"Рыцарь Случайного Образа" Глава 27."Доброй ночи чужестранцу в новой келье!"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

  По мере того, как рыцарь и карлик приближались к столице, возделанные поля встречались все чаще, перемежаясь с огороженными низкими заборами овечьими выгонами. Время от времени, справа и слева от дороги возникали невысокие фермерские дома, окруженные фруктовыми садами. Проселочная дорога кончилась, и путешественники ступили на широкий тракт.

- А удачно мы сделали, срезав путь через поле, - хмыкнул Редмонд. – Теперь до столицы осталась пара шагов.

- Кстати, а как называется ваша столица? – спросил Фунтик, которого, похоже, продолжали терзать проблемы топонимики.

- Примавера, - отозвался рыцарь. – То есть, первая из равных.

  Карлик удивился.

- Сколько я странствую по этому миру, а еще ни разу не слышал, чтобы столицу называли своим собственным именем. Почему – так?

  Лорд Бэйли пожал плечами.

- Это древнее поверье, возведенное в ранг традиции. Оно пошло еще с тех времен, когда люди верили в магию и ведовство. Считалось, что название главного города страны нельзя произносить вслух, а то иноземные чернокнижники могут наслать на него проклятие.

  Большие глаза карлика-фольклориста вспыхнули неподдельным интересом.

- А что – у вас еще где-то остались черные маги? – с надеждой спросил он.

- Дружище, ты вроде бы ученый человек, а интересуешься такой чушью! - вздохнул Редмонд. – Посмотри лучше вперед. Вот она – Примавера, столица Ровении – цель нашего пути.

  Прямо перед путниками в трех сотнях шагов за небольшой рощицей высились зубчатые башни окраинных форпостов. Были слышны звуки медных труб, бряцание оружия и перекличка часовых. Должно быть, именно в этот час там проходила смена караула.

- Седрик сказал, что для нетерпеливых благородных посетителей имеется отдельный вход, - пробормотал лорд Бэйли, - Знать бы еще, где его найти?

  Двух остановившихся всадников обогнала груженая сеном крестьянская телега и приблизилась к высоким воротам. Хмурый возница начал копаться в дорожной сумке, а разбитные девицы, возлежавшие на сене, принялись строить глазки молодым солдатам.

- Куда прешь, деревенщина? – рявкнул офицер в позолоченной кирасе. – Не видишь, для холопов вход с левой стороны. А ну проваливай вместе со своим рыдваном!

  Он грубо дернул лошадь за узду. Та попятилась, крестьянин выругался и, с трудом развернув телегу, двинулся к другим воротам – пониже и поплоше. Там уже стояло еще несколько телег и пара повозок купеческого вида.

- Стало быть, нам направо, - решил Редмонд и направил коня.

  Фунтик послушно поехал за ним. Еще в замке Мелисенты карлик уговорил Полли найти и выдать ему старую широкополую шляпу. Теперь он надвинул ее на уши и втянул голову в плечи, став похожим на диковинный, выросший прямо в седле гриб.

  Два стражника одновременно шагнули вперед, загораживая странникам путь.

- Платите налог, сэр! – сипло сказал один. – За себя и за своего спутника.

  Фунтик съежился, желая казаться незаметным. Рыцаря нахмурился и выпрямил спину.

- Сколько? – бросил он деланно небрежным тоном.

  Стражник назвал сумму, и лорд Бэйли мысленно охнул. От денег, выданных ему Седриком, после уплаты такого налога должна была остаться лишь жалкая треть.

- Надеюсь, у меня получится поселить малыша хотя бы в относительно приличной гостинице, - подумал он. – Как только сделаю это сразу побегу разыскивать контору, где выдают окаянный «пенсион сэра».

  Вслух же он не сказал ничего, лишь молча достал кошелек и кинул часовому причитающуюся плату. Стражники расступились, глухо заскрипел цепной механизм, и решетка ворот медленно поползла вверх.

Путешественники въехали большой мост, откуда им открылся вид на столицу. Вернее на потрясающую своей мощью огромную крепостную стену из золотисто-серого камня, уходящую прямо в небеса.

- Грандиозно! – вдохнул Фунтик и так запрокинул голову, что чуть не потерял свою шляпу. – Эпично! Вот она – истинная столица! Монументальный оплот законности и порядка! Центр земли, пуп мироздания! Сердце каждого въезжающего сюда должно наполняться гордостью от принадлежности к высокому званию жителя Примаверы.

- Ты долго будешь стоять и петь дифирамбы замшелым камням? – сердито толкнул его Редмонд. – Смотри, за нами на мосту уже целая очередь выстроилась, а ты тут замер в немом благоговении!

  Карлик торопливо обернулся и быстро нахлобучил шляпу обратно. С двух сторон, от ворот для «благородных» и ворот для простых, на мост въезжали всадники, тянулись бесконечные обозы, мычали волы, щелкали кнутами возницы.

- Вот прорвало-то! – опасливо сказал Фунтик и первым дернул за повод старушку Альбу.

  Путники пересекли мост и въехали во вторые ворота, мощной аркой прорезавшие крепостную стену.

- Эту стену построил еще прадед нынешнего государя, - объяснил Фунтику рыцарь. – Времена тогда были тревожные, и соседний Харланд, то и дело, грозил Ровении войной. Но историю нашей страны ты, наверно, и так изучил в своем звездном университете. Поэтому болтать с тобой на эту тему я не буду. Давай поедем по центральной улице, стараясь не привлекать внимания.

Я буду тихо посматривать по сторонам, ища для нас подходящую гостиницу.

  Карлик кивнул и старательно опустил голову, пряча от зевак свое золотое лицо. Редмонд не спеша ехал по мостовой, изо всех сил пытаясь выглядеть спокойным и невозмутимым. Но это давалось старому вояке не так легко, как хотелось бы. За семьдесят  лет столица изменилась практически до неузнаваемости, и лорд Бэйли каждую минуту боролся с непреодолимым желанием остановиться  и начать тупо глазеть по сторонам, точно неграмотный поселянин.

- Это не просто грандиозно, это великолепно! – пробормотал он. – Даже я, всю жизнь проведший в седле и слабо разбирающийся в искусстве, вижу, как хорошо тут поработали ваятели и зодчие.

 

  Сразу после выхода из ворот начиналась широкая мощеная улица, вчетверо шире любого тракта и, конечно же, в тысячу раз более ухоженная. Справа и слева высились огромные дома в четыре-пять этажей, украшенные лепниной, росписью и скульптурами. Внизу каждого размещались лавки, меняльные конторы, небольшие трактирчики. Народ сновал толпами, вперемешку городские и сельские, местные и приезжие, аристократы и простолюдины. Встречались и всадники в простой одежде, из-под которой виднелись богато украшенные ножны. Худые носильщики тащили в портшезах толстых купцов. Их обгоняли, стуча колесами, кареты, в окнах которых ненароком мелькали то женская ручка, держащая веер, то нежный локоток, обведенный кружевом манжета.

Редмонд никогда бы не признался своему маленькому спутнику в том, что его с первых же минут безумно утомила столичная сутолока. В прежней своей жизни он бывал в Примавере не один раз, но тогда здесь не было такого шума и скученности. Резную вывеску с изображением странной розовой зверюшки он увидел не сразу. Просто решил свернуть на боковую улочку, тихую и довольно чистую. В дальнем ее конце стоял небольшой домик с крыльцом, увитым плющом. Над открытой дверью висела та самая вывеска, а под ней значилась скромная табличка «Розовый пони. Семейная гостиница для благородных путешественников. У нас вы найдете чистые номера, хорошие обеды, уют и покой».

- То, что нам нужно, – обрадовался лорд Бэйли. – Скажу, что малыш в седле – мой юный племянник, привезенный дядюшкой - ветераном из провинции. Надеюсь, цена будет не слишком запредельной.

  Внутри гостиница оказалась весьма уютной, причем с налетом  милого провинциализма. Кружевные занавесочки на окнах, обилие цветочных горшков, выкрашенная в приятные светло-кремовые тона мебель. Хозяйка «Розового пони», внушительных размеров дама в высоком накрахмаленном чепце, милостиво кивнула в ответ на рассказ лорда Бэйли о юном племяннике, привезенном в столицу для ознакомления с высшим светом. Фунтик же все это время усиленно изображал  застенчивого подростка из глубинки и старательно прятал лицо за снятой шляпой. Звякнули ключи от номера, на конторку легли оставшиеся монеты, и новоявленные «родственники» отправились в свой номер.

- Запомни, отсюда – ни шагу! – строго напутствовал карлика рыцарь. – Сиди тихонько, читай книгу, из гостиницы не выходи. Иначе заблудишься в столице, и где мне тебя искать?

  Фунтик с недовольным видом плюхнулся на застеленную кровать.

- Увы, я дочитал сей дивный том в дороге,  - вздохнул он. – И чем  мне усладить свой ум, чтоб не поддаться скуке? Впрочем, можно начать сортировать аудиозаписи услышанных баллад и сканы фолиантов, найденных в недрах бесценной библиотеки  леди Мелисенты.

- Вот-вот, займись полезным делом, - подтвердил Редмонд, не обращая внимания на кучу незнакомых слов. – Не знаю, как долго мне придется искать окаянную контору, где выдают «Пенсион сэра», и сколько я там проторчу. Но ты в любом случае жди меня здесь.

- Здесь каждый миг покажется мне вечностью, но я готов их претерпеть,  - уныло подтвердил карлик. – О, когда ж распахнутся передо мной двери королевского дворца? Представляю, какая у его величества библиотека! А какие артисты выступают пред очами государя! Звезды балаганных подмостков, не иначе.

- Кстати, ты бы заранее приготовился к вступлению в должность шута, - посоветовал лорд Бэйли. – Придумай пару острот, потренируйся кувыркаться и ходить колесом. Чтобы получить место при дворе ты должен понравиться королю. Уж не знаю, какое у него чувство юмора, но придется тебе под него подлаживаться.

- Я сочинил уже изысканную шутку! – оживился Фунтик. – Вот послушайте! «Король Артур и рыцари Квадратного Стола ищут циркуль и лобзик».

  Редмонд ухмыльнулся.

- Кажется, шут из тебя все-таки получится. Но постарайся придумать  еще что-нибудь.

  С этими словами рыцарь распрощался с карликом и вышел из номера. Фунтик немедленно принялся бегать по комнате и бормотать вслух:

- М-м-м, что ж такого веселенького придумать?

  Редмонд не успел далеко отойти от здания гостиницы, как его остановил истошный крик карлика. Свесившись из окошка, он махал руками и вопил:

- Придумал, придумал! «Король Лир пошел войной на царя Арф». А? Как вам такая шуточка?

  Лорд Бэйли только руками развел и похлопал себя по лбу, мол, думай еще.

И поспешил удалиться, пока настырный Фунтик не остановил его снова.

Впрочем, отдалившись от гостиницы, он с досадой понял, что о расположении злосчастной «пенсионной» конторы следовало бы спросить у хозяйки. Лорд Бэйли  не стал выходить на оживленную улицу, посмотрел по сторонам и увидел небольшую лавку. Ее хозяин, пожилой почтенный мужчина, раскладывал на прилавке широкие мужские пояса, кошельки и прочие изделия из кожи. Слегка поколебавшись, Редмонд подошел к нему.

- Почтеннейший торговец, не подскажите ли вы мне, в какой части города расположено заведение, где доблестные участники былых сражений могут получить заслуженную награду?

  Последнюю часть фразы он произнес с горькой иронией, но хозяин лавки этого не заметил. Оторвался от работы, окинул внимательным взором потертый дорожный камзол и выцветший плащ рыцаря, задержал взгляд на тускло блестящих ножнах и степенно ответил:

- Вы, господин, видно много повоевали. Что ж, может быть, вам повезет, и вы получите знаменитый «пенсион сэра». Двигайтесь вдоль этой улицы до самого конца, а там сверните налево и перейдите через рыночную площадь. За площадью будет маленький парк. Пройдите его насквозь, и сразу увидите нужное вам место.

- Спасибо, добрый человек, - обрадовался Редмонд. – Хорошего вам дня и побольше покупателей.

  Он поспешил дальше, стараясь во всем следовать указаниям владельца лавки. Несколько раз, правда, едва не заблудился, вместо рыночной площади выйдя к какому-то переулку, полному питейных заведений. Но умело сориентировался, свернул между домами и вышел к искомому парку. День уже давно перевалил за полдень, от утренней прохлады не осталось и следа, а солнце грело совсем не по-осеннему. Поэтому рыцарь обрадовался, когда вступил под желтеющие кроны развесистых каштанов. В парке было сыро, прохладно, и пахло прелой листвой. Увязая почти по щиколотку в этом мягком шуршащем ковре, лорд Бэйли, быстро, прошел по длинной аллее и почти сразу же увидел долгожданную контору. Спутать ее с чем-либо другим было невозможно.
Над небольшим домом, украшенным толстыми колоннами и лепным балкончиком, красовалась вывеска. Безвестный мастер изобразил на ней пожилого солдата в измятой кирасе, растрепанного и со всклокоченной бородой. Солдат тянул руки к важному вельможе. Нарисованный чиновник протягивал ему в ответ толстый, приоткрытый кошелек, из которого чуть не вываливались золотые монеты. Другой рукой вельможа прижимал к глазу белый платочек, и лицо его при этом было сморщено гримасой жалости.

Старый вояка, напротив, благоговейно улыбался и преданно таращил глаза.

 Полюбовавшись на «произведение искусства», Редмонд хмыкнул и толкнул тяжелую дверь. За ней начинался длинный коридор, в самом начале которого стоял массивный, накрытый красной скатертью стол. За столом сидел тощий и бледный человек в зеленой ливрее. Окинув рыцаря спесивым взглядом, он нехотя протянул:

- Кто таков? По какому делу явился?

- Редмонд, потомственный лорд, последний из рода Бэйли, - отрекомендовался рыцарь, с неудовольствием ощущая себя новобранцем перед недобрым командиром.

  Он назвался своим истинным именем, не успев придумать ничего лучшего.

И теперь надеялся, что никто из этой конторы не вспомнит, что «последний из рода Бэйли» пропал без вести семьдесят лет назад.
Так оно и вышло. Бледный тип в ливрее равнодушно его выслушал, покопался в бумагах, достал чистый лист и накарябал на нем пару странных завитушек.

- Дальше по коридору до самого конца, - небрежно бросил он. – Пятая дверь справа. Заходить строго по очереди!

- Надеюсь, она не слишком длинная, - озабоченно подумал лорд Бэйли. – Надо бы управиться с делами до вечера. Мне же еще где-то ювелирную контору искать, чтобы от ордена, наконец-то, избавиться. Может, надо было найти ее сразу, но уж очень мне хотелось поскорее покончить с неприятной процедурой получения пенсиона.

 




Похожие публикации:

"Рыцарь Случайного Образа" Глава 20."Я держусь. Я стараюсь. Иду напролом…"
После битвы рыцарь и его друзья остаются отдохнуть в замке у гостеприимной хозяйки.
"Рыцарь Случайного Образа" Глава 24."Когда холод вползает в дом твой тугой змеёй…"
Редмонд пытается едва ли не первый раз в жизни читать книгу, и процесс его весьма впечатляет.
"Рыцарь Случайного Образа" Глава 25."В чём сегодня я должен покаяться, расскажи!"
Менестрель поет на прощальном ужине странную песню, а потом почти признается рыцарю: почему он не может ехать в столицу.


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...









Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru