"Посмотри на меня во тьме" Глава 8."Безымянным бродягой вступаю я в мир безымянный…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Реализм
  • Юмор

  Вопросов на самом деле было гораздо больше, но я решил сначала проверить, как себя чувствует мой приятель. И собирался уже подняться на второй этаж, как ступеньки деревянной лестницы заскрипели под чьими-то шагами. 
Хозяин гостиницы сам спустился ко мне. Бросив на меня внимательный взгляд,  покачал головой,  быстро достал с полки какую-то бутыль, наполненную янтарного цвета жидкостью, налил стакан и протянул его мне.
Я сделал осторожный глоток. Кажется, это был чистейший виски, пить который мне пришлось всего один раз в жизни на театральной  вечеринке.
Я допил спиртное мелкими глотками. В голове сразу зашумело, но в груди разлилось приятное тепло, а руки перестали дрожать.

- Повторить? – спросил хозяин гостиницы с легкой усмешкой.

  Я покачал головой. Он сел напротив меня, плеснул виски себе, не спеша отпил.
Я, наконец-то, сумел рассмотреть нашего спасителя. Он оказался моложе, чем мне показалось вначале. Смуглое лицо с широкими скулами и твердым подбородком, чуть вьющиеся, выгоревшие до белизны волосы, задумчивые серые глаза. Незнакомец имел приятную, располагавшую к себе внешность. И все же я никак не решался первым задать ему вопрос.

- С вашим другом все в порядке,  - словно отвечая на мои мысли, произнес он.

- Вывихнутую ногу я вправил, уложил его на кровать и дал хорошую порцию успокаивающего лекарства. Теперь он проспит несколько часов. А вы, если хотите, спрашивайте меня обо всем вас интересующем.

- Как вас зовут? – выпалил я.

  Незнакомец отчего-то смутился.

- Мое имя… Зовите меня Джеймс.

- Очень приятно. А я – Петр, - несколько церемонно отозвался я и вздохнул, - Вопросов слишком много, уважаемый Джеймс. Они стаей комарья толкутся у меня в голове, и я не знаю, с чего начать. Может лучше, вы расскажете о себе, о том, как  нашли нас и о месте, где мы сейчас находимся?

- Хорошо, постараюсь, – покладисто кивнул хозяин гостиницы.

  Он встал, чтобы убрать бутылку на место, и тут я вдруг заметил, что наш спаситель изрядно прихрамывает.

- Вы тоже пострадали этой ночью? – встревоженно спросил я. – Может быть, вам нужен отдых? В таком случае все разговоры – потом.

  Джеймс слегка поморщился.

- Не беспокойтесь обо мне. Это всего лишь последствия старой раны. Скоро они пройдут.

  Он вернулся к столу и присел с заметным облегчением на лице. Побарабанил пальцами по деревянной столешнице и задумчиво сказал:

- Так вот – с чего бы начать? Хороший вопрос! Начну, пожалуй, с небольшого рассказа о месте, где вы оказались. Вам, наверное, доводилось читать, о путниках, спасающихся от разбойников в стенах монастыря? Я, конечно, не похож на святого отца, а моя скромная гостиница – вовсе не монастырь. Но, тем не менее, она способна укрыть тех, кого преследуют в своем мире недобрые силы.

  Я помолчал, переваривая сказанное.

- Вы сказали «в своем мире». Значит, сейчас мы находимся не на Земле?

А где? В каком-то ином параллельном пространстве?

- Скажем так, в свободном от зла месте между мирами.

- И вы являетесь хозяином этого места?

- Скорее, его хранителем. Видите ли, - тут он заметно напрягся и помрачнел. - Когда-то я, в силу некоторых причин, был вынужден покинуть свой мир. Это было очень…тяжело. Но потом я почти сразу же оказался здесь. И получил эту почетную, хотя и несколько обременительную должность. Впрочем, я ни о чем не жалею.

- Вам часто приходится спасать кого-то?

- Не так часто, но порой случается. Понимаете, когда из разных, не самых приятных миров начинает лезть всякая нечисть, кто-то должен давать ей отпор. А попутно  - помощь и приют пострадавшим.

  Он произнес эти слова совершенно спокойным тоном, не жалуясь и совершенно не гордясь собой. Так, словно говорил о тяжелой, но нужной работе.

- Мы сможем вернуться отсюда домой? – чуть дрогнувшим голосом спросил я.

  Джеймс охотно кивнул.

- Конечно. Как только я пойму, что опасность миновала, и вам больше ничего не грозит.

- Последний вопрос, – вздохнул я. – Вы не знаете, случайно, чего от нас хотели эти черные монстры? Откуда они свалились на наши головы и с чего вдруг напали на нас?

  Наш спаситель удивленно вскинул брови.

- Я только что сам собирался спросить вас об этом!

Эти, как вы изволили выразиться, монстры, явно были пришельцами из соседнего пространства. Не до конца воплотившимися в вашем мире  и оттого имеющими такой странный вид. Выходит, вы и сами не знаете, чего они от вас хотели? Странно, очень странно! Но, может быть, ваш друг в курсе дела?

- Вряд ли, - пробормотал я. – Хотя, когда Влад очнется, спрошу его об этом. Но - не уверен в ответе. Он, конечно, писатель. Но сей «Этюд в багровых тонах» вышел явно не из-под его пера! Ни детективы, ни, тем более, фэнтези – его не интересуют. Он пишет опусы о личной жизни монархов. Но и они далеко не серия «Проклятые короли», откуда могли бы просочиться какие-нибудь палачи и отравители. У него - всего лишь любовь-морковь, белошвейки, камеристки и прочие дамы полусвета, коих он исправно пристраивает в царственные руки. Так что мстить ему не за что да и некому.

- А разве там нет обиженных любовников и рогатых мужей? – усмехнулся мой собеседник.

  Я мысленно пробежался по прочитанным когда-то «опусам» и отрицательно замотал головой.

- Вроде нет. Он хитро выстраивает сюжет таким манером, что у всех все в шоколаде. И пострадавших нет. Да и преследователи наши ничем не походили на обычных мужиков с семейными разборками. Ни пивного брюха, ни дрына в руке. Черные да плоские – как тараканы, которым мы тоже вроде ничего плохого не сделали. Одним словом – дело ясное, что дело темное…

- Ладно, отдыхайте пока, – вздохнул Джеймс. – Подождем, пока ваш друг в себя придет. Может быть, у него есть какие-то догадки?

  Я машинально кивнул. И пошел к лестнице.

- Какие там могут быть догадки? Наш бедный Владушка просто решит, что он спятил на почве творчества. Вопрос только – что я-то в этом дурдоме делаю?!

И, самое главное, как из него выбираться? Ведь, если завтра вечером я не появлюсь на спектакле, меня с треском выпрут из театра. Что не желательно.

Но главная беда даже не в этом. Наша «молодежка» попала в Город исключительно благодаря тематике – ибо, где еще показывать Грина, как не в Крыму? На эту поездку многие театры облизывались – да их не пригласили.

И вот теперь, если из-за меня гастроли накроются медным тазом, радости у конкурентов будет, как говорится «полные штаны». Хм! Подводить товарищей как-то неучтиво. Но и бросать тут друга детства тоже никак нельзя. Кстати, о какой «опасности» говорил хозяин этого странного места? Новой встречи с монстрами? Но, возможно, их появление лечится солнечным светом? Или же – таблетками? В конце концов, это же не террористы, увешанные взрывчаткой!

Они – всего лишь неприятные тени. Что, если сказать им – «Тень, знай свое место»? Это, правда, уже не Грин, а Шварц – но все равно сказка.

  Я затряс головой, пытаясь разложить мысли по полочкам.

- Мы рождены, чтоб сказку сделать былью – мрачно пробормотал я, считая ступеньки. – Черт! Хоть к астрологу беги! Узнать – что там у нас плохого?

  Тут я вспомнил протопопа Аввакума и усмехнулся. Сей ученый муж в свое время о них весьма ядовито высказался: «с…ть идет, а в книжку смотрит – хорошо ли выс…тся». Ежели он с таким же «уважением» и про государей говорил, то не мудрено, что мужика сожгли. Он вообще – отважный был товарищ. Помнится, даже бубны у медведей отнять умудрился, когда они его аскетизму помешали.

Вот уж когда, действительно, лихие времена были! А у нас тут что? Почти что тишь и благодать. Крым – наш. Море, пляж, вокзал и прочие курортные радости. А монстры – так пить надо меньше! Или, наоборот, – больше!

  Так и не решив – какое количество выпитого будет правильным, я зашел в комнату, где лежал Влад.

Строгая дубовая мебель в английском стиле, тяжелые занавеси на окнах, кровать размером с футбольное поле – одним словом, обычная спальня пятизвездночного отеля – ни больше, ни меньше. И никакого намека на Время и Место. Все вполне цивильно и буднично. Даже, если поверить, что мы в другом измерении, увидеть  и понять  это невозможно. Здесь не топят печь буфетом, ни кипятят чайник на лампе, не жарят конину на кокосовом масле и не воруют деревянные балки из разрушенных зданий. Обычная гостиница, коих на морском побережье обычно – тьма. Как, кстати, она называется? Вспомнил – «Суша и Море». Море, впрочем, присутствует исключительно за окнами.

Я осторожно отодвинул штору. Морская гладь мирно блестела в солнечных лучах. Стоял почти полный штиль, легкий ветерок морщил изумрудную поверхность, маленькие, игривые, как щенята, волны, с веселым плеском набегали на берег и откатывались назад. Чуть подальше от берега в ясном синем небе кружились белые чайки, время от времени, опускаясь вниз и садясь на воду. Ровная полоска песчаного пляжа тянулась от гостиницы направо и налево, заканчиваясь с обеих сторон невысокими скальными выступами.

- Ну вот, - пробормотал я. – Берег, как берег, море, как море. Ни алого паруса на горизонте, ни обломков таинственного замка на ближайшей скале. Если это и параллельное пространство, то как-то уж очень похожее на наш Крым. Может, мы с Владом просто поскользнулись на мокрых камнях, когда лезли по скалам смотреть затмение? И одновременно неслабо приложились тыквами о гальку? И вся ночная жуть – последствие этой травмы. А хозяин местной гостиницы милосердно подобрал два бездыханных тела и теперь от нечего делать морочит мне голову, развлекая байками про параллельные миры?

Я уже был готов поверить в эту версию. Но откуда тогда взялись следы копоти у меня на пальцах? Если никаких монстров и, следовательно, испугавшего их факела не было?

- Анды – как Анды, Ока – как Ока – недовольно пробурчал я.

- А? Что? – спросил Влад и поднял с подушки всклокоченную голову.

  Он сел на постели и обвел комнату испуганным взглядом. Потом увидел меня и облегченно вздохнул. И задал дурацкий вопрос:

- Мы где?

- В Караганде, – мрачно ответил я. – Надо было в физкультурный институт поступать. Там тебя хотя бы бегать научили.

- Зачем? – изумилась бедная жертва воображения.

  Похоже, что господин писатель не помнил ни черта из того, что с нами произошло...

- Затем, чтобы быстро уносить ноги, когда за тобой охотятся приключения, – вздохнул я.

  По лицу Влада пробежала тень неких раздумий.

- Набережная, – пробормотал он. – Лунное затмение… А что потом?

- А ты – совсем ничего не помнишь? – вздохнул я.

- Вроде бы что-то припоминается. Как мы по камням карабкались, потом на небо глядели…

  Бедный писатель замолчал на полуслове и широко распахнул испуганные глаза.

- Ну, слава Богу, кажется, твоя амнезия прошла, - заметил я.

  Влад горестно кивнул, а потом зажмурился и глухо застонал.

- Что такое? – всполошился я. – Опять с ногой плохо? Сейчас я хозяина гостиницы позову. Черт, в этой глуши даже Скорую не вызовешь. И телефон не работает, я проверял.

- Нет, - мрачно произнес мой друг. – Не в ноге дело.

- А в чем же тогда?

  Влад тяжело вздохнул.

- В том, что паршиво, когда писатель морально не дорастает до героев своих творений!

- Чего? – оторопело вытаращился  я. – Ты что – там, на берегу не только ногой, но и головой ударился? Или тебе мерещится, что ты читаешь лекцию в кружке начинающих литераторов?

  Владислав не ответил на шутку и горестно пояснил:

- Герои моих первых, самых лучших книг никогда бы не оставили товарища в беде, как это сделал я. Помнишь, я заорал «бежим!» и принялся драпать, как заяц. Совершенно не думая о том, что может случиться с тобой.

- Вполне нормальная реакция, – пожал я плечами. - Ты просто испугался за свою жизнь.

- Ага, нормальная! Ты-то, вот – не побежал. Бросился ко мне на помощь, принялся кидаться в этих чудовищ камнями. Нет, друг мой Петр, не утешай меня. Господи, сколько раз, садясь на комп и живописуя очередной экшн, я представлял себя на месте героя. Как я был хладнокровен и великолепен!

Как уверенно и остроумно  рушил все козни врагов и выходил из любых ловушек! И вот – результат. Стоило малейшей опасности коснуться меня,  я тут же превратился в жалкого труса!

  Я глубоко вздохнул и мысленно попросил высшие силы даровать мне терпения. Присел на стул рядом с кроватью друга и постарался успокоить это терзаемое совестью великовозрастное дитя.

- Во-первых, перестань ругать себя. Это глупо и непродуктивно. Никто из нас не знает, на что мы способны, пока по-настоящему не припекло. Я тоже, если хочешь знать, сдрейфил не хуже тебя. И камнями кидался от ужаса и безысходности. А во-вторых, не ставь себе такую высокую планку. Ты не герой, не супермен, каких принято описывать в фэнтези. Ты – обычный человек, наделенный разве что неплохой фантазией. А когда реальность вокруг тебя обращается кошмаром – немудрено запаниковать.

  Про себя я подумал, что если в этом странном месте мы зависнем надолго, то неизвестно, какие еще испытания подсунет нам эта самая взбесившаяся реальность. Но Владу о своих сомнениях, разумеется, не поведал. Он опять вздохнул и поинтересовался уже более спокойным тоном:

- Ну, а где мы все-таки очутились, тебе удалось выяснить?

- Практически, удалось.




Похожие публикации:

"Посмотри на меня во тьме" Глава 5."Покуда воздух полон ожиданья…"
Петр приводит Влада в театр и рассказывает ему о готовящемся спектакле
"Посмотри на меня во тьме" Глава 2. "Ночью все тайны открыты - садись, пиши!"
Герои находят приют в старом доме и продолжают беседовать о жизни
"Посмотри на меня во тьме" Глава 14."Вам лидерства или счастья?!"
Чтобы понять, как выбраться из искусственного "рая", Регина и Петр отправляются на прогулку по морю.
"Посмотри на меня во тьме" Глава 3. "Крылья попутного ветра…"
Владислав жалуется на проблемы вдохновения, а Петр думает о Регине, но не забывает и успокаивать друга.


21:08
Ух, как закручено!!! bravo rose
22:11
Спасибо!))) А вы догадались, герой КАКОЙ повести Грина спас Влада и Петю? quiet
06:39
честно? нет пока, а может я чего забыл blush

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru