"Лед и Пламень" Часть 5. "Ключ от судьбы" Глава 60."Там, у самой границы сна…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Мне снилось что-то очень хорошее. Кажется, опять море, мои родители, молодые и счастливые, и я, совсем малышка, рядом с ними.
Не знаю, сколько прошло времени, но когда я открыла глаза, то с удивлением обнаружила рядом с собой не Джейсона, а Роберта. Который бережно обняв меня за плечи,  пристроился тут же, на краю лавки.
Не успела я хоть как-то отреагировать на такую «смену пажеского караула», не понимая – радоваться мне  или ругаться, как в каюту ворвался Лукас, раскрасневшийся от мороза и, кажется, очень довольный.
- Ребята, у меня отличные новости! Во-первых, мы приближаемся к долгожданной полянке с нашей избушкой. А во-вторых, я только что увидел,  проносящиеся под нами сани, которые тоже направлялись именно туда.

А знаете, кто был запряжен в них? Наш старый знакомый! Да-да! Рудольф - собственной персоной. Чувствую, всех нас ждет незабываемая  встреча!


«Вольный Ветер»  аккуратно опустился на поляну возле избушки, взметнув целый вихрь снежной пыли.

Наша слегка подмерзшая команда, включая Армана, который до сих пор зевал, и тер кулаками глаза, кутаясь в одеяла, начала спускаться по трапу.

И тут за ближайшей елью послышался веселый звон колокольчиков. Олень, запряженный в новенькие сани, подлетел к кораблику и с разбегу остановился, с неподдельным изумлением взирая на  спустившееся с небес чудо.
От толчка пассажир, сидевший в санях,  вывалился в ближайший сугроб, но тут же вскочил и вприпрыжку побежал к нам.
- Делма! –  радостно завопил Джейсон, первым узнав западную принцессу.
- Привет, друзья! – девушка подпрыгивала от радости и весело махала руками. Ее пышные рыжие кудри выбились из-под капюшона шубки и красиво рассыпались по плечам, а щеки пылали от мороза.
- Я увидела летящий по небу корабль, и сразу догадалась, что это – вы! Кто еще мог прибыть на Север таким необычным способом?!
Принцесса быстро распрягла оленя.
- Скорее идем в дом! Вы, наверное, очень озябли.
И тут Рудольф, наконец-то, обрел дар речи.
- Ах, вот оно что! Корабль, значит, они нашли! И отправились в морской круиз без меня!  Вы развлекались на тропических островах, пока я, одинокий и всеми заброшенный, страдал здесь от голода и холода. Питался одной лишь духовной пищей, да жалкими клочками полярного мха.
С виду Олень отнюдь не выглядел изголодавшимся страдальцем. Он заметно поправился, бока его округлились, а серебристая шерсть стала еще пышнее и гуще. Но характер у Рудольфа, судя по всему, нисколько не изменился.
- Совесть, честь, благодарность – вы покинули этот мир! О Небеса, взгляните на творящуюся тут несправедливость! Те, кого я звал друзьями, почти месяц веселились среди крокодилов, пальм и баобабов, совершенно забыв про меня!
И, наверняка, при этом хорошо питались. На завтрак – устрицы с белым вином, на обед – омары под соусом…Что – скажете я не прав?!
- Бедняжка! Он три дня не ел омаров!
 Ехидное мяуканье кота огласило примолкшую полянку.

Цезарь последним спустился по трапу и остановился напротив Рудольфа, вперив в Оленя пронзительный взгляд ярко-желтых глаз. Встреча двух волшебных существ состоялась!
- Ой, ребята, запасайтесь кедровыми орешками! – в восторге прошептал Джейсон. – Что сейчас будет!
И понеслось!
- Что за истерические вопли? Скажите кто-нибудь этой сухопутной крысе, что мужчина должен молча страдать от голода и холода!
- Я – крыса?!  Да я – философ! Ученый и мудрец!
- Заметно. Вы с этим умным видом даже спите?
- Да! Нас гениев всего один на свете. А вас… а вы…Вы безразличны мне до отвращенья! Ну, спасибо, друзья! Променять меня, утонченного эстета, на это полосатое недоразумение! Тоже мне – лоцман, боцман и Кацман!
- Ха! Посмотрел бы я на тебя во время двенадцатибалльного шторма, рогатый нытик! Небось, сразу вся спесь слетела бы! Похоже, любишь ты себя, но безответною любовью. И вообще – какие проблемы? Есть же весьма замечательное правило для любого мужчины: «не верь, не бойся, не проси»!

- Ага! – тут же хихикнул Джейсон. – Приди, возьми и унеси!
- Ах, так! До прямых оскорблений дошло? Ну, все!
И Олень, нагнув голову, начал медленно наступать на Кота
- Имей в виду! Я вышел из себя!
- Сейчас вернем!
И Цезарь, нимало не устрашившись  направленных на него рогов, быстро скатав снежок,  запустил его прямо в лоб Рудольфу.
Тот подпрыгнул от неожиданности, дрыгнув в воздухе всеми четырьмя ногами, и шлепнулся на бок.
- Ой! Мне не стоится, падается как-то!
- Это ты в качку еще не попадал! – наставительно  заявил Кот, отряхивая лапы. – Давай, поднимайся, эстет! И нечего тут распускаться, ты не роза!
Олень одним прыжком вскочил на ноги:
- А-а-а! Довели эстета!  Разбудили во мне зверя! Пусть смерть придет! Живым я ей не дамся!
И Рудольф снова накинулся на Цезаря! Но поскольку разозленный философ так и не определился, хочет ли он боднуть Кота или пнуть его копытом, Цезарь легко увернулся от вращающегося вокруг своей оси Оленя.  И неожиданно запрыгнул ему на спину!  Правда, он не учел разницы в весе  и прокатиться на посрамленном противнике Коту так и не удалось. Под его тяжестью у Рудольфа снова разъехались все четыре ноги, и он растянулся на снегу, как большой, увенчанный рогами коврик.
- Все! Я сражен! Не наповал, а на пол, – простонал олень.
Кот тут же соскочил с его спины.
- Ну, и хватит, я считаю. Эй, философ, вставай! Хорош  ругаться! Мир, дружба и  бочонок рому.
- А что это такое? – Олень мигом вскочил, глаза его подозрительно заблестели.
- Тебе понравится. Уж всяко  лучше твоего полярного мха. Будешь у нас на Юге – дам попробовать.
- Гм! Нет, уж лучше вы к нам! На Юге слишком жарко. И вообще! Все, кажется, забыли, что Олень в здешних местах не только ценный мех (тьфу-тьфу, не приведите Светлые боги!), но и средство передвижения! А как я буду передвигаться и вас передвигать, если у меня не только вся спина отдавлена, но и душа уязвлена? Нет-нет, я не прошу, я требую прощенья! Все – я извинился! Теперь пусть этот, с позволения сказать Морской Кот, попросит прощения у меня. Вот тогда у нас и будут, как это получше сказать? Мир, дружба  и изюмчик с курагою.
Бывшие противники под наши аплодисменты раскланялись друг перед другом и попросили прощения.
Правда, когда мы дружной гурьбой забегали в избушку, я отчетливо слышала, как Рудольф проворчал что-то насчет морского забулдыги, а Цезарь буркнул, что «такого сумасшедшего кисляя он не взял бы на борт за десять бочонков рома. И даже за сто бочонков валерьянки».
Но, так или иначе, мир был установлен, и можно было приступать к обсуждению  наших дальнейших планов. Правда, для сначала пришлось пообещать младшей принцессе, что Рудольф ее потом покатает. Цезарь радостно потер лапы, прошептав:

- Принцесса с палубы – фрегату станет легче!

  Его несказанно обрадовало, что «обезьянка» Айгуль встретила своего старого знакомого  и теперь не будет носиться за ним с воплем: «КИСА»!!!

 

Мы набились в маленькую избушку, как сельди в бочку. Джейсон тут же нырнул в свою оставленную в домике куртку. За что и был наказан, потому, что оказался единственным, кто одет по сезону. И был отправлен с Рудольфом за хворостом. У Делмы, конечно, тоже была шубейка – но не королевское это дело дрова в избушку таскать. Тем более  что она сразу занялась приготовлением ужина. Остальные принялись ей помогать, понадеявшись, что Лукас успешно присмотрит за главным «возмутителем спокойствия». Но Айгуль мирно уснула от избытка впечатлений.

- Расскажи – что тут у вас творится? – попросила я.

- Да, вроде бы, относительно тихо. Стражники рыщут по дорогам, но в лес не суются – тут волков хватает.

- А чья стража-то? – спросил Роберт.- Леди Ингриэн?

- Не думаю. Знаков отличия на их одежде не видно, да и одеты они весьма разномастно. Скорее, это люди Хансена. Что происходит в столице, я не знаю. Мы с Рудольфом в ту сторону старались не ездить.

- А как поживает Запад?

- Тоже не знаю. Я всего один раз дома появлялась. Десмонд гнался за мной до самой границы. Так, что пришлось свернуть к Лабиринту и притвориться, что убегаю на Восток. Чтоб сбить погоню со следа!

- Ничего себе! Он, что – сунулся туда за тобой? – изумилась я. – Чего ему вообще от тебя надо было?

- Ну, видимо решил, что я подалась в шпионы. Ему донесли, что я на Север моталась. А чего бы мне тут делать, если не государственные секреты выдавать?

- Вот интересно – а прошел ли он Лабиринт? Для неприятностей нам вполне хватит людей Хансена…

- Так посмотрите – если интересно, – негромко сказал Арман, окончательно пришедший в себя.

- Точно! – воскликнули мы с Робертом. – У нас же есть волшебная раковина!

Мы быстро рассказали Делме о том как «работает» этот волшебный артефакт. Девушка задумчиво произнесла:
- Получается, эта волшебная штука показывает нам прошлое и настоящее.

А владеющий магией, как вы говорите, вообще «проваливается» в ту реальность, которую видит с помощью раковины. И даже может изменить увиденную ситуацию  к лучшему. Да уж! Полезная вещь, что и говорить. Но – опасная! Ладно, давайте ваш артефакт  сюда. Как говорится, предупрежден – заранее вооружен. А если  дядюшка осмелился проникнуть за мной в Лабиринт, он еще более ненормальный, чем все мы думали!

 

Делма решительно взяла раковину и поднесла к уху.
Она услышала неистовый рев шторма, но нисколько не испугалась. А потом что-то рвануло ее за руку, и стены избушки тут же исчезли. Перед глазами сверкнул   завиток серебряной спирали…
 И принцесса очутилась, отнюдь не возле Лабиринта, как предполагала, а посреди тронного зала своего дворца. Под высокими позолоченными колоннами, украшенными резными изображениями кленовых листьев и побегов хмеля, стояли двое мужчин.

Отец Делмы, Властитель Гаррет, и ее дядюшка.
- В конце концов, брат, твое поведение просто недостойно звания лорда! Гаррет, высокий широкоплечий мужчина с пышной гривой огненных волос, напоминающей львиную, гневно смотрел на вжавшего голову в плечи Десмонда.

- Ты оскорбляешь моих подданных, поднимаешь руку на слуг, и каждое твое появление на улицах столицы заканчивается скандалом. Что ты можешь сказать в свое оправдание?! Молчишь? Тогда я вынужден потребовать, чтобы ты немедленно убрался из моего дворца!
Лорд  Десмонд бросил на брата полный злобы взгляд, но, так и не сказав ни слова, повернулся и вышел из зала.


Картинка сменилась. Теперь Делма очутилась в богато убранной комнате. Дорогая мебель, подушки и золотая посуда были в беспорядке разбросаны по полу.

Ее дядюшка ходил по комнате туда-сюда и раздраженно говорил сам с собой:
- Убирайся из моего дворца! Нет уж! В свое дальнее имение я больше не вернусь. Незачем мне прозябать в этой дыре, если есть возможность самому стать Властителем Запада!
Он наклонился над круглым столиком, на котором стоял бокал, полный золотистого напитка,  и повертел на пальце кольцо с черным камнем странной формы.
- С помощью этой штуки я отправил в лучший мир немало своих конкурентов. Мой драгоценный братец, как и в детстве, любит кленовый сироп. Воспользуемся этим!
Несколько прозрачных капель упали в бокал. Напиток вспенился, но быстро приобрел свой прежний вид.
Десмонд торжествующе усмехнулся.
- Я все устрою так, что меня никто не заподозрит. Братец в считанные дни скончается от непонятной болезни. И Венец Запада станет моим!
- Подлец! Я тебе не позволю…- Делма хотела с кулаками накинуться на отравителя, но картинка сменилась снова.

 

Девушка опять оказалась в тронном зале. Там шел большой пир. И слуга, почтительно склонившись, подносил  Властителю Гаррету тот самый  бокал!!!
- Отец, не пей! – Делма с криком рванулась наперерез лакею. С силой ударила его по руке!  Бокал выпал, перевернулся,и отравленное питье выплеснулось на хризантемы, стоящие рядом в высокой вазе. Белоснежные лепестки почернели и съежились.
- Дочка? Как ты здесь оказалась? Я думал, ты на Севере.
 Властитель удивленно и благодарно смотрел на принцессу. 
– И как ты догадалась, что меня хотят  отравить?
Делма попыталась ответить отцу, но   серебряная спираль  закрутила ее и вновь вынесла в покои  Десмонда.
Лорд-отравитель метался по комнате, швыряя вещи в дорожные узлы.
- Проклятье! У меня ничего не вышло! Но что произошло на  том злосчастном пиру? На миг мне показалось, что там появилась эта  мерзавка Делма. Она всегда следила за мной, стоило мне  появиться во дворце. Но
 ведь теперь маленькая дрянь шпионит на Севере? Впрочем, какая к черту разница, что именно произошло! Яда у меня больше нет, а ждать, когда братец обо всем догадается и пришлет за мной стражу  абсолютно недопустимо. Что же делать? Бежать, конечно же! Но – куда?!

Десмонд  еще раз прошелся по комнате и замер, озаренный неожиданной идеей
- А не податься ли и мне на Север? Конечно, наша земля Заперта, как и все другие. Но ведь Делма как-то туда попадает? Вероятно, для того, кто идет Лабиринтом, граница открывается в любую сторону. В прошлый раз я не решился последовать за девчонкой туда. Ну, и зря! Если уж братец с доченькой могут  пройти Лабиринт, то, значит, и я смогу. К тому же меня всегда выручит магия! А Властительница Севера, говорят, молода, хороша собой и к тому же не замужем. Решено! Я явлюсь пред ее светлые очи, обаяю и очарую эту красотку, и вскоре сам стану Властителем Севера.
Десмонд  гордо вскинул голову и расплылся в мечтательной улыбке. А потом стремительно вышел из комнаты.
- Ой, дурак совсем! – сокрушенно прошептала Делма, и в ту же секунду картинка сменилась в третий раз.
Теперь принцесса стояла у входа в Лабиринт. Следов дядюшки нигде не было видно, хотя рядом на травке мирно пасся его конь.
Девушка осторожно сделала шаг вперед.
И сразу очутилась в Ущелье Бешеных Камней. Там она обнаружила сломанный и почти погребенный под грудой камней меч.
Понимая, что дальше она уже  точно ничего хорошего не увидит, Делма снова двинулась в путь. Сверкнуло серебро волшебной раковины, и перед ней открылись Зубы Дракона.
Каменные челюсти были плотно сжаты. А на одном клыке трепетал и бился на ветру темно-бордовый атласный лоскуток. С изображением золотого кленового листа и короны – фамильного герба семьи Властителей Запада.
- Все! Искать больше нечего. Вернее – некого! – пронеслось в голове у девушки.

Серебряная спираль закружилась перед ее лицом, принцесса зажмурилась, а когда открыла глаза, то увидела встревоженные и сочувственные лица друзей.

- Все в порядке! – выдохнула Делма, почти падая на лавку от усталости  и с благодарностью принимая из рук Джейсона чашку чая. – Если, конечно, это можно так назвать. Мой дядюшка пытался отравить отца, но я этому помешала. Потом он захотел бежать с Запада на Север Лабиринтом и погиб в нем.
Девушка передернула плечами.
- Этот несчастный даже не понял, что Лабиринт-то на самом деле ведет на Восток. Десмонда постигла страшная участь – что и говорить. Но, по крайней мере, с этой стороны опасность нам больше не угрожает.




Похожие публикации:

С большим трудом герои достигают замка Ингриэн. Долгожданная встреча.
Элли и Роберт снова вместе. Но теперь им и их друзьям нужно как-то бежать с негостеприимного берега.
Элли выбегает на пристань и встречает Роберта. А еще видит рядом его отца. Память возвращается к девушке полностью - и это чудовищные воспомина...
Элли узнает легенду о Ключе, и ее начинает одолевать смутная тревога. А к ночи в избушку постучались одинокие путники.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru