"Посмотри на меня во тьме" Глава 21.". Холод снятых оков, шелест чаячьих крыл, от восторга побед до пробитых знамен…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Реализм
  • Юмор

  Наверное, я все-таки уснул. Потому что лязг распахнутой двери показался мне грохотом горного обвала.
Я вскочил, растерянно озираясь. В дверях, невозмутимо улыбаясь, стоял все тот же Ван-Конет. Один из сопровождающих его монстров рывком поднимал с пола Влада, другой привычным жестом наставил на меня черное дуло.

- Надеюсь, беседа с приятелем подействовала на вас благотворно, господин сочинитель? - издевательски вежливо поинтересовался бандит. - И вы сумеете воплотить в реальность все замыслы моего напарника.  В противном случае, вашей участи останется лишь посочувствовать.

  Влад только молча зыркнул в его сторону и ничего не сказал.

- Оставить вас здесь, что ли? – задумчиво проговорил злодей, и я чуть не взвыл от ужаса.

  Тщательно продуманный  план начинал рушиться! К счастью, негодяй быстро передумал.

- Впрочем, нет! Лучше, если вы пойдете с нами. Госпоже Разумовской будет легче согласиться на мое предложение, если она увидит, что в случае ее отказа пострадают два человека.

  Я облегченно вздохнул, и мы под конвоем покинули негостеприимное место. Опять потянулись лестницы, полутемные комнаты, бесконечные коридоры… Но сейчас я смотрел по сторонам гораздо внимательнее. Важно было не пропустить тот самый зал. Интересно, а где Регина? Ее ведут какой-то другой дорогой? Надеюсь, девушке предоставили лучшее помещение, чем нам, и она хотя бы смогла отдохнуть.

Не успел я додумать эту мысль, как в глубине темного коридора показалась знакомая стройная фигурка. Девушку, как и нас, конвоировали несколько монстров. Бледная, с твердо сжатыми губами, она, по-прежнему, избегала смотреть на меня.

- Доброе утро, госпожа Разумовская, - раскланялся Ван-Конет.

  И даже, кажется, попытался поцеловать ей  руку, но Регина брезгливо отдернула ее. Нисколько не раздосадованный этим, злодей строго спросил:

- Вы успели принять решение, сударыня? И теперь согласитесь сделать то, о чем я просил?

  Она перевела взгляд на побитого Влада, вздохнула, нахмурилась еще сильнее и молча кивнула.

- Отлично! – осклабился Ван-Конет. - Я знал, что вы – разумная девушка и не станете попусту рисковать жизнями своих друзей. Что ж, идемте! Мне не терпится заполучить искомые цветы.

  Мы двинулись дальше. Коридор вскоре стал шире, стены раздвинулись, и мы оказались в просторном зале, где густо, как в лесу, стояли стройные колонны черного и белого мрамора.

Их украшали причудливые позолоченные светильники, похожие на ветки деревьев. На каждой  мерцали хрупкие цветы и листья, сделанные из цветного стекла. У подножия колонн то тут, то там виднелись широкие, похожие на морские раковины, чаши, инкрустированные перламутром. Когда-то из них били фонтаны, некоторые чаши и сейчас были до краев наполнены водой.

- Это тот самый зал, - шепнул я Владу одними губами.

  Он незаметно кивнул.
Я покосился на Регину. Она шла чуть поодаль, молчаливая и безучастная. А мне, согласно моему безумному плану, немедленно нужна была ее помощь! Как же обратиться к девушке, не привлекая внимания врага и его железных болванов?
От напряжения меня бросило в жар, сердце бешено застучало. Но тут высокая дверь в конце зала распахнулась, и, на наше счастье, сюда ввалилась толпа плохо одетых мужиков во главе с идейным террористом Блюмингом.

- А вам-то что здесь надо? – неприязненно процедил Ван-Конет.

  Блюминг окинул своего «спонсора» холодным взглядом и насмешливо сказал:

- Собираюсь проверить, не ведете ли вы двойную игру, милостивый государь?

- Вы мне не доверяете? – картинно возмутился главный бандит.

- Я вообще никому не верю, особенно перекинувшимся на сторону революции богачам! А вдруг вы решили похитить моего сочинителя?

- Который, кстати, так ничем вам и не помог! На кой черт он мне вообще нужен? Господин Блюминг, дайте пройти! Я спешу по важному делу.

- Ну, да. С тремя пленными и кучей безмозглых чудовищ в придачу. Вы явно что-то задумали, я же вижу! Эй, ребята!

  Он махнул рукой своим сообщникам.

- Следите повнимательней за этим господинчиком. И держите оружие наготове! Если здесь появятся фараоны – стреляйте!

- Да какие к дьяволу полицейские! – потеряв хладнокровие, заорал Ван-Конет, - Блюминг, вы сами  – идиот и параноик! Еще раз приказываю – дайте мне пройти.

- Сначала объясните – куда? Вдруг дельце, что вы собираетесь обтяпать, окажется полезным революции!

  Два негодяя уставились друг на друга полными ненависти взглядами. Разбойники Блюминга вскинули пистолеты, монстры Ван-Конета повторили их жест.
А я одним прыжком очутился возле Регины. И успел сказать негромко, но отчетливо:

- Fingirse  enfermo!

  Железный болван рванул меня за руку обратно. Однако, хитрость сработала! Испанского эти уроды, по счастью, не знали, а главари, увлеченные своей разборкой меня и вовсе не услышали.
Глаза Регины ярко блеснули, маска холодности и отчужденности, словно бы спала с ее лица.

- О, боже мне плохо! – вполне натурально воскликнула она. – Как меня мутит!

  Девушка покачнулась, побледнела еще сильнее и прижала ладонь ко рту.

Ван-Конет недовольно оглянулся.

- Дайте ей воды! – отрывисто бросил он.

  Монстр, сжимавший мое плечо, ослабил хватку. Я вырвался,  подбежал к Регине, обнял ее. Влад кинулся помогать мне.

- Воды! – слабым голосом  простонала девушка.

  Мы подтащили ее к каменной чаше, Регина  наклонилась, зачерпывая горстью не слишком чистую влагу.
 В этот миг я выпрямился, ухватился за золоченую «ветку» на «стволе» колонны и с силой повернул ее в сторону!
Делая это, я понимал, как рискую! Бандиты могли успеть выстрелить первыми, старый механизм мог не сработать…

Но, повинуясь моему движению, все стены зала  вдруг разом отделились от потолка,  погрузились в пол  и исчезли!
Это произошло абсолютно бесшумно. Я закачался, но еще крепче сжал девушку в объятиях. В какой-то миг мне показалось, что мы плывем вверх. Я услышал голос Влада, шепотом выкрикнувшего какое-то ругательство.
А потом все остановилось, и я увидел, что мы стоим в другом помещении, возле высокой стены, разукрашенной пестрой мозаикой.

- А где враги? – тут же спросил Владислав.

  Я махнул рукой куда-то назад.

- Остались там. Не знаю, как скоро они опомнятся и найдут нас. Поэтому надо успеть спрятаться!

  С этими словами я шагнул к узорчатой стене и вынул из кармана тот самый злосчастный якорек.
 Влад понимающе хмыкнул, а Регина сдавленно ахнула. Кажется, она только сейчас поняла, зачем  я валялся в ногах у того бандита.

Впрочем, сейчас мне было не до объяснений. Я пристально рассматривал мозаичные картинки и небольшие выпуклые барельефы.
Море, волны, играющие среди них дельфины, разбитый сундук  с высыпавшимися из него монетами, поросший цветами остров… Все не то!

- Ага, вот оно! – прошептал я.

  В правом нижнем углу мозаики, на светло-лазурном фоне золотисто бронзовыми пластинками было выложено изображение маленького кораблика. Надутые ветром паруса, крошечный штурвал и… якорная цепь! А у конца этой цепи – отчетливо видимая вмятина, пустое место на пестром фоне.

И я уверенно прижал к этой вмятине якорек!

В ту же секунду стена дрогнула и распалась на две части. Они с тихим гулом разъехались в стороны, и мы увидели яркий свет, льющийся из таинственного помещения.  Не сговариваясь,  взялись за руки и шагнули туда.
Теплое золотое сияние сначала ослепило нас. Привыкнув к свету, я осторожно потер глаза и огляделся.

То, что я увидел, было достойно кисти художника-фантаста! Прямо перед нами, направо и налево, вдоль узких, еле заметных в густой траве дорожек, росли немыслимой красоты цветы. Белые, немного похожие на лилии, но еще нежнее и сказочнее. Жемчужного оттенка лепестки, на концах становились совсем прозрачными и разбрасывали вокруг сотни крошечных радужных зайчиков. Чистый яркий свет лился с высоких сводов оранжереи, и на солнце дивные растения сверкали, как подлинно хрустальные, украшенные серебром и жемчугом. Я успел заметить, что стебли у них – темно-зеленого цвета, а длинные узкие листья  - отчего-то золотисто-оранжевые.
С трудом отведя взгляд от этого сверкающего великолепия, я сказал друзьям:

- Вот в этом, собственно, и заключался мой план. Мы успели спрятаться от врагов  и какое-то время будем в безопасности. За это время мы должны осмотреть оранжерею. Я уверен, что тут есть какой-нибудь потайной, неизвестный злодеям выход. Если нам сильно повезет, он окажется ведущим наружу, к морю. Тогда у нас появится шанс добраться до корабля и свалить из этого мира приключений к чертовой бабушке!

- А если не повезет? – буркнул Влад.

- Будем надеяться на лучшее,  - вздохнул я.

  И тут Регина, молчавшая все это время, вдруг всхлипнула и замахнулась на меня. Я еле успел увернуться и перехватить ее руку. Девушка тут же, без всякого перехода, бросилась ко мне на шею и заплакала, перемежая нежные слова и ругательства:

- Петька, скотина такая, ну как же ты меня напугал! Нет, ты просто гениальный артист! Эдмунд Кин какой-то! Представляешь, я почти поверила, что ты оказался последним трусом. Когда  кинулся целовать ботинки тому уроду!

Ну, и гад же ты, Петенька! Отвечай, обормот, как тебе удалось стащить у злодея этот якорек?! Он же ничегошеньки не заподозрил и не почувствовал.
- Артист должен  уметь делать  все, - вздохнул я. – В том числе, если этого  требует роль,  тырить по карманам чужую мелочь. Когда мы в театре ставили «Трехгрошовую оперу», режиссер где-то нашел и привел за кулисы завязавшего с опасной профессией вора-карманника. Вот он и дал мне  несколько «мастер-классов»

- Ясно,  – пробормотала Регина и снова всхлипнула, - А я всю ночь проплакала, не понимая, что случилось? То ли ты хитрый такой и что-то задумал, то ли – подлый! Так бы и врезала тебе сейчас, как следует…. Петя, родной мой!

- Врежь, если  хочется, - улыбнулся я. – Только скорее, а то,  как бы бандитская шайка не догадалась, куда мы провалились.

- Не буду, - сквозь слезы улыбнулась  Регина, прижимаясь ко мне еще крепче. – Героям положены поцелуи, а не тумаки.

  И  ласково поцеловала меня в щеку.
Влад смотрел на все это со сложной смесью удивления, зависти и легкого испуга.

- Совет вам да любовь! – задумчиво протянул он. – Могу сказать уверенно – с такой женой ты точно не соскучишься. Интересно, какие сюрпризы будут устраивать окружающим ваши дети?

  Регина, наконец, оторвалась от меня и несколько озадаченно уставилась на моего друга. Похоже, за время пребывания в плену, девушка  благополучно забыла и про нашу «скорую свадьбу», и про выдуманную беременность.

- А как ты вообще нас сюда перенес? – поинтересовалась вдруг она.

- Просто вспомнил, что в повести «Золотая цепь» описывался некий таинственный механизм, способный без шума и пыли доставлять героев в любые помещения этого странного дома.

- Это, типа, телепортация, что ли? – оживился бывший автор фэнтези.

- Не знаю. Во времена Грина такого слова не было. Но я с детства помнил эпизод, в котором герой двигает рожок светильника, и все вокруг переносятся в это чудесное место.

- Значит, нужные книги ты в детстве читал, - подытожила Регина. – Ну что, пойдем навстречу новым приключениям. То есть будем искать выход из этого райского сада.

  И мы осторожно пошли по дороже вдоль бесконечных рядов недотрог. Вначале я немного опасался, что волшебные цветы испугаются нас и начнут увядать. Но все оказалось не так уж плохо. Меня эти хрустальные цветики, и впрямь немного опасались. Во всяком случае, мне показалось, что когда я подносил к ним руку, цветы, изгибая тонкие стебли, отодвигались  подальше. Но зато Регину чудесные растения приняли без всяких сомнений.
Девушка шла впереди меня, ласково гладя нежные лепестки. И я отчетливо видел, как недотроги сами тянулись к ней, доверчиво поворачивали головки и, будто ласковые котята, тыкались в ее ладонь.

Регина наклонялась к цветам, шептала им что-то ласковое. А мне вдруг вспомнилась история с «ежевичным дурманом» на раскаленном от зноя берегу. Тогда девушка рассказывала о древних кельтских богинях. А сейчас, окруженная сиянием, льющимся от сотен цветов, она сама казалась мне такой небожительницей. Или вечно юной эльфийской принцессой. А разве принцессе может быть дело до бедного глупого лицедея?

Вздохнув, я старательно потряс головой, чтобы выгнать из нее несвоевременные мысли. Сначала надо думать о спасении, а потом уже мечтать и на девушек заглядываться!
Я обернулся, ища глазами Влада. И с удивлением заметил, что мой приятель за это время почти не сдвинулся с места. Он стоял возле стены оранжереи в неудобной позе, словно боясь сделать лишний шаг.

- Эй, ты что там застрял? – махнул я ему рукой.

– Сейчас же иди сюда! Нам нельзя терять ни минуты. Вдруг враги уже догадались, куда мы пропали!

  Вместо ответа Влад горестно покачал головой.

- Я не могу подойти к вам! Эти цветы не выносят зла, а у меня уже столько грехов на совести. Не хватало еще погубить сказочные создания!

  Я растерялся, не зная, что сказать в ответ. Регина обернулась и быстро побежала назад.

- Не бойся! – мягко и уверенно сказала она писателю. - Ты ведь не злодей и не душегуб. А что касается ошибок – так у кого их нет? Поверь мне, недотроги прекрасно видят душу человека. И понимают, что ты не сделаешь им больно.

  Она говорила о цветах, словно о живых людях.
Владислав смущенно улыбнулся, кивнул и сделал первый шаг. Потом прошел немного по дорожке и замер, вглядываясь в венчики цветов, как в знакомые лица.

- Они приняли меня, - прошептал он. – Как странно… И хорошо! Быть может, еще не все потеряно? И я смогу как-то оправдать свою нелепую жизнь.

  Отбросив сомнения, Влад уверенно пошел дальше рядом с нами.
Не знаю, сколько времени мы двигались таким образом.
Потайная оранжерея напоминала загадочную планету. Тишина, яркий свет, сотни удивительных, но молчаливых созданий…




Похожие публикации:

Петр приводит Влада в театр и рассказывает ему о готовящемся спектакле
Герои находят приют в старом доме и продолжают беседовать о жизни
Владислав жалуется на проблемы вдохновения, а Петр думает о Регине, но не забывает и успокаивать друга.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru