"Подарок тетушки Удачи" Глава 8."Вот ты – настоящий. Из саги или из повести"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

- Ты подружилась с Мартином? – радостно изумился мальчик.
- Ага! Ничто так не скрепляет дружбу, как кусок свежей плюшки, разделенный по-братски. К тому же я удачно поговорила с мадемуазель Брунгильдой.

И теперь Мартин будет жить здесь на вполне законных основаниях. Так что больше ему клюв не завязывай.  Не надо лишать птичку права голоса! Мартин, ты ведь обещаешь вести себя тихо в отсутствие Нильса?
  Гусь охотно кивнул.
- Ну, вот и умница! И теперь, Нильс, ты можешь гулять с Мартином не только ночью, но и днем. Хозяйка будет не против.
- Даже не знаю, как тебя благодарить, Молли! - мальчик смущенно улыбнулся и покачал головой. - Еще и суток не прошло с момента нашего знакомства, а ты уже столько для меня сделала.
- Ну, мы же друзья, не так ли? Ладно, не надо лишних слов. Лучше возьми пирожок  и скажи, удалось тебе что-нибудь выяснить насчет моей работы?
- Удалось, Молли! Правда, не знаю, подойдет ли тебе такой вариант?

Ну, ладно, расскажу все по порядку.

  Нильс приземлился на свой топчан, откусил приличный кусок от пирожка  и продолжил рассказ.

- Сегодня в таверне, как никогда, было много народу. Я просто с ног сбился, поднося пивные кружки и унося подносы с обглоданными костями. И вдруг в самом конце вечера, когда народ почти разошелся до домам, на пороге появляется… Кто бы ты думала? Сам королевский алхимик  Корнелиус! Заказывает с порога кувшин вина и, едва успев усесться за стол, начинает жаловаться на свою несчастную судьбу. Оказывается, его прежний слуга, молодой парень постарше меня, явился утром в дом, что называется «на бровях». Перебил половину сосудов в лаборатории, выпил, чтоб голова не болела, какой-то ценный эликсир на спирту и уснул под столом алхимика, завернувшись в его мантию. Разумеется, Корнелиус вышвырнул его из своей лаборатории в два счета. А теперь - главное! Когда алхимик мне все это рассказывал, а я усиленно следил, чтобы его бокал не оставался пустым, он то и дело повторял одни и те же слова:
- Черта с два я еще найму когда-нибудь на работу парня - оболтуса!

У этих великовозрастных дурней одни гулянки да любовь на уме. Не-ет!

Мне в служанки нужна юная девица. Тихая, скромная  и работящая. Чтобы колбы мыла, вкусно готовила, пыль в доме вытирала и ходила на рынок за продуктами.
  Ну и тут я, улучив момент, вежливо намекнул, что знаю такую девицу. Это моя кузина, приехавшая на заработки в город. Корнелиус обрадовался и потребовал, чтобы завтра утром ты немедленно явилась к нему в дом. Ну, где он живет, ты, уже  знаешь. Рядом со сквером Мыслителей, неподалеку от Университета. Вот такая история!  Что ты на это скажешь, Молли?
- Конечно, скажу «спасибо», Нильс. Пожалуй, эта работа мне подходит. Правда, матушка пришла бы в ужас, если бы узнала, что мне придется быть служанкой в доме одинокого мужчины, пусть даже и старичка. Так что всей правды я ей не скажу, когда соберусь писать письмо. Но к алхимику завтра обязательно пойду!

- Думаю, это правильное решение, – кивнул Нильс. – Корнелиус, конечно, старикан вредный, но зато не скряга. И всем своим прежним слугам  платил полновесным золотом.
- Вот и славно! Разживемся деньгами, а там подумаем, как переехать на другую квартирку, поуютней.
  За интересными разговорами незаметно подошел поздний вечер. Небо в оконном проеме стало темно-синим, над вершиной высокого тополя уже зажглась первая звездочка. Тут во дворе доходного дома послышался шум и голоса. Я с любопытством выглянула в окошко. Оказывается, это возвращались с работы наши соседи. Протопал низенький усач с тромбоном под мышкой. Усталой походкой проплелся худой пожилой мужчина в сером сюртуке, с виду похожий на сельского учителя. Легко взбежала на крыльцо тоненькая темноволосая девушка в черном платье и клетчатом переднике. Прошла семейная пара…
Мадемуазель Брунгильда  стояла возле крыльца с суровым видом Валькирии у врат  в небесные чертоги, и для каждого жильца у нее находилась пара «ласковых» слов.
- Господин Расмусен, если вы и впредь собираетесь дудеть на этой вашей, с позволения сказать, трубе…
- Это тромбон…
- Не перебивать, когда я говорю! Так вот, если вы готовитесь сегодня играть на тромбоне, то имейте в виду, что новый концерт вам придется давать в полицейском участке. Потому что я подам на вас жалобу за нарушение тишины! Господин Петерсен!
- А? Что?
- Конечно, притвориться глухим к мольбам бедной одинокой женщины – проще всего! После смерти моего несчастного брата я одна содержу этот дом. Верчусь, как белка в колесе, слежу за порядком, буквально с ног валюсь, а вы…
- Что – я?
- Вы не внесли оплату за прошлый месяц.
- Позвольте! Я все оплатил.
- Как оплатили? А, да… Хм! Ну, тогда платите за следующий месяц!
- Какого…? То есть, с чего бы это?!
- А я с сегодняшнего дня ввожу новые правила оплаты за жилье! Да-да! Это всех касается! Платим за два месяца вперед! И попробуйте кто-нибудь возразить! Мой доходный дом – единственный в городе, а в гостиницу вас с тощим кошельком не пустят.
- Да она же просто ведьма какая-то! – ошарашенно пробормотала я, прислушиваясь к  безобразию, творящемуся во дворе.
Нильс грустно кивнул в ответ.
Но тут домомучительница  зачем-то подняла голову  и увидела меня.
- О, Эми-иль! Добрый вечер! Не беспокойтесь, вас это правило не касается. Какое счастье, что вы все-таки решили поселиться у меня. Зайдете, после ужина на чашечку чая? – и она как-то особенно игриво подмигнула мне.
Я икнула от неожиданности.
- Э-э-э, госпожа Брунгильда, сегодня никак не могу. Ставлю очень важный научный эксперимент на моем гусе. Кстати, вы сказали, что правило новой оплаты жилья меня не касается. А моего кузена?
 Брунгильда нахмурилась. Видно было, как жадность борется в ней с желанием предстать в моих глазах доброй хозяюшкой. Последнее, к счастью, победило.
- Ну… хорошо. В виде исключения.
 Нильс радостно улыбнулся мне и поднял вверх большой палец. Я хихикнула. Хотя, если нежные чувства хозяйки к студенту Эмилю Ларсену будут расти с такой скоростью, мне скоро станет не до смеха. Придется на помощь Купидона вызывать. Чтобы он «переключил» восторженное внимание Брунгильды на кого-нибудь еще. Соответствующего ее возрасту и характеру.
А домомучительница, между тем,  не унималась. Закончив разбираться с жильцами-мужчинами, она, как клещ вцепилась в девушку в черном платье.
- А-а, вот и вы, госпожа Кристина Свенсон! Имейте в виду – я все знаю!
- Что вы знаете, госпожа Брунгильда? – пролепетала девушка.
- Я видела, как вы любезничали на рыночной площади с этим парнем.

С солдатом Андерсом, так ведь, кажется, его зовут? Так вот, я любовных интрижек в своем доме не потерплю! Если хоть раз увижу вас здесь со своим кавалером – пеняйте на себя! Вылетите из квартиры в два счета! А в королевский дворец, к мажордому его величества полетит письмо с подробным описанием вашего непристойного поведения. Вы меня поняли, госпожа Свенсон?
 Девушка печально склонила голову.
- Идите! И помните мои слова.
- Кристина работает горничной в королевском дворце, - сочувственно вздохнул Нильс. - Конечно, она очень боится потерять место. А ее жених, Андерс  - солдат королевской гвардии. И его редко отпускают в увольнение. Вот и видятся наши влюбленные урывками.
- Ага! А из-за кустов следят разные Брунгильды, как бы чего не вышло.

Эх, беда людям с этой любовью. Ладно, представление во дворе, кажется, закончилось. Пора и нам баиньки.
Последним на крыльцо  поднялся  толстый привратник Ганс, громко топоча  деревянными башмаками. Прежде чем войти в дом, затравленно оглянулся, быстро достал из кармана фляжку и сделал несколько глотков. Потом довольно ухмыльнулся и прошмыгнул за дверь.
Во дворе воцарилась тишина. Чего нельзя сказать о доме. Под нами, кто-то из жильцов, кажется, начал делать гимнастические упражнения. Звук, во всяком случае, был такой, будто он брал в обе руки тяжеленные гири, но сдержать их был не в силах, и они поминутно падали на пол. Какая-то семейная пара в соседней комнате громко спорила, а откуда-то издалека доносилось веселое пение. К ночи дом оживал. Повсюду хлопали двери, слышался смех, плач, детские голоса. Видимо, многие начинали готовить ужин, потому что вкусные ароматы уже тянулись изо всех щелей. К счастью, мы с Нильсом были не голодны.
- Ну, вот так и живем, - мальчик смущенно пожал плечами. – Шумновато, конечно. Зато все соседи люди неплохие. Особенно, Кристина. Когда я сюда только въехал и еще не устроился на работу, она даже пару раз одалживала мне немного денег из своего жалования. Конечно, я все потом отдал.
- Я сразу поняла, что она – хорошая девушка.  А то, что здесь шумно, мне даже нравится. Знаешь, я немного устала от тишины и одиночества в нашем старом дворце. Хочется жить настоящей жизнью, общаться с людьми, быть, так сказать, в гуще событий.
  Нильс полностью со мной согласился, и мы стали готовиться ко сну. Тут мы немного поспорили, потому что мой новый друг упорно желал предоставить мне свой топчанчик. А я стояла на своем – что буду спать в кресле. Потому что ему завтра – весь день работать, а мне – только идти к алхимику. И еще неизвестно, примет он меня в служанки или нет.
В конце концов, мы с Нильсом остановились на том, что сегодня я, уж так и быть, посплю на его топчане. А завтра – в кресле. И так мы будем чередоваться каждый день.
Мы пожелали друг другу спокойной ночи, Нильс задул свечку, и комната погрузилась в темноту. Постепенно стихли  звуки за стенами. Весь дом уснул. Только мне почему-то не спалось.

Перед глазами вертелись картинки  прошедшего бурного дня, и в голову все время лезли разные мысли. О том, как я завтра буду беседовать с моим немного чокнутым работодателем. О моих родителях, которые, наверно, волнуются  о  судьбе своей самостоятельной дочери. Как только устроюсь на работу – сразу им напишу. С этой мыслью я, наконец-то, уснула.

Мне приснился очень странный сон. Я сидела в дворцовой библиотеке с той самой книгой о мальчике и его гусе в руках. И вдруг из-за ближайшего книжного стеллажа  вышел…Мартин! Гусь подошел ко мне, вытянул шею, задумчиво покачал головой и отчетливо, хотя и немного картаво,  произнес:
- Будешь еще раз щелкать огнивом, смотри, не скажи при этом какую-нибудь глупость! Точнее формулируй свои желания, поняла, принцесса?
- Мартин! – ахнула я. - Ты умеешь разговаривать?!
 Вместо ответа гусь захлопал крыльями и громко загоготал. А потом успокоился и повторил еще раз:
- Ты поняла, Эмилия? Думай, что говоришь, когда высекаешь огонь!
  И с этими словами Мартин взмыл под потолок библиотеки. Стены внезапно растаяли. Повеяло морским ветром, где-то захлопали паруса.

И из неведомой дали донесся скрипучий голос тетушки Фортунаты:
- Слушайся гуся, девочка! Он плохого не посоветует.
  Шум ветра стал еще громче, где-то ударила пушка. И тут я проснулась.




Похожие публикации:

"Подарок тетушки Удачи" Глава 7."Жили у бабуси два веселых гуся…"
Молли ведет с Брунгильдой "ученую беседу" в образе школяра Эмиля. И добивается легального положения для гуся Мартина.
"Подарок тетушки Удачи" Глава 9."Этот опыт совершенно безопасен"
Молли приходит к своему новому работодателю - весьма своеобразному старичку.
"Подарок тетушки Удачи" Глава 4."Помаши ему рукой…"
Ребята гуляют по удивительному городу Ольборгу и знакомятся с весьма необычными его жителями.
"Подарок тетушки Удачи" Глава 1."Распахнем же поскорее в мир чудес окно!"
Молли отправляется в путь и почти сразу же получает необычный подарок от тетушки Удачи.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...












Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru