"Рыцарь Случайного Образа" Глава 30."Так хочется сбежать туда, где не найдут…"
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Редмонд очнулся от холода. Вздрагивая и клацая зубами, попытался встать и обнаружил, что лежит на грубом подобии лавки, сколоченной из нетесаных досок. Сверху нависал свод тюремной камеры, снизу – ноги холодили истертые каменные плиты. За узким зарешеченным окошком смутно темнел квадрат предрассветного неба.
Лорд Бэйли провел рукой по лбу, пытаясь восстановить в памяти горестную цепь событий, закинувших его сюда.

Пальцы наткнулись на ткань повязки, туго стянувшую его усталый лоб. Перед  внутренним взором сразу вспыхнуло видение ночной улицы, проклятые фигуры в черном, свист разбойничьей цепи…
Рыцарь выдохнул проклятье и тихо застонал сквозь зубы, но вовсе не от боли. Слегка подлеченная голова, как ни странно, почти не ныла и не кружилась. Редмонд с ужасом и гневом вспомнил крик, разбивший тишину ночи: «Это ОН! Главарь ночных демонов!!!»

- Вот же подлость неслыханная!
 Лорд Бэйли сдавил гудящие виски, а потом с силой врезал кулаком по холодному камню.
– Оговоривший меня урод не успел сбежать от стражи. Но зато  он, наверняка, ухитрился сбросить свой поганый плащ и предстать перед представителями закона невинным, аки агнец, свидетелем ужасного преступления. Где я – потомственный дворянин, участник многих сражений - вероломно напал на бедных торговцев!

  Осознав всю беспросветность сказанного, рыцарь попытался встать. Нога, задетая вражеским клинком, сначала объявила протест, но постепенно начала сгибаться. В плече, ушибленном ржавым крюком, пульсировала тупая боль.
Редмонд, изрядно прихрамывая, зашагал по тесной камере. Три шага вправо – три шага влево. Натура старого воина требовала хоть каких-то действий, и он метался по узилищу, как тигр по клетке, не обращая внимания на боль и слабость. И плохо понимая – сколько времени прошло с его ареста?

- И как мне теперь оправдать себя?! Как доказать, что я не преступник, а напротив – защитник тех несчастных, которых угораздило попасть именно в этот переулок? Кстати, куда же они потом делись? Ах да, сбежали, побросав свои товары, как только запахло жареным. Впрочем, тут я их не виню. Тем более  что рядом с торговцем была его женщина. Купец – это не воин, он не обязан  спасать своих близких с оружием в руках. И все же, если б торговцы не сбежали, они могли бы свидетельствовать на суде за меня.

  Лорд Бэйли горестно вздохнул. В глубине тюремного коридора послышались шаги.

- Вон он, сударь. Устроен лучшим образом, даже отдельную камеру я для этого чудовища нашел,

  Худой, низкорослый мужчина в темном мундире надзирателя подобострастно заглядывал в глаза высокому плотному типу, закутанному в теплый плащ.

- Притащили, значит, этого негодяя сюда. И валялся он без сознания, как бревно. А теперь взгляните только, господин начальник тюрьмы! Бегает туда-сюда, как конь стреноженный. Не иначе, он, и вправду – демон!

  Тип в плаще поморщился и качнул головой:

- Служил бы этот старый черт бесам – не загремел бы в руки наших ребят. Да не демон он вовсе и не чудовище, а просто разбойник и отъявленный злодей!

- Выслушайте меня, пожалуйста! – без всякой надежды воскликнул Редмонд. – Я ни на кого не нападал! Я всего лишь хотел защитить бедных людей…

  Тюремщик шагнул назад, прячась за широкую спину начальника,  и погрозил рыцарю кулаком. Его собеседник недобро усмехнулся:

- Ни на кого не нападал, говоришь? Ах ты, жалкий лгун! Не далее, чем три дня назад, ты или кто-то из твоих подельников ограбил ночью посла Харланда! Хоть бы  о последствиях подумал, мерзавец! Посол теперь ругается на чем свет стоит, а властитель соседней державы чуть ли не войной нам грозит за такое унижение. Вам, разбойникам, лишь бы карман свой поганый набить, а о прочем вы, скоты, и не думаете!

  Начальник тюрьмы побагровел от злобы и разразился потоком тяжелой брани. Его подчиненный охотно предложил:

- Так давайте мы злодея прямо сейчас по-быстренькому и допросим! А как он расколется – мы результатик его величеству и сообщим. Где подлец спрятал драгоценности несчастного посла!

- Какой еще посол? – заорал Редмонд, подскакивая к двери и тряся тюремную решетку. – Не знаю я никакого посла! Меня три дня назад вообще в городе не было!

- А ну – молчать!!! – в тон ему рявкнул начальник тюрьмы. – Не то живо у меня в карцер загремишь!

  Потом развернулся к своему тюремщику и добавил недовольным голосом:

- Да не можем мы его сами допросить! Дело – государственной важности, улавливаешь мысль? На днях явится сюда главный судья собственной персоной и начальник стражи. Вот они-то следствие и начнут. А ты пока – следи, чтоб демон этот чего не натворил.

  Тюремщик торопливо закивал и показал Редмонду увесистый кулак. Лорд Бэйли обреченно вздохнул:

- Я и судье вашему скажу то же самое! Что на торговца напали шестеро типов в масках. Из молодых да ранние, судя по голосам. Кстати, если вы найдете семейную купеческую пару, что едва не пострадала в драке,  они вам сразу сообщат:  кто напал, а кто  на помощь кинулся!

  Но начальник тюрьмы уже не слушал рыцаря. Закутавшись в плащ, он развернулся и тяжелыми шагами пошел прочь. Подчиненный засеменил вслед за ним, то и дело, оборачиваясь, и кидая на Редмонда хмурые взгляды.
Лорд Бэйли обессиленно рухнул обратно на лавку.

- Кажется, оправдаться мне будет более, чем сложно, - прошептал он. – Мало шансов, что меня вообще выслушают. А если и сделают это, то все равно потом казнят. Дворянин благородного рода, обвиненный в государственном преступлении, непременно должен быть казнен. Таковы законы нашей страны, не менявшиеся с древности. И один из них – верность и безупречность! Совершивший даже случайную ошибку не может считаться достойным подданным и должен либо уйти навеки в провинцию, либо гордо умереть на плахе. Черт возьми, я предпочел бы первый вариант. Но мое «преступление» слишком тяжко.

  На мгновение Редмонд забылся и с болью подумал о том, что скажут друзья, с которыми он сражался в одном строю. Потом покачал головой и горестно усмехнулся:

- Да ведь я не в своем родном времени попал за решетку! Никто меня здесь не знает и не помнит. Некому будет меня осудить или оплакать. Разве что леди Мелисента прольет над моей могилой пару слезинок. И Хелена…

  Вспомнив о девушке, рыцарь хлопнул себя по больному лбу. И полез ощупывать подкладку порванного камзола. Орден, разумеется, исчез. Причем Редмонду вспомнилось, что по его карманам тоже пробежались чьи-то наглые пальцы.

- Не иначе как проклятый клеветник успел ограбить меня, пока сдавал страже. Ну да, и кошелька с пенсионом тоже нет на месте. А вот сюда подлец не догадался заглянуть!

  Лорд Бэйли с бьющимся сердцем коснулся крошечного потайного кармана. Оглянулся по сторонам и вынул маленькое золотое колечко. Вгляделся в еле заметные при тусклом рассвете буквы.

- Еще не знаю -  как, но надеюсь, что ты мне поможешь, - прошептал он, адресуя свои слова то ли девушке, то ли кольцу с ее именем. – Стань же моим талисманом, моим спасением в деле восстановления справедливости!

 

  В трактире было душно, как в натопленной бане. Сходство усиливал клубящийся над столами сизый дым и текущая из кружек пена. Купцы, продавшие с барышом в столице  все товары, громко чокались и радостно галдели. Медные и серебряные монеты пригоршнями летели на барную стойку.

Бойкие девицы-подавальщицы вертелись меж столами с полными подносами, не обижаясь на полу-дружеские щипки и похлопывания.
Возле самой шумной компании на высоком стуле, точно петух на насесте, восседал Седрик с лютней. Худые щеки его подозрительно румянились, а глаза блестели не только от вдохновения. Правой рукой он лихо дергал струны и голосил нечто весьма фривольное. Приветившие менестреля торговцы утробно гоготали, а брошенная на стол шляпа музыканта наполнялась звонкой монетой.

Дверь трактира распахнулась и с грохотом ударилась о стену. В зал, сердито топая, вошла Хелена. Окинула возмущенным взглядом пирующих. Первый же нетрезвый тип, неосторожно решивший приобнять ее, был отправлен коротким взмахом крепкой веснушчатой руки прямиком в ближайший угол. Девушка узрела, наконец-то, своего спутника и решительным шагом направилась к нему.

- Мы долго будем в этом притоне торчать? – гневно прошипела она, когда в дивертисменте Седрика возникла пауза.

- Ночью мы прибыли, утро давно прошло, день в разгаре, а ты все бренчишь тут, да эль хлещешь, как не в себя!

- Детка, не бубни! – слегка заплетающимся языком попытался возразить музыкант. – Ты же видишь, мне фарт пошел! Разве можно прекращать играть, когда добрые люди тебе денежки чуть ли не в карман суют?

- Ты уже и так много напел!

  Дочь кузнеца кивком указала на почти полную шляпу и неумолимо дернула Седрика за рукав.

- Да ты цен столичных не знаешь! Там за эти гроши можно разве что в свином сарае жить и из одного корыта с хрюшками хлебать! - менестрель тоже не на шутку разозлился и стукнул по столу кулаком. - Тебе что – лишние монеты не нужны? Я ведь вообще-то для тебя стараюсь. Мне эта столица - до голубой лампады! Я всегда мимо нее с песнями ходил - и буду ходить. Лесом, полем, лугом – далее везде. Вот только подзаработаю еще, да и отправлю тебя в город с полной сумкой добра. Плохо, что ли? Приоденешься, чтоб будущим хозяевам понравиться, найдешь себе приличную таверну, а то и гостиницу. Разве ты не этого хочешь?

- Я хочу поскорей встретиться с сэром Редмондом и Фунтиком, - хмуро ответила девушка. – Что-то у меня сердце не на месте! Мы тут чуть ли не сутки сидим. А они давно приехали и уже могли бы найти нас здесь! Трактир-то под самой городской стеной стоит. И время, когда приедем, мы обговорили. Отчего же наш рыцарь не явился к нам до сих пор?

  Ответ на этот вопрос повис в воздухе. Купцы, недовольные, что музыка кончилась, возмущенно загалдели.

- Отчего, говоришь, сэр Бэйли не нарисовался до сих пор? – пьяно хихикнул Седрик. – Полагаю, в столице у него куча других дел нашлась. Веселеньких таких делишек, со звоном бутылок. Кстати, об этом я сейчас и спою!

  И, властным жестом утихомирив публику, менестрель затянул

 

Вот уже камень, распутье и вновь
Несколько строк, нацарапанных мелом:

«Строго направо – престол и любовь,
Слава и подвиги – строго налево».
Лай-лай, направо любовь,
Слава и подвиги – строго налево.

Рыцарь как рыцарь – и хмур и суров,
Скорбная дума легла на забрало:
Слава – налево, направо – любовь.

Конь поразмыслил - и двинул направо.

Замок как замок – с наскока не взять,
В башне высокой грустит королева…
Вот уж, охота копыта ломать!
Конь только плюнул и двинул налево.

Шесть великанов, – мерещится что ль?
Лапищ одних – по шестнадцать на брата.
Выдь, повоюй-ка с такою шоблой!
Конь потоптался – и двинул обратно.

Вот и выходит – в сюжете изъян:
Конь хоть налево пойдет, хоть направо.
Рыцарю по фигу, он вечно пьян,
Скорбная дума не сходит с забрала.

 

  Купцы зареготали с новой силой и охотно подхватили вместе с музыкантом:

 

Лай-лай, а рыцарь-то пьян:
Скорбная дума не слазит с забрала!

 

  Хелена только фыркнула и вышла из зала. Но, спустя некоторое время, все же, вернулась  и выдернула пьяненького менестреля с его насеста. Заодно, прихватив шляпу с деньгами. Седрик попытался было возражать  и даже успел открыть рот, но получил такой тычок под ребра, что едва не выронил лютню.

Перепившиеся торговцы вступиться за него, естественно, не рискнули. И даже погоготали  им вслед не слишком громко. Потому  что «подружка» менестреля просто подняла его за шкирку, как нашкодившего котенка, и, совершенно не напрягаясь, вытащила  за дверь. А потом опустила на травку.

- Ты чего творишь? – возмущенно прохрипел слегка придушенный Седрик.

  Дочь кузнеца пожала плечами.

- Репетирую семейную жизнь. Ты же, помнится, собирался на мне жениться! Так неужели ты думаешь, что я бы стала спокойно смотреть на то, как ты веселишься?!

- Я, вообще-то, деньги зарабатывал! – вскинулся бывший жених.

- Ага. И тут же их пропивал! И даже не видел, что к твоему кошельку, то есть, тьфу! – шляпе, уже подбирался какой-то странный тип! И вышел бы ты из поганого кабака с тем же пустым кошельком, с которым в него зашел. Еще бы и за эль должен остался. И забрали бы у тебя лютню в счет оплаты. И кому ты без нее нужен?

  Менестрель только вздохнул и покрепче обнял инструмент.

- И что теперь делать?

- Найти другой кабак. Пока никто не поинтересовался – откуда у такого голодранца, как ты, столь дорогая лютня. А лучше бы тебе – не искать лишних приключений  и сразу пойти в город.

- У меня проблемы с законом! – напомнил менестрель. – И мимо стражи мне так просто не пройти!

- Ерунда! Прячем твою бренчалку в мою котомку, я снова беру тебя за шкирку, и, изображая не слишком святое семейство, мы идем к воротам. Ты исправно воротишь нос, а я расплачиваюсь. Не думаю, что глядя на мои кулаки, кто-то захочет получше разглядеть загулявшего «мужа».

- Это произвол! – завопил Седрик. – Как можно так издеваться над артистом?

- Ну да. Лучше окончательно потерять совесть, и напрочь забыть о том, что Редмонд тебя спас!

- Но я не подписывался его выручать! Я обещался только доставить тебя в столицу! И с чего ты решила, что с нашим лордом что-то случилось?

- Вот в городе и разберемся, – вздохнула Хелена. – Тем более  что свое обещание ты пока не выполнил. Мы пока всего лишь – рядом со столицей…

Так что, изволь подняться и следовать за мной!

 






20:25
какая насыщенная череда приключений, читал не отрываясь, с нетерпением жду продолжения rose

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru