"Рыцарь Случайного Образа" Глава 40."Хотелось бы чуть-чуть всемирной славы… "
Жанр:
  • Фэнтези
  • Сказка
  • Приключения
  • Юмор

Он поднял взгляд выше, туда, где над головами придворных, в проемах высоких окон голубело осеннее небо.

- Я прошу вас назначить  и в самом скором времени выплатить, так называемый,  «пенсион сэра» Бену Милтону.  Кладбищенскому сторожу из Бэйлихолла. Этот добрый человек приютил  и поддержал меня в самый тяжелый момент моей жизни.

  Легкий шепоток изумления пробежал по залу. Должно быть, в этих стенах никогда не упоминались имена простолюдинов и уж тем более не звучали такие слова, как «кладбищенский сторож».

- Во-вторых, - возвысил голос рыцарь. – Я прошу вас выдать награду господам Зильберштейнам, почтенным купцам, также оказавшим мне помощь в нелегкую минуту. И подписать им разрешение на беспошлинную торговлю в Примавере.

  Король коротко кивнул стоящему у трона секретарю.  Тот выхватил перо и толстую папку и быстро набросал несколько строк на листе бумаги.

- В третьих, - продолжил Редмонд, и в голосе его, помимо воли, зазвучали теплые ноты. - Я прошу вас оказать милость моей крестнице Хелене, дочери кузнеца из Бэйлихолла. Пусть ваше величество подарит ей небольшой участок земли с домиком где-нибудь на окраине столицы. Дабы эта девушка, в высшей степени скромная и добродетельная, отныне жила без хлопот, честным трудом зарабатывая на жизнь.

  Пропустив мимо ушей фривольные смешки, лорд Бэйли невозмутимо добавил:

- А также прошу выделить денежную сумму леди Мелисенте, благородной даме и почтенной вдове, на перестройку и ремонт ее замка.

  Хихиканья и шушуканья усилились. Но Редмонд уже не слушал их, с бьющимся сердцем приступая к своей главной просьбе.

- И в четвертых. Сир, я не прошу, я умоляю вас! Помилуйте заключенного под стражу менестреля Седрика и снимите с него все обвинения. Да, он совершил кражу, но он же проявил немалую отвагу, и рисковал своей жизнью во время сражения с печально известной бандой «ночных демонов». К тому же, этот молодой человек весьма одарен музыкально. И если бы ваше величество позволило ему доучиться в Королевском Университете, моя благодарность будет поистине безмерной.

  Лорд Бэйли умолк.
Король Эдуард изумленно поднял брови.

- И это – все? А для себя вы ничего не хотите попросить?

  Редмонд пожал плечами.

- А у меня и так все есть. Верный конь, добрый меч и боевые товарищи. Что еще нужно старому рыцарю для счастья?

- Вы – романтик, - с иронией в голосе заметил государь. – В наши дни это такая же редкость, как белый павлин или черный лебедь. Впрочем, моя казна щедро вознаградит ваше бескорыстие. Разумеется, я легко исполню все эти просьбы. Хотя меня несколько смущает ваше желание -  помиловать воришку- музыканта. Разве истинные герои опускаются до общения с балаганными  лицедеями?

  Редмонд впервые за все время аудиенции посмотрел королю прямо в глаза.

- Седрик – мой товарищ, - жестко и раздельно произнес он. – Я ценю в людях не происхождение, а те качества, что проверяются только в бою!

- Но сейчас у нас – мир, - не без насмешки заметил его величество. – Ценится, прежде всего, умение хорошо подать себя в обществе и завести нужные связи. Вам будет непросто жить с подобными  убеждениями, сэр Бэйли. Впрочем, желаю вам удачи в этом деле. Да, я подпишу приказ о помиловании этого… Седрика. Вот только не уверен, что его будут рады видеть в моем университете. Ну, тут уж пусть ваш протеже сам договаривается с профессорами. Итак, вы сказали мне все, что хотели?

  Редмонд неожиданно улыбнулся.

- Не совсем, ваше величество. Вы были столь любезны, выслушав меня, и проявили истинное великодушие, исполнив все мои просьбы. Я не могу покинуть вас, не отблагодарив за все это.

- И чем же вы хотите отблагодарить властителя своей страны? – искренне удивился король.

  Вместо ответа рыцарь громко хлопнул в ладоши.
Четверо рослых лакеев внесли в зал нечто, напоминающее огромную коробку для торта, перевязанную розовой лентой. Лента взлетела вверх, стены коробки раскрылись, как лепестки огромного цветка…
И оттуда, кувыркаясь и делая отчаянные кульбиты, вылетел пестро одетый карлик. Он вихрем пронесся по залу, совершил очередной прыжок и приземлился  на верхнюю ступеньку трона.
Все присутствующие изумленно ахнули. В свете сотен свечей кожа удивительного создания сияла, как расплавленное золото, его огненно-красные волосы стояли торчком, а громадные глазищи победно сверкали.

- Для дураков - печальный день: все умники страны мозги надели набекрень и стали им равны! А вот и я, дяденька! – нахально пропищал карлик, шлепаясь возле ног государя. – Твой новый шут собственной персоной.

 

Кто служит только для того,
Чтоб извлекать доходы,
Тебя оставит одного
Во время непогоды.

Но шут с тобой - твой верный шут!
Служил он не для денег.

Он жалкий шут, но он не плут,
Дурак, а не мошенник!

 

 Чего молчишь? Обалдел от моей неземной красоты? Ну, раз умные молчат, дураки дают советы!

  И он запел тоненьким пронзительным голосом:

 

 - Когда откажется священник
Кривить душою из-за денег,
И перестанет пивовар

Водою разбавлять товар,

Когда еретиков монах
Сжигать не станет на кострах.

Когда судья грешить не будет
И без причины не осудит.

Забудет сплетни злой язык,
Зароет деньги ростовщик.
Тогда ходить мы будем с вами
Вверх головами, вниз ногами!

 

- Браво! – выдохнул король и несколько раз ударил в ладоши.

  В тот же миг все придворные разразились аплодисментами.

- Это действительно отличный подарок! Ни у властителя Харланда, ни у мавританского султана нет, и не было такого шута. Сэр Бэйли, вы смогли меня удивить, а это дорогого стоит. Даю королевское слово, что все ваши просьбы будут исполнены в самый кратчайший срок!

 

- Как-то пусто стало без нашего Фунтика, - вздохнула Хелена.

  Они сидели в гостиничном номере за столом  и пили чай, а за окном на город медленно ложились вечерние тени.
Этот длинный день вместил в себя многое: аудиенцию у короля, освобождение Седрика, вручение дочери кузнеца купчей на собственный дом.
И теперь этот день заканчивался.

  Девушка подлила Редмонду еще чая и озабоченно спросила:

- А во дворце не будут обижать нашего малыша?

  Рыцарь улыбнулся.

- Я думаю, Фунтика там на руках будут носить. Судя по триумфу, с которым прошло его первое выступление.

- Тогда – хорошо, - успокоилась Хелена.

  Она присела за стол, поболтала ложечкой в чашке, бросила на Редмонда смущенный взгляд и нерешительно спросила:

- А вы-то что теперь будете делать, сударь?

  Лорд Бэйли пожал плечами.

- Для начала, пожалуй, съезжу проведать старину Бена. Поживу немного у него в сторожке, расскажу о наших небывалых приключениях. То-то старик удивится! А потом – видно будет. Мир велик. Должен же в нем найтись уголок и для меня.

  Редмонд немного лукавил. В глубине души знал, что в этом мире есть место, где его всегда будут ждать.
Но отчего-то не решался сказать о нем Хелене.

Дочь кузнеца вздохнула, смахнула со стола невидимые крошки и задумчиво произнесла:

- Расставаться – всегда так грустно! Вместе ехали, вместе горевали и радовались, пировали и дрались – тоже вместе. А теперь вот разлетаемся в разные стороны, точно листья осенние.

  Лорд Бэйли ласково погладил ее по руке:

- За каждым расставанием грядет новая встреча, как за осенью приходит весна. Вытри слезы, детка, и улыбнись дерзко и упрямо, ты же это умеешь! Даю честное рыцарское слово, что буду часто навещать тебя в Примавере.

  Хелена улыбнулась, но потом ворчливо добавила:

- Видно недорого ценят при дворе благородных рыцарей, раз вам не заплатили ни монетки за поимку окаянных бандитов. Как хотите, сэр Бэйли, а только несправедливо это! Что вы за нас, бедняков, при его величестве хлопотали, а про себя-то и забыли.

  Редмонд усмехнулся и похлопал  по карману, где тихо зазвенели золотые.

- Да не нужны мне королевские милости! Я только разок на его двор глянул – и сразу понял. Стоит у монарха хоть  что-то однажды для себя попросить – век в должниках ходить будешь! И делать лишь то, что его величество и  министры скажут. Нет уж, не надо мне такого счастья! Вот, продал, наконец, ювелиру злополучный орден – и кошелек сразу потяжелел. На какое-то время денег мне хватит, не беспокойся, детка.

  Но Хелена не вняла его словам и принялась сердито теребить менестреля. Который все это время сидел рядом, но участия в разговоре не принимал.  Сгорбившись, как старая ворона, он угрюмо  смотрел в окно.

- Ты-то чего молчишь, словно сыч? – встряхнула музыканта дочь кузнеца. – Нашему другу и защитнику даже спасибо толком не сказал! А он ведь, между прочим, битый час короля уламывал, чтоб тебя, пройдоху, из кутузки вызволить!

  Седрик поднял на нее совершенно больные глаза.

- Может, и зря уламывал, - тихо произнес он. – Что мне на свободе делать? Лютни у меня все равно теперь нет.

- Разве так сложно купить в лавке новый инструмент? – удивился рыцарь.

  Менестрель сверкнул на него глазами, но ответил по-прежнему тускло и устало.

- Деревяшку со струнами купить легко. Только у нее и звук будет деревянный, и песни – соответствующие. А моя девочка, когда была жива, пела голосом моего сердца.

- Мать честная, нашел из-за чего убиваться, - хмыкнула Хелена. – Не-ет, я права была, когда говорила, что все артисты – ненормальные! Подожди минутку, чудила.

  Она метнулась прочь из комнаты и вернулась с чем-то завернутым в плотную ткань.

- Вот - держи свою подружку! Лавку музыкального торговца я еще тогда приметила, когда для тебя на рынке еду покупала. Потом принесла туда твою лютню, вернее, то, что от нее осталось.   Владелец лавки чуть со стула не упал!  Сказал, что такой редкой и старинной работы он давно не видел. Но у него, к счастью, есть подмастерье, который очень ловко эти лютни чинит. Ну, вот он твою красотку и починил.

  С этими словами девушка развернула ткань.

Седрик вскочил, уронив стул. Бережно прижал к груди лютню, осторожно коснулся струн. Нежный, звенящий аккорд прозвучал и рассыпался в воздухе.

- Моя девочка жива! – выдохнул менестрель и замер, не в силах больше ничего сказать.

  Изумленному Редмонду даже показалось, что в глазах отпетого гуляки блеснули слезы.

- Хелена, - тихо сказал Седрик прерывающимся голосом, - Ты ведь не инструмент, ты душу мне вернула!

  Он еще раз потрясенно взглянул на лютню, а потом схватил Хелену за руку и неумело поцеловал загрубелую ладонь.

- Кажется, я здесь лишний, - усмехнулся про себя Редмонд и начал бочком выбираться из-за стола.

  Менестрель и девушка стояли неподвижно, глядя друг на друга.
Он – восхищенно и немного виновато, она – ласково и чуть насмешливо.

Финала этой сцены лорд Бэйли не увидел, так как поспешил к себе. Когда музыкант вернулся из заключения, он поселился в одном номере с рыцарем, а вот для Хелены, разумеется, пришлось снять еще одну комнату.

- Что-то мне подсказывает, что мой сосед не явится сегодня ночевать, –

пробормотал Редмонд, ожесточенно собирая дорожный мешок. – Черт побери, этот Седрик хорошо показал себя в бою, но все же моя «крестница» заслуживает лучшего!.. Ну, что ж скудные пожитки собраны, завтра на рассвете двинусь в путь.




Похожие публикации:

"Рыцарь Случайного Образа" Глава 20."Я держусь. Я стараюсь. Иду напролом…"
После битвы рыцарь и его друзья остаются отдохнуть в замке у гостеприимной хозяйки.
"Рыцарь Случайного Образа" Глава 23."Не трави себя лирикой, истиной не морочь…"
Друзья ищут карлика и находят его в неожиданном месте, а заодно находят себе коня.
"Рыцарь Случайного Образа" Глава 6."Пусть в бою и страшно, и жутко! Но зато потом будут танцы! "
Бен отправляется к кузнецу за старыми доспехами и одеждой бывшего лорда. Хелена помогает ему донести все это до кладбища и тут происходит неожи...


Нет комментариев. Ваш будет первым!

Загрузка...







Все представленные на сайте материалы принадлежат их авторам.

За содержание материалов администрация ответственности не несет.


Рейтинг@Mail.ru