которого торчала тельняшка. На ногах – парусиновые брюки и модные остроносые ботинки. На голове – повязанная по-пиратски косынка, а сверху – цилиндр.
Капитан раскланялся на все четыре стороны и позвал:
- Бабетта, дорогая, выйди скорее! Озари своим солнечным ликом наш праздник!
- Иду, иду, милый Чарли!
На палубу, хихикая и кокетливо покачивая бедрами, вышел…тот самый рыжий верзила, который заступился за Джейсона в таверне. Только для этой роли  Крошке Бобу (так его звали) пришлось расстаться с  великолепной бородой. Зато макушку «жены капитана» украшал пышный, также огненно-рыжий парик, взятый напрокат у знакомой портовой красотки. Под вышитую сорочку для пущего реализма Боб засунул два кочана капусты, а шитая золотом алая юбка надежно скрывала огромные матросские башмаки. Тугой корсаж крепко стягивал далеко не тонкую талию. Всю эту красоту венчала дамская шляпка с цветами и фруктами, формой  и размером больше походившая на коробку для торта.
Боб вильнул бедрами последний раз и сделал реверанс. Матросы королевского фрегата, все, как один, испустили восторженный вздох. Чарли галантно раскланялся и протянул руку своей «супруге». Команда странного корабля дружно грянула:


Жена у капитана – хозяйка хоть куда!
И слово из кармана достанет без труда!
И вытащит на вахту лентяев из кают,
И выгодные фрахты купцы ей отдают!


- Да-да! Все ради моего дорогого Чарли! – старательно пропищал Боб, стреляя вправо-влево подведенными глазками.

Потом он картинно нахмурился:
- А ты, дорогой, выпил вчера две бутылки рома… без меня! У-у, противный! Вот я тебя!
И «любящая супруга» принялась охаживать спутника жизни огромным букетом,  наломанным из веток цветущего гибискуса и листьев финиковой пальмы.
 Матросы понимающе  и сочувственно заохали.
Тем временем, офицер королевского фрегата пришел в себя и грозно рявкнул:
- Эй вы, забулдыги! Протрите глаза – это Королевская гавань!

А ну убирайтесь отсюда, пока целы.
- Ишь ты, Королевская-а.. - протянул старикашка с золотой серьгой. – А что ж! Мы не гордые! Можем и за Властителя нашего выпить. Чтоб ему ни дна, ни покрышки, в смысле, чтоб корона на макушке, как следует сидела, а не висла на ушах…
И бойкий дедок мигом отхлебнул из протянутой кем-то бутылки.
- Да за такие разговоры знаете, что полагается?! – офицер как бы ненароком шагнул к большой пушке.
На самом деле, стрелять он, конечно ни в кого не собирался. И отчаянно злился на идиотское положение, в которое внезапно влип. Надо было как-то прогнать подгулявших моряков из гавани Властителя, но не проявив излишней жестокости. Иначе – бунт на корабле. Его матросы и так с неприкрытой завистью смотрели на чужой праздник.
Тем временем капитан Чарли сам обратился к офицеру.
- Слушай, дрр-руг, выпей за мое семейное счастье! Ты меня уважаешь?
- Пошел вон! – не выдержал замороченный офицер. - Сейчас велю огонь открыть! Прямой наводкой!
- Ты меня не уважаешь?! Стрельнуть хочешь?! Щаз мы сами ка-ак стрельнем! Парни, доставайте нашу «маленькую Берту».
Матросы дружно выволокли на палубу нечто, покрытое ржавчиной и зеленой плесенью. Офицер только хмыкнул.
Но из дула загадочного орудия, тем не менее, вырвался огонь, заклубился дым… и представитель королевской власти рухнул на палубу, получив сильный удар в ухо.
На королевский фрегат  обрушился дождь из рваных ботинок, каких-то тряпок и прочей ерунды. Офицер в бешенстве вскочил, затопал ногами, изрыгая проклятия…

- Пора! – Лукас легко перемахнул через борт и бесшумно, не подняв даже брызг, вошел в воду.

Собственно весь балаган со свадьбой был задуман, как отвлекающий маневр, именно для этого. Теперь шут стремительно удалялся от праздничного корабля, гребя к берегу. Его прыжок, как и ожидалось, никто на Королевском фрегате не заметил.
Джейсон, наряженный Богом любви, перестал носиться по палубе, стащил с себя тельняшку с дурацкими крылышками, подбежал к борту и стал напряженно всматриваться вдаль, провожая взглядом своего друга. Какая-то странная тревога  коснулась его сердца. И тут чья-то тяжелая ладонь легла на плечо мальчика.
- Эй, салага, про пари не забыл?
Дюжий чернобородый матрос смотрел на поваренка, насмешливо прищурившись.

Джейсон сбросил его руку с плеча.
- Сам ты – салага!  Десять золотых против этой корзинки, что поднимусь выше марсовой площадки и продержусь там больше пяти минут.
- Ага! Штанишки только потом не забудь посушить!
Мальчик гневно сверкнул глазами и запустил корзинкой в лицо насмешнику. Остатки розовых лепестков вихрем взметнулись в воздух. Матрос отмахнулся, выругавшись. А Джейсон тем временем буквально взлетел на ванты. И начал подниматься вверх так стремительно, что все, кто был на палубе, забыли про веселье и стали наблюдать за отчаянным поваренком.
Через минуту мальчик был на самой верхушке, там, где никогда не бывают  взрослые матросы. Намного выше марса, там, куда никто не забирается. Джейсон, казалось, держался за ветер на самом кончике мачты.
Среди матросов поднялся неуверенный ропот. Даже на королевском фрегате все притихли.
- Эй, слезай, парень! – строго позвал поваренка Чарли, - Хватит там торчать, ты уже выиграл свое пари.
Но Джейсон, словно бы не слышал этих слов. С огромной высоты ему открылся вид на весь берег. На Дворец Властителя и Приморский парк, сбегающий к волнам по уступам древней горы. Мальчик увидел крошечную светлую точку среди синих волн – голову плывущего Лукаса. А потом перевел взгляд выше и чуть не вскрикнул.
На фоне темной зелени берега отчетливо виднелись ало-золотые мундиры стражников. Они цепочкой спускались от дворца  к морю, и вскоре большой отряд уже рассредоточился по всему берегу.
- Лукас сказал, что постарается пробраться в Приморский парк, а потом уже во дворец, - мгновенно пронеслось в голове Джейсона, - Силы Небесные, так ведь он же плывет прямо в лапы стражников! Он, что их не видит?! Нет, конечно, из-за пляски волн шут видит только что, что у него перед носом. Лу-ука-ас! Кричать бесполезно, не услышит! Остается – одно!
Последнюю мысль мальчик додумывал, уже отталкиваясь от мачты и летя вниз.

Джейсону казалось, что падать он будет красиво. Медленно парить в воздухе, словно серое перышко, раскинув в стороны тонкие руки. Но на деле он свалился с мачты, как куль с мукой. И теперь  летел вниз, неуклюже растопырившись. Мальчик зажмурил глаза от страха. Он уже не мог понять, падает ли он прямо на палубу? Или вот-вот со всей силы ударится «пузом» о  блестящую  поверхность воды?! Все равно – поминай, как звали!
Джейсон попробовал вскрикнуть, но восходящий поток воздуха забил жалобный крик обратно в горло. И  вдруг какая-то неведомая сила резко затормозила его полет.
- Кто так с мачты сигает?! – строгий, но добрый голос прозвучал прямо над ухом. - Вспомни, как Элли тебя учила. Выпрямись, как струна! Руки - по швам! Колени и носки – вместе! Войди в воду под прямым углом, разрежь ее, как падающий нож !
И к изумлению  Джейсона, та же неведомая сила перевернула его в воздухе, поставила вертикально. И рванула в сторону от приближающейся палубы.
Плохо соображая, мальчик изо всех сил выпрямился, следуя указаниям невидимого друга. И влетел в лазурные волны «солдатиком», как показывала ему Элли! На краткий миг погрузился в воду, но тут же был вытолкнут ею на поверхность.
 Поваренок завертел головой, пытаясь обнаружить Лукаса. Потом увидел светлую макушку в нескольких  десятках метров впереди себя  и попытался подгрести к ней. Это тоже удалось! Море бережно держало неумелого пловца. Джейсон пыхтел, отплевывался, бил по воде руками и ногами, но все же продвигался вперед.
Вот до шута осталось пять метров. Три, два, один… Мальчик сделал отчаянный рывок и завопил на остатке дыхания:
- Лукас, стой! Не плыви туда! Там – стражники!!!
Шут вздрогнул и развернулся. Схватил почти погрузившегося с головой поваренка и выдернул его на поверхность. Теперь друзья, держась за руки, вместе перебирали ногами, повиснув над синей бездной.
- Как ты сюда попал, несносный мальчишка?!
Больше всего Лукасу хотелось как следует отшлепать Джейсона, но сейчас это было невозможно.
-  Я, кажется, догадался! С мачты упал?
- Не упал, а спрыгнул! – упрямо произнес поваренок, кое-как восстановив дыхание. – Я сверху  стражников на берегу увидел и понял, что тебя надо спасать.
- Тебя бы кто спас, горе мое, - вздохнул шут. - Спасибо, конечно, за предупреждение. Теперь поплывем в другую сторону. Ты, кстати, плыть-то можешь?
- Ка-ажется, да…
- Та-ак! А заикаешься, почему?
- З-замерз…
Губы у Джейсона и впрямь посинели. Вода в открытом море была гораздо холоднее, чем в уютной, прогретой солнцем бухте.
- Подожди, я тебя разотру.
Лукас подплыл к мальчику и, балансируя в воде одной рукой, другой изо всех сил стал растирать ему спину, живот, ноги.
- Больно?
- Чуть-чуть…
- Терпи!
- Если надо, буду терпеть, - уверенно сказал Джейсон и закусил губу.
- Ух! – шут закончил растирание. – Даже рука занемела. Но теперь ты уже не синий.
- Ага! И не холодно! Ну, поплыли к берегу.
- Ты руками так по воде не лупи! От этого они сильней устают. Делай осторожные, экономные гребки, как я.
  Лукас давал мальчику советы и с тревогой вглядывался в его усталое лицо. Только бы судорога не скрутила его бесстрашного маленького друга! Тогда он навряд ли сможет дотащить его до мелководья.
Поваренок и шут неторопливо плыли к приближающемуся берегу. Вот уже на светлом фоне скал показалось черное отверстие входа в грот. До суши оставалось метров четыреста. И тут вдруг Джейсон жалобно вскрикнул.
- Что с тобой?!
- Нога! Ой, больно как!
- Все-таки судорога… Держись, дружок! Смотри, мы почти приплыли.
Лукас дотянулся до щиколоток мальчика, растер его ноги. Потом, подхватил его сзади  под мышки и, напрягая все силы, принялся отчаянно выгребать к берегу.




Похожие публикации:

Друзья решают инсценироваться свадьбу, чтобы прорваться через кордоны стражи Хансена. Амина и Делма применяют магию.
Колдовской Лабиринт почти пройден, но последняя его часть таит много жутких чудес.
Чтобы понять, как им действовать дальше, Роберт берет Синюю Раковину. К его ужасу, она переносит его прямо к отцу...


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru