"Посмотри на меня во тьме" Глава 17."Мой старый Шекспир, поднимите перо и шпагу…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Реализм
  • Юмор

 Слегка утешив себя мыслью о том, что «каждый может совершать ошибки – главное, потом делать правильные выводы», я не заметил, как уснул.

И проснулся от странного ощущения, будто что-то легкое и шелковистое касается моей щеки. Не открывая глаз, я растерянно махнул рукой.

- Ты чего дерешься? – послышался совсем рядом сердитый голос.

  Я вздрогнул и опять вспыхнул, как мальчишка. Оказывается, во сне Регина нечаянно придвинулась ко мне совсем близко. И, похоже, так и проспала всю ночь, уткнувшись носом в мое плечо  и разбросав по моей подушке роскошное покрывало своих волос.
Смущенно буркнув какое-то извинение, я торопливо скатился с кровати на пол.

- Не успели мы пожениться, а уже кулаками машем  и с супружеского ложа смыться норовим, - насмешливо прокомментировала девушка мое бегство.

- Не куда подальше, а к любезному другу- сочинителю!

  Я огрызнулся  и посмотрел по сторонам, ища недостающие детали туалета.

– Наш балаган меня и самого так оглоушил, что я забыл, впопыхах, куда штаны сунул.

- Они валяются в кадке с пальмой, - любезно подсказала Регина. - Все парни одинаковые! Что – ты, что – мои прежние интернатские дружки. Один из них, помнится, все время говорил: «Хочешь потерять – спрячь в надежное место». И разбрасывал вещи, где попало. Один раз воспитательница нашла его носки на хоздворе, в будке собаки сторожа. До сих пор понимаю, как они туда попали?!

  Я, наконец-то, облачился и задумчиво хмыкнул:

- Мда! Я предпочел бы голову потерять, да, похоже, она у меня намертво прибита опытом.

- В смысле?

- В том смысле, что опыт пугает меня подозрительной тишиной у нас  за стенкой. А это может означать только одно: что мой пишущий дружок либо дрыхнет без задних ног с перепоя, либо куда-то свалил с раннего утра.

В любом случае, возвращать нас домой сразу после завтрака он не собирается.

- Ну вот! Говорила же я, что надо не давать ему спать! Вдруг бы он с недосыпу в какой-нибудь транс впал? И можно было бы покопаться у него в голове!

- Как?! Голова – не дамская сумочка!

- Но в твоей-то он как-то порылся? Раз нашел там меня?

- Он в телефоне у меня покопался, гад ползучий!

  Я только собрался разразиться по этому поводу очередной гневной тирадой, как вдруг в дверь комнаты громко постучали.

- Открывайте, голубки! – послышался снаружи довольный голос Влада. –  У меня для вас есть сюрприз!

  Мы переглянулись. Регина, чуть подумав, на всякий случай завернулась в одеяло и улеглась на кровати в томно-беззащитной позе. Я, в который уже раз, обреченно стянул штаны  и для пущего реализма взъерошил волосы.

- Заходи, - усердно зевая, протянул я, нехотя открывая дверь. - Зачем притащился так рано?

- Да-а! - протянула с кровати моя «супруга». - Мы только-только отдыхать начали…

  Затурканный писатель удивленно заморгал.

- Так это…Вы разве домой не собирались?

- Собирались, конечно! – обрадованно воскликнул я. – А что – ты придумал, как нам вернуться?

- Лучше! Я придумал, как мы сможем жить между двумя мирами. Моим, выдуманным,  и дурацким реальным. Раз уж он вам так нужен.

  Честно говоря, после этих слов мне захотелось померить температуру у Влада. Ну, или хотя бы поинтересоваться: сколько именно он выпил за эту ночь, а главное – чего? Потому что только пришествием знаменитого пушистого зверька можно было объяснить более чем странные речи моего приятеля.
Кажется, Влад и сам понял, что сморозил что-то не то. Он выдохнул и попытался рассказать  понятнее.

- Ну, вот вы сказали, что дорога в реальный мир идет по морю, и оттуда как раз катер приходит. Я об этом полночи думал и все никак заснуть не мог. Решил тогда прогуляться, благо в моем городе веселая жизнь и после полуночи не затихает. Короче, гулял я, гулял, да и зашел случайно в одно казино. Чтобы отвлечься от сложных размышлений, сделал ставку, потом другую. А потом мне карта ка-ак поперла! В общем, выиграл я у одного мужика его дом, вернее целое поместье. Оно, правда, заброшенное оказалось, но зато жутко старинное и всяким антиквариатом набитое. А главное, знаете – что?

  Он сделал эффектную паузу, насладился видом удивления на наших лицах и важно произнес:

- Главное, что находится эта вилла на вершине большого мыса. Дальше – только море и горизонт. А за горизонтом, судя по всему  – тот самый реальный мир, куда вы так рветесь, будь он неладен. Так вот, дражайшие супруги! Выигранное поместье я, конечно же, отстрою, и мы все втроем туда переедем. Вы только подумайте – какая жизнь тогда пойдет! Еще лучше нынешней! Хочешь, в сказочном пространстве сиди и столетней выдержки коньячок на морском берегу попивай. А надоела тебе такая идиллия – марш на яхту и вперед – на грешную Землю. Пожил там, поработал, заскучал – снова добро пожаловать в рай! Ну, как вам эта идея?

  Я ошарашенно потер лоб и бросил взгляд на Регину. Она хмурилась и задумчиво накручивала на палец прядь волос. Что-то во всем этом рассказе ее настораживало, но девушка, видимо, как и я, не могла до конца объяснить – что.
Тем временем, Влад, увидев, что мы не выражаем восторгов, обиженно, почти по-детски,  протянул:

- Ну, я же для вас стараюсь! Вы же сами хотели отсюда уйти, пока ребеночек не родится. А я вам, так сказать, обратный билет обеспечиваю!

- Мне  пока все нравится, - королевским тоном заявила, наконец, Регина. – Но  как-то хочется уже возвратиться в реальность и разобраться со своим здоровьем.

- Тогда давайте быстренько в поместье на яхте смотаемся, а оттуда вы домой вернетесь, - предложил Влад. – Мужик, у которого я эту виллу купил, нас уже ждет. Хочет дом показать и объяснить, где у него какой раритет стоит. Там, кстати, библиотека уникальная, если ему верить. Чуть ли не Байрона с Шекспиром прижизненные издания на полках стоят.

 

  А вот этого Владу говорить не следовало! Потому что сонные глаза Регины вдруг вспыхнули неугасимым пламенем профессионального переводчика и знатока английского. И я понял, что фразу «утром деньги, вечером – стулья», в смысле, «сначала нас домой отправь, а потом свою виллу смотри», можно уже не говорить. Девушка мигом забыла и о ложной беременности, и о столь осточертевшем иллюзорном мире. С первого взгляда было ясно, что ей безумно хочется «пострелять из маузера Дзержинского», то есть подержать в руках издания, которые открывали великие писатели прошлого.

- А давай, и правда, прогуляемся в это поместье, - умоляюще глядя на меня, произнесла она. – Реальность  ведь никуда не убежит!

  Я вздохнул. Странное тягостное чувство, что именно в это поместье нам как раз  и не следует соваться, охватило меня. Но никаких здравых аргументов по этому поводу я не имел, и поэтому, скрепя сердце, согласился на предложение Влада.

 

Яхта летела по морю, легко разрезая килем синие волны. Дул свежий ветер, над вершиной приближающегося мыса плавно кружилась одинокая чайка. Мы с Региной, обнявшись, стояли у борта и усиленно изображали влюбленную парочку. Влад о чем-то беседовал с бывшим хозяином виллы – шустрым низкорослым типом в клетчатом костюме. Отвлекаясь от созерцания морского пейзажа, я, то и дело, оборачивался на них.
Ситуация по-прежнему казалась мне несколько странной. Мир, созданный воображением моего друга, как мы уже выяснили, был населен безмозглыми куклами. Но мужчина, проигравший Владу свой дом, вовсе не походил на безликого клона.

Он что-то эмоционально втолковывал писателю, темпераментно размахивал руками. Выходит, тут, и кроме нас, живые люди обитают? А каким образом он тогда сюда попал?
Ответа на эти вопросы пока не было и не предвиделось.

Но, как известно, «если человек попадает в поток событий, меняющих всю Вселенную – случайностям места нет»...

 

   Между тем, наш кораблик причалил к небольшому галечному пляжу. Якорь, скрежетнув, упал между прибрежных камней.

- Тут недалеко, - опять засуетился мужик в «клетчатом». - Всего десяток метров по пляжу, а там – извольте по лесенке наверх взобраться. Дом самый лучший на побережье, другого такого просто нет! Не дом, а дворец! А уж красив, что твоя музыкальная шкатулка. Пообветшал, правда, с годами, но с вашими-то, хе-хе, средствами, господин Зеленский, вы мигом его в порядок приведете. Идемте, господа, прошу вас, юная леди!

  Я галантно подал руку Регине, помогая ей спуститься с трапа. Спрыгнув на гальку, она сделала вид, что нежно целует меня в щеку, а сама еле слышно шепнула:

- Забавный тип этот бывший владелец. И странный какой-то!

  Я кивнул, соглашаясь. Ощущение неправильности происходящего не покидало меня. Хотя до этого Влад на моих же глазах подписал нужные документы, вступая во владение виллой, причем сделал это в присутствии «бумажного» нотариуса. И все-таки я, как актер,  чувствовал в поведении «клетчатого» типа некую натянутость и фальшь. Ну, не должен владелец крупного поместья так суетиться и лебезить перед новым хозяином! Хотя кто его знает? Может, он давно разорился  и рад сбагрить недвижимость первому попавшемуся дураку-миллионеру? И, все равно, этот тип больше похож на нечестного риелтора, чем на прогоревшего богача!

Растревоженный своими мыслями, я даже хотел  предложить Регине не идти с нами смотреть старую виллу, а остаться на яхте. Но тут клетчатый тип, как назло, снова завел разговор о несметной коллекции своего антиквариата и о богатой библиотеке. Девушка тут же бросилась к нему, начала задавать какие-то вопросы.
Я вздохнул и сердито отбросил в сторону крупный обломок гальки. Скорей бы уж закончилась эта «экскурсия»! Мне уже чертовски хочется вернуться в нормальный мир, получить заслуженную нахлобучку от режиссера и зажить спокойной жизнью. Без всяких там приключений и параллельных миров! Кстати, о мирах. Надеюсь, Тиррей был прав, говоря, что в разных пространствах время течет по-разному. И когда мы вернемся домой, окажется, что прошло всего несколько часов. В противном случае, я рискую вылететь из театра, а Регина – из  универа…

Влад заметил, что я отстаю и сделал остальным знак подождать меня. Моя «женушка», тем временем, бодро шагала по пляжу, болтая с «клетчатым»  и чуть ли не пританцовывая от нетерпения.

- Поди, встречи с рукописями своего ненаглядного Шекспира ждет не дождется, - с неожиданной досадой подумал я. – А вот мне она так никогда не радовалась.

  Пляж закончился, и мы стали подниматься наверх по узкой, вытесанной в скале лестнице. Гранитные ступени были истерты и кое-где выкрошились, но тонкие кованые перила, по счастью, остались целы. Подъем занял не очень много времени, и вот мы оказались в начале широкой аллеи. Вековые платаны шелестели раскидистыми кронами, земля под ними была усыпана толстым слоем опавшей листвы.

- И прибраться-то некогда было, - извиняющимся тоном произнес бывший хозяин поместья. – Ничего, господин Зеленский здесь все исправит. Верно,  я говорю?

  Он подмигнул нам и широко осклабился. Мне такое поведение опять не понравилось, но вслух я ничего не сказал.

Мы двинулись дальше, проходя через большой парк, когда-то, наверное, цветущий и красивый, а теперь заросший и запущенный до невозможности. Клумбы поросли выгоревшим на солнце бурьяном, фонтаны, похоже, навеки высохли, на мраморных телах античных богов и богинь слоем зеленоватой патины проступали пятна лишайника.

Дорога стала подниматься вверх, под ногами снова захрустел мрамор разбитых ступеней. Еще несколько шагов – и мы, пройдя под укрытой  вьюнком аркой, оказались во внутреннем дворе, где легко мог бы расположиться десяток бродячих театров вместе со своими фургонами.
На противоположном конце двора виднелась цель нашего пути – классически простых и благородных очертаний дом с колоннами, высокий и все еще красивый. На нем, как и на всем, что было здесь, тоже лежала печать запустения. Темные квадраты окон смотрели строго и печально, у оснований колонн пробивалась трава. Давящую знойную тишину разбивало только беспечное щебетание ласточек, свивших гнезда по углам фронтона.

- Проходите, милостивые господа! – снова засуетился клетчатый тип, с поклоном открывая перед нами огромную, обшитую узорными металлическими пластинами дверь. – Не взыщите, что внутри не слишком прибрано. Я, как мог, боролся с пылью веков, но, увы, силы были не равны.

 

  Я снова подхватил Регину под руку, и мы вошли вовнутрь.  Вначале у меня были опасения, что нас встретит запах сырости и тлена, столь свойственный заброшенным зданиям. Но ничего подобного не произошло. Слегка поскрипывал под ногами рассохшийся паркет, сквозь мутные стекла на укрытую чехлами мебель падали полосы солнечного света. Пахло пылью, старым деревом и совсем немного – книгами.
Очевидно, Регина тоже ощутила этот легкий притягательный аромат. Она подалась вперед и нетерпеливо спросила:

- А где же ваша уникальная библиотека, господин…как вас там?

- Рамтокс, милая барышня, - расплылся в улыбке бывший хозяин дома. – Так меня зовут. Имейте терпение, прелестная гостья! Прежде, чем попасть в мое, так сказать, святилище, нужно пройти немало комнат. А там, уж поверьте мне, тоже есть на что посмотреть.




Похожие публикации:



Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Top.Mail.RuЯндекс.Метрика