"Переверните облака" Глава 12."Зябко на душе без миллионов…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Реализм
  • Историческая
  • Юмор

После «совета в Филях» парни тут же умчались на переговоры.

Петя – с командой из своего театра, а Артемон – с пресловутым скандальным режиссером. Мы с Ликой остались ждать наших героев. Спортсменка допила  бокал и набросилась на долгожданный эклер.

- Я сказала сладостям «Нет!» - виновато пояснила она. – Но они не захотели слушать.

Я хихикнула.

- Знаешь, однажды я случайно подслушала разговор дедушки с его приятелем. О женщинах и о любви. Тогда мой дед высказался так: «Женщина должна быть - как мед. С одной стороны – мягкая и сладкая. А с другой – влип так влип!»

Лика расхохоталась.

- Это – про меня! Ладно, не буду переживать по поводу лишней пироженки.

- Думаешь, у ребят получится обмануть  Карабаса? – спросила я, догрызая рогалик.

- Уверена! И вообще, шило в пятой точке – это и есть наш внутренний стержень. Кстати! У меня появилась отличная идея! Дело в том, что у нашего Артемоши есть квадрокоптер. Ма-аленький, но страшный!

- И чем нам поможет эта летающая фиговина? – не поняла я.

- Ха! С ее помощью мы сможем разыграть сценочку из другой знаменитой сказки.

Когда Лика объяснила мне свою идею, я чуть под стол от смеха не свалилась. Потом мы в два голоса живописали будущую «инсценировку» ребятам. Те тоже восторженно одобрили применение квадрокоптера в будущем «укрощении Карабаса». После чего совещание закончилось, и мы полетели по важным делам. За несколько часов надо было успеть многое.

По вечернему Заневскому проспекту, рявкая клаксоном и гремя динамиками, стремительно мчался черный лимузин. Он остановился возле   ничем не примечательного киоска. Дверца открылась. Скандально известный режиссер, мастер артхауса и неадекватного  перфоманса вышел из автомобиля.
Никогда еще блочные многоэтажки и серые подворотни городской окраины не видели такой картины!
На плечах Кондратия Аркадьевича Бесова красовалась огромная, мохнатая, похожая на белый сугроб, шуба. И это в сентябре-то месяце! Его безумную голову венчала длинная, как самоварная труба, шапка так же сделанная из меха неизвестного зверя. Только жгуче черного цвета. В целом вид ее вызывал ассоциации не то с боярами эпохи Ивана Грозного, не то с шотландской гвардией, охраняющей резиденцию английской королевы.
Ярко-красные лаковые сапоги Карабаса грохотали по мостовой.

Шуба распахивалась при каждом шаге, и под ней сверкал стразами красный, в тон сапог, пиджак. Вместо брюк режиссер напялил на себя какое-то подобие лосин. А половину его лица закрывала, в точном соответствии с образом, густая окладистая черная борода. Вот только у Бесова она была мелированной!  И на белых прядках кокетливо торчали розовые бантики. Между шапкой и бородой виднелись зеркальные очки в серебристо-голубой оправе.
Бесов снял их, поморгал маленькими заплывшими глазками, огляделся вокруг и сморщил картофелеобразный нос, увидев серые дома, поломанную скамейку возле газона и мусорную урну. «Великий режиссер» капризно протянул:

- И зачем я, такой нежный, должен на все это смотреть?

Потом  бросил взгляд на выстроившиеся вдоль обочины машины и скривился еще больше:

- Понаставили тут своих корыт, противные! Негде припарковаться надежде русского театра! Мне придется идти пешком целых двадцать метров. Ах! Чего не сделаешь для блага искусства? Мальчики!

В ответ на этот зов из лимузина выползли два здоровенных амбала в форме охранников с лицами, не отягощенными интеллектом. Бесов нетерпеливо махнул им усаженной перстнями лапой. И ненормальная троица начала свое шествие.

Впрочем, им недолго пришлось идти в одиночестве. Навстречу Бесову выбежал наш журналист и произнес, сопроводив свои слова вежливым кивком:

- Прахадыте, пожалуйста. Наше интервью, как я и обэщал, пройдет в тэатре «Буфф». Это тут, нэдалеко.

- Да-да, именно в театре, - томно подтвердил Карабас. - Положительная энергия ци питает мои творческие силы только среди кулис.

  Мы с Петей напряженно следили за этой сценой из ближайшей подворотни.

- Давай! – шепнул мне юноша.

Я вылетела на середину улицы и весело закружилась, бренча монистами и размахивая пестрой шалью. Цыганский наряд для меня Пьеро позаимствовал в своей костюмерной. И  внешность моя вполне монтировалась с этим образом. Согласно указаниям  приятеля-артиста, я, танцуя, подскочила к Бесову и протяжно заголосила:

- Позолоти ручку, красавец! Дай погадаю, всю  правду скажу!

  Ненормальный режиссер вздрогнул и остановился.

Его амбалы напряглись, но без команды хозяина силу не применяли. Джигит незаметно подмигнул мне.

- Уйди, женщина! - недовольно процедил Карабас, - Что ты можешь знать о жизни первого режиссера нашей страны?

- Все! – торжествующе выпалила я.

  И затараторила, не давая врагу опомниться:

- Вижу – впереди у тебя дорога дальняя да казенный дом. Вижу двери запечатанные. И дом, у воды стоящий. Не ходи туда, касатик, ох, не ходи! Думаешь счастье там найти, а только головушку свою золотую потеряешь.

  Бесов заметно разволновался. И даже дернул себя несколько раз за гламурную бороду.

- Дом у воды… - промямлил он. – Ах! Меня пронзает дрожь! Откуда тебе известно про дом на Никольской площади, деклассированная Кармен?

Или тебя подослали ко мне, чтоб запугать, мои конкуренты?!

  Охранники угрожающе придвинулись. Во избежание ненужного конфликта я тут же исчезла, свернув в какой-то двор. А Петя уже стоял в соседнем переулке рядом с Ликой.

- Внимание! – скомандовал он. – Выпускаем кошку!

  Девушка раскрыла спортивную сумку, из которой все это время доносилось утробное чавканье, и сильно встряхнула ее. Тощая лохматая трущобная кошка,  пойманная моими друзьями на местной помойке, вывалилась наружу с куском печенки в зубах. Ошалело встряхнулась и помчалась, куда глаза глядят. В точности поперек пути нашего Карабаса!
Трусливый тип остановился снова.

- Ох! Недобрый знак! – прошептал он. – О, что за ужас зрят мои очи?! Поистине, все темные силы ополчились сегодня на светоч отечественной режиссуры!

- Да вы нэ   волнуйтэсь! – успокаивающе произнес Артемон, - Мы уже прышлы.

  Вся компания приблизилась к большому округлому зданию с застекленным фасадом. Яркие причудливо изогнутые буквы на фасаде складывались в название «Театр «Буфф». На ступеньках уже стоял вездесущий Пьеро.

- Пожалуйста, заходите, Кондратий Аркадьевич, - подчеркнуто вежливо произнес он. – Специально для интервью руководство театра выделило вам особую комнату.

- Вот! Меня надо любить и ценить! – важно подчеркнул Бесов. – Скоро все театры нашей страны переймут мой бесценный опыт! И поймут, что отсутствие, хм! некоторых малозначительных деталей одежды на актерах – есть глубочайшая философия. Да! Давайте все отбросим ложный стыд и пробудим в себе животные инстинкты! Не будем уподобляться жалким обывателям, задушенным так называемой культурой.

  Тут он окинул каким-то странным взглядом стоящих перед ним юношей и слегка причмокнул губами:

- А вот вас, мальчики, я бы с удовольствием взял в свой театр.

  И вошел внутрь, кокетливо подмигнув ребятам

- Я сэйчас ему в морду дам! – бледнея, прошептал джигит.

  Петя предостерегающе схватил журналиста за локоть.

- Потерпи, не делай глупостей! Бить придурка мы  будем не по физиономии, а по мозгам. Гадалка и кошка – это только пролог! Бесов напуган  и уже почти готов к первому действию нашего спектакля. Иди, бери у него интервью, а я с девочками подключусь чуть позже.

  И Пьеро растворился среди кулис. А Карабас и Артемон вошли в маленькую уютную комнату с мягкими зелеными креслами и журнальным столиком. Охрана, по знаку Бесова, осталась стоять снаружи. Джигит достал блокнот, диктофон и задал режиссеру первый вопрос.

- Каковы ваши творчэские планы?

- О, у меня в мечтах грандиозный проект! – развалившись в кресле, и поглаживая бороду, принялся вещать Карабас. – Я мечтаю поставить у себя в театре сразу несколько спектаклей. «Три сестры», «Вишневый сад» и «Гроза». Но, как истинный адепт глубоко концептуального искусства, я собираюсь объединить эти спектакли в один!

- Это как? – удивился Артемон.

- Ну, для начала – никаких женщин! Мой спектакль будет называться «Три брата». А-ах!

Бесов мечтательно закатил глазки.

- Какая эпичная будет постановка! Вы только представьте! Три обнаженных юноши  вкушают вишни ночью в грозу в чужом саду! Сколько здесь глубины, сколько философского подтекста!

Журналиста передернуло. Джигит ухватился за блокнот, как за спасательный круг. Хотя по его лицу было видно, что охотнее он схватил бы за грудки горе-режиссера.

- А как вы себе прэдставляете… - начал Артем.

Но не успел договорить. Тишину комнаты прорезал тихий зловещий свист.

И чей-то голос, гулко завывая, раскатился по всему небольшому помещению:

- Тр-репещ-щи-и-и, несча-астны-ый!!!

- А?! Чего?! Куда?!

Карабас так и подскочил на месте, судорожно оглядываясь.

- Прэдставляете сценографию вашего нового спэктакля? – невозмутимо закончил журналист.

И вопросительно посмотрел на Бесова. Безумный режиссер ответил ему перепуганным взглядом выпученных глаз.

- А что это сейчас было?

- Гдэ? – удивился джигит.

- А-а, нигде… Послышалось, наверное. Так о чем вы меня спросили?

Голос невидимки взвыл с новой силой:

- Пока-а-айся-а-а, несчастны-ы-ый! Откажи-и-и-ись, от дома на Никольской! Откажи-и-ись, откажи-и-ись, откажисссссь!!!

Карабас стал одного цвета со своей шубой. Он вжался в кресло и попытался надвинуть меховую шапку на глаза.

- Что с вами, господин Бесов? - заботливо поинтересовался Артемон.

Режиссер затрясся мелкой дрожью. Кажется, даже все стразы на его гламурном пиджаке начали тоненько звенеть.

- А-а-а, что – вы ничего не слышите?

- Я? Нэт! – уверенно ответил журналист.

- Откажи-и-ись от фсех-х-х-х   притяза-а-аний на до-ом! – опять завыл таинственный голос. – Иначе не сойдешь с этого места, несча-а-астный!

Бесов попытался подняться, но ноги его задрожали и разъехались. Он плюхнулся обратно в кресло, постанывая и стуча зубами.

- Вам плохо? Можэт, скорую вызвать? - Артемон сделал вид, что достает мобильник.

Карабас молча замотал головой, выбивая зубами джигу.

- Што-о-о-о тебя так тянет туда-а=а? – не унимался зловещий невидимка. – Може-е-ет   тайна какая е-е-есть? Откр-р-ро-о-ой тайну, несчастный!

- Как-ка-какую та-та-тайну? – спросил режиссер, заикаясь.

- Тайну дома на Никольской!!! Что там скрывается? Что-что-что?!- будто ветер в трубе в осеннюю ночь провыл голос.

- Открою, замолчи, - прошептал Бесов. – Там в подвале, типа, клад зарыт. Мне астролог нагадал. А у меня – долг перед государством. В тюрягу замести могут…

Едва он произнес эти слова, лампа под потолком мигнула и погасла. Это Петя в нужный момент успел вывернуть пробки. Было слышно, как за дверью растерянно мечутся и ругаются охранники.
Потом они замолчали. Дверь бесшумно распахнулась. В наступившей темноте, сопровождаемое еле слышным жужжанием, в комнату вплыло… привидение!

Оно летело в полуметре над полом. Светясь жутким синевато- призрачным светом. Белые клочья савана покачивались, как от ветра. Оскаленная пасть переливалась и искрилась. Внушительные клыки были перемазаны чем-то красным.
От ужаса Карабас медленно полез под кресло. Но застрял и замер на полу, как улитка, придавленная собственным домиком.
Привидение зависло над ним.

- То же и с тобо-о-ой будет, несча-а-астный! – торжествующе взвыл невидимка. – Р-р-руки прочь от нашего дооома!

Великий режиссер Кондратий Аркадьевич Бесов всхлипнул. И, наконец-то, потерял сознание.

Когда свет зажегся, убежавшие охранники тут же нашлись. Артемон быстренько свалил им на руки безжизненную тушку Карабаса.

- Вы бы лучше слэдили за тем, что ваш хозяин курит, - строго сказал амбалам  журналист.

- Сначала у нэго глюки всякие началысь, а потом он и вовсэ свалился. Пусть врачам покажэтся. Не ровен час, потэряем мы надэжду   нашей   рэжиссуры!

Ругая  неадекватного начальника на все корки, охранники, кряхтя, дотащили Бесова до лимузина.
И только тогда  я выскочила из потайной комнатушки, в стене которой имелось так пригодившееся нам отверстие с микрофоном.
Петя принялся отвязывать перемазанную простыню от квадрокоптера. А Лика чуть не задушила в объятиях своего джигита.

- Ты – самое лучшее в мире привидение с мотором! Как ловко ты провел всю эту сцену с Карабасом! Старый дурак искренне думал, что его бьют глюки!

- Ради тэбя – готов на все, дарагая! – растроганно проворковал Артем, целуя девушку.

- А мне что же – никаких благодарностей не полагается?

Петя с шутливой обидой сдвинул брови.

- Всю техническую часть нашей импровизации, на минуточку, осуществил я!

- Мы в курсе! – уверила я юношу. – Огромное спасибо, дорогой Пьеро!

- И все?! А больше герой дня ничего в награду не получит?

Нахальный артист тоже явно набивался на поцелуй.

- Получит! – я скромно сделала вид, что не понимаю намеков. – Четвертую часть от найденного нами клада. Если, конечно, это не очередной бред безумного мастера артхауса.

- До клада еще докопаться нужно, - разочарованно пробормотал Петя. - Ладно, ребята, пошли по домам. Время позднее, а завтра всем на занятия.

 




Похожие публикации:

Обрадованная, что нашлась квартира и хороший заработок, Регина соглашается на предложение профессора. И приходит к нему в дом, где начинает пон...
Регина и Лика обнаруживают в подвале таинственную дверь.
На Невском Регину ждет встреча, которая перевернет ее жизнь. Правда, героиня об этом еще не знает.


23:43
ух, вот это сюжет!!! браво bravo rose
00:54
Спасибо! Скоро выложу новые главы)))
00:56
с удовольствием прочту rose

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru